Блаватская Е.П. - Протоколы "Ложи Блаватской", 1888.12.20 и 27

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
(перенаправлено с «Блаватская Е.П. - Сны»)
Перейти к: навигация, поиск

Собрания, состоявшиеся 20 и 27 декабря 1888г. на Лансдаун-Роуд, 17 (Лондон, З[апад]. Председательствующий — м-р Харботтл.


[Нижеследующее представляет собой резюме учений, изложенных в ходе нескольких собраний, предшествовавших составлению «Протоколов Ложи Блаватской Теософского Общества», когда объяснение станц «Тайной Доктрины» было включено в серию регулярных наставлений. Первоначально он был опубликован как «Приложение к “Протоколам Ложи Блаватской”»]


СНЫ


В. Какие «принципы» активны в течение сна?

О. Принципы, которые активны в течение обычных снов — а их следует отличать от реальных снов и называть пустыми видениями — это кама, вместилище личностного эго и желания, приводимого к хаотической активности дремлющими воспоминаниями низшего манаса.

В. Что представляет собой «низший манас»?

О. Его обычно называют животной душой (нэфеш еврейских каббалистов). Это луч, эманирующий из высшего Манаса или постоянного Эго, и именно этот принцип формирует человеческий ум, а у животных — инстинкт, ибо животные тоже видят сны.

Однако, совместное действие камы и «животной души» чисто механическое. В них действует инстинкт, а не разум. Во время сна тела они механически получают от различных нервных центров электрические импульсы и механически направляют их обратно. Запечатлений на мозгу они почти не оставляют и хранятся в памяти, конечно же, без всякой последовательности. По пробуждении эти запечатления постепенно рассеиваются, как рассеивается каждая мимолетная тень, в основе которой нет никакой субстанциальной реальности. Впрочем, в силу своей цепкости, мозг может фиксировать и сохранять их, если только они достаточно сильно запечатлелись. Но, как правило, наша память фиксирует лишь мимолетные и искаженные запечатления, получаемые мозгом в момент пробуждения.

Однако, этот аспект «снов» достаточно изучен и довольно правильно описан в современных трудах по физиологии и биологии, поскольку подобные сны человека не очень-то сильно отличаются от снов животных. То, что всецело является terra incognita для науки — это реальные сны и реальный опыт высшего Эго, которые также именуются снами, но они не должны так называться или же наименование для иных «видений» во время сна должно измениться.

В. Какая между ними разница?

О. Природу и функции реальных снов постичь нельзя, если не признать существования бессмертного Эго в смертном человеке — независимого от человеческого тела. Ибо весь вопрос становится совершенно непонятным, если не поверить — а это факт — что в течение сна остается лишь оживленная оболочка из плоти, чьи способности независимого мышления совершенно парализованы.

Но если признать существование высшего или постоянного Эго в нас, которое не следует путать с тем, что мы называем «высшим Я», можно понять, что то, что мы считаем снами, обычно принимаемыми нами за пустые фантазии, в действительности есть не что иное как отдельные страницы, вырванные из жизни и опыта внутреннего человека, смутное воспоминание о которых в момент пробуждения в той или иной степени искажается нашей физической памятью. Последняя механически улавливает несколько отпечатков мыслей, событий, свидетелем которых был — и деяний, которые совершил — внутренний человек в часы полной свободы. Ибо наше Эго живет своей собственной отдельной жизнью в темнице из плоти всякий раз, когда освобождается от уз материи, то есть в течение сна физического человека. Это Эго и есть актер, истинный человек, истинное человеческое «я». Но физический человек не может ничего чувствовать или сознавать во время сна, поскольку личность, внешний человек, с его мозгом и мыслительным аппаратом, почти-что полностью парализован.

Мы можем сравнить истинное Эго с узником, а физическую личность с тюремщиком его темницы. Если тюремщик засыпает, узник вырывается на свободу или, по крайней мере, минует стены тюрьмы. Тюремщик дремлет, он клюет носом, но все время поглядывает в окно, сквозь которое он лишь иногда может мельком видеть своего узника, словно тень, движущуюся перед ним. Но что он может воспринять и что он может знать об истинных действиях, и особенно о мыслях своего арестанта?

В. Разве мысли одного не запечатлеваются на другом?

О. Во всяком случае, не во время сна, поскольку истинное Эго не мыслит так, как его преходящая личность. В часы бодрствования мысли и Голос высшего Эго либо достигают, либо не достигают своего тюремщика — физического человека, ибо они — Голос его Совести, но во время сна они есть именно «Глас вопиющего в пустыне». В мыслях истинного человека или бессмертной «Индивидуальности» картины и видения Прошлого и Будущего предстают как Настоящее; также мысли его не подобны нашим — субъективным картинам, вызванным мозговой деятельностью, но являются живыми поступками и деяниями, подлинной реальностью. Они были реальны даже тогда, когда не существовало речи, выраженной звуками; когда мысли были вещественны, и люди не нуждались в том, чтобы облекать их в слова, поскольку они тотчас же претворялись в действие благодаря силе Крийяшакти — той мистической силе, которая мгновенно воплощает идеи в видимые формы. А формы эти были столь же объективны для «человека» ранней третьей Расы, сколь объективны зримые предметы сейчас для нас.

В. Как же тогда эзотерическая философия объясняет передачу нашей физической памяти даже нескольких обрывков мыслей Эго, которые она иногда сохраняет?

О. Все они отражаются на мозге спящего, как внешние тени на полотняных стенах шатра, которые видит его обитатель при пробуждении. Тогда человек думает, что все это ему только приснилось и чувствует, будто он сам что-то пережил, тогда как в действительности он лишь смутно воспринимал мыследействия своего истинного Эго. Когда он полностью пробуждается, его воспоминания с каждой минутой все более и более искажаются и сливаются с образами, которые проецирует физический мозг под воздействием импульса, побуждающего спящего проснуться. Эти воспоминания, благодаря ассоциациям, вызывают вереницу различных мыслей.

В. Трудно понять, как может Эго разыгрывать ночью то, что случилось много лет назад? Разве не сказано, что сны не субъективны?

О. Как же они могут быть субъективными, когда само состояние сна для нас и на нашем плане, во всяком случае, субъективно? Для видящего сны (Эго), на его собственном плане, явления этого плана столь же объективны, сколь наши действия для нас.

В. Какие чувства действуют во сне?

О. Чувства спящего получают временами импульсы и начинают действовать механически; то, что он слышит и видит, является, как уже было сказано, искаженным отражением мыслей Эго. Последнее высоко духовно и очень тесно связано с высшими принципами — Буддхи и Атмой. Эти высшие принципы не активны на нашем плане, и само высшее Эго (Манас) до некоторой степени дремлет во время бодрствования физического человека. Особенно это относится к людям очень материалистических воззрений. Поскольку Эго сковано материей, то духовные способности спят настолько, что Оно едва ли обращает внимание на действия человека, даже если тот совершает грехи, за которые этому Эго придется страдать в будущем, когда оно воссоединится с низшим Манасом. Именно, как я сказала, запечатления, передаваемые физическому человеку этим Эго, и являются тем, что мы называем «совестью»; и насколько личность, низшая душа (или манас) соединится со своим высшим сознанием, или Эго, настолько ощутимее будет воздействие последнего на жизнь смертного человека.

В. Значит, это Эго — «высшее Эго»?

О. Да; оно есть высший Манас, осиянный Буддхи, принцип самосознания, словом, «Я есть Я» — Каранашарира, бессмертный человек, переходящий от одного воплощения к другому.

В. Отличается ли «запись» или «скрижаль памяти» истинного состояния сна от «скрижали памяти» состояния бодрствования?

О. Коль скоро сны в реальности являются действиями Эго во время физического сна, они, конечно же, записываются на своем собственном плане и производят соответственные следствия на этом плане. Но всегда следует помнить, что сны в целом — и такие, какими мы их знаем — есть просто смутные воспоминания об этих фактах во время бодрствования.

Часто случается так, что мы совершенно не помним о том, что нам снилось, но позже днем воспоминание о сне вдруг внезапно проносится в нашей памяти. И тому есть много причин. Это аналогично тому, что иногда происходит с каждым из нас. Часто ощущение, запах, даже случайный шум или звук мгновенно вызывает в нашей памяти давно забытые события, места, пейзажи и людей. Что-то из того, что видел, делал или думал «ночной актер», Эго, запечатлелось в то время на физическом мозгу, но не было привнесено в сознательную, бодрствующую память, вследствие какого-то физического состояния или препятствия. Это запечатление регистрируется соответствующей клеткой или нервным центром мозга, но из-за какого-то случайного обстоятельства оно, так сказать, «дает осечку», пока что-то не придаст ему нужный импульс. Тогда мозг сразу же сбрасывает его в сознательную память бодрствующего человека, ибо, как только необходимые условия созданы, этот особый центр тотчас же начинает активизироваться и делать то, что и должен был делать, но что ему в то время помешали закончить.

В. Как происходит этот процесс?

О. Между физическим мозгом и внутренним человеком существует нечто вроде сознательной телеграфной связи, которая никогда не прерывается, ни днем, ни ночью. Мозг — это такая сложная вещь, как физически, так и метафизически, что его можно сравнить с деревом, с которого можно снимать кору слой за слоем, причем каждый слой будет отличаться от всех остальных, и каждый будет выполнять свое особое действие, иметь свою особую функцию и особые свойства.

В. Что отличает память и воображение в состоянии сна от памяти и воображения бодрствующего сознания?

О. Во время сна физическая память и воображение, конечно же, пассивны, поскольку физический человек спит: спит его мозг, спит его память, дремлют и отдыхают все его функции. И только под воздействием какого-либо импульса, как я вам уже говорила, они пробуждаются. Таким образом, сознание спящего не активно, а пассивно. Однако внутренний человек, истинное Эго, действует независимо во время сна тела; но сомнительно, что кто-либо из нас, если он только не знаком с физиологией оккультизма, может понять природу его действий.

В. Какое отношение имеют Астральный Свет и Акаша к памяти?

О. Первый является «скрижалью памяти» животного человека, вторая — духовного Эго. «Сны» Эго, равно как и все действия физического человека, записываются, так как и те и другие основаны на причинах и их следствиях. Поскольку наши «сны» являют собой бодрствующее состояние и действия истинного Я, то они должны, конечно же, где-то записываться. Прочтите «Кармические видения» в «Lucifer»[1] и отметьте описание истинного Эго, наблюдающего как зритель за жизнью героя и, возможно, нечто поразит вас.

В. Что в действительности представляет собой Астральный Свет?

О. Как учит нас эзотерическая философия, Астральный Свет есть просто осадок Акаши или Вселенской Идеации в ее метафизическом смысле. Хотя и невидимый, он все же является, так сказать, фосфоресцирующим излучением последней и посредником между нею и мыслями человека. Именно они загрязняют Астральный Свет и превращают его в то, что он сейчас есть — хранилище всех человеческих и особенно психических пороков. В своем изначальном состоянии, астральный свет как излучение совершенно чист, но чем ниже он опускается, приближаясь к земной сфере, тем больше он дифференцируется и в результате становится нечистым по самой своей структуре. Но человек много способствует этому загрязнению и возвращает ему его субстанцию куда более загрязненной, чем когда ее получил.

В. Можете ли вы нам объяснить взаимосвязь Астрального Света с человеком, а также его действие во сне?

О. Дифференциация в физическом мире бесконечна. Вселенская Идеация — или Махат, если хотите — посылает свое однородное излучение в мир разнородный, и оно достигает человеческий или личностный разум через Астральный Свет.

В. Но разве наш разум не получает озарение непосредственно от высшего Манаса через низший? И разве не является первый чистой эманацией божественной Идеации — «Манаса-путрами», воплотившимися в человеке?

О. Так и есть. Индивидуальные Манасапутры или Кумары являются прямыми излучениями божественной Идеации — «индивидуальные» в смысле более поздней дифференциации, благодаря бесчисленным воплощениям. В сумме они представляют собой совокупность этой Идеации, становящейся на нашем плане и с нашей точки зрения Махатом, как Дхиан Коганы в своей совокупности являют собой Слово или «Логос» в формировании Мира. Если бы личности (низший манас, или физический разум) вдохновлялись или осенялись исключительно своим высшим alter Ego, то в мире было бы мало греха. Но они не осеняются исключительно им и, запутавшись в сетях Астрального Света, все больше и больше обособляются от своего породителя — Эго. Прочтите и изучите то, что говорит Элифас Леви об Астральном Свете, который он называет Сатаной и Великим Змием. Астральный Свет воспринимается слишком буквально — как некий вид второго голубого неба. Однако это воображаемое пространство, в котором запечатлеваются бесчисленные образы всего того, что вечно было, есть и будет — всего лишь печальная реальность. В человеке и для человека, если он вообще наделен психическим восприятием — а кто же им не наделен? — он становится Демоном-искусителем, «злым ангелом» и вдохновителем всех самых отвратительных деяний. Он воздействует даже на волю спящего человека через видения, запечатленные на его дремлющем мозгу (каковые видения нельзя путать со «снами»), и эти зародыши приносят свои плоды при пробуждении.

В. Какова роль воли во сне?

О. Воля внешнего человека, конечно же, дремлет и бездействует во сне; но дремлющей воле в период ее бездействия можно придать особое направление и вызвать следствия, производимые путем взаимодействия — почти механически — посредством слияния воедино двух или более «принципов» с тем, чтобы по пробуждении они действовали в совершенной гармонии, безо всякого трения и без единой фальшивой ноты. Это одна из уловок «черной магии» и, будучи использована в благих целях, входит в обучение оккультиста. Нужно быть очень продвинутым на «пути», чтобы воля могла сознательно действовать во время физического сна или воздействовать на волю другого человека, когда он спит, то есть, контролировать его сны и таким образом контролировать его действия во время бодрствования.

В. Нас учат, что человек может слить все свои «принципы» в один «принцип» — что это значит?

О. Когда адепту удается это сделать, он становится Дживанмуктой: фактически он уже не принадлежит этой земле, отныне он — Нирвани, который может погружаться в самадхи по желанию. Адепты обычно классифицируются по количеству «принципов», которые они полностью контролируют, ибо то, что мы называем волей, помещается в высшем Эго, а последнее, когда оно освобождается от своей отягощенной грехами личности — божественно и чисто.

В. Какова роль кармы во сне? В Индии говорят, что каждый человек получает награду или наказание за все свои действия, как во время бодрствования, так и во время сна.

О. Если они так говорят, то только потому, что сохранили в первозданной чистоте и помнят традиции своих праотцев. Они знают, что Я есть истинное Эго и что оно живет и действует, хотя и на другом плане. Внешняя жизнь — «сон» для этого Эго, тогда как внутренняя жизнь или жизнь на том, что мы называем планом сна, есть для него жизнь истинная. Потому индусы (непосвященные, конечно) говорят, что карма щедра и вознаграждает истинного человека во сне, равно как и ложную личность в физической жизни.

В. В чем же разница, с «кармической» точки зрения, между этими двумя?

О. Физический животный человек не более ответствен, чем собака или мышь. Для телесной формы все кончается со смертью тела. Но истинное Я, то, что эманировало свою собственную тень или низшую мыслящую личность и то, что приводило в действие физический автомат во время его жизни, должно будет страдать вместе со своим factorum и alter ego в следующем воплощении.

В. Но оба Манаса — высший и низший — едины, не так ли?

О. И да, и нет; и в этом — великая тайна. Высший Манас — или Эго — в сущности своей божественен и, следовательно, чист. Ни одно пятно не может его осквернить, как ни одно наказание per se не может его настигнуть, тем более, что он не повинен и не участвует в преднамеренных действиях низшего эго. В силу того, что — хотя Манас дуален и в течение жизни высший отличается от низшего — «Отец и Сын» едины и поскольку, воссоединяясь со своим породителем-Эго, низшая душа возлагает на него и запечатлевает на нем все свои поступки, как дурные, так и хорошие — оба должны страдать; все же высшее Эго, хотя и безвинно и непорочно, должно нести наказание за все преступления, совершенные низшим «я», вместе с ним в их будущем воплощении. Вся доктрина искупления зиждется на этом древнем эзотерическом догмате, ибо высшее Эго есть противоположность того, что на этой земле является личностью. Для тех, кто понимает, это — древняя ведическая история о Вишвакармане, наглядно демонстрируемая вновь и вновь. Вишвакарман, всевидящий Бог-Отец, который вне разумения смертных, заканчивает как сын Бхуваны, святого Духа, принося себя в жертву самому себе, чтобы спасти миры. В индийской философии мистическое имя «высшего Эго» — это Кшетраджна, или «воплощенный Дух» — тот, кто знает или одушевляет кшетру — тело. Проследите этимологию этого слова, и вы обнаружите в нем слово аджа, «перворожденный», а также «агнец». Все это весьма многозначительно, и можно было бы написать целые тома о пред-генетическом и пост-генетическом развитии типа и его противоположности — Христа-Кшетраджны, «Богочеловека», Перворожденного, символизируемого «агнцем». «Тайная Доктрина» являет нам, что Манаса-путры или воплощающиеся Эго взяли на себя, добровольно и осознанно, груз всех будущих грехов своих будущих личностей. Потому-то нетрудно понять, что ни г-н А, ни г-н Б, ни какая-либо другая личность, в которую периодически облачается Жертвующее Собой Эго, не являются истинными страдальцами, но Истинный Страдалец, воистину, — это невинный Христос в нас. Потому-то индусские мистики и говорят, что Вечное Я, или Эго (один в трех и три в одном) — это «Возничий» или кучер, а личности — временные и преходящие пассажиры, тогда как кони — животные страсти человека. Стало быть, можно сказать, что когда мы остаемся глухими к Голосу нашей Совести, мы распинаем Христа внутри нас. Но давайте вернемся к снам.

В. Являются ли так называемые пророческие сны признаком того, что сновидец обладает определенными способностями к ясновидению?

О. О людях, которые видят действительно пророческие сны, можно сказать, что их физический мозг и память находятся в более тесной связи и гармонии с их «высшим Эго», чем у большинства людей. Эго-Я имеет больше возможностей запечатлевать на физической оболочке и в физической памяти то, что важно для этих людей, нежели в случае с другими, менее одаренными людьми. Помните, что единственный Бог, с которым человек вступает в контакт, это его собственный Бог, называемый Духом, Душой и Разумом или Сознанием, и эти три едины.

Но чтобы растение могло расти, нужно вырвать сорняки. Мы должны умереть, говорит св. Павел, чтобы жить снова. Именно через разрушение можем мы улучшаться, и три силы — созидающая, сохраняющая и разрушающая — всего лишь многообразные аспекты божественной искры внутри человека.

В. Видят ли сны Адепты?

О. Ни один продвинутый Адепт не видит снов. Адепт — это тот, кто овладел своими низшими четырьмя принципами, включая тело, и, стало быть, не позволяет плоти брать верх над собой. Он просто парализует свое низшее «я» во время сна и становится совершенно свободным. Сон, как мы понимаем его, есть иллюзия. И разве может адепт видеть сны, когда он освобождается от всех других иллюзий? Во время сна он просто живет на ином, более реальном плане.

В. Есть ли люди, которые вообще не видят снов?

О. В мире нет ни одного такого человека, насколько я знаю. Все видят сны, до некоторой степени; только у большинства людей сны исчезают из памяти тотчас же по пробуждении. Все зависит от степени восприимчивости ганглиев головного мозга. Люди недуховные и те, кто не развивает свое воображение или же те, кто истощен физическим трудом настолько, что ганглии даже механически не действуют во сне, очень редко, если вообще, видят связные сны.

В. Какова разница между снами людей и снами животных?

О. Состояние сна присуще не только всем людям, но, конечно же, и всем животным, от высших млекопитающих до самых крохотных птиц и даже насекомых. Каждое существо, наделенное физическим мозгом или органами, более или менее аналогичными ему, должно видеть сны. Каждое животное, большое или малое, обладает до некоторой степени физическими чувствами и, хотя эти чувства притупляются во время сна, память все еще, так сказать, действует автоматически, воспроизводя прошлые ощущения. То, что собаки, лошади и домашний скот видят сны, мы все знаем, но сны также видят и канарейки, и такие сны являются, как я думаю, чисто физиологическими. Подобно последним тлеющим уголькам затухающего костра, с его хаотичными вспышками и редкими языками пламени, действует мозг, погружаясь в сон. Сны не являются, как утверждает Драйден, «интерлюдиями, созданными фантазией», ибо таковые могут лишь относиться к физиологическим снам, вызванным несварением желудка или же какой-либо мыслью или событием, запечатлевшимся на активном мозге в часы бодрствования.

В. Что же тогда представляет собой процесс погружения в сон?

О. Его частично объясняет физиология. Оккультизм же утверждает, что он есть периодическое и регулируемое истощение нервных центров и особенно чувствительных ганглиев головного мозга, которые больше не в состоянии действовать на этом плане и, чтобы не стать недееспособными, вынуждены восполнять свои силы на другом плане или упадхи. Сначала наступает свапна или состояние сна, за которым следует состояние, называемое сушупти. Следует помнить, что наши чувства двойственны и действуют в соответствии с тем планом сознания, на котором мыслящая сущность проявляет свою активность. Физический сон предоставляет ей величайшую возможность действия на различных планах, но в то же самое время он — необходимость, ибо чувства должны восстановить свои силы и возродиться из свапны и сушупти для джаграты или состояния бодрствования. Согласно раджа-йоге, высшим состоянием является турья. Как человек, истощенный одним состоянием жизненного флюида, ищет другой — как, например, изнуренный зноем, он освежает себя прохладной водой — так и сон является тенистым уголком в залитой солнцем долине жизни.

Сон есть признак того, что бодрствование стало слишком тяжелым для физического организма и что сила жизненного тока должна быть временно ослаблена путем перехода из состояния бодрствования в состояние сна. Попросите хорошего ясновидца описать ауру человека, только что восстановившего свои силы после сна и ауру другого человека перед тем, как он отправится спать. Первого он увидит в окружении ритмических вибраций жизненных токов — желтых, голубых и розовых, которые есть электрические волны Жизни. Второй же будет окружен как бы дымкой насыщенного золотисто-оранжевого оттенка, состоящей из атомов, хаотично вращающихся с почти невероятной скоростью, что свидетельствует о том, что человек начинает слишком сильно наполняться Жизнью; жизненная субстанция слишком тяжела для его физических органов, и он должен искать отдохновения на теневой стороне этой субстанции, каковая сторона и является элементом сна или же физическим сном, одним из состояний сознания.

В. Но что есть сон?

О. Все зависит от смысла, вкладываемого в это слово. Вы можете «грезить» или, как мы говорим, иметь видения — наяву или во сне. Если усилием воли собрать Астральный Свет в чашке или металлическом сосуде и сосредоточить взгляд на какой-нибудь точке в нем с сильным желанием увидеть, то результатом будет видение наяву или «греза», если человек вообще обладает хоть какой-то сенситивностью.

Отражения в Астральном Свете лучше видны с закрытыми глазами и еще более отчетливо — во сне. Видение при не полностью отключенном сознании становится видением, выходящим за грань этого сознания: из нормального органического сознания оно восходит к трансцендентальному сознанию.

В. Какие причины вызывают, в основном, сны?

О. Существует много видов снов, как мы все знаем. Оставляя в стороне «сны, вызванные пищеварением», есть сны, которые обусловлены деятельностью мозга и памяти, механические и сознательные видения. Сны предупреждающие и предостерегающие требуют активного сотрудничества внутреннего Эго. Они также часто являются результатом сознательного или бессознательного взаимодействия мозга двух живых людей или же их двух Эго.

В. Что же тогда есть то, что видит сны?

О. Обычно это физический мозг личностного Эго, вместилища памяти, излучающий и отбрасывающий искры подобно тлеющим углям костра. Память спящего человека подобна эоловой семиструнной арфе, а его душевное состояние можно сравнить с ветром, проносящимся по ее струнам. Каждая струна арфы соответствует тому из семи состояний психической деятельности, в котором пребывал спящий перед тем, как заснуть. Если это легкий бриз, то арфа зазвучит слабо, но если ураган, то вибрации ее будут соответствовать его мощности. Если личностное Эго находится в контакте с высшими принципами и покровы с высших планов сброшены, все хорошо; но если, напротив, оно материалистической, животной природы, то, возможно, никаких снов вообще не будет; если же память случайно уловит дуновение «ветра» с высшего плана, при условии, что оно будет запечатлено посредством чувствительных ганглиев мозжечка, а не через прямое посредство духовного Эго, оно воспримет картины и звуки настолько искаженными и дисгармоничными, что даже видение дэвакхана покажется кошмаром или гротескной карикатурой. Вот почему нет простого ответа на вопрос: «Что есть то, что видит сны?», ибо все зависит от человека: какой именно принцип будет главной движущей силой в сновидениях, и останутся ли они в памяти или же будут забыты.

В. Является ли кажущаяся объективность во сне действительно объективной или же субъективной?

О. Если допустить, что она кажущаяся, тогда, конечно же, она субъективна. Вопрос должен, скорее, стоять так: для кого и какие картины или изображения являются во сне объективными или субъективными? Для физического человека, сновидца, все, что он видит закрытыми глазами, посредством своего разума-души, является субъективным. Но для Ясновидца внутри этого физического сновидца — а сам этот Ясновидец является субъективным для наших материальных чувств — все видимое им настолько же объективно, насколько объективен он сам для себя и для других, таких же, как он. Материалисты, возможно, рассмеются и скажут, что мы превращаем человека в целое семейство сущностей, но это не так. Оккультизм учит, что физический человек един, но мыслящий человек семеричен, ибо мыслит, действует, чувствует и живет в семи различных состояниях, то есть на семи различных планах бытия или сознания и что для всех этих планов постоянное Эго (не ложная личность) имеет определенный набор чувств.

В. Можно ли отличить эти различные чувства?

О. Нет, если только вы не адепт или высокий чела, которому хорошо знакомы эти различные состояния. Такие науки, как биология, физиология и даже психология (школ Модсли, Бейна и Герберта Спенсера) не касаются этой темы. Наука говорит нам о феноменах воли, ощущения, интеллекта и инстинкта и утверждает, что все они проявляются через нервные центры, важнейшим из которых является наш мозг. Она постоянно говорит об особом посреднике или субстанции, при посредстве которых эти феномены происходят, как о васкулярных или фиброзных тканях и объясняет их взаимосвязь, подразделяя ганглиозные центры на моторные, сенсорные и симпатические, но ни слова не проронит о таинственном посредничестве самого интеллекта, или же разума, и его функций.

Часто мы сознаем, что спим; и это прекрасное доказательство того, что человек — существо многосоставное на плане мысли, так что Эго или мыслящий человек, Протей, не только является многообразной, вечно меняющейся сущностью, но он также, так сказать, может разделять себя на две или более сущностей на плане разума или сна; на плане же иллюзии, который сопровождает нас до самого порога нирваны, он подобен Эйн Софу, беседующему с Эйн Софом, ведущему диалог с самим собой и говорящему себе через себя о себе.

И это есть тайна непостижимого Божества в «Зогаре» и в индусских философских системах, равно как в каббале, пуранах, ведантистской метафизике и даже в так называемом христианском таинстве Бога и Троицы. Человек есть микрокосм макрокосма; бог на земле создан по образу бога в природе. Но вселенское сознание истинного Эго в миллион раз превышает самосознание личностного или ложного Эго.

В. Является ли то, что называется «бессознательной мозговой деятельностью» во время сна, механическим процессом физического мозга или же это есть сознательное действие Эго, результат которого лишь запечатлевается на обычном сознании?

О. Именно последнее; ибо можем ли мы помнить в сознательном состоянии, что произошло, когда наш мозг работал бессознательно? Здесь явная логическая несообразность.

В. Отчего люди, никогда не видевшие гор, часто отчетливо видят их во сне и подмечают их особенности?

О. Вероятнее всего оттого, что видели горы на картинах; или же некто или нечто в нас видел их раньше.

В. Чем вызвано впечатление во сне, что мы все время к чему-то стремимся, но никогда этого не достигаем?

О. Тем, что физическое «я» и его память не имеют возможности знать, что делает истинное Эго. Сновидец лишь улавливает слабые, мимолетные проблески поступков Эго, чьи действия порождают так называемое сновидение в физическом человеке, но не может воспринимать их последовательно. Бредивший больной, по выздоровлении, имеет такое же отношение к сиделке, ухаживавшей за ним во время болезни, какое физический человек к собственному истинному Эго. Эго действует так же сознательно внутри и вовне его, как и сиделка, ухаживая и присматривая за больным. Но ни пациент, после того как встанет с постели, ни сновидец по пробуждении не сможет ничего вспомнить, разве что урывками и мельком.

В. Чем сон отличается от смерти?

О. Между ними, конечно, есть аналогия, но и огромная разница. Во сне сохраняется связь, хотя и слабая, между низшим и высшим разумом человека, и последний в большей или меньшей степени отражается в первом, как бы сильно ни искажались его лучи. Но как только тело умирает, тело иллюзии, майявирупа, становится камарупой или животной душой, и она уже предоставлена самой себе. Стало быть, между привидением и человеком такая же огромная разница, как между грубо материальным, животным, но трезвым, человеком и человеком мертвецки пьяным, неспособным различить самые заметные из окружающих его вещей; как между человеком, запертым в совершенно темной комнате и человеком в комнате, освещенной, хотя и недостаточно, тем или иным светом.

Низшие принципы словно дикие звери, а высший Манас — это разумный человек, приручающий и усмиряющий их с большим или меньшим успехом. Но как только животное освобождается от власти хозяина; как только оно перестает слышать его голос и видеть его, оно снова устремляется в лес, в свое древнее логово. Однако, чтобы вернуться в свое изначальное, естественное состояние, животному потребуется некоторое время, но низшие принципы («привидение») возвращаются в это состояние мгновенно; и как только высшая Триада погружается в дэвакхан, низшая дуада вновь становится тем, чем она была с самого начала — принципом, наделенным чисто животными инстинктами, который становится еще счастливее от этой великой перемены.

В. Каково состояние лингашариры, или пластического тела, во время сна?

О. Состояние пластической формы — спать вместе с телом, если только она не проецируется чьим-то мощным желанием, возникающим в высшем Манасе. В сновидениях она не играет никакой активной роли, но, наоборот, совершенно пассивна, будучи невольным полусонным свидетелем того, что приключается с высшими принципами.

В. При каких обстоятельствах виден этот призрак?

О. Иногда в случае болезни или же сильного взрыва чувств со стороны человека, которого видят или человека, который видит; возможность здесь обоюдная. Больной, особенно незадолго до своей смерти, скорее всего увидит во сне или в видении тех, кого он любит и о ком постоянно думает, также и бодрствующий человек, напряженно думающий о том, кто в это время спит, увидит его.

В. Может ли маг вызвать к себе такую спящую сущность и общаться с ней?

О. В черной магии вызывание «духа» спящего человека — не редкость. Колдун может выведать у привидения любой секрет, который только пожелает, причем спящий совершенно не будет знать о том, что происходит. В этих обстоятельствах то, что появляется, есть майявирупа, но всегда существует опасность того, что память живого человека сохранит воспоминания об этом вызывании и запечатлеет его как яркий сон. Если же расстояние не очень велико, может быть вызван двойник (лингашарира), но он не может ни говорить, ни сообщать сведения, к тому же подобное насильственное разделение может убить спящего. Многие скоропостижно умерли во сне по этой причине, но мир так и не стал мудрее.

В. Может ли существовать какая-либо связь между сновидцем и сущностью в «кама-локе»?

О. Сновидец, которому снится сущность в кама-локе, скорее всего, либо увидит кошмар, либо рискует стать «одержимым» «призраком», привлеченным таким образом, если он медиум или тот, кто стал настолько пассивным во время бодрствования, что даже высшее Я не может теперь его защитить. Вот почему медиумическое состояние пассивности так опасно, и со временем оно делает высшее Я совершенно бессильным помочь или даже предупредить спящего или погруженного в транс человека. Пассивность парализует связь между низшими и высшими принципами. Очень редко можно встретить медиумов, которые, оставаясь пассивными по желанию для того, чтобы общаться с неким высшим разумом, неким внеземным духом (не развоплощенным), все же в достаточной мере сохраняют свою личную волю, дабы не разорвать связь с высшим Я.

В. Может ли сновидец «общаться» с сущностью в дэвакхане?

О. Единственно возможное средство общения с дэвакхани — во время сна через сновидение, или видение, или же в состоянии транса. Ни один дэвакхани не может спуститься на наш план; именно мы, или, вернее, наше внутреннее Я, должно подняться к нему.

В. Каково душевное состояние пьяницы во время сна?

О. Это не настоящий сон, но тяжелый ступор; не физический отдых, но хуже, чем бессонница, и это состояние быстро убивает пьяницу. Во время такого ступора, равно как и в состоянии опьянения в часы бодрствования все кружится и вертится в его мозгу, рождая в воображении ужасные и гротескные образы, непрестанно сменяющие друг друга.

В. Какова причина кошмара и почему сны людей, страдающих от запущенной чахотки, часто бывают приятными?

О. Причина кошмара — чисто физиологическая. Кошмар возникает вследствие подавленности и стесненного дыхания; а стесненное дыхание всегда вызывает подобное чувство подавленности и ощущение надвигающейся беды. Во втором случае, сны становятся приятными, поскольку чахоточный с каждым днем все больше и больше отрывается от своего материального тела и соответственно все более и более становится ясновидящим. По мере приближения смерти тело истощается и перестает быть препятствием или барьером между мозгом физического человека и его высшим Я.

В. Полезно ли развивать способность к сновидению?

О. Именно развивая в себе способность к тому, что мы называем «сновидением», мы развиваем ясновидение.

В. Существуют ли какие-нибудь способы толкования снов, например, сонники?

О. Никаких, кроме ясновидения и духовной интуиции «толкователя». Каждое Эго, которое видит сон, отличается от любого другого, как и наши физические тела. Если все во вселенной имеет семь ключей к своему символизму на физическом плане, то сколько же ключей может быть на планах высших?

В. Можно ли каким-либо образом классифицировать сны?

О. Мы можем приблизительно разделить сны также на семь классов и их, в свою очередь, тоже подразделить. Итак, мы их разделим на:

  1. Пророческие сны. Их запечатлевает в нашей памяти высшее Я, и они обычно бывают простыми и ясными: либо голос слышится, либо грядущее событие предвидится.
  2. Аллегорические сны или туманные проблески реальности, улавливаемые мозгом, но искажаемые нашей фантазией. Как правило, они правдивы лишь наполовину.
  3. Сны, насылаемые адептами, добрыми или злыми, гипнотизерами или же мыслями очень сильных умов, стремящихся заставить нас исполнить их волю.
  4. Ретроспективные — сны о событиях в прошлых воплощениях.
  5. Сны-предупреждения тем, кто сам не может их запечатлеть.
  6. Беспорядочные сны, причины которых обсуждались выше.
  7. Сны, которые являются просто фантазиями и хаотическими картинами, вызванными пищеварением, каким-либо психическим расстройством или же сходной внешней причиной.

Сноски


  1. ***
    Нужно доделать!
    Добавить комментарий издателя