Малахов П.Н. - Теософское движение: искажения и выпрямления

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Малахов Павел Николаевич
Теософское движение: искажения и выпрямления
Опубликовано в журнале "Современная теософская мысль", 2017-2 (4)
а также: Эта статья была впервые опубликована в июне 2017 года на форуме ТО в России как ответ на многочисленные упрёки в адрес разных теософов, относительно их убеждений и авторитетов

Видимо было бы правильным в формировании своего отношения к функциям, которые должно выполнять Теософское общество руководствоваться теми принципами, которые закладывает в основание своей деятельности Всемирное Братство Учителей, или Белое Братство, или Белая Ложа, как её иногда называли во времена становления современного теософского движения в конце 19-го века. Это Братство всегда было источником новых идей и вдохновителем открытий и прогресса. Было есть и будет. Через семь лет после основания Теософского Общества махатма Мориа писал Синнетту (Письмо 47):

«Европа – место большое, но Мир ещё больше. Солнце Теософии должно сиять всем, а не только части. Движение распространилось больше, чем вы подозреваете; и работа ТО соединена с подобной же работой, тайно производимой во всех частях света. Даже в ТО имеется отдел, управляемый одним греческим Братом, о котором никто в Обществе не подозревает, за исключением Е.П.Б. и Олькотта».

Таким образом, работа Братства ведётся повсеместно и непрерывно, и теософия называется разными именами, поскольку не в имени дело. К сожалению у некоторых теософов замечается тенденция ограничивать поле деятельности теософии, догматизируя и заваливая слушателей цитатами различных авторитетов, вместо того чтобы самостоятельно рассуждать в духе теософии. Но как говорит пословица: «Другому человеку не вложишь свои мозги», что в нашем случае означает, что бесполезно цитировать даже самого мудрейшего человека, если цитата остаётся только в звуке произносимых слов, но не является выражением внутреннего состояния человека. Как писал Мориа Синнетту в другом письме (Письмо 36):

«Как раз потому, что они слишком много проповедуют о "Братьях" и слишком мало или совсем не проповедуют о Братстве, потому именно они терпят неудачу».

Если же дух теософии присущ нашему мышлению, то для выражения своей мысли можно будет легко оперировать терминами из разных сфер знания, учений, философий и т. п., как прошлых так и современных.

Теософское общество имеет три цели, и это может быть единственным, что объединяет разных его членов. Во всём остальном они могут придерживаться тех взглядов, которые им ближе и понятней. Попытка ограничить развитие ТО каким-либо направлением – это следствие непонимания уникальности этой организации и задач, которые перед ней стоят. Вполне естественно, что каждый отдаёт предпочтение какому-то авторитету и стремится распространять то, что ему самому помогло расширить сознание. Это благое побуждение, если только оно не приводит к фанатизму и отрицанию возможности других путей.

Теософское общество не состоит из адептов легко оперирующих понятиями всех мировых религий и философий. У каждого из нас есть свои ограничения в понимании и причём весьма существенные. Потому даже если большинство членов в ТО будут придерживаться какого-то мнения, то это совершенно не означает, что другое мнение не может быть также справедливым. Часто стараясь что-то растолковать кому-то, мы на самом деле стараемся привить наши ограничения, что в нашем Обществе не только не тактично, но и недопустимо. Елена Петровна ясно и многократно выражала эту позицию. Так в статье «Теософия – это религия?» она говорит:

«Рассматриваемая как философия, теософия представляет собой в своей практической деятельности то же самое, что и перегонный куб средневекового алхимика. Она превращает внешне неблагородные металлы всех ритуальных и догматических верований (включая христианство) в золото фактов и истин и тем самым создаёт подлинную и универсальную панацею от всех человеческих недугов. Вот почему ни у кого из желающих вступить в Теософское общество никогда не спрашивают, к какой религии он принадлежит и каковы его деистические взгляды. Эти взгляды – личная собственность каждого, и Обществу не должно быть до них никакого дела. Теософом может быть христианин или язычник, еврей или гой, агностик или материалист, или даже атеист, если только он не будет узколобым фанатиком, отказывающимся признать своим братом или сестрою человека, чья вера и взгляды отличны от его собственных».

К перечисленному мы можем добавить для лучшего понимания этой мысли в контексте сегодняшнего дня: «...или бейлист, или рериховец, или ледбитеровец, или последователь Саи Бабы и т. д. и т. п.» – в изучении теософии очень важно следовать выраженной мысли, а не терминам, тогда и сами термины будут пониматься глубже и шире, включая многообразные их синонимы. В своём письме ко Второму ежегодному съезду теософов в США Елена Петровна продолжает пояснять:

«Ортодоксальность в теософии – вещь нежелательная и невозможная. Ведь именно благодаря существованию в определённых рамках разнообразия мнений, Теософское общество и продолжает оставаться живой и здоровой организацией, несмотря на другие, отталкивающие свои черты, коих немало. Не будь этого (ведь умам множества изучающих теософию свойственны изрядные неуверенность и сомнения), подобные здоровые расхождения во мнениях были бы невозможны, и Общество выродилось бы в заурядную секту, и узкое, ограниченное вероучение вытеснило бы живой и трепетный дух Истины и вечно растущее Знание.

Люди будут получать новое теософское учение по мере своей готовности воспринять его. Но даваться будет не более того, что мир на нынешнем уровне его духовности сможет использовать. И от распространения теософии – от усвоения того, что уже дано, зависит, сколько знаний будет открыто людям и как скоро».

С одной стороны, известна общая тенденция в жизненном цикле любого Учения (религии или философии): после того как Учение приходит в мир, оно постепенного искажается и затемняется, а затем обновляется (т. е. в мир приходит один из Братства и исправляет допущенные в Учение искажения), наступает длительный период усвоения обновлённого учения, который неизменно заканчивается в очередной раз тёмными временами новых искажений. Происходит это естественным образом в силу несовершенства человеческой природы. Ведь для того, чтобы Учение оставалось в своей чистоте, его носители и распространители должны быть такого же уровня развития как и Учитель его принёсший, что, очевидно, невозможно. Поэтому затемнение Учения начинает происходить сразу за уходом Учителя. Подчеркнём ещё раз, что это естественный процесс развития человечества. В этом факте заключается оправдание консервативного отношения к Учению, когда в авторитет ставятся только те, кто был у истоков движения, кто закладывал его основание.

С другой стороны, в самом основании теософского мировоззрения лежит мысль о равной ценности всех направлений религиозного мышления, т. е. такого мышления, которое вело бы мыслителя к постижению высшей природы, к изучению универсальных законов, какими бы словами они не описывались. Эта особенность теософского мировоззрения отличает его от большинства других Учений. В этой особенности заключается объяснение почему теософом может быть и христианин, и буддист, и бейлист, и т. д. Верно и обратное: теософ может выражать свои мысли терминами и христианскими, и буддистскими, и бейлистскими, и т. д.

Но и прямое и обратное утверждения верны именно, если присутствует теософский подход: осознанность равноценности всех Учений.

«Не стоит всё сваливать в одну кучу, – говорят некоторые – теософия это не буддизм, не христианство, не бейлизм, не Агни Йога и т. д.» Но чем «сваленная куча» отличается от гармоничного «разнообразия мира», естественного и необходимого? Не пониманием ли? В чём «равноценность всех Учений» тоже нужно понять. Спасательный круг на воде и пожарная лестница при пожаре при всей своей непохожести и разных свойствах – равноценные предметы, поскольку позволяют спасти жизнь. Их ценность определяется уместностью их использования. Поменяй их местами – и обе вещи будут бесполезны и лишены всякой ценности.

Развитие интеллекта также разнообразно как и вся жизнь. У каждого человека свои особенности и свои потребности для развития. Не стоит из всего Общества делать Эзотерическую секцию, занимающуюся глубоким изучением теософских доктрин. Эта часть действительно необходима, но лишь немногим. Теософия же призывает дать каждому то, что ему необходимо для следующего шага к Всемирному Братству, которое не достигается лишь пониманием необходимости такого Братства, но приобретается внутри себя небольшими шагами ежедневной практики усвоенного материала. Именно, важно понять, что Братство должно возникнуть внутри как отношение к миру. Это не объединение тел на собрании или в организации, но ощущение внутренней доброжелательной связи с другими людьми. Человек, приобретший такое ощущение, испытывающий его устойчиво и непоколебимо и будет настоящим теософом, поскольку для него уже не будет иметь значения какими словами его брат высказывает свои мысли и насколько они совпадают с его собственными.

Можно цитировать Е. П. Блаваткую и махатм страницами, но без внутреннего ощущения братства все слова будут лишь тренировкой памяти, а логические построения – тренировкой интеллекта, но это не будет теософией, поскольку слова для неё имеют мало значения. Иначе любой магнитофон или компьютер был бы лучшим теософом, чем любой из людей, поскольку он смог бы повторить все теософские тексты с тождественной точностью и без малейшего искажения.

Действительно, углубленное изучение трудов основателей любого учения даст лучшее его понимание, а безусловная практика их наставлений – быстрейшее достижение цели. Это наикратчайший путь. Но мало кто любит ходить коротким путём, поскольку он вместе с тем и наитруднейший. Однако идти нужно всем. Потому и появляются боковые тропинки, вырастающие порой в многолюдные магистрали, дающие людям возможность выбирать скорость движения и сложность дороги согласно своей подготовленности.

Конечно, для каждого теософа являются очень важными постоянные размышления над тем, что же такое теософия и чем должно заниматься Теософское общество – светская организация, призванная стать проводником идей самой теософии (но не отдельных каких бы то ни было личностей). Пусть каждый питается тем, что ему по зубам и по желудку. Не все готовы принять диету махатм. Более того для многих она будет просто губительна в силу неподготовленности организма.

Кто может идти кратчайшим путём, пусть следует им, но преступно затягивать на него тех, кто не выдержит его тягостей. Потому в Братстве практикуется закон неприкосновенности свободной воли и свободы выбора.

Теософия охватывает все уровни развития человеческого сознания, поскольку это Божественная Мудрость изливающаяся в мир на всех, вне зависимости от уровня их интеллектуального развития. Кроме того, интеллект развивается не только снизу вверх, но и вширь. Другими словами есть люди одинакового уровня развития, но имеющие разные предпочтения или направления мышления, они просто осваивают разные области мысли и потому временно склонны к разным её формам. Так что можно добавить, что теософия изливается в мир вне зависимости от интеллектуальных предпочтений (религий, философий, авторитетов).

Теософское общество призвано отражать теософию в миру (в социуме, в обществе, в народе), потому оно не может ограничиваться даже самыми наиавторитетнейшими авторами. Иначе оно перестанет выполнять свою функцию. Да, есть короткий путь, но он не единственный. Теософия устами Кришны говорит: «Человечество приходит ко Мне разными путями, но каким бы путём человек не приближался ко Мне, на этом пути Я приветствую его».


P.S. Дополнительные размышления на эту тему можно почитать в предыдущем выпуске журнала «Современная теософская мысль», № 2017-1, в статье «Практика первой цели ТО» (стр. 7), которая также является ответом на поставленный вопрос без упоминания имён и событий. В том же выпуске вы можете найти на эту же тему статью О. А. Фёдоровой «К вопросу о Единстве» (стр. 81).

Блаватская Елена Петровна