Блаватская Е.П. - Доктрины святого «Лха»

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Доктрины святого «Лха»



Форм, в которых может вновь родиться любое живое существо, шесть:

1. Наивысшим классом являются Лха –«духи, высшие существа, боги», на санскрите Дэвы; они идут после Будд и населяют шесть небесных сфер (на санскрите – Дэвалок). Две из этих сфер принадлежат Земле,но четыре другие, которые считаются высшими обителями, находятся в атмосфере,далеко за пределами Земли...

...Вследствие преждевременной смерти «Бардо» продлевается. Это промежуточное состояние между смертью и новым рождением, которое наступает не сразу, а после некоторого интервала, который для хороших людей короче, чем для плохих...

Эмиль Шлагинтвейт
Буддизм в Тибете


Следующие записи собраны или, точнее, переведены настолько точно, насколько могут позволить идиоматические различия, из тибетских писем и манускриптов, присланных в ответ на несколько вопросов относительно неверных представлений на Западе о северном буддизме или ламаизме. Информация исходит от гелонга[1] Внутреннего храма – ученика Бапа Дхармы, Тайной Доктрины.

«Поскольку Братья, живущие в Гья-Пхелинге, в британской Индии, почтительно обратили внимание моего Учителя на некоторые неверные и вводящие в заблуждение утверждения о Благом Учении нашего благословенного Пхагпа Санггья[2] – самого святого Будды, которое, как утверждают, было перенесено в Бод-юл – землю Тибета, то уважаемый Нганг-па[3] повелел мне ответить на них. Я сделаю это, насколько наши правила позволят мне открыто обсуждать столь священную тему. Я не могу сделать больше, ибо до того дня, когда наш Панчен-Римпоче вновь родится в землях пхелингов – чужеземцев и, появившись как великий Чомданда – победитель, разрушит своей могучею рукою вековые ошибки и невежество, будет мало пользы от попыток искоренить подобные заблуждения».

В Тибете распространено пророчество Цонкапы, что истинное учение будет сохраняться в своей чистоте лишь до тех пор, пока Тибет останется свободным от вторжения западных наций, чье грубое понимание фундаментальной истины неизбежно приведет в замешательство и затемнит последователей Благого Закона. Но когда западный мир станет более зрелым в философском плане, произойдет воплощение Панчен-Римпоче – Великого Сокровища Мудрости, одного из таши-лам, и тогда великолепие Истины озарит весь мир. В этом – подлинный ключ к тибетской исключительности.

Наш корреспондент продолжает:

«Из множества ошибочных взглядов, представленных на рассмотрение нашего Учителя, я получил его дозволение обсудить следующее: во-первых, ошибка широко распространенная среди роланг-па – спиритуалистов, будто те, кто следуют Благому Учению, имеют сношение и благоговеют перед ролангами – духами или призраками умерших людей; а во-вторых, что Бханте – Братья, или "Лха", как их обычно называют – являются либо развоплощенными духами, либо богами».

Первая ошибка обнаружена в труде «Будда и ранний буддизм», породившем неверное представление о том, что в основании буддизма лежит спиритуализм. Вторая ошибка присутствует в книге «Краткое изложение великого хаоса тибетских законов» монаха-капуцина Делла Пенна и отзывах его компаньонов, чья абсурдная клевета на тибетскую религию и законы, написанная в течение последнего столетия, была перепечатана в книге м-ра Маркхама «Тибет»[4].

«Я начну с первой ошибки, – пишет наш корреспондент. – Ни южные, ни северные буддисты Цейлона, Тибета, Японии или Китая не признают западных идей, касающихся способностей и ограничений "обнаженных душ".
Ибо мы абсолютно и безоговорочно осуждаем все невежественные сношения с ролангами. Ибо кто они – те, кто возвращаются? К какому виду созданий относятся те, кто по желанию могут общаться непосредственно или путем физических проявлений? Они являются нечистыми, грубыми, грешными душами, "ацара", самоубийцами и теми, кого настигла преждевременная смерть от несчастного случая и кто должен задержаться в земной атмосфере до полного истечения естественного срока своей жизни.
Ни один благомыслящий человек, будь то лама или чхипа – небуддист, не рискнет защищать практику некромантии, которая, в силу природного инстинкта, была осуждена во всех великих Дхармах – законах и религиях, а взаимодействие с ними и использование силы этих привязанных к Земле душ является просто некромантией.
Итак, существа второго и третьего класса – самоубийцы и жертвы несчастного случая – не завершили полностью назначенного им срока жизни и вследствие этого, даже не будучи вредными, связаны с Землею. Преждевременно вытолкнутая душа пребывает в неестественном состоянии; исходный импульс, давший толчок развитию человека и бросивший его в земную жизнь, не растратился – необходимый цикл не завершен, но тем не менее, должен завершиться.
Кроме того, связанные с Землею, эти несчастные существа, жертвы добровольные или невольные, как бы подвешены в магнетическом притяжении Земли. Они не тянутся, подобно первому классу, к живым существам с дикою жаждой напитаться жизненной силой. Их единственное и слепое побуждение – поскольку они в основном бывают в ошеломленном и оглушенном состоянии – как можно скорее войти в вихрь нового рождения. Их состояние является тем, что мы называем ложным Бардо – это период между двумя воплощениями. В соответствии с кармой человека, на которую влияют его возраст и заслуги в последнем воплощении, этот интервал будет либо длиннее, либо короче.
Ничто, кроме некого непреодолимо сильного влечения – такого, как святая любовь к кому-то очень дорогому, находящемуся в великой опасности, – не может притянуть их к жизни без их согласия; но месмерическою силой бон-по, некроманта (это слово использовано намеренно, поскольку заклинание некроманта является зу-тхю – тем, что мы называем месмерическим притяжением), можно заставить их вернуться в нашу действительность. Такое вызывание, однако, осуждается теми, кто придерживается Благого Учения, ибо вызванная таким образом душа вынуждена чрезвычайно страдать, даже если и не она сама, а лишь ее образ был оторван от нее, чтобы стать привидением. Вследствие насильственного преждевременного отделения от тела, "чжанг-кхог" – животная душа – слишком перегружена материальными частицами, так как естественного отделения более грубых молекул от более тонких еще не произошло; а некромант, искусственно вызывая это разделение, заставляет душу страдать так, как страдал бы кто-нибудь из нас, если бы с него заживо содрали кожу.
Таким образом, вызывать первый класс – грубые, грешные души – опасно для живых людей; призывать же призрак второго или третьего класса – это невыразимо жестоко по отношению к мертвым.
В случае человека, умершего естественной смертью, имеют место совсем другие условия. Душа почти всегда, а если она особенно чиста, то совершенно недоступна для некроманта, а следовательно, и для кружка вызывателей-спиритуалистов, которые неосознанно практикуют настоящий санм-ргаг некромантов – колдовские магнетические заклинания. В зависимости от кармы предыдущего воплощения, период латентности – обычно протекающий в состоянии оцепенения – будет длиться от нескольких минут до нескольких недель или месяцев. В течение этого времени "чжанг-кхог" – животная душа – в торжественном спокойствии готовится к своему переходу либо в более высокую сферу, если она достигла седьмой ступени человеческой эволюции, либо к более высокому рождению, если она еще не прошла последний локальный цикл.
В любом случае у нее в это время нет ни сил, ни желания передавать мысли живущим. Но когда период латентности истекает и новое "Я" в полном сознании вступает в благословенную сферу Дэва-кхана, где рассеивается весь земной туман и перед духовным взором ясно проходят сцены и связи прошлой жизни, – тогда она может, и иногда это действительно происходит, увидев всех, кого она любила и кто любил ее на Земле, притягивать к себе для общения – исключительно силою любви – души живущих, которые, вернувшись потом в обычное состояние, воображают, будто она спускалась к ним.
Поэтому мы радикально отличаемся от западных роланг-па – спиритуалистов – в нашем отношении к тому, что они видят и с чем общаются в своих кружках посредством неосознанной некромантии. Мы говорим, что это лишь материальные отбросы или бездуховные останки того, что было существом – выделенные, отброшенные и оставленные позади, когда его более тонкие частицы перешли в великую Запредельность.
В них задерживаются некоторые фрагменты памяти и разума. Они конечно же были когда-то частью существа и поэтому представляют определенный интерес, но это не есть истинное существо. Сформированные из материи, хотя и эфирной, рано или поздно они должны быть вовлечены в вихрь, где существуют условия для их дезинтеграции на атомы.
Из мертвого тела постепенно выделяются и другие принципы. Через несколько часов второй принцип – жизненный – полностью угасает и отделяется от телесной и эфирной оболочек. Третий – витальный двойник – окончательно рассеивается, когда распадаются последние частицы тела. Теперь остаются четвертый, пятый, шестой и седьмой принципы: тело желаний, человеческая душа, духовная душа и чистый дух, являющийся аспектом Вечного. Два последних, связанные или отделенные от личного "Я", образуют вечную индивидуальность и не могут умереть. Остальные – астральное "Я" и все, что в нем сохранилось от желаний, – до разрушения физического тела переходят в состояние созревания.
Поэтому для сознательного действия в этом состоянии требуется подготовленность Адепта или сильная, неумирающая, горячая и святая любовь к тем, кого умерший оставил на Земле. Иначе астральное Эго либо становится "бхутом", в Тибете – "ролангом", либо продвигается в более высокие сферы.
В первом случае Лха – "человек-дух" – может пребывать среди живущих в течение неопределенного времени, сколько пожелает; в последнем же так называемый "дух" будет медлить и оттягивать свое окончательное перемещение, но только на короткий срок; тело желаний сохраняется в плотном состоянии пропорционально силе любви, которую испытывает душа, и ее нежеланию расстаться с любимыми.
При первом же ослаблении желания оно рассеется, и духовное "Я", постепенно теряя свою личность и все воспоминания о ней, восходит к высшим сферам. Таково Учение. Никто не может защитить смертных, кроме избранных, "совершенных", "Чжангчуб" или самих "Бодхисатв" – тех, кто проник в великую тайну жизни и смерти – ибо они способны по желанию продлевать свое пребывание на Земле после "смерти". Если перевести на общепринятый язык, эта защита означает "рождаться снова и снова" на благо человечества».

Если бы спиритуалисты вместо того, чтобы предоставлять власть над живыми людьми «контролирующим» духам и «гидам», каждому привидению, зовущему себя «Джон» или «Питер», ограничили право побуждать и вдохновлять немногих избранных чистых мужчин и женщин только такими Бодхисатвами или святыми посвященными – рождены ли они на Земле буддистами, христианами, брахманистами или мусульманами, а в исключительных случаях – святым и безгрешным людям, движимым истинно благою миссией, которую они должны завершить после своей смерти, – то тогда они были бы ближе к истине, нежели в настоящее время.

Приписывать же, как они это делают, священную привилегию каждому «элементарию» или «элементалу», рядящемуся в павлиньи перья и являющемуся лишь для того, чтобы сказать: «Как поживаете, м-р Снукс?», – и выпить чаю да скушать тостик, – это кощунство и печальное зрелище для того, кто обладает интуитивным чутьем благоговейной святости тайны физического перехода, не говоря уже об учениях Адептов.

«Далее Делла Пенна пишет:

"Эти чжангчуб – последователи главного святого – еще не стали святыми, но они в наивысшей степени обладают пятью добродетелями... милосердием, как мирским, так и духовным, совершенным соблюдением закона, великим терпением, огромным усердием в работе по совершенствованию и самым возвышенным созерцанием" (с. 55-56)».

Хотели бы мы знать, как могли они обладать всеми этими качествами, особенно последним – трансом, будучи физически мертвыми!

«Эти "чжангчуб" завершили свой путь и освободились от дальнейших перевоплощений из тела одного ламы в тело другого, но [далай]-лама всегда наделен душою одного и того же чжангчуб, хотя ради блага живущих он может пребывать в других телах, обучая их Закону, что и является причиной их нежелания становиться святыми, ибо тогда они не смогли бы наставлять их. Движимые состраданием и жалостью, они хотят оставаться "чжангчуб", дабы наставлять живущих в Законе и помогать им быстрее завершить трудный путь перевоплощений. Более того, если эти "чжангчуб" желают, они вольны перемещаться в этом или иных мирах, и в то же самое время они могут перемещаться с тою же целью в другие места.

Из этого весьма путаного описания следуют два факта. Во-первых, тибетские буддисты – мы говорим об образованных классах – не верят в возвращение духов умерших, потому что пока душа на Земле не станет настолько чистой, чтобы обрести состояние Бодхисатвы – высшей ступени совершенства, ближайшей к Будде, даже святые в обычном понимании этого слова не могут после смерти наставлять или направлять живых. А во-вторых, отвергая, как они это делают, теории сотворения, Бога, души – в их христианском и спиритуалистическом смысле – и дальнейшую жизнь личности умершего, они все же верят, что человек обладает таким потенциалом воли, что от него самого зависит, стать ли ему Бодхисатвой и обрести силу, чтобы регулировать свои будущие существования, будь то в физической или же полуматериальной форме.

Ламаисты верят в нерушимость материи как элемента. Они отрицают бессмертие и даже сохранение личного "Я" и учат, что сохраниться может только индивидуальное "Я" – то есть вся совокупность многих персональных "Я", которые представлены Единым, в течение долгой череды различных существований. Последнее даже может стать вечным – слово "вечность" для него означает период великого цикла – вечным в своей интегральной индивидуальности, но этого можно достигнуть только став Дхиан Коганом, "Небесным Буддой" или тем, кого христианские каббалисты могли бы назвать "планетарным духом" или одним из Элохимов; частью "сознательного целого", состоящего из совокупных разумов в их вселенском единстве, тогда как Нирвана является "бессознательным целым". Тот, кто становится "Тонгпаньи" – достигшим состояния абсолютной свободы от каких-либо личных желаний, высшего состояния святости, – существует в не-существовании и уже не может быть полезным для смертных. Он пребывает в "Нипанге"[5], ибо достиг конца "Тхар-лама" – пути освобождения, избавления от перевоплощений. Он не может совершить "тулпа" – добровольное воплощение, будь то на короткий или длительный срок – в тело живого человеческого существа, потому что является "Дангма" – абсолютно очищенной душою. Отныне он свободен от опасности "далчжор" – нового человеческого рождения, ибо семь форм существования, лишь шесть из которых открыты непосвященным – причина перевоплощений – благополучно им пройдены. "Он равнодушно взирает в каждой из сфер восходящих перевоплощений на весь период времени, охватывающий более короткие этапы личного существования", – говорит книга "Киу-те".

Но поскольку "больше мужества в том, чтобы принять бытие, чем небытие, и жизнь, нежели смерть", то среди Бодхисатв и Лха есть такие – "столь же редкостные, как цветок удамбара, который они должны повстречать на пути", – кто добровольно отказывается от блаженства достижения совершенной свободы и остается в своем личном "Я", в формах видимых или невидимых для взора смертных, дабы учить и помогать своим более слабым братьям.

Некоторые из них продлевают свою жизнь на Земле – хотя и не до сверхъестественных пределов, другие становятся Дхиан Коганами – классом планетарных духов, или Дэвами, которые, превращаясь, так сказать, в ангелов-хранителей людей, являются единственными из семи классов иерархии духов в нашей системе, сохраняющими свои личности. Эти святые Лха вместо того, чтобы наслаждаться плодами своих деяний, приносят себя в жертву в невидимом мире, как сделал это на нашей Земле владыка Санггья – Будда, оставшийся в Дэвакхане – ближайшем к Земле мире блаженства».


Сноски


  1. [ Гелонг — тибетский Бхикшу (санскр.), буддийский монах. — Прим. ред. (изд.)]
  2. [ Будда par exellence (в полном смысле слова). — Прим. сост. англ. изд. (изд.)]
  3. [ Нгагпа — «Подобный Будде» (санскр.) — Прим. сост. англ. изд. (изд.)]
  4. [ Заголовок труда Дслла Пене, приведенный здесь, не соответствует итальянскому оригиналу, однако скорее всего это одна и та же работа, как ясно из последующего цитируемого отрывка. Что же касается второй работы, видимо, ее полное название: «Narratives of the Mission of George Bogle to Tibet and of the Journey of Thomas Manning to Lhasa». Edited by Clements Robert Markham, London, 1876. 8vo. Представляется, что у сэра К. Р. Мархама (1830 —1916), известного географа и путешественника, нет другой работы по Тибету. — Прим. сост. англ. изд. (изд.)]
  5. [ Тибетский эквивалент Нирваны. — Прим. сост. англ. изд. (изд.)]


Издания[править | править код]

Санскрит (язык)