Назареи

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Теопедия, раздел '''Елена Петровна Блаватская''', http://ru.teopedia.org/hpb/</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску

Словарь

НАЗАРЕИ (Евр.) То же, что христиане Св. Иоанна, называемые мендеянами или сабеянами. Те назареи, которые покинули Галилею несколько сот лет тому назад и поселились в Сирии, к востоку от Ливанской Горы, также именуют себя галилеянами; хотя они называют Христа "лже Мессией" и признают лишь Св. Иоанна Крестителя, которого называют "Великим Назаром". Набатеяне с очень небольшими различиями придерживались той же веры, что и назареи или сабеяне. Более того - эбеониты, среди которых, согласно Ренану, были все выжившие родственники Иисуса, видимо, были последователями этой же секты, если можно верить Св. Иерониму, который пишет: "Я получил разрешение от назареев, которые в Берое в Сирии пользуются им (Евангелием от Матфея, написанном на еврейском), перевести его. ... Евангелие, которым пользуются назареи и эбеониты, которое я недавно перевел с еврейского на греческий." (Иероним, "Comment. to Matthew", кн. II, гл. XII, и Иероним, "De Viris Illust.", гл. 3.) Далее, это предполагаемое Евангелие от Матфея, кем бы оно ни было написано, "представляло материал", как Иероним жалуется (loc. cit.), "не для построения, но для разрушения" (Христианства). Но тот факт, что эбеониты, истинные первоначальные христиане, "отвергая все остальные апостольские писания, пользовались лишь этим (еврейским, Матфея) Евангелием" ("Adv. Haer.", I, 26), - очень многозначителен. Ибо, как заявляет Епифаний, эбеониты твердо верили, вместе с назареями, что Иисус был только человеком "от семи человека" (Епиф., "Contra Ebionites"). Кроме того, из "Кодекса" назареев, частью которого является "Евангелие по Матфею", мы знаем, что эти гностики, галилеяне ли, назареи или неевреи, называют Иисуса, в своей ненависти к астролатрии, в своем Кодексе Набу-Мешиха или "Меркурием". (См. "Мендеяне".) Это не свидетельствует о слишком ортодоксальном Христианстве ни у назареев, ни у эбионитов; но, видимо, наоборот, доказывает, что Христианство ранних веков и современное христианское богословие - две совершенно противоположные вещи.

Источник: Блаватская Е.П. - Теософский словарь


Тайная Доктрина

«Тогда на сцене творения появляется Дух[1] (так называемый Дух Земли или Душа, Психея, которую Св. Иаков называет «дьявольской»), низшая часть Anima Mundi или Астральный Свет. (См. заключение этого Стиха.) У назареян и гностиков этот Дух был женского начала. Итак, Дух Земли, видя, что у Фетахила[2], новейшего человека (самого последнего) блистание «изменилось» и вместо блистания существовали «убыль и ущерб», пробуждает Карабтаноса[3], «который был ярым и лишенным рассудка и суждения», и говорит ему: «Встань, узри, Великолепие (Свет) Новейшего Человека (Фетахил) не удалось ему (произвести или создать людей), уменьшение этого блистания очевидно. Встань, следуй за Матерью твоей (Spiritus), и освободи себя из заключающих тебя пределов также и из тех, которые обширнее всего мира.» После этого следует сочетание ярой и слепой материи, руководимой внушениями Духа (не Божественным Дыханием, но Астральным Духом, который, вследствие своей двоякой сущности, уже заражен материею); и предложение Матери, будучи принято, Spiritus зарождает «Семь Образов» и Семь Планет, которые представляют также семь главных грехов, порождение Астральной Души, разлученной с ее божественным источником (Духом), и материи, слепого демона похоти. Видя это, Фетахил протягивает свою руку над бездною материи и говорит: «Пусть существует Земля так же, как существовала обитель Сил». И опустив руку свою в хаос, он сжимает его и создает нашу планету.
Далее «Кодекс» излагает, как Бахак Зиво был разъединен со Spiritus'oм и Гении или Ангелы отделены от Восставших[4]. Тогда (величайший) Мано[5] обитающий с величайшим Ферхо, призывает Кебар Зиво (известного также под именем Nebat Iavar bar Iufin Ifafin), Руль и Виноградная Лоза Пищи Жизни[6] – и он, будучи третьей Жизнью и сострадая восставшим и глупым Гениям, ввиду их огромного честолюбия, говорит: Владыка Гениев[7] (Эонов) воззри, что делают Гении (восставшие Ангелы) и о чем они совещаются[8]. Они говорят: «Вызовем мир и «Силы» к жизни. Гении суть Владыки (Principes), Сыны Света, но Ты Посланник Жизни».
И чтобы противодействовать влиянию семи «дурно расположенных» принципов, порождению Spiritus'а Кебар Зиво (или Кабар Зио), Могущественный Владыка Света производит семь других жизней (главные добродетели), которые «сверху»[9] сияют в своих формах и свете, и тем восстанавливают равновесие между добром и злом, светом и тьмою.

Здесь мы находим повторение ранних аллегорических двойственных систем, подобно системе Зороастра, и усматриваем зародыш догматических и дуалистичных религий будущего, зародыш, выросший в такое роскошное древо в церковном христианстве. Это уже первое начертание двух «Высочайших» – Бога и Сатаны. Но в Станцах подобного представления не существует.

< ... >

О назареянах смотри «Разоблаченную Изиду», II. 131 и 132. Истинные последователи истинного Христа все были назареянами и христианами и были противниками позднейших христиан.

Источник: Блаватская Е.П., «Тайная доктрина», т.1, ст.6, шл.5,


В «Разоблаченной Изиде» приведено несколько из этих Гностических Систем. Одна из них взята из «Codex Nazaraeus», Писаний назареев, которые были гностиками, хотя и жили задолго до дней Христа и даже до законов Моисея, и многие среди них были Посвященными. Они справляли свои «Мистерии Жизни» в Назара (древний и современный Назарет), и доктрины их являются верным отзвуком Сокровенных Учений

Источник: Блаватская Е.П., «Тайная доктрина», т.2, ст.4, шл.15,


Разоблачённая Изида том 1

Каббалистическая версия о сынах Божьих (или света) изложена в «Кодексе назареев». Бахак-Зиво, «отцу гениев», приказано «строить тварей». Но так как он «не сведущ в Оркусе», ему не удается это сделать, и он зовет на помощь Фетахила, более чистого духа, у которого получается еще хуже.

Затем на сцену творения выступает «дух»,[10] (который следовало бы назвать «душа», так как это есть Anima Mundi, которая у назареян и гностиков считалась женского рода) и, ощущая, что для Фетахила[11] новейшего человека (позднейшего), сияние «изменилось», и что сияние пошло «в убыль и ущемление», пробуждается Карабтанос,[12] «который был неистов, бессмыслен и нерассудителен», и говорит ему: «Восстань; видишь, сияние (свет) новейшего человека (Фетахила) оказалось недостаточным (чтобы создать людей), убыль этого сияния видна. Поднимись, приди вместе с твоею матерью (духом) и освободись от ограничений, которые тебя сдерживают, и от тех, которые обширнее всего мира». Затем следует (брачный) союз неистовой и слепой материи, направляемый нашептываниями духа (не божественным дыханием, но астральным духом, который по своей двойной сущности уже окрашен материей), и так как предложение матери принимается, Дух дает зачатие «Семи Числам», которые Ириней склонен рассматривать, как семь светил (планет), но которые в самом деле представляют семь смертных грехов, потомство астральной души, отделенной от своего божественного источника (духа), и материи, слепого демона страстности. При виде этого Фетахил простирает руку к бездне материи и говорит: «Пусть земля существует точно так же, как уже существует обитель властей». Погрузив свою руку в хаос, который он сгустил, он сотворил нашу планету.[13]

Затем «Кодекс» приступает к повествованию, как Бахак-Зиво был отделен от Духа, и гении или ангелы от мятежников [Кодекс назареев, II, 233]. Затем Мано[14] (величайший), который обитает в величайшем Ферхо, зовет Кебар-Зиво (также известного под именем Нибат-Иавар бар Иуфин-Айфафин). Силу и вино пищи жизни,[15] он, будучи третьей жизнью и сочувствуя восставшим и глупым гениям по поводу величия их честолюбивых устремлений, говорит: «Владыка гениев[16] (эонов), смотри, что делают гении, о чём они совещаются [Кодекс назареев, I, 135]. Они говорят: «Вызовем мир к существованию, вызовем к существованию «силы». Гении – это Принципы, «сыновья Света», но ты «вестник жизни» [Кодекс назареев, I, 135].

И чтобы противодействовать влиянию семи «к плохому направленных» принципов, потомков Духа, Кабар Зио, могущественный Господь Сияния, порождает семь других жизней (основных добродетелей), которые сияют своим собственным образом и светом «с высоты» [Кодекс назареев, III, 61] и таким способом восстанавливают равновесие между добром и злом, светом и тьмой.

Но это творение существ без необходимого вдуновения в них божественного чистого дыхания, которое было известно среди каббалистов как «Живой Огонь», создавало только тварей из материи и астрального света.[17] Таким образом были порождены животные, которые предшествовали человеку на земле. Духовные существа, «сыновья света», те остались верными великому Ферхо (Первопричине всего), составляют небесную или ангельскую иерархию, Адонимов, и легионы никогда не воплощавшихся людей. Последователи мятежных и глупых гениев и потомство «тупых» семи духов, порожденных «Карабтаносом» и «духом» становятся с течением времени «людьми нашей планеты»[18] после предварительного прохождения ими всех «творений» в каждом элементе. Начиная от этой стадии жизнь их прослежена Дарвином, который показывает нам, как наши высшие формы развивались из низших.

Источник: Блаватская Е.П. - Разоблачённая Изида т.1 гл.9


Разоблачённая Изида том 2

Мы тем более можем верить в эту дружбу между Петром и его единоверцами, так как у Теодорета находим следующее утверждение:

«Назареи суть евреи, почитающие ПОМАЗАННИКА (Иисуса) как праведного человека, и пользующиеся «Евангелием» от Петра» [452, кн. II. 11].

По «Талмуду» Петр был назареем. Он принадлежал к секте позднейших назареев, которые откололись от последователей Иоанна Крестителя и стали соперничающей сектой; и которая, как гласит предание, была основана самим Иисусом.

По истории, первыми христианскими сектами были или назареи, подобно Иоанну Крестителю; или эбиониты, среди которых было много родственников Иисуса; или же ессеи (lessaens) – терапевты, целители, ответвлением которых были назареи. Все эти секты, которые только в дни Иринея начали считаться еретическими, были более или менее каббалистическими. Они верили в изгнание демонов посредством магических заклинаний и применяли этот метод на практике; Джервис называет набатеян и другие такие секты «бродячими еврейскими заклинателями» [453, с.324]; арабское слово Набэ означает скитаться, а еврейское אבנ наба – пророчествовать. «Талмуд» всех христиан без разбору называет нозарами[19]. Все гностические секты одинаково верили в магию. Ириней, описывая последователей Василида, говорит:

«Они пользуются идолами, вызываниями, заклинаниями и другими вещами, относящимися к магии».

Данлэп, опираясь на авторитет Лайтфута, доказывает, что Иисуса называли Назарайос, указывая этим на его скромное и невысокое общественное положение, «так как Назарайос означало отделение, отчуждение от других людей» [142, с.X].


Нужно доделать!
Исправить еврейские слова

Действительное значение слова назар רזנ означает обет или посвящение себя служению Богу. В качестве имени существительного оно означает диадему или эмблему такого посвящения – голову освященную[20]. Иосифа величали назаром. «На голове Иосифа и на темени избранного между братьями» [Бытие, XLIX, 26]. Самсон и Самуил (пוֹשׂоשּׂ ма‾וּоשּׂ Семесон и Семваэл) также упоминаются как назары. Порфирий, говоря о Пифагоре, сообщает, что тот был очищен и посвящен в Вавилоне Зар-адасом, главой священного училища. Разве отсюда нельзя догадаться, что Зоро-Астер был назаром Иштар, Зар-адас или На-Зар-Ад[21], оставаясь тем же при изменении идиом? Ездра, или ашгжт, был жрец и писец, иерофант; и первый еврейский колонизатор Иудеи был мבּבּוּшж Зеру-Бабел или Зоро или назар Вавилона.

Еврейские Священные Писания указывают на два различных культа и религии среди израильтян: одно – поклонение Вакху под маской Иеговы, другое – религия халдейских посвященных, к которым принадлежали некоторые из Назаров, теурги и несколько пророков. Главные центры их всегда были в Вавилоне и в Халдее, где отчетливо различаются две состязающиеся школы магов. Те, кто сомневаются в этом, пусть в таком случае объяснят расхождение между историей и Платоном, который в свое время был, несомненно, одним из лучше всех осведомленных людей? Говоря о магах, он указывает на них, как на преподающих персидским царям о Зороастре, как сыне или жреце Ормазда; и все же Дарий в надписи в Бихистуне хвастает, что он восстановил культ Ормазда и отменил ритуалы магов! Очевидно, существовали две отличающиеся друг от друга и антагонистические школы магов, при этом старейшая и наиболее эзотерическая из этих двух была та, которая, довольствуясь своим неуязвимым знанием и тайною властью, удовлетворилась видимостью отказа от своей экзотерической популярности, и передала свое главенство в руки реформатора Дария. Позднейшие гностики придерживались той же самой благоразумной политики, приспособляясь в каждой стране к преобладающим религиозным формам, и в то же время тайно сохраняя свои собственные главные доктрины.

< ... >

Назары или пророки, так же как и назареи, были антивакхической кастой постольку, поскольку совместно со всеми посвященными пророками они придерживались духа символических религий и проявляли яркое сопротивление идолопоклонным и экзотерическим обрядам служения мертвой букве. Отсюда возникали частые забрасывания камнями пророков населением под водительством тех жрецов, которые создавали себе доходную жизнь из народного суеверия. Отфрид Мюллер показывает, насколько орфические мистерии отличались от популярных вакхических обрядов [92, с.230-240], хотя известно, что орфики следовали культу Вакха. Система чистейшей нравственности и сурового аскетизма, провозглашенных в учениях Орфея, которых так строго придерживались его приверженцы, несовместима со сладострастием и грубой безнравственностью популярных обрядов. Сказание об Аристее, преследовавшем Евридику и загнавшем ее в лес, где змей причиняет ей смерть, очень простая аллегория, которая частично была объяснена в древнейшие времена. Аристей – это грубая сила, преследующая Евридику, эзотерическую доктрину, загоняя ее в лес, где змей (эмблема каждого солнечного бога, которому в его грубейшем аспекте поклонялись даже евреи) убивает ее, т. е. принуждает истину стать еще более эзотерической и искать убежища в Подземном мире, который не есть ад наших богословов. Кроме того, судьба Орфея, разорванного на куски вакханками, есть другая аллегория, показывающая, что грубые и популярные обряды всегда более по душе людям, чем божественная, но простая истина, и доказывающая большое расхождение, которое должно было существовать между эзотерическими и популярными верованиями. Так как гимны и Орфея и Musaeus считаются утерянными со времени самых ранних веков, так что ни Платон, ни Аристотель не могли обнаружить ничего достоверного в песнопениях, существующих в их время, то трудно в точности сказать, что входило в их своеобразные обряды. Все же у нас остаются устные предания и возможность делать из них выводы: и эти традиции указывают на Орфея как на принесшего свои доктрины из Индии, как на того, чья религия была той же, что и у древнейших магов, следовательно – той, к которой принадлежали посвященные всех стран, начиная с Моисея, «сыновей пророков», и аскетических Назаров (которых не следует смешивать с теми, кого громит Осия и другие пророки), до ессеев. Эта последняя секта была пифагорейской сектой до того, как они в какой-то степени скорее дегенерировали, чем усовершенствовались в своей системе от влияния буддийских миссионеров, которые, по словам Плиния, обосновались на берегах Мертвого моря задолго до его времени, «per saeculorum millia». Но если, с одной стороны, эти буддийские монахи были первыми учредителями монастырских общин и прививателями строгого соблюдения монастырского устава, то, с другой стороны, они также были первыми насаждателями и популяризаторами суровых добродетелей, пример которых был подан Шакьямуни и которые до этого обнаруживались только в отдельных случаях известных философов и их последователей, добродетелей, которые два или три столетия спустя проповедовал Иисус и которые осуществлялись несколькими христианскими аскетами, а затем были постепенно оставлены и даже совершенно забыты христианской церковью.

Посвященные назары всегда придерживались этого устава, которому до них следовали адепты всех веков: и ученики Иоанна были только отколовшейся ветвью ессеев. Поэтому мы не должны смешивать их со всеми теми назарами, о которых говорится в Ветхом Завете и которых Осия обвиняет, как отделившихся или предавшихся Бошет תשּׁבּ (см. еврейский текст), что означало величайшую возможную мерзость. Делать вывод, как это делают некоторые критики и теологи, что это означает посвятить себя целомудрию или воздержанию, – значит или умышленно искажать истинное значение, или же быть полным невежою в еврейском языке. Одиннадцатый стих первой главы Михея наполовину истолковывает это слово в его замаскированном переводе: «Исчезни ты, обитатель Сафира», и т. д., а в оригинале этим словом является Бошет. Несомненно, ни Ваал, ни Иахох Кадош со своими кадешимами, не был богом аскетических добродетелей, хотя «Септуагинта» называет их так же, как и галлов – совершенными священнослужителями – τετελεσμένους, посвященными и освященными[22]. Великий Сод кадешимов, что переведено в «Псалтыре» [LXXXVIII, 6], как «собрание святых», был ничто другое, как только мистерия «освященных» в том смысле, какой придал этому слову Вебстер.

Назаретская секта существовала задолго до появления Моисеевых законов и зародилась среди людей, наиболее враждебных к «избранным» Израиля, а именно среди людей Галилеи, древней olla-podrida идолопоклонствующих народностей, где была построена Назара, нынешний Назарет. Именно в Назаре древние назории или назириаты проводили свои «Мистерии Жизни» или «собрания», как теперь переводят это слово [257, II, 305], которые были ничто иное как тайные мистерии посвящения[23], совсем другие по форме, нежели популярные мистерии, проводимые в Библе в честь Адониса. В то время как истинные посвященные из отверженных галилеян поклонялись истинному Богу и имели трансцендентные видения, – чем в это время занимались «избранные»? Иезекиил рассказывает нам об этом (гл. VIII), когда описывая, что он видел, говорит, что форма руки взяла его за локон на голове и перенесла его из Халдеи в Иерусалим.

«И стояли там семьдесят человек сенаторов дома Израилева... «Сын человеческий, видел ли ты, что эти древние... делают в темноте?»– спрашивает «Господь». «У дверей дома Господа... смотри, сидят женщины и оплакивают Таммуза» (Адониса).

В действительности, мы не можем предполагать, что язычники когда-либо превосходили «избранный» народ в неких позорных мерзостях, в которых их собственные пророки так щедро их обвиняют. Чтобы поверить этой истине, совсем нет надобности быть еврейским ученым; достаточно почитать Библию на английском языке и поразмыслить над речами «святых» пророков.

Этим объясняется ненависть позднейших назареев к ортодоксальным евреям – последователям экзотерического Моисеева Закона – которых они всегда высмеивали как поклоняющихся Иурбо-Адунаю или Господу Вакху. Проходя под маской Адони-Иахох (подлинный текст «Исаии», LXI, 1), Иахох и Господа Саваофа. Ваал-Адонис или Вакх, которому поклонялись в рощах и в публичных содах, или мистериях, наконец превратился, в отшлифовывающих руках Ездры, в Адоная Мазоры – в единого и верховного Бога христиан!

«Ты не должен поклоняться Солнцу, которое называется Адунай», – гласит «Кодекс назареев», – «чье имя есть также Кадуш[24] и Эл-Эл. Этот Адунай выберет для себя народ и соберет его в толпы (т. e. поклонение ему будет экзотерическим)... Иерусалим станет убежищем и городом недоносков, которые будут совершенствовать себя (обрезать) мечом... и будут обожать Адуная» [257, 1, 47].

Старейшие назареи, потомки Назаров Священного Писания, чьим последним выдающимся водителем был Иоанн Креститель, хотя и не считались очень правоверными у писцов и фарисеев Иерусалима, все же уважались и никто им не досаждал. Даже Ирод «боялся масс», так как те считали Иоанна пророком [Матфей, XIV, 5]. Но последователи Иисуса, очевидно, принадлежали к секте, которая стала еще более причиняющим боль шипом у них в боку. Это выглядело, как одна ересь внутри другой, ибо в то время как назары старины, «Сыны Пророков», были халдейскими каббалистами, адепты новой, держащейся особо секты с самого начала показали себя реформаторами и новаторами.

< ... >

Согласно Плинию и Иосифу Флавию, известно, что наша секта назареев существовала приблизительно за 150 лет до Христа и проживала по берегам Иордана и на восточном берегу Мертвого моря [151, XIII, 9; XV, 10]. Но в «Гностиках» Кинга мы находим цитату из другого сообщения Иосифа, из стиха 13-го, в котором говорится, что ессеи поселились на берегах Мертвого моря «за тысячи веков» до времени Плиния.[25]

Согласно Мунку, термин «галилеянин» почти является синонимом «назарея»; в дальнейшем он показывает, что связи первых с неевреями были весьма тесными. Вероятно, население, в результате постоянных взаимосношений, постепенно усвоило некоторые обряды и обычаи культа язычников; и презрение, с которым правоверные евреи взирали на галилеян, приписывается им по этой же причине. Их дружеские отношения, несомненно, привели их, в более поздний период, к принятию «Адонии» или священных обрядов над телом оплакиваемого Адониса, так как мы находим Иеронима справедливо горюющим над этим обстоятельством.

«Над Вифлеемом», – говорит он, – «роща Таммуза, т. е. Адониса, отбрасывала свою тень! И в этой ПЕЩЕРЕ, где прежде плакал младенец Иисус, оплакивали любовника Венеры».[26]

После восстания Бар Кохба римский император учредил мистерии Адониса в священной пещере Вифлеема, и кто знает, не это ли есть та петра или пещерный храм, на котором церковь была построена? Вепрь Адониса был помещен над теми воротами Иерусалима, которые выходили в сторону Вифлеема.

оворит, что «Назиреат был институтом, учрежденным до появления законов Мусы» [457, с. 169]. Это очевидно, так как мы находим, что эта секта не только упоминается, но и подробно описывается в «Числах» (гл. VI). В заповедях, данных в этой главе Моисею «Господом», легко узнать обряды и законы жрецов Адониса.[27] Воздержание и чистота, строго предписанные в обеих сектах, идентичны. Обе секты предоставляли волосам отрастать во всю длину [151, IV, 4], как это и доныне делают отшельники и факиры в Индии, тогда как другие касты бреют головы и в определенные дни воздерживаются от вина. Пророк Илия, один из назареев, описан во «Второй книге Царей», а также Иосифом, как «волосатый человек, опоясанный шкурой».[28] И Иоанн Креститель и Иисус оба представлены, как носящие длинные волосы.[29] Иоанн «одет в верблюжью шерсть» и опоясан шкурой, а Иисус носит длинное одеяние «без единого шва»... «и очень белое, как снег», говорит Марк; и это то же самое одеяние, какое носили жрецы назареев, пифагорейские и буддийские ессеи, как описано Иосифом.

Если мы тщательно проследим термины назар и назарет по наиболее известным трудам писателей древности, мы встретим их в связи как с «языческими», так и с еврейскими адептами. Так, например, Александр Полигистор говорит о Пифагоре, что он был учеником ассирийского Назарета, которого некоторые считают Иезекиилем. Диоген Лаэртский весьма решительно утверждает, что Пифагор после того, как его посвятили во все греческие и варварские мистерии, «отправился в Египет и впоследствии посетил халдеев и магов»; а Апулей утверждает, что Пифагора учил Зороастр.

Если бы мы высказали мысль, что еврейские назары, упрекающие пророки «Господни», были посвящены в так называемые языческие мистерии и принадлежали (по крайней мере большинство их) к той же Ложе или тому же кругу адептов, что и те, кого считают идолопоклонниками; что их «круг пророков» был только побочной ветвью тайного общества, которое мы вполне могли бы назвать «интернациональным», – какие взрывы христианского гнева посыпались бы на нас! И все же это дело выглядит весьма подозрительным.

< ... >

Наконец, возвращаясь опять к назарам, Заратус упоминается Плинием следующими словами: «Он был Зороастр и Назарет». Так как Зороастр называется princeps магов, и назар означает отделенного или освященного, то не есть ли это – еврейское обозначение мага? Волней думает, что это так. Персидское слово На-заруан означает миллионы лет и относится к халдейскому «Ветхому Днями». Отсюда произошло название Назаров или назареев, которые были освящены для служения единому высочайшему Богу, каббалистическому Эйн-Софу или Ветхому Днями, «Старейшему из Старейших».

Но слово назар также можно встретить в Индии. На индустани назар есть зрение, внутреннее или сверхъестественное видение: назар банд-и означает чарование, месмерические или магические чары; и назаран есть слово для осмотра достопримечательностей или видения.

Профессор Уайлдер думает, что так как слова Зеруана в «Авесте» нигде нет, и оно встречается только в более поздних парсийских книгах, то оно ведет свое происхождение от магов, которые составляли персидскую касту жрецов в период сасанидов, но по своему происхождению были ассирийцами.

«Я считаю», – говорит он. – «что Туран поэтов есть Атурия или Ассирия; и что Зохак (Аж-дахака. Дэйокес или Астиагес). Царь-Змий, был Ассирийским, Мединским и Вавилонским, когда эти страны были объединены».

Это мнение, однако, нисколько не нарушает нашего утверждения, что тайные доктрины магов, до-ведийских буддхистов, иерофаптов египетского Тота или Гермеса, и адептов какого-то бы ни было века и национальности, включая и халдейских каббалистов и еврейских Назаров, – были тождественны с самого начала.

< ... >

Ранние назареи, которые должны быть причислены к гностическим сектам, считая, что Иисус был пророк, тем не менее поддерживали в его отношении ту же доктрину божественного «осенения» некоторых «людей Бога», посланных на спасение народов, чтобы возвратить их на тропу праведности.

«Божественный разум вечен», – гласит «Кодекс назареев»,[30] – «и он есть чистый свет, льющийся через великолепное и необъятное пространство (плерома). Он – породитель эонов. Но один из них пошел в материю (хаос), возбуждая бурные (lurhulentos) движения; и с помощью некоей части небесного света придал ей форму, организовал ее надлежаще для использования и появления, однако – она же и начало всякого зла. Демиург (материи) требовал себе божественного почитания.[31] Поэтому Христос («помазанник»), князь эонов (сил) был послан (expeditus); он принял личность весьма благочестивого еврея Иешу и должен был победить его; и который, оставив его (тело), вознесся в высоту».

Источник: Блаватская Е.П. - Разоблачённая Изида т.2 гл.3


Назареи, также как ессеи и терапевты, больше верили в собственные толкования «сокровенного смысла» более древних священных писаний, чем в более поздние Моисеевы Законы.

Источник: Блаватская Е.П. - Разоблачённая Изида т.2 гл.4


Гностики, а также назареи, аллегоризируя олицетворениями, говорили, что Первый и Второй человек любили красоту Софии (Сефиры), первой женщины, и таким образом Отец и Сын оплодотворили небесную «Женщину» и из первоначальной тьмы произвели видимый свет (Сефира есть Невидимый или Духовный Свет), «который они назвали ПОМАЗАННЫМ ХРИСТОМ или Царем Мессией» [162, с. 637]. Этот Христос есть Адам из Праха до его падения, с духом Адоная, его Отца, и Шехины Адонай, его матери, над ним; ибо Адам Primus есть Адон, Адонай или Адонис. Первичное существование проявляется своею мудростью и производит Постигаемого ЛОГОСА (все зримое творение). Эта мудрость почиталась офитами в форме змея. Пока что мы видим, что первая и вторая жизни представлены двумя Адамами, или первым и вторым человеком. В первом сокрыта Eva или еще не родившаяся духовная Ева, и она находится внутри Адама Primus, ибо она составляет часть его самого, являющегося андрогином. Ева из праха – та, которую в «Бытии» назовут «матерью всего живого», находится внутри Адама Второго. И теперь, с момента своей первой манифестации ВЛАДЫКА МАНО, непостижимая мудрость, исчезает со сцены действия; он проявит себя только в качестве Шехины, МИЛОСТИ; ибо КОРОНА есть «сокровеннейший Свет изо всех Светов», и, следовательно, субстанция самой тьмы.[32]

В «Каббале» Шехина является девятой эманацией Сефиры, которая содержит все десять сефиротов внутри себя. Она принадлежит к третьей триаде и произведена вместе с Малкут или «Царством», для которого она является женской половиной. В других отношениях она считается выше любого из них, ибо она есть «божественная слава», «завеса», или «одеяние» Эйн-Софа. Евреи, где бы она ни упоминалась в «Таргуме», говорят, что она есть слава Иеговы, обитавшая в святилище, проявляясь в виде зримого облака; «Слава» витала над Седалищем Милосердия в святая святых.

В системе назареев или бардезан, которую можно назвать Каббалой внутри Каббалы, Ветхого Днями – Antiquus Altus, который является Отцом Демиурга вселенной – называют Третьей Жизнью или Абатуром, и он является Отцом Фетахила, являющегося архитектором видимой вселенной, которую он вызвал к существованию посредством сил своих гениев по велению «Величайшего»; Абатур отвечает «Отцу» Иисуса в более позднем христианском богословии. Эти две верховные Жизни суть тот венец, внутри которого обитает величайший Ферхо. «Прежде чем какая-либо тварь начала существовать. Владыка Ферхо существовал» [257, I, с. 145]. Он есть Первая Жизнь, бесформенная и невидимая, в которой живой Дух ЖИЗНИ существует, Высочайшая МИЛОСТЬ. Эти двое – ОДНО извечно, ибо они Свет и ПРИЧИНА Света. Поэтому они соответствуют каббалистической сокрытой мудрости и сокрытой Шехине – Святому Духу. «Этот Свет, который проявлен, есть одеяние Небесного Сокрытого», – говорит Идра Сута. И «небесный человек» есть высочайший Адам. «Никто не знает его путей, кроме «Макропросопуса» (Великий Лик) – Верховного активного бога.[33]» «Меня будут читать не так, как я написан, в этом мире мое имя будет писаться Иегова и будет читаться Адонай» [499, с. 11], очень правильно говорят раввины. Адонай есть Адам Кадмон; он есть и ОТЕЦ и МАТЬ. Путем этого двойного посредничества Дух «Старца Старцев» спускается на Микропросопуса (Малый Лик) или Адама из Эдема. И «Господь Бог вдыхает ему в ноздри дыхание жизни».

Когда женщина отделяется от своего андрогина и становится отдельной индивидуальностью, снова повторяется первое повествование. И Отец и Сын, оба Адама, любят ее красоту; затем следует аллегория искушения и падения. Как в «Каббале», так и в системе офитов Офит и Офиоморфос являются эманациями, символизированными в виде змия, причем первый представляет собою Вечность, Мудрость и Дух (как в халдейском магизме змеепоклонения и доктрины Мудрости старины), а последний – Коварство, Зависть и Материю. И дух и материя – Змии, и Адам Кадмон становится Офитом, который искушает сам себя – мужчину и женщину – вкусить от «Древа Добра и Зла», чтобы научить их тайнам духовной мудрости. Свет искушает Тьму, и Тьма привлекает Свет, ибо Тьма есть материя, и «Высочайший Свет не светит в своем Tenebrae». Со знанием приходит искушение Офиоморфоса, и он побеждает. Дуализм каждой существующей религии выявлен падением. «У меня муж от Господа», – восклицает Ева, когда Дуализм, Каин и Авель – зло и добро – рожден.

«И Адам познал Хуа, свою женщину (асту), и она стала беременной и родила Кина и сказала: הוהיתא שׂיא יתיניק Кинити аис Ява – я получила или приобрела мужа, даже Ява – есть, Аис – мужчина». «Cum arbore peccati Deus creavit seculum».

А теперь мы сравним эту систему с системой еврейских гностиков – назареев, а также с другими философиями.

ИШ АМОН, плерома или беспредельный круг, внутри которого находятся “все формы”, есть МЫСЛЬ силы божественной: она работает в ТИШИНЕ, и внезапно свет порождается тьмою; его называют ВТОРОЙ жизнью, и эта вторая производит или порождает ТРЕТЬЮ. Этот третий свет есть «ОТЕЦ всего, что живет», как EUA есть «матерь всего, что живет». Он является тем Творцом, который вызывает инертную материю к жизни посредством своего животворного духа, и поэтому его называют старцем этого мира. Абатур есть тот Отец, который создает первого Адама, который, в свою очередь, создает второго. Абатур открывает врата и идет к темной воде (хаосу) и вглядывается в нее; тьма отражает его образ и – вот! – образовался СЫН – Логос или Демиург; Фетахил, который является строителем материального мира, взывая к существованию. Согласно гностической догме, это был Метатрон, архангел Гавриил или вестник жизни; или, по библейской аллегории, андрогинный Адам Кадмон, СЫН, который, сообща со своим Отцовским духом, производит ПОМАЗАННИКА, или Адама до грехопадения.

< ... >

Так, в то время как индусская троица трижды проявляется как

Нара (или Пара-Пуруша), Агни, Брахма, Отец,
Нари (Мариама), Вайю, Вишну, Мать,
Вирадж (Брахма), Сурья, Шива, Сын,


и египетская троица как:


Кнеф (или Амон), Озирис, Ра (Гор), Отец,
Маут (или Мут), Изида, Изида, Мать,
Хонс, Гор, Малули, Сын;[34]


в Системе назареев мы имеем:


Ферхо (Иш-Амон), Мано, Абатур, Отец,
Хаос (темные воды), Спиритас (жен.), Нетубто, Мать,
Фетахил, Ледхайо, Владыка Иордан, Сын.


Первая – это сокрытая или непроявленная троица – чистая абстракция. Вторая – эта активная троица или та, которая проявлена в результатах творения, вышедшая из предыдущей – ее духовного прототипа. Третья представляет собою искаженный образ двух других – образ, выкристаллизовавшийся в форме человеческих догм, которые меняются в соответствии с богатством национальной материалистической фантазии.

Верховный Владыка великолепия и света, блестящий, сияющий, раньше которого никакой другой владыка не существовал, называется Корона (венец); Владыка Ферхо, непроявленная жизнь, существовавшая в первом извечно, и Владыка Иордан – дух, живая вода Милосердия [257, т. II, с. 47-57]. Он тот единственный, через которого мы можем быть спасены; и таким образом он соответствует Шехине, духовному одеянию Эйн-Софа или Святому Духу. Эти трое составляют троицу in abscondito. Вторая троица составлена из трех жизней. Первая есть подобие Владыки Ферхо, через которую он проявляется, и этим вторым Ферхо является Царь Света – МАНО (Rex Lucis). Он есть небесная жизнь и свет, и он старше, чем Архитектор неба и земли [257, т. I, с. 145]. Вторая жизнь есть Иш Амон (Плерома), чаша избрания, содержащая зримую мысль Iordanus Maximus – типа (или его доступное пониманию отражение), прообраза живой воды, который есть «духовный Иордан» [257, т. II, с. 211]. Третья жизнь, которая произведена двумя другими, есть АБАТУР (Аб – Родитель или Отец). Это и есть таинственный и ветхий «Старейший из Старейших», «Древний Senem sui obtegentem et grandaevum mundi». Эта последняя третья Жизнь является Отцом Демиурга Фетахила, Творца мира, которого офиты называют Ильда-Баофом [257, т. I, с. 308], хотя Фетахил является единородным, отражением Отца, Абатура, который производит его, вглядываясь в «темные воды»;[35] но Владыка Мано, «Владыка возвышенности, Господь всех гениев», выше, чем Отец, в этом каббалистическом «Кодексе» – один чисто духовный, другой материальный. Так, например, в то время как «единородным» Абатура является гений Фетахил, Творец физического мира, Владыка Мано, «Lord of Celsitude», который является сыном Того, кто является «Отцом всех, кто проповедуют Евангелие», – также производит «единородного», Владыку Лехдайо, «справедливого Владыку». Он является Христосом, помазанником, который изливает «милосердие» Незримого Иордана, Духа Высочайшего Венца.

Мано является главою семи эонов, которые суть Мано (Rex Lucis), Айар Зиво, Игнис Вив, Лукс, Вита, Аква Вива (живая вода крещения, гений Иордана) и Ипса Вита, глава шести гениев, которые вместе с ним образуют мистическое семь. Мано назареев – это просто копия индусского первого Ману – эманации Ману Сваямбхувы – из которого один за другим исходят шесть других Ману – прототипы последующих людских рас. Всех их мы находим представленными апостолом-каббалистом Иоанном в «семи светильниках огненных, горящих перед престолом, которые суть семь духов Божиих» [Откровение, IV, 5], а также в семи ангелах с семью сосудами. И снова в Фетахиле мы узнаем первоисточник христианской доктрины.

Источник: Блаватская Е.П. - Разоблачённая Изида т.2 гл.5


Статьи

Греческие писатели часто называют Зороастра ассирийс­ким Назаратом. Данное слово происходит от Назар и Назир (разделенные, отделенные) – очень древней секты адептов, существовавшей за многие века до Христа. «Они были врача­ми, целителями, лечившими больных наложением рук, и посвященными в Мистерии» – См. «Мишна Назир» в «Тал­муде», девять глав коей излагают предписания, касающиеся Назореев. (М. Джост, «Israelite Indeed», II, 238.) Они отращивали длинными волосы и бороды, не пили вина и давали обет целомудрия. Иоанн Креститель был Назореем, а также Илия, о ком сказано в Четвертой Книге Царств (i, 8): «чело­век тот весь в волосах».

Источник: Блаватская Е.П. - Зороастр в «истории» и Заратуштра в тайных анналах


Сноски


  1. На основании авторитета Иринея, Юстина Мученика и самого «Кодекса», Дунлап доказывает, что назареяне рассматривали «Дух», в связи с нашей Землею, как женскую и злую Силу.
  2. Фетахил тождественен с воинством Питри, «создавших человека», но только как «Оболочку». У назареян он считался Царем Света и Создателем, но, в данном случае, он является неудачливым Прометеем, которому не удалось захватить Живой Огонь, необходимый для образования Божественной Души, ибо он не знал тайного Имени, Неизреченное и Несказуемое Имя каббалистов.
  3. Дух Материи и вожделения. Кама Рупа минус Манас, Ум.
  4. «Codex Nazaraeus», II. 233.
  5. Этот Мано назареян странно походит на индусского Ману, Небесного Человека в Риг-Веде.
  6. «Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой – Виноградарь; от Иоанна. XV – 1.
  7. У гностиков Христос, так же как и Михаил, который в некоторых отношениях тождественен Ему, был «Владыкою Эонов».
  8. «Codex Nazaraeus», I. 135.
  9. См. «The Cosmogony of Pherecydes».
  10. Основываясь на авторитете Иринея, Юстиниана Мученика и самого «Кодекса», Данлэп доказывает, что назареяне рассматривали свои «дух» или, вернее, душу, как женскую и Злую Силу. Ириней, обвиняя гностиков в ереси, называет Христа и Святой Дух «гностической парой, которая производит эонов» [142, с. 52, сноска].
  11. Фетахил у назареян считался повелителем света и Творцом: но в данном случае он несчастный Прометей, которому не удается овладеть Живым Огнем, необходимым для построения божественной души, так как он не знает тайного имени (непроизносимое секретное имя каббалистов).
  12. Дух материи и похотливости.
  13. См. [255] и [142].
  14. Этот Мано очень напоминает индийского Ману, небесного человека «Ригведы».
  15. «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь» [Иоанн, XV, 1].
  16. У гностиков Христос, так же как и Михаил, который в некоторых отношениях с ним идентичен, был «водителем эонов».
  17. Астральный свет или Anima Mundi двойственен и двупол (двуначален). (Идеальное) Мужское начало является чисто божественным и духовным, это есть мудрость, это дух или пуруша; тогда как часть женского начала (Spiritus назареян) в одном смысле заражена материей, и в действительности есть материя, и потому является уже злом. Это есть жизненный принцип каждой живущей твари, который снабжает астральною душою, флюидическим perisprit, человека, животных, птиц и все живущее. Животные имеют лишь латентный зародыш высочайшей бессмертной души. Эта последняя разовьется лишь после ряда бесчисленных эволюций; доктрина этих эволюций заключается в каббалистической аксиоме: «Камень становится растением; растение животным; животное человеком; человек духом; и дух богом».
  18. См. комментарии к «Идра Сута» раввина Элиашара.
  19. «Lighifoot», 501.
  20. [Иеремия, VII, 29]: «Остриги свои волосы, о Иерусалим, отбрось их прочь и начни оплакивание на высотах».
  21. Назарет?
  22. См. [88, с. 683].
  23. См. Лукиан, «De Syria Dea» [195].
  24. Cм. [Псалмы LXXXIX, 18].
  25. Кинг считает это большим преувеличением и склонен думать, что эти сссеи, которые, безо всякого сомнения, были буддийскими монахами, были «только продолжениями обществ, известных под названием Сынов Пророков» [410, с. 22].
  26. Св. Исроним, «Послания» (ad. Poulmam) – см. [94, с. 218].
  27. Вакх и Церера – или мистическое вино и хлеб, употреблявшиеся в течение мистерии, стали в «Адонии» Адонисом и Венерой. Муверс доказывает, что «Иао есть Вакх», с. 550; и он основывается на «Lydus cle Mens» (38-74); [94, с.195]. Иао есть солнечный бог и еврейский Исгова; разумное или Центральное Солнце каббалистов. См. Julian в «Prochis». Но этот «Иао» не есть бог мистерий.
  28. [151, IX], [2 Царей, 1, 8]
  29. В связи с хорошо известным фактом, что Иисус носил длинные волосы и всегда изображался с таковыми, становится поразительным узнать, как мало неизвестный редактор «Деяний Апостолов» знал об апостоле Павле, так как он вкладывает в его уста в «1 Поcл. к Коринф.», XI, 14 следующие слова: «Не сама ли Природа учит вас, что если муж растит волосы, это бесчестно для него?» Несомненно, Павел никак не мог сказать такие слова! Поэтому, если этот отрывок подлинный, то Павел ничего не знал о пророке, чьи учения он воспринял и за которого он умер; а если этот отрывок подделка, то насколько подлинно то, что осталось?
  30. [257], предисловие, с. V (перевод Норберга).
  31. «Согласно учению назареев и гностиков. Демиург, творец материального мира, не есть высочайший Бог». См. [142].
  32. Идра Сута, IX; [419]; см. Пифагор, “Монада”.
  33. Идра Рабба, VIII, с. 107-109.
  34. [509].
  35. София Ахамот также рождает своего сына Ильда-Баофа, Демиурга, вглядываясь в хаос или материю и приходя в соприкосновение с ней.