Рерих Е.И. - Письма в 9-ти томах, т.2, п.107

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Данные о письме

том 2, письмо № 107

Участники
Автор: Рерих Е.И.
Адресат: Стурэ К.И.
Посыльный:
Даты
Написано: 18 октября 1934
Получено:
Места
Отправлено из:
Получено в:
Дополнительная информация
Язык: рус.
Письма Елены Ивановны Рерих
том № 2, письмо № 107

Глубокоуважаемый Карл Иванович, получила два Ваших письма от 22-го и 29 сентября. Очень оценила их. Всесторонняя осведомлённость так важна, и в переживаемое серьёзное время особенно. Всё, что Вы пишете об Икскуле, вполне совпадает с теми сведениями, которые мы имели от лиц, знающих его родственников. Кто из двух подозрительных типов опаснее, сейчас трудно сказать. Необходимо узнать их сотрудников. «Явление предателей очень важно проследить». Может быть, можно будет достать добавочные сведения о сотрудниках через Гущика. Главное, узнать, с кем они работают. Вы правильно отметили о склонности к известной моде. Это обстоятельство лежит в основании всего. Особенно обеспокоило меня Ваше сведение о пользовании ими Знаком. Необходимо запросить между другими вопросами, имеют ли они санкцию из Америки на открытие Общества и на Знак, ибо без санкции никто не имеет права пользоваться ими. Недопустимо, чтобы кто-то самовольно прикрывал сомнительные организации этим Знаком. В Америке взят копирайт на этот Знак, но, вероятно, это не простирается на другие страны. Потому я очень прошу Вас, Карл Иванович, узнать, можно ли взять копирайт или зарегистрировать Знак этот в трёх Прибалтийских странах? Я охотно возмещу издержки по такому охранению великого Знака (эзотерически эмблема эта означает «Мориа Рекс»[1]). До сих пор все Общества получали чартр из Америки за подписью Н.К. Думается мне, что и Рижское Общество имеет такой чартр. Потому, Карл Иванович, будем придерживаться уже установленного. Если кто выразит желание начать самостоятельное Общество, то они должны обратиться к Вам, и по избрании Президиума лишь с Вашего одобрения они могут получать чартр и быть легализованы. Но допустить самовольные пользования Именем и Знаком мы не можем. Это необходимо установить совершенно определённо, ибо иначе мы разведём такие ячейки, от которых потом не отделаться. Это должен знать и г-н Гущик. Он должен иметь Ваше одобрение на его группу. У нас является опасение, не зарегистрировал ли уже г-н Икскуль этот Знак? Буду ждать Ваших соображений относительно охраны Знака.

Теперь о Гущике. Конечно, он очень неуравновешенный тип и может быть чрезвычайно груб. Письмо его к г-ну Шкляверу, написанное им ещё до получения письма от меня, в котором я говорю ему о стеснённом финансовом положении в Америке, можно считать за образец невоспитанности и грубости. Смысл письма прост – мне нужны деньги, без денег Вы ничего не стоите и, следовательно, мне не нужны. Не передать всех грубостей, изливаемых им по адресу наших сослуживцев и Учреждений, и всё потому, что Америка не могла оплатить его блестящих идей, в том числе издание «Ветеринарного Атласа»!!! Кроме того, никто его не знал и не звал. Сам он начал писать Н.К. и захотел основать Общество. И теперь он должен понять, что мы не настаиваем на основании им Общества. Он должен ещё получить Ваше согласие и санкцию на Имя и Знак. По всему видно, что он не организатор, и требование им денег неприлично. Вы прекрасно ответили ему. По моему убеждению, он строить ничего не может, но может быть полезен в нахождении некоторых соучастников предателей.

Теперь о Кайгородовых. Сведения Ваши об этой семье резко расходятся с тем, что писала мне о них г-жа Икскуль. По её словам, они отзывались о сокровенных для нас книгах, как о чернокнижии, и о Н.К., как о маге! Должна сказать, что и раньше из других источников я слышала о подобных же выражениях со стороны этой четы, я им не очень доверяю. На их же вопрос о сокращении «Писем Махатм» должна сказать для Вашего сведения, что и теософы сами издавали письма эти отдельными сериями. Так, кроме серии ранних Писем имеются несколько таких Писем из последнего тома, изданных под редакцией Джинараджадазы. Этот же перевод и издание были сделаны по Указу.

Вы перечисляете прекрасные имена в числе друзей Н.К. Это чрезвычайно ценно знать. И было бы более чем грустно, если бы предатели проникли в эти ряды и заразили атмосферу клеветою. Также отрадно было слышать, что Вам удалось заинтересовать г-жу Пятс в устройстве Общества, именно ценно участие лиц просвещённых и близких к искусству. Сотрудничество директора Департамента Художеств по вопросу Пакта и Знамени очень важно, также и содействие г-на Рейнсдорфа в привлечении им организации эстонских художников. Благородная идея Знамени постепенно входит в мир, и, как пишет один писатель: «Каждый учёный, каждый творец, каждый учитель, каждый ученик, сидящий над книгой, каждый, кто думает о смыслах и целях истории, – должен спешить на звук рога, в который трубит Н.К.Рерих у поднимаемых им по миру Знамен Мира. И мы, кроме того, ясно понимаем, что этот мир – в то же время есть и борьба, но не борьба за себя, за своё материальное утверждение, а оборона от нападения тёмных сил на духовные ценности... Дело не в статутах, а в том, чтобы воля отдельных, покамест разрозненных миллионов (не думаете ли, что писатель увлекся?) деятелей культуры слилась бы в единый поток, в единую реку, устремляющуюся к великим устьям, к океану идей...»

Так, в Маньчжурии образован Русский Комитет Пакта Рериха. Почётным Председателем был избран архиепископ Нестор, председателем Н.Л. Гондатти, товарищем Председателя профессор Г.К. Гинс и секретарем В.К. Рерих (брат). Так, во время аудиенции Н.К. Рериха у Императора Маньчжурии Его Величество заинтересовался сущностью Пакта и выразил пожелание широкого его распространения. Так, мы продолжаем получать сведения о новых присоединениях к Пакту со стороны Южно-Американских республик. В Бельгии тоже двигается и образовался Новый Комитет. Но все это Вы, вероятно, знаете от Шклявера. Как было бы прекрасно, если бы Прибалтийские страны оказались из первых поднявших этот великий Символ всего Прекрасного. Не думаете ли Вы, что неплохо было бы предложить образовать такой Комитет или Комитеты для проведения Пакта в Прибалтийских странах? Впрочем, это, конечно, Вам виднее. Тем более что Вы, вероятно, осведомлены для координации действий о всех шагах, предпринимаемых в этом направлении нашим генеральным секретарем г-ном Г.Г. Шклявером. Идея охранения Произведений Человеческого Гения так прекрасна и так насущна, что хотелось бы скорее провести её в жизнь. Ведь сколько лет пройдёт, пока сознание масс приучится уважать то, что будет охранено Знаменем! А время не терпит. Только что в Испании разрушена стариннейшая церковь с картинами лучших мастеров. Грозен синодик разрушенных неоценимых сокровищ! Пора остановить это варварство.

Теперь о выставке репродукций с картин Н.К. Должна признаться, что меня крайне беспокоит то обстоятельство, что г-н Гущик собирается тут же выставить свои копии с этих репродукций!! Ведь как художника мы его не знаем, и вообще, может ли он называться художником? Может получиться страшная карикатура на картины Н.К. Тот, кто не видал картин Н.К. в оригинале, конечно, не может составить себе представления по репродукциям, ибо все они настолько не передают прозрачность и легкость тонов. И многие из малосведущих в искусстве будут смотреть на выставленные копии как на исправление и дополнение к репродукциям, а кто примет и за оригиналы. Н.К. по доброте своей не препятствовал г-ну Гущику делать копии с его репродукций, ибо это давало ему, как тот писал, небольшой заработок. Но появление этих копий наряду с репродукциями, конечно, ужасно. Несомненно, сложится убеждение, что копии эти одобрены самим Н.К. Если выставка такая должна состояться, то я просила бы Вас, Карл Иванович, списаться по этому вопросу с г-жой Пятс, которая, будучи близка искусству, поймёт этот крайне деликатный вопрос, и, может быть, можно будет найти какое-нибудь решение оградить искусство Н.К. от совместных выступлений с любительскими попытками г-на Гущика. Может быть, чтобы не приводить его в расстройство и в ярость, предложить выставку его копий в отдельной комнате и с непременным аншлагом, что это копии с репродукций, но не с оригиналов и работа г-на Гущика? Думаю, что художественное чутье устроителей, особенно супруга г-жи Пятс, подскажет, как лучше подступить. С точки зрения искусства ничего не может быть хуже плохой копии. Не думаете ли Вы, что следовало бы послать г-же Пятс некоторую литературу об искусстве Н.К. или же его книги? Конечно, все монографии так расходятся. Сейчас одна очень хорошая небольшая монография, изданная Музеем в Бенаресе, уже вся распродалась. Но скоро появится новая, если и не такая культурная по своей видимости и литературному стилю, то всё же для здешних мест неплохо. Может быть, мы могли бы что-нибудь собрать, но, конечно, всё на английском языке.

Теперь о печальных случаях среди членов Общества. Конечно, Вы правы, что нужно очищать атмосферу. Одержание ужасно заразительно, и мы не имеем права подвергать других членов этой опасности. Владыка указывает, что «нужно очень тонко подмечать явление одержания и очищать атмосферу. Пространство наполнено вампирами, и многие могут притягивать сущностей из низших слоев. Нужно очистить всю атмосферу». Потому, Карл Иванович, так важно предостерегать об опасностях психизма. Приведу Вам ещё одну беседу о психизме:

«Уже много сказано о психизме, но всё-таки недостаточно понят этот бич человечества. Психизм притупляет каждое устремление, и высшее достижение остаётся недоступным. Сфера деятельности такого человека, поглощённого психизмом, образует вокруг себя заколдованный круг, в котором находят себе место все задерживающие рост духа энергии. Психизм заключает в себе явление самых низких энергий, и огни центров потухают от этих наслоений. С психизмом неизбежно расстройство нервной системы. Кроме того, отрыв от жизненных действий закрывает путь к самоусовершенствованию. Творчество притупляется, и утверждается пассивное состояние, делающее человека оружием наплыва разных сил. В силу ослабления воли контроль ослабевает, и этим усиливается притяжение разных низших сущностей. Желающий приблизиться к Миру Огненному должен бороться с этими силами зла»[2].

В жизни нам приходилось часто сталкиваться с психиками, настолько довольствовавшимися своими астральными видениями и посетителями, считая это за высшее достижение, что теряли всякое устремление к самоусовершенствованию, почитая себя за особо привилегированных и уже всё постигших. Это самое страшное, что можно себе представить. Ибо в ту минуту, когда мы признаем себя уже постигшими, мы, истинно, умираем для будущего.

Еще один параграф: «Огненные энергии, напрягаемые каким-то одним центром, могут часто являть усиление действия энергий этого центра. Частичное воздействие энергий даст силу центру проявляться частично. Эти напряжения ведут к тем частичным проявлениям, которые так вводят в заблуждение малораспознающие сознания. Правильно указать на те явления, вызываемые напряжением одного центра, ведущие к психизму. Ведь каждое раскрытие, насыщение или раздражение центра даёт резкое направление огненной энергии, ибо лишь соответствие между организмом и духовным прозрением даёт, как неминуемое следствие, раскрытие центров в высшем напряжении. Частичное нагнетение даёт частичное достижение, которое может оказаться очень опасным явлением. На пути к Миру Огненному устремимся познать высшее нагнетение огненной энергии»[3].

Никто не хочет понять, что высшее достижение не в психизме, не в астральных видениях, но в синтезе, в развитии своих способностей, что достигается добросовестным исполнением своего долга, как сказали бы восточники, кармы. Ведь мир проявлен, держится и развивается лишь действием, лишь действие даёт рождение новым энергиям. Сказано также, что мир сложен мыслью, или мысль рождает действие, потому многие, полагая, что мысль выше действия, погружаются в мечтания, принимая их за творческие мысли, и воздерживаются от действий, забыв, что лишь мысль, насыщенная огненной волей, творит. Но волю эту мы можем приобрести лишь путём долгого упражнения в проведении в жизнь, в действие мыслей своих и чужих. Так что нужно сначала завоевать себе право на такое чисто умственное существование. До сих пор оно было и есть привилегия Величайших Учителей, пребывающих в своей Твердыне. Но в своей земной жизни все Великие Учителя прилагали свои мысли именно к действиям, именно к строительству. Никто из Них не удалялся в отшельничество. Все Они человеческими руками и ногами прокладывали путь к новым достижениям. Потому нужно так настаивать не на мечтаниях, но на действии, и сейчас больше, чем когда-либо, ибо человечество должно обороть гигантский приступ тёмных сил.

Так, Карл Иванович, нужно очень настаивать на деятельном и возможно совершенном выполнении задач земной жизни, или, как говорят, до конца исполнить долг человека. Лишь это обусловит истинный прогресс внутреннего человека. «Человек достигнет совершенства, упорно выполняя свою дхарму (долг)», – говорит Кришна в «Бхагавад Гите».

Так, Владыка поручает Вам, Карл Иванович, пояснить г-ну Валковскому, «что состояние психизма не есть высшее достижение и часто малое действие приводит дух к насыщению магнитом». Полезны ему приемы валериана, и можно даже усилить дозу, если он уже принимал раньше. «Так нужно отвлечь его мысли от настоящего состояния». Усиленный труд является часто целительным средством.

Теперь о Ваших двух пациентках. Собирающейся заключить союз с молодым студентом я указала бы взвесить все последствия такого поступка и тоже усилить свою деятельность, но, конечно, не стала бы вмешиваться в карму. Каждый волен следовать своему выбору. Второй пациентке я посоветовала бы временно не посещать занятия в группе (чтобы не заражать атмосферу) и тоже наложить на себя усиленный труд, ибо ничто так не любят одержатели, как усиленный труд. Так что и с этой стороны всякая усиленная и напряженная деятельность полезна.

Вы совершенно правильно отметили, что многие пришли с целью облегчения своего бремени и желанием возложиться, но стремящихся к истинному сотрудничеству очень мало. Так оно и есть, так всегда и было. Потому так ценят Великие Учителя деятельных работников, и они так редки, но, истинно, лишь они двигают миром. Пример такого возложения являет и г-н Гущик. Не думаю, чтобы с ним возможно какое-либо сотрудничество, но, если бы он мог дать некоторые дополнительные сведения о сотрудниках предателей, можно было бы поддержать его советами. Также, если нужно, можно будет сказать, что именно я против выставки копий вместе с репродукциями Н.К. Конечно, я рискую, что он потребует от Н.К. развода со мною, ведь настаивает же он на необходимости замены нашей ближайшей сотрудницы г-жи Лихтман за то, что она осмелилась написать ему, что художественный Музей не может издавать ветеринарных атласов! Но что делать, я согласна подвергнуться такому риску. Принимая во внимание его тяжкое положение (которое не облегчается его тяжким характером), я напишу Вам мои дальнейшие соображения после получения письма от него. Также думаю послать Вам для сведения копии моего письма к нему. Сейчас же пересылаю Вам копию письма к Тарасову, в конце есть приписочка о Принце.

Сейчас газеты принесли тяжкое по последствиям известие об убийстве Короля Александра. Допущено непростительное легкомыслие. Франция очень пострадает. События надвигаются. Истинно, человечество пройдёт огненную трансмутацию. Но Заря тоже уже начинает брезжить.

Как-то проживут наши югославские друзья! Много мужества потребуется от всех, человечество приближается к последнему испытанию.

Надеюсь, что Вы уже получили страницы из второй части «Мира Огненного». Ещё раз благодарю Вас за все сведения, именно, необходимо знать всё самое отрицательное, самое вражеское, только так можно предусмотреть все подкопы.

Кажется, ответила на всё. Шлю Вам все самые лучшие мысли и силы для одоления вражеских наступлений. Сердечный привет ближайшим сотрудникам.

Духом с Вами.

Большое и сердечное спасибо за присланные карточки. Вас именно я таким и представляла себе. Судя по карточке, думаю, что личная встреча ещё укрепила бы наши дружественные сердечные отношения. Также симпатичны и окружающие Вас сотрудники. Очень хотелось бы иметь фотографию Рихарда Яковлевича и прочих ближайших сотрудников и сотрудниц. Шлю всем лучшие мысли и сердечный привет.


Сноски


  1. Moria Rex – Владыка Мориа.
  2. Мир Огненный. Ч. III, 309.
  3. Там же, 308.