Джадж У.К. - Сторож ли я брату моему?

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Сторож ли я брату моему?
ШФШ

Скачать: Теопедия
Первое издание
Дата: август 1887
Издательство: Путь (журнал)
Оригинал
Название: Am I My Brother’s Keeper?
Автор(ы): William Quan Judge
Язык: английский
Читать: UniversalTheosophy.com
Скачать: Теопедия
Переводчик: Лещинер Л.З.
Издания
The Path, August, 1887
Собрание произведений У.К.Джаджа, т.1, Статьи 1881-1890


Уильям Кван Джадж
Сторож ли я брату моему?

Перевод с английского: Лещинер Л.З.

Бытие 4:9

В поисках света многие ученики обнаруживают проблемы, которые им необходимо решить, перед ними встают вопросы, настолько сбивающие с толку из-за представленных в них противоречивых аспектов, что тем, кто стремится к Правильной Жизни, бывает трудно достигнуть истинного пути.

Один из таких вопросов: является ли нашим долгом вмешиваться, если мы видим, что что-то делается неправильно?

Вопрос долга – один из тех, который может быть решён полностью только самим индивидуумом. Не существует такого свода законов или таблиц неизменных и непреложных правил, согласно которым все должны действовать или признавать свои обязанности.

Мы либо настолько невежественны, либо так недавно знакомы с частью Божественной Воли, что в большинстве своём плохо подходим для того, чтобы определённо утверждать, что плохо, или является злом.

Каждый человек – сам по себе закон, определяющий, что правильно и что неправильно, что хорошо и что плохо. Никто другой не может нарушить закон этого человека так же, как и любой другой закон, без того, чтобы не вызвать неизбежного последствия – наказания за его нарушение.

Я не осмеливаюсь заявлять, что любое действие или линия поведения другого человека – зло. Для меня это может быть злом, но я не настолько мудр, чтобы знать, чем это является для него. Только Всевышний знает, потому что только он может читать в сердце, разуме и душе другого человека. «Не осуждай другого»,- говорит священное писание.

Мне ясны мои обязанности во многих областях, но, исполняя их, я не могу действовать как судья, поддаваться враждебности, гневу, раздражению.

Если бы человек обижал животное, я определённо должен был вмешаться и предотвратить страдание беззащитного, брошенного и слабого, потому что так меня воспитали. Но, сделав это, я должен помочь моему [обижавшему животное – прим. пер.] брату, потому что он не знал, что делал.

Моя цель – обрести Мудрость, а мой долг – положить конец невежеству, где бы оно ни встречалось. Действие этого человека было вызвано невежеством. Видя, что мужчина обижает жену или ребёнка вследствие неумеренного потребления алкоголя или наркотиков, я поистине обязан предотвратить страдание и горе жены или ребёнка, а также, возможно, ещё большее несчастье – убийство. Они – люди, мои собратья. Выполнив это, мой долг не осуждать человека, а искать причину его неразумности и, если не избавить от неё, то хотя бы уменьшить. Он ведь тоже мой брат.

Если люди сознательно воруют, лгут, мошенничают, предают или совращают невинного, мой долг, если я могу это сделать, состоит в том, чтобы предотвратить для других горе и муки, боль и нужду, несчастье, самоубийство или кровопролитие, которые могут произойти в результате таких действий.

Мой долг состоит в предупреждении таких последствий из любви и желания помочь всем людям, но не потому, что чьи-то действия кажутся мне неправильными или злыми. Я не знаю ни причин поступков, ни их мотивов. Поэтому, как я могу сказать, что тот или иной человек плохой, тот или иной поступок плохой? Последствия их действий могут казаться мне плохими, поскольку такими они выглядят в глазах других людей. Мой долг – самым мудрым, как мне представляется, способом предупреждать зло, наносимое другим смертным.

«Лучше, чтобы человек выполнял Свою собственную задачу, как может, даже если его постигает неудача, Чем брать на себя не свои обязанности, хотя они кажутся ему добродетельными».
Божественная Песнь («Бхагавад Гита»)

У того, кто ищет «узкую древнюю тропинку»[1] есть много обязанностей: перед человечеством, семьёй, природой, перед собой и своим создателем. Но обязанности, имеющиеся в виду здесь – это совсем не то, что подразумевается под словом, затёртым временем и частым употреблением, которое в основном базируется на общественном мнении или на эгоистической интерпретации его человеком. Повсеместно принято, что долг означает исполнение серии действий, которые, по мнению других, я должен выполнять. В то время как более верный смысл слова заключается в исполнении мною действий, которые, как я знаю, правильны по отношению к другим или наиболее мудрые в данный момент.

Довольно опасно брать на себя обязанности другого человека, только по его утверждению, что будет хорошо, если я выполню их, или уверению, что они являются моими. Если я соглашусь с ним, это опасно для него и для меня, потому что это его обязанности, и они не могут быть моими. Я не могу делать за него то, что предначертано делать ему. И никто на свете не может делать за меня то, что следует делать мне самому. Если я пытаюсь исполнять обязанности другого человека, значит, берусь делать то, что мне не было дано. Я – вор, берущий не своё. Мой брат, соглашающийся на это, становится бездельником, который, не понимая урока, передаёт свою ответственность другому. В результате наши отношения оказываются бесплодными.

Нас учат делать добро. Это наш долг. Когда мы делаем добро, всё, сделанное нами, защищено. Выполняется то, ради чего мы здесь. А мы здесь для того, чтобы выполнять наш долг. Нам заповедано делать добро там, где это безопасно. Безопасно не для нас, а для объектов, в отношении которых указывает наш долг. Часто мы видим существа, страдающие очень несправедливо. Наши эмоции заставляют нас вмешаться, чтобы каким-то образом остановить несправедливость. Но мудрец знает, что это небезопасно. Если уступить эмоциям, его усилия вызовут ещё больший антагонизм и страсти, от которых несдержанные и неуправляемые желания достигнут наивысшей точки и обратятся в ещё большую несправедливость для того, кто и так страдает. Безопасно делать добро или выполнять свои обязанности лишь после того, как найден путь не причинять зла, не вредить другим и не порождать ещё большего зла.

Для того, кто ищет высший путь, нет обязанностей, потому ничто не является для него обязанностью. Он понимает, что слова ошибочны, когда они применяются к делам ищущего Истину. Подразумевается выполнение особого задания, или определённого приказа, или требования для достижения прогресса или для выполнения других действий. Ничто подобное не делается по обязанности.

Ищущий Истину учится делать добро и то, что кажется наиболее мудрым в настоящий момент. Он забывает о себе совершенно, и знает только одно – делать добро другим. Он забывает о себе настолько, что даже не думает, исполняет ли он свои обязанности. Он погружается в Нирвану настолько, что не помнит, что он исполняет свой долг. Потому что это – его долг.

«Не сопротивляйтесь злу», – сказано одним из Мудрецов. Тот, кто сказал это, очень глубоко знал свой долг и хотел передать нам своё знание. Он имел в виду, что люди не должны бездействовать, в то время как невежество заявляет о себе болью, мукой, страданием, нуждой и убийством. Ещё больше правды в том, что он не считал, что, бездумно преклонив колени, люди должны притворяться святыми на обочине, в то время как их братья страдают от издевательств, несправедливости или бесчестия. Для Мудреца истина не в том, что человек должен спокойно сидеть, наблюдая, как злые намерения действуют на других, тогда как, всего лишь пошевелив пальцем, можно было разрушить и уничтожить эти злые замыслы. Ведь подобные действия были бы частичным пренебрежением ко всему долга человека. Тот, кто учил, что людям не следует «сопротивляться злу», желал им единственное – забыть о себе. Люди думают, что зло – это всё, что им неприятно. Говоря о сопротивлении, он имел в виду жалобы, гнев и возражения в отношении всего неизбежного, неприятного, или печального в жизни, что постигает нас, он не имел в виду, что человек должен прятаться под маской мученика, лелея неприятности и одновременно произнося волшебный пароль: «Я испытал» (который никогда не будет, поистине, его собственным выражением, и который никогда не произносится подобным образом).

Если людей оскорбляют, преследуют или обижают, почему этому надо сопротивляться? Возможно, что это зло. Но если оно оказывает воздействие только на личность, то беда невелика. Если

несчастье, нужда или боль постигли кого-то, зачем сопротивляться или рыдать? Сопротивляясь или воюя против всего этого, мы создаём большее зло. Если несчастья постигают личность, они значат немного, но в тоже время несут в себе неоценимые уроки. Правильно выученные, они послужат причиной того, что человек забудет себя в желании помогать другим в подобных обстоятельствах. И Лотос обязанности – или любовь к человеку – расцветёт из грязи Нила жизни. Не сопротивляйтесь злу, потому что оно неотделимо от жизни. Наша обязанность жить, принимая всё в жизни, без жалоб. Не сопротивляйтесь злу, но скорее учитесь от него всему добру, которое зло, поистине, только скрывает.

Ищите в нём, точно так же как в сияющем добре, Тайну [Жизни], и из них обоих выступит идентичная фигура, на лбу которой написано: «Долг» (что означает усилия ради добра всех других людей), а над сердцем – «Я сторож брату моему».


Сноски