Блаватская Е.П. - Эзотерические аксиомы и размышления о духовном

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ЭЗОТЕРИЧЕСКИЕ АКСИОМЫ И РАЗМЫШЛЕНИЯ О ДУХОВНОМ

В своей пространной рецензии на книгу Лилли «Будда и ранний буддизм» М.А.(Оксон), критик и наш уважаемый друг, пользуясь случаем, бросает еще один камешек в огород своих доброжелателей, то бишь теософов. На основании авторитетных (?) заявлений господина Лилли, который, похоже, знает все об этом предмете, рецензент опровергает и разоблачает утверждения и теории, выдвинутые и сформулированные теософами. Приведем цитату из его рецензии «Буддизм и западная мысль», опубликованной в октябрьском номере «Psychological Review»:

Каждому читателю, до сих пор внимательно следившему за моей мыслью, станет ясно, что буддийская вера пронизана тем, что я назвал отличительной, «характерной особенностью современного спиритуализма — присутствием и водительством почивших духов» [!?][1]. Признаюсь, это меня поразило и несколько удивило и, можно сказать, приятно удивило, ибо я считал, что между восточным и западным образом мысли, равно как и верой, существует значительный антагонизм по этому вопросу. Мы слышали немало уничижительных слов об этой необычной статье о вере от некоторых из наших друзей, рассказывавших нам многое о теософских верованиях индусов и превозносивших буддийскую веру в умаление христианской, расточая похвалы первой и изрыгая хулу на последнюю... Как бы там ни было, но нам столь часто говорили, будто наша западная вера в действие умерших духов в этом мире есть невероятное заблуждение, что мы восприняли это как урок от тех, кто знает лучше нас. Во всяком случае, мы полагали, что такова была восточная вера. Что же до нас самих, то мы (по крайней мере, некоторые из нас) предпочитаем наш собственный опыт наставлениям тех, чьи догматические заявления столь же огульны, как и утверждения восточных экспертов. Эти заявления и утверждения казались нам чрезмерными. Возможно — как мы склонны думать — умершие духи бездействуют на Востоке, но на Западе, во всяком случае, они действительно активны. И хотя мы далеки от непризнания истины, пронизывающей почти весь спиритуализм Востока, и сделали все возможное, дабы наши друзья расширили свой кругозор, приняв хоть частичку этой истины, все же грустно думать, что она столь абсолютно противоречит опыту Запада.
Господин Лилли немного меня утешает. В его книге я обнаруживаю не только весьма поучительное разнообразие воззрений, которые я могу с пользой и выгодой соотнести со своими собственными убеждениями и теориями, но и нахожу, что вера в посредничество почивших человеческих духов, которых все мы принимали за anathema maranatha Востока, в действительности является — на его взгляд — всепроникающим принципом буддизма! (ч. II, с. 174).

Далее критик переходит к «буддийскому спиритуализму... основной принцип» которого сводится к «вере в то, что живые могут входить в сношения со своими усопшими друзьями», говорит об адептах, являющихся «в высшей степени развитыми медиумами», и цитирует интересный отрывок из одной главы книги господина Лилли. Сей авторитет заявляет:

Я отчасти уже останавливался на этом сверхъестественном посредничестве, ибо оно исключительно важно для нашей темы. Буддизм представлял собою просто сложный механизм для противодействия злым духам при помощи духов добрых, действующих с наивысшей эффективностью посредством трупа или какой-либо части трупа главного помогающего духа. Буддийский храм, буддийские ритуалы, буддийская литургия — все они, похоже, зиждятся на одной-единственной идее — что мертвое тело, целиком или частично, необходимо. Но кто же они, эти помогающие духи? Любой буддист, древний или современный, сразу же признает, что дух, не достигший еще бодхи, или духовного пробуждения, не может быть хорошим духом. Ибо он все еще пребывает в областях камы (смерти, Купидона, страсти)[2]. Он не может творить добро; более того, он должен творить зло... Если справиться в таких книгах северного буддизма, как «White Lotus of Dharma» и «Lalita Vistara», то можно обнаружить, что добрые духи — это будды, преставившиеся пророки. Они являются из неких «сфер будд»...

Все это М.А.(Оксона) радует, поскольку он считает, что это подтверждает спиритуалистические теории и рассчитано на то, чтобы сбить с толку теософов. Но мы, однако, опасаемся, что, в конечном итоге, с толку будет сбит лишь господин Лилли. «Жизнь Будды, — говорит критик, — пронизана тем, что представляется мне бескомпромиссным спиритуализмом...»; и с триумфом добавляет: «Знаменательно то, что в этом разъяснении буддийского спиритуализма мы ни разу не встретили элементального или элементарного духа».

Ничего удивительного, ибо в буддийском и брахманическом эзотеризме они имеют свои собственные специальные и технические названия, на значение которых господин Лилли — если их смысл он понял столь же правильно, как и смысл слова кама — как раз и не обратил внимания, либо включил их в общий термин «духи». Мы даже не будем пытаться лично дебатировать этот спорный вопрос с нашим другом М.А.(Оксоном), ибо наш голос может иметь для него не больший авторитет, чем голос господина Лилли — для нас. Но мы все же скажем ему, что мы предприняли. Как только его талантливая рецензия дошла до нас, мы сделали в ней пометки и отправили оба номера журнала, поместившего ее, двум авторитетам на рецензирование и исправление ошибок. Мы склонны думать, что оба эти специалиста по вопросу эзотерического буддизма могут почитаться куда более крупными знатоками, нежели господин Лилли или любой иной европейский авторитет смеет надеяться когда-либо прослыть; ибо это: Сумангала Уннанс, буддийский первосвященник Адамова Пика (Цейлон), учитель господина Риса Дэвидса, член нашего Генерального Совета и самый ученый толкователь южного буддизма; и Коган-Лама из Ринч-ча-дзе (Тибет), глава архивариусов тайных библиотек далай-ламы и ламы Римпоче из Ташилхунпо — также член нашего Общества. Последний, к тому же, носит титул панчен (великий учитель) и является одним из ученейших теологов северного буддизма и эзотерического ламаизма. Он уже обещал показать, насколько ошибочны, в каждом конкретном случае, взгляды обоих — и автора, и его рецензента, сопроводив свое письмо несколькими замечаниями в адрес первого, которые вряд ли бы польстили его авторскому тщеславию. Надеемся, первосвященник Сумангала также поделится своими идеями о «буддийском спиритуализме», как только найдет свободное время — что, кстати, не так уж просто, учитывая его занятость. Но если после этого авторитет и ученость господина Лилли все же будут почитаться превыше авторитета двух ученейших буддийских толкователей южного и северного буддизма современности, то нам больше нечего будет сказать.

Между тем, никто не станет отрицать, что эзотерический буддизм и брахманизм едины, ибо первый происходит из последнего. Хорошо известно, что наиважнейшею особенностью реформы было, возможно, то, что Будда сделал адептство, или озарение (посредством практики иддхи в дхьяне), доступным для всех, тогда как брахманы ревностно лишали всех людей — не входящих в их высокомерную касту — этой привилегии познания абсолютной истины. Поэтому, в данной связи, мы приведем мнение одного ученого брахмана о спиритуализме, рассматриваемом с эзотерической точки зрения.

Автор нижеследующей статьи — а возможно, ни один мирянин в Индии, вне пределов внутреннего конклава адептов, не осведомлен лучше него в брахманических оккультных науках[3] — разбирает в ней семеричный принцип человека, изложенный во «Фрагментах оккультной истины» и проводит для этой цели исчерпывающее сравнение между двумя эзотерическими доктринами — брахманской и буддийской, которые он считает «по сути идентичными».

Письмо написано им по нашей личной просьбе, без расчета на полемику. Отвечая нам, сам автор вряд ли думал, что письмо это когда-нибудь опубликуют. С его позволения, однако, мы с радостью спешим воспользоваться этой возможностью. К тому же, будучи лучшей рецензией, которую мы когда-либо могли получить по такому сложнейшему предмету, оно покажет М.А.(Оксону) и нашим прочим друзьям спиритуалистам, насколько глубоко такие авторы, как господин Лилли, уяснили «основной принцип» азиатских религий и философии. Во всяком случае, читатели смогут оценить, до какой степени современный спиритуализм — как он ныне представлен — являет собою «всепроникающий принцип» брахманизма, старшей сестры буддизма.


Сноски


  1. Курсив наш, равно как восклицательный и вопросительный знаки. Хотели бы мы знать, что скажут на это ученые священники Цейлона, светочи буддизма, такие как Сумангала Уннанс?
  2. Мы не читали книгу господина Лилли; но если в ней он преподносит и другие темы в столь же "истинном" свете как свою идею о том, будто кама означает смерть, то авторитет его, возможно, может оказаться весьма шатким. Кама никогда не означала смерть, но вожделение, желание; в данном смысле – страстное желание жить снова.
  3. [ ...ни один мирянин в Индии, вне пределов внутреннего конклава адептов, не осведомлен лучше него в брахманических оккультных науках.. – Речь идет о Т. Субба Роу. (изд.)]


Издания[править | править код]

Теософское общество со штаб-квартирой в Адьяре (Ченнай, Индия)