Блаватская Е.П. - Человек – магнит природы

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ЧЕЛОВЕК – МАГНИТ ПРИРОДЫ

Если кто-либо в наши дни осмелится поделиться каким-нибудь сверхъестественным опытом или столь же малопонятным феноменом, два класса оппонентов постараются заткнуть ему рот одним и тем же кляпом. Ученый кричит: "Я распутал весь клубок Природы, и этого просто не может быть; это не век чудес!" Индусский фанатик говорит: "Это кали-юга, духовная ночь человечества; чудеса более невозможны". Так оба – один из тщеславия, другой из невежества – приходят к одному и тому же заключению: ничто отдающее сверхъестественным в наши дни невозможно. Однако индус верит, что некогда чудеса случались, в то время как ученый это отрицает. Что же касается фанатичных христиан, то, если судить по тому, что они говорят, сейчас не кали-юга, а золотая эра света, когда сияние Евангелия озаряет человечество и толкает его вперед, к вящим победам разума. И поскольку вся их вера зиждется на чудесах, они лицемерно заявляют, что чудеса сегодня, равно как и в стародавние времена, творят только Бог и Дева Мария, главным образом последняя. Наши собственные взгляды хорошо известны: мы не верим в "чудеса" ни прежние, ни будущие, но мы действительно верим, что необычные феномены, ошибочно названные сверхъестественными, на самом деле были, есть и будут иметь место до скончания времен; что они естественны и что, когда этот факт просочится в сознание скептиков-материалистов, наука сломя голову устремится к конечной Истине, которой она так долго доискивалась. Рассказывать о феноменах непознанного в природе – дело утомительное и безнадежное. Слишком часто улыбку недоверия сменяет оскорбительное сомнение в правдивости либо нападки на доброе имя исследователя. Выдвинут сотню невероятных теорий во избежание признания единственно правильной. Ваш мозг, должно быть, перевозбужден, нервная система галлюцинирует, на вас напустили "чары"... Если же феномен выявляет убедительное, ощутимое, неопровержимое доказательство, тогда скептик прибегает к последнему средству – тайному сговору, требующему средств, времени и усилий, совершенно несоразмерных с ожидаемым результатом, и все это, несмотря на отсутствие малейшего злого умысла.

Если мы решительно заявим, что все есть следствие взаимодействия силы и материи, наука это одобрит; но если мы пойдем дальше и скажем, что наблюдали феномены и можем объяснить их тем же самым законом, то самонадеянная наука, в глаза не видевшая вашего феномена, отвергнет как вашу предпосылку, так и заключение, осыпав вас бранными словами. Итак, все упирается в проблему личного доверия свидетелю, и ученый муж, пока счастливый случай не обратит его внимания на новый факт, уподобляется ребенку, вопящему при виде неясной фигуры, принимая ее за привидение, будь это даже его няня. Если набраться терпения, то в один прекрасный день мы увидим, как большинство профессоров перейдут на сторону таких ученых, как Хэр, Де Морган, Фламмарион, Крукс, Уоллес, Цёльнер, Вебер, Вагнер и Бутлеров, и тогда, хотя "чудеса" будут слыть таким же абсурдом, как и ныне, оккультные феномены должным образом войдут в сферу точной науки и человечество станет мудрее. Означенные преграды как раз сейчас энергично штурмуют в Санкт-Петербурге. Молодая девушка-медиум "шокирует" всезнаек Университета.

Вот уже несколько лет медиумизм в российской столице представлен лишь мимолетными визитами американских, английских и французских медиумов с огромными денежными запросами и, за исключением нью-йоркского медиума д-ра Слейда, с уже угасающими способностями. Вполне естественно, что представители науки всегда находили удобный предлог для отказа. Но отныне все отговорки тщетны. Неподалеку от Петербурга, в небольшой деревушке, состоящей из трех семей немецких колонистов, несколько лет назад вдова по имени Маргарита Бич взяла в услужение маленькую девочку из воспитательного дома. Все домашние сразу же полюбили маленькую Пелагею за ее добрый нрав, усердие и честность. Она была чрезвычайно счастлива в своем новом доме и в течение ряда лет ни от кого и никогда не слышала ни единого грубого слова. Со временем Пелагея превратилась в красивую семнадцатилетнюю девушку, но характер ее не изменился. Она нежно любила своих хозяев, и все в доме любили ее. Несмотря на ее миловидность и доброжелательность, ни один деревенский парень никогда не помышлял свататься к ней. Молодые парни говорили, что она "внушала им благоговейный страх". Они смотрели на нее так, как в здешних краях смотрят на образа святых. По крайней мере так пишут русские газеты, и среди них орган полиции – газета, из которой мы приводим доклад участкового пристава, посланного расследовать некоторые факты дьявольщины. Ибо это невинное юное создание пало жертвой "сверхъестественных проделок некой непостижимой, незримой силы", – говорится в докладе.

3 ноября 1880 года она вместе с другою служанкой спустилась в погреб за картошкой. Едва девушки открыли тяжелую дверь, как со всех сторон в них полетели картофелины. Полагая, что какой-то соседский мальчишка залез на широкую полку, где хранилась картошка, Пелагея, поставив корзину на голову, со смехом произнесла: "Кто бы ты ни был, помоги мне наполнить корзину картошкой!" Через секунду корзина была заполнена до краев. Тогда то же самое попробовала сделать и другая девушка, но картошка не тронулась с места. Взобравшись на полку, девушки, к своему изумлению, никого там не обнаружили. Когда они рассказали об этом странном происшествии вдове Бич, та пошла сама, но, открыв погреб, который обе служанки, уходя, заперли на ключ, никого там не нашла. Это событие было лишь предвестником многих других. В течение трех недель они сменяли друг друга с такою быстротой, что, если бы мы вздумали перевести официальный доклад целиком, он занял бы весь номер "Theosophist". Поэтому приведем лишь несколько примеров.

С того самого момента, как она вышла из погреба, невидимая "сила", наполнившая ее корзину картошкой, стала утверждать свое присутствие непрестанно и самыми разнообразными способами. Только Пелагея захочет положить дрова в печь, как в воздух поднимаются поленья и, словно живые, прыгают в камин; только она поднесет к ним спичку, как они уже полыхают, будто их зажгла незримая рука. Когда она приближается к колодцу, вода в нем начинает подниматься и, переливаясь через край, потоками льется к ее ногам; проходит ли она мимо ведра с водой – происходит то же самое. Едва она протянет руку взять с полки что-то нужное из посуды, как вся эта посудина, чашки, супницы, тарелки, словно вихрем сорванные с мест, начинают прыгать и дрожать, а затем с грохотом падают у ее ног. Стоит соседке-инвалиду присесть передохнуть на девушкину постель, как тяжелая кровать поднимается к самому потолку, переворачивается и сбрасывает непрошеную гостью; после чего спокойно занимает прежнее положение. Однажды вечером Пелагея пошла в хлев накормить скотину и, выполнив обычную работу, уже собиралась уходить вместе с двумя другими служанками, как вдруг случилось самое невероятное. Казалось, что во всех коров и свиней вдруг вселился бес. Коровы, пугая всю деревню яростным мычанием, старались взобраться на ясли, а свиньи бились головою о стену, бегая по кругу, будто их преследовал какой-то дикий зверь. Сенные вилы, лопаты, скамейки и кормушки, сорвавшись с мест, преследовали испуганных девушек, которые едва спаслись, с силою захлопнув и заперев дверь хлева. И как только они это сделали, всякий шум внутри прекратился, словно по волшебству.

Эти явления происходили не ночью, а среди бела дня, на виду у всех жителей небольшой деревушки; более того, они всегда предварялись каким-то необычным шумом, напоминавшим завывание ветра, потрескивание в стене и легкие удары по оконной раме и стеклу. Домочадцев и жителей деревушки охватила настоящая паника, усиливавшаяся с каждым новым проявлением неведомой силы. Как водится, позвали священника – будто попы что-то смыслят в магнетизме! – но все напрасно: пара горшков пустилась отплясывать на полке кадриль, кочерга подпрыгивала, ударяясь о пол, не отставала от них и тяжелая швейная машинка. Весть о молодой ведьме и ее битве с невидимыми чертями облетела всю округу. Жители соседних деревень сбегались поглядеть на чудеса. И в их присутствии происходило то же самое, а частенько и похлеще. Как-то вошла толпа мужиков; когда они положили свои шапки на стол, те вдруг спрыгнули на пол, а тяжелая кожаная перчатка, описав круг, залепила своему владельцу хорошую звонкую пощечину и присоединилась к валявшимся шапкам. Наконец, несмотря на сердечную привязанность вдовы Бич к бедной сироте, в начале декабря Пелагею со всеми ее пожитками погрузили на телегу и после моря слез и сетований отправили к окружному надзирателю воспитательного дома – заведения, в котором она воспитывалась. Этот джентльмен, препровождая туда Пелагею на другой день, стал невольным свидетелем проделок той же силы; он заявил об этом в полицейский участок, где было учинено тщательное дознание и составлен протокол.

Когда о случившемся узнал один спиритист, богатый дворянин, проживающий в Санкт-Петербурге, он отправился за девушкой и привез ее в город.

Вышеупомянутые официально зарегистрированные факты были перепечатаны всеми солидными русскими газетами. Покончив с прологом, проследим за дальнейшим развитием этой силы в этом удивительном медиуме, ибо ни одна серьезная и архиофициальная газета столицы не оставила ее без внимания.

"На небосклоне спиритизма, в Санкт-Петербурге, неожиданно взошла новая звезда, некая мадемуазель Пелагея, – говорится в передовой статье "Нового времени" от 1 января 1881 года. – Явления, происходящие в ее присутствии, столь необычны и потрясающи, что не один серьезный спиритист был ими опрокинут – буквально и посредством тяжелого стола". "Но, – добавляет газета, – спиритические жертвы отнюдь не были смущены такими разительными доказательствами. Наоборот, пострадавшие спиритисты, едва поднявшись с пола (одному пришлось вылезать из-под дивана, куда его швырнул тяжелый стол), забыв о боли и синяках, бросились со слезами на глазах обниматься, поздравляя друг друга с таким новым, энергичным и, главное, полезным, умным, прямо гениальным проявлением таинственной силы".

Остроумный репортер "Петербургской газеты" приводит следующие детали:

Девице Пелагее 19 лет, и дочь она бедных, но неблагородных родителей, некрасивая, но довольно симпатичная, необразованная, но не глупая, небольшого роста, но доброго характера, стройная, но нервная. Девица Пелагея проявила внезапно совершенно необычайные спиритические способности. "Первоклассная спиритическая звезда" – так отзываются о ней адепты. И действительно, у девицы Пелагеи "в конечностях феноменальное изобилие магнетической ауры" (должно быть, "четвертого измерения"), мгновенно сообщающей неслыханные и невиданные феноменальные движения окружающим ее предметам.
На сеансе пять дней назад, где присутствовали все главные медиумы и спиритисты Петербурга[1], произошло, между прочим, следующее: "Поместившись за одним столом с Пелагеей, они (спиритисты) не успели оглянуться, как получили сильный толчок. Стол свалил их со стульев и отбросил в сторону на весьма почтенное расстояние. Пелагея же очутилась на полу в полубесчувственном состоянии, а стул ее начал выкидывать такие штуки, что присутствовавшие, в окончательном страхе за свои бока, поспешили выбежать из комнаты".

Пока рассматривается вышеупомянутый случай, из Америки весьма кстати приходит сообщение об одном мальчике, чей организм столь же аномально заряжен животным магнетизмом. В сообщении, опубликованное в "Catholic Mirror", говорится, что этот мальчик – сын неких м-ра и миссис Коллинз из Сент-Пола (штат Миннесота). Ему десять лет, и магнетизм проявился в нем совсем недавно – любопытное обстоятельство, которое следует отметить. Мальчик он сообразительный, отменного здоровья и с увлечением играет во все ребяческие игры. Кисть его левой руки превратилась

...в замечательно сильный магнит. Легкие металлические предметы прилипают к ней до такой степени, что требуется значительное усилие, дабы их оторвать. Ножи, булавки, иголки, пуговицы и прочее – все, что может поместиться на его руке, так крепко пристает к ней, что их невозможно стряхнуть. К тому же притяжение столь велико, что рука его может поднять металлическое ведерко с углем, а если ее поддерживают несколько сильных человек, то может поднять и более тяжелые предметы. Но когда мальчик поднимает что-то тяжелое, он жалуется на сильную боль, пронизывающую всю его руку. Его левая рука и вся левая сторона тела обнаруживают тот же магнетизм, но в меньшей степени, правая же сторона его не проявляет вовсе.

Единственный человек, который пролил свет на естественные и аномальные магнетические состояния человеческого тела, – покойный барон фон Рейхенбах из Вены, знаменитый химик, открывший новую силу, названную им одом. Его эксперименты длились более пяти лет, и он не жалел ни средств, ни времени, ни сил для их завершения. Физиологи давно уже заметили, что многие люди, особенно госпитализированные больные, явственно ощущают особую эманацию, или ауру, излучаемую магнитом, когда над ними, сверху вниз, делают пассы, не дотрагиваясь до тела. Было также замечено, что при таких заболеваниях, как виттова пляска (хорея), различные формы паралича и истерия, пациенты выказывают особую степень чувствительности. И хотя великий Берцелиус[2] и другие светила науки призывали ученых к исследованию этой чувствительности, все же эта наиважнейшая область оставалась почти не тронутой, пока за эту великую задачу не взялся барон фон Рейхенбах. Его открытия настолько важны, что полностью оценить их можно лишь после внимательного прочтения его книги "Researches on Magnetism, Electricity, Heat, Light, Crystallization and Chemical Attraction, in their Relations to the Vital Force" – к сожалению, уже распроданной, хотя ее подержаные экземпляры можно иногда приобрести в Лондоне.

В целях данной темы достаточно сказать следующее: он доказывает, что тело человека пронизано аурой, "динамидом", "флюидом", испарением, эманацией – как бы мы ни называли эту силу; что она одна и та же у мужчин и женщин и с особой интенсивностью исходит из головы, рук и ног; что, подобно ауре магнита, она полярна; что вся левая сторона – положительная и передает чувство тепла сенситиву, к которому мы прикасаемся левой рукой; вся же правая сторона тела – отрицательная и передает ощущение холода. В некоторых индивидуумах эта жизненная магнетическая (или, как он ее называет, одическая) сила чрезвычайно интенсивна. Таким образом, мы без боязни можем рассматривать любой феноменальный случай, вроде двух вышеописанных, и верить в них без опасения преступить границы точной науки или быть обвиненными в суеверии и легковерии. В то же время следует отметить, что барон фон Рейхенбах не нашел ни одного пациента, чья аура отклоняла бы магнитную стрелку либо притягивала бы железные предметы, как естественный магнит. Стало быть, его исследования не охватили всех проявлений этой силы, и сам он прекрасно это осознавал. Люди, обладающие избыточным магнетизмом, такие, как русская девушка и американский мальчик, нет-нет да и встречаются; они есть и среди некоторых известных медиумов. Например, палец медиума Слейда, когда он водит им по компасу в любом направлении, неизменно притягивает к себе магнитную стрелку. В Лейпциге данный эксперимент проводили профессора Цёльнер и Вебер[3] (профессор физики, основоположник теории вибрации сил). Профессор Вебер "положил на стол компас, помещенный под стекло, магнитная стрелка которого четко виднелась благодаря яркому пламени свечи; мы же взяли Слейда за руки", находившиеся на расстоянии фута от компаса. Магнетическая аура, излучаемая руками Слейда, была так сильна, что "примерно через пять минут стрелка начала резко раскачиваться по дуге от 40 до 60 градусов, пока наконец не сделала несколько полных оборотов". В другой раз профессору Веберу удалось превратить обычную швейную иглу, абсолютно ненамагниченную, что было установлено с помощью компаса еще до эксперимента, в сплошной магнит.

Слейд положил эту иглу на грифельную доску, которую держал под столом... примерно через четыре минуты, когда доску со швейной иглой снова положили на стол, один конец иглы (и только один) оказался до такой степени намагниченным, что к нему прилипали железные стружки и швейные иглы; стрелку же компаса зашкаливало.

Барон фон Рейхенбах начал свое исследование с изучения влияния магнита на животный нерв; затем он стал наблюдать за воздействием на этот нерв сходной ауры или силы, обнаруженной им в кристаллах. Опуская подробности, с которыми должен ознакомиться каждый изучающий арийскую науку, суммируем его заключение: "...с магнетической силой, которую мы находим в естественном магните и магнитной стрелке, родственна сила ["од" – новая сила, открытая им], которую мы обнаруживаем в кристаллах". Отсюда: "...сила магнита не есть, как утверждалось до сих пор, единичная сила, но состоит из двух, ибо к этой, давно известной, силе следует добавить новую, доселе неизвестную и совершенно особую, то есть силу, заключенную в кристаллах".

Одной из его пациенток была некая м-ль Новотни, обладавшая феноменальной чувствительностью к аурам магнита и кристалла. Когда магнит держали возле ее руки, она неизменно двигалась в том направлении, в каком его перемещал барон. Воздействие на руку "было подобно тому, как если бы кто-то схватил ее за кисть и тянул или наклонял ее тело к ногам". (Она лежала на кровати, бледная, а магнит передвигали в этом направлении.) Если его подносили к руке поближе, "рука так сильно притягивалась к нему, что, когда магнит поднимали вверх или отодвигали в сторону, назад, либо в каком-то другом направлении, ее руки прилипали к нему так, как прилипает кусок железа". Мы видим, что это полная противоположность феномену американского мальчика Коллинза, ибо, вместо того чтобы притягиваться к чему-то, его рука, и только его левая кисть, сама притягивала к себе железные предметы, как легкие, так и тяжелые. Рейхенбах, естественно, захотел испытать магнетическое состояние м-ль Новотни. Он говорит: "Чтобы осуществить это, я взял железные опилки и поднес к ним ее палец. Но ни одна крохотная частичка не прилипла к ее пальцу даже после того, как он соприкасался с магнитом... Когда магнитная стрелка остановилась, я попросил ее поднести палец поочередно к разным полюсам стрелки, но магнитная стрелка не проявляла ни малейшего признака отклонения или колебания".

Если бы позволило место, можно было бы продолжить этот весьма любопытный анализ случаев аномального магнетического состояния некоторых людей, не утомляя вдумчивого читателя. Но мы сразу же можем сказать, что поскольку барон фон Рейхенбах рассматривает магнетизм как силу составную, а не простую, и каждый человек насыщен одною из этих сил (так называемый од); и поскольку эксперименты со Слейдом, а также феномены России и Сент-Пола подтверждают, что временами человеческое тело действительно излучает настоящую магнетическую ауру, подобную той, что заключена в естественном магните, то объяснение таково: в вышеуказанных аномальных случаях в человеке преобладает одна из двух сил, вместе образующих то, что всем известно как магнетизм. Следовательно, ничего сверхъестественного в этих случаях нет. Почему это происходит – вполне объяснимо, но поскольку это объяснение уведет нас слишком далеко в непознанную область оккультной науки, то лучше от него воздержаться.


Сноски


  1. Мы всерьез сомневаемся, найдется ли сейчас где-нибудь такое число людей среди средних и низших классов, которые бы так верили в спиритуализм, как в Росии. Многие искренне набожные люди, так же горячо верящие и в дьявола, в той или иной степени верят и во всяких духов.
  2. [ Берцелиус Иоган Яков (1779– 1848) – шведский медик и химик; с 1818 г. секретарь Стокгольмской академии наук. Наиболее известные труды: "Theory of Chemical Proportions and the Chemical Action of Electricity" и "Lehrbuch der Chemie". (изд.)]
  3. [ Вебер Вильгельм Эдуард (1804–1891) – физик, иностранный член-корреспондент Санкт-Петербургской академии наук. Исследовал электричество и магнетизм; разработал совместно с К. Ф. Гауссом абсолютную систему электрических и магнетических единиц. Его именем названа единица магнитного потока. (изд.)]


Издания


См. также