Блаватская Е.П. - Церковь и учение об искуплении

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ЦЕРКОВЬ И УЧЕНИЕ ОБ ИСКУПЛЕНИИ[1]

Этот настойчивый отказ тем более непонятен, что другим проповедникам позволено излагать идеи еще более странные, но, разумеется, с ортодоксальной точки зрения. В чем же состоит неприемлемость «объяснения таинства Христа Распятого», о котором ведет речь преп. м-р Хедли? Уж не в том ли, что оно может противоречить ортодоксально-догматическому истолкованию и описанию Иеговы как «единого с Христом Иисусом», предлагаемому магистром гуманитарных наук преподобным Х.Р.Хоуисом? Вот что говорит этот правдивый и высококультурный, хотя и не очень благочестивый, оратор:


Поначалу Иегове приписывались основные атрибуты Сатаны. Он был Богом, разрушавшим миры, ожесточившим сердце Фараона, искушавшим Давида, склонявшим ко греху и наказывавшим грешника. Подобный образ мышления сохранялся до 700 г. до н.э.: «Я [Господь] делаю мир и произвожу бедствия». (Ис., XLV, 7). Дополнительным пережитком этого отождествления Бога с Дьяволом является слово «Deuce»[2], явно образованное от «Deus»[3], но для нас всегда означавшее Дьявола. По мере своего духовного роста иудеи стали постепенно передавать дьявольские функции «Сатане», или обвиняющему духу. Переломный момент выявляется при сопоставлении более раннего фрагмента (2 Цар., XXIV, 1), где говорится, что Бог «возбудил» Давида исчислить народ, с более поздним (1 Пар., XXI, 1), где подстрекателем, который «возбудил Давида сделать счисление», назван уже Сатана. Но тогда Сатана еще не был Царем Демонов. Мы можем взять нашу Библию и по ней проследить постепенную трансформацию Сатаны из обвиняющего ангела в царя демонов популярной теологии[4].


Это учение представляется нам куда более разрушительным для ортодоксальной церкви, чем любая теория «Христа Распятого». Если м-р Хедли выдвигает аргументы, подтверждающие истинность Христа, то преп. Хоуис, высмеивая и отвергая Дьявола, в то же время разрушает и полностью отвергает Иисуса как Христа. Ибо, как вполне обоснованно утверждает кардинал Вентура ди Раулика, «доказывать факт существования Сатаны — значит восстанавливать одну из фундаментальных догм церкви, служащую основой христианства, поскольку без нее Сатана [и Иисус] был бы просто пустым звуком». Или же можно привести в пример еще более сильное вы­сказывание благочестивого шевалье Гугенота де Мюссо: «Дьявол — главный столп Веры... если бы не он, то Спаситель, Распятый Искупитель, превратился бы в нелепейшего из статистов, а Крест стал бы оскорблением здравого смысла». (Mousseaux, Les hauts phenomenes de la magie, Preface, p. v.) Истинно так. Если бы не было Дьявола, то вряд ли для спасения Мира понадобился бы Христос! И преп. Хоуис заявляет:


Я не стану сейчас обсуждать учение Нового Завета о Царе Демонов, поскольку при этом могу случайно показать, что Иисус не разделял общераспространенного мнения о Царе Демонов, и... взгляните, как необдуманно вольно обращаются наши переводчики со словами Diabolus и Сатана, —


и добавляет к этому, что культ Дерева и Змеи пришел с Востока, «и рассказ об Адаме и Еве является его семитической разновидностью». Можно ли назвать это приемлемой ортодоксией?


Сноски


  1. [ Преп. Т.Дж.Хедли, служитель англиканской церкви, в своем письме к редактору "Lucifer" рассказал о том, как на протяжении семнадцати лет официальные церковные власти бойкотировали его за отказ признать учение об искуплении, как оно изложено в XXXIX статьях. Он трижды давал объявления в "Times" с просьбой предоставить ему кафедру, с которой он мог бы свободно излагать свои мысли, и трижды ему было отказано в их публикации по причине неприемлемости текста. К письму преп. Хедли Е.П.Блаватская и прилагает следующую заметку. (изд.)]
  2. [ «Deuce» (англ.) - чёрт. (изд.)]
  3. [ «Deus» - (лат.) - Бог. (изд.)]
  4. The Key, etc., p. 22.


Издания