Блаватская Е.П. - Теория циклов

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ТЕОРИЯ ЦИКЛОВ


С некоторых пор вновь стала привлекать внимание теория, впервые возникшая в древнейшей религии мира — ведической; теорию эту потом преподавали различные греческие философы, а позднее отстаивали теософы Средних веков, но мудрые люди Запада ее решительно отвергают, как, впрочем, и многое другое в этом мире сплошного отрицания. На этот же раз, вопреки правилу, сами ученые подхватили ее. Статистика событий самого разнообразного характера быстро накапливается и соотносится с серьезностью, требуемой при исследовании важных научных вопросов. Статистика войн и периодов (или циклов) появления великих людей, по крайней мере почитавшихся таковыми современниками, независимо от более поздних мнений; статистика периодов становления и прогресса крупных торговых центров, взлета и падения искусств и наук, катаклизмов вроде землетрясений и эпидемий, периодов исключительного холода и жары, циклов революций, возвышения и падения империй и так далее — все это подвергается, в свою очередь, скрупулезному математическому анализу. Наконец, даже оккультное значение чисел — в именах, в названиях городов, в событиях и тому подобных вещах — вызывает необычный интерес. Если, с одной стороны, значительная часть образованных людей устремляется в атеизм и скептицизм, то, с другой стороны, поток мистицизма в науку явно усиливается. Это — признак неудержимой потребности человечества удостовериться в том, что над материей властвует Высшая Сила, оккультный и таинственный закон, правящий миром, который мы должны изучать и пристально наблюдать, стараясь приспособиться к нему, а не слепо отрицать, разбивая свои головы о скалы судьбы. Не один пытливый ум, изучая периоды благоденствия и бедствий народов и великих империй, был глубоко поражен одной и той же особенностью их истории — неизбежным повторением схожих исторических событий, происходивших поочередно у каждого из них через равные промежутки времени. Такая аналогия обнаружена между событиями, которые по сути схожи, хотя и разнятся внешней стороной деталей. Таким образом, вера древних в астрологов, прорицателей и пророков может быть оправдана проверкой многих наиболее важных предсказаний, а их предвидение будущих событий отнюдь не являлось чем-либо сверхъестественным. Поскольку предсказатели и авгуры времен древних цивилизаций занимали такое же положение, какое ныне занимают историки, астрономы и метеорологи, то нет ничего удивительного в том, что первые предрекали падение империи или поражение в битве так же, как последние — возвращение кометы, изменение температуры или, скажем, окончательное завоевание Афганистана. И те и другие должны быть тонкими наблюдателями, а изучением определенных наук прежде занимались так же, как и теперь. Наука наших дней станет «древней» наукой тысячу лет спустя. Свободное и открытое изучение науки доступно ныне всем, тогда как прежде — лишь немногим. Тем не менее и древнюю, и современную — обе можно назвать точными науками; ибо, как астроном сегодняшнего дня основывает свои наблюдения на математических расчетах, так и древний астролог строил свои прогнозы на не менее тонких и математически точных наблюдениях постоянно повторяющихся циклов. И если секрет этой науки ныне утрачен, дает ли это какие-либо основания заявлять, что она никогда не существовала и что для того, чтобы в нее уверовать, нужно проглотить «магию», «чудеса» и прочие подобные пилюли? «Если ввиду господства современной науки претензии на предсказание будущих событий должны рассматриваться либо как детская игра, либо как намеренный обман, — говорит корреспондент «Нового времени», лучшей ежедневной литературно-политической газеты Санкт-Петербурга, — то нам следует указать на науку, которая, в свою очередь, начала исследовать и регистрировать события прошлого, выясняя, существует ли в вечно повторяющихся событиях некая периодичность; другими словами, повторяются ли эти события через регулярные промежутки времени у разных народов; а если такая периодичность действительно существует, то обусловлена ли она слепым случаем или зависит от тех же естественных законов, от которых в большей или меньшей степени зависят и многие явления человеческой жизни». Безусловно, справедливо последнее. И этот корреспондент имеет лучшее тому математическое подтверждение в своевременном появлении таких трудов, как рассматриваемая здесь работа д-ра Е.Цассе и некоторых других. За последнее время появилось несколько научных трудов по данному мистическому предмету, и сейчас мы рассмотрим некоторые из них вместе с приведенными в них расчетами и сделаем это тем более охотно, что в большинстве случаев они принадлежат перу людей величайшей учености.

В июньском номере «Theosophist» мы уже сообщали о статье д-ра Блохвитца «О значении числа семь» у разных наций и народов, научной статье, недавно появившейся в немецком журнале «Die Ge genwart», теперь же суммируем в целом мнения прессы о наводящей на размышления работе известного немецкого ученого Е.Цассе, дополнив их собственными соображениями. Его статья, только что опубликованная в «Prussian Journal of Statistics», убедительно подтверждает древнюю теорию циклов. Периоды, возвращающие вечноповторяющиеся события, начинаются с бесконечно малых, скажем, десятилетних чередований и достигают циклов, продолжительностью в 250, 500, 700 и 1000 лет, которые соверщают оборот в себе и друг в друге. Все они заключаются внутри Маха-юги — «Великого века», или цикла по счислению Ману, который сам вращается между двумя вечностями — пралайями, или Ночами Брамы. Поскольку в объективном мире материи, то есть в системе следствий, малые небесные тела и планеты вращаются вокруг Солнца, то и в мире субъективном, то есть в системе причин, эти бесчисленные циклы вращаются между тем, что конечный интеллект простого смертного рассматривает как вечность, а более глубокая, хотя и все еще конечная интуиция мудреца и философа — лишь как вечность внутри Вечности. «Как наверху, так и внизу» — гласит древняя герметическая максима. Для эксперимента в этом направлении доктор Цассе избрал статистическое исследование всех войн, занесенных в историю, как предмет, который поддается научной проверке легче других. Дабы наглядно пояснить его самым простым и понятным способом, д-р Цассе представляет периоды войн и периоды мира в виде малых и больших волнообразных линий, разбегающихся по пространству Древнего мира. Сама идея не нова, ибо такое изображение применялось для подобных пояснений многими древними и средневековыми мистиками на словах и в рисунках, например Генри Кунратом[1]. Оно прекрасно отвечает этому назначению и предоставляет нам необходимые факты. Прежде чем перейти к цикличности войн, автор приводит данные о возвышении и упадке великих мировых империй и отмечает их роль во всемирной истории. Он говорит, что если разделить карту древнего мира на пять частей — Восточную, Центральную и Западную Азию, Европу (Восточную и Западную) и Египет, то можно легко проследить, что каждые двести пятьдесят лет через эти районы проходит огромная волна, принося в каждый из них поочередно события своего предшествующего появления. Эту волну можно назвать «историческою волною» 250-летнего цикла. Приглашаем читателя последовать за этим мистическим числом.

Первая из этих волн возникла в Китае, за две тысячи лет до Рождества Христова — в «золотой век» этой империи, век философии, открытий и реформ.

В 1750 году до Р.Х. монголы Центральной Азии создают мощную империю. В 1500 году до Р.Х. Египет восстает из временного упадка и распространяет свое влияние на многие страны Европы и Азии, а около 1250 года до Р.Х. историческая волна докатывается до Восточной Европы, наполняя ее духом экспедиции аргонавтов; она затихает в 1000 году до Р.Х., вместе с осадой Трои.

Вторая историческая волна появляется примерно в то же время в Центральной Азии.

Скифы покидают свою степь и к 750 году до Р.Х. наводняют соседние страны, направляясь к югу и западу; в Западной Азии примерно в 500 году до Р.Х. начинается эпоха пышного расцвета Древней Персии; эта волна движется на восток Европы, где приблизительно в 250 году до Р.Х. Греция достигает высочайшего уровня своей цивилизации и культуры, и далее на запад, где при рождении Христа Римская империя оказывается в апогее могущества и величия.

Опять-таки в этот период мы наблюдаем подъем третьей исторической волны на Дальнем Востоке. После длительных революций Китай вновь образует могучую империю, и его искусство, наука и торговля снова процветают. Через двести пятьдесят лет из глубины Центральной Азии появляются гунны; в 500 году нашей эры образуется новое и могущественное Персидское царство; в 750 году в Восточной Европе возникает Византийская империя, а в 1000 году в Западной Европе — Священная Римская империя, которая вскоре достигает исключительного богатства и великолепия.

В это время с Востока приближается четвертая волна. Китай вновь процветает; в 1250 году монгольская волна, идущая из Центральной Азии, наводняет огромное пространство суши, захватывая и Россию. Около 1500 года в Западной Азии поднимается во всей своей мощи Оттоманская империя и завоевывает Балканский полуостров; но в то же время в Восточной Европе Россия сбрасывает татарское иго и примерно в 1750 году, в царствование императрицы Екатерины, неожиданно достигает величия и увенчивает себя славой. Волна непрерывно движется дальше на Запад, и начиная с середины прошлого века Европа переживает эпоху революций и реформ; и если, как говорит автор, «позволительно пророчествовать, то к двухтысячному году Европа будет переживать один из редчайших в истории периодов культуры и прогресса». Российская пресса, приняв к сведению этот намек, считает, что «к тому времени восточный вопрос будет полностью урегулирован, национальные разногласия европейских народов устранены и заря нового тысячелетия ознаменуется уничтожением армий и союзом между всеми европейскими империями». Признаки возрождения также стремительно возрастают в Японии и Китае, как бы указывая на приближение новой исторической волны к Дальнему Востоку.

Если от цикла в два с половиной столетия обратиться к циклам, налагающим свой отпечаток на каждый век, и, суммируя события древней истории, проследить становление и расцвет империй, то можно убедиться, что начиная с 700 года до Р.Х. надвигалась 100-летняя волна, возвышая поочередно следующие народы: ассирийцев, мидян, вавилонян, персов, греков, македонцев, карфагенян, римлян и германцев.

Поразительная периодичность войн в Европе была также отмечена доктором Цассе. Начиная с 1700 года н.э. каждые десять лет знаменовались либо войной, либо революцией. Периоды усиления и ослабления военной лихорадки у европейских народов представляют собою волну, удивительно регулярную по своей периодичности и текущую непрестанно, словно гонимую неким невидимым, незыблемым законом. В силу того же мистического закона, похоже, эти события совпадают с астрономической волной, или циклом, который при каждом новом обороте сопровождается весьма заметным появлением пятен на Солнце. Периоды, когда европейские державы являли наиболее разрушительную энергию, отмечены циклом длительностью в 50 лет. Перечислять их все от начала истории — занятие слишком утомительное и долгое. Поэтому мы ограничим наше исследование только циклом, начинающимся с 1712 года, когда все европейские народы воевали одновременно — в Северной и Турецкой войнах, в войне за трон Испании. Около 1761 года — в Семилетней войне; в 1810-м — в войнах Наполеона I. К 1861 году волна немного отклонилась от своего постоянного курса, но годы, непосредственно ей предшествовавшие и следовавшие за нею, как бы компенсируя это отклонение и движимые, возможно, с необычайною силою, оставили в истории рекорды наиболее жестоких и кровавых войн: Крымской войны в предыдущем периоде и Гражданской войны в Америке — в последующем. Периодичность войн между Россией и Турцией кажется в высшей степени удивительной и являет собой весьма характерную волну. Вначале интервалы между повторяющимися циклами составляют тридцать лет — 1710-й, 1740-й, 1770-й; затем эти интервалы уменьшаются, и мы имеем двадцатилетний цикл — 1790-й, 1810-й, 1829-1830-й; далее эти интервалы опять увеличиваются — 1853-й и 1878-й. Но если мы примем к сведению длительность прилива волны, приносящей цикл войн, тогда в центре этого цикла — с 1768 по 1812 годы — мы будем иметь три войны продолжительностью в семь лет каждая, а в начале и конце — двухлетние войны. Наконец, автор приходит к заключению, что ввиду этих фактов совершенно невозможно отрицать наличие регулярной периодичности во всплеске психических и физических сил у народов мира. Он доказывает, что в истории всех народов и империй Древнего мира наиболее важными были тысячелетние и столетние циклы, равно как и циклы меньшей длительности — пятидесяти- и десятилетние, ибо все они неизменно приносили с собою более или менее значительное событие в историю народа, захваченного этими историческими волнами.

История Индии, в сравнении с историей других стран, представляется наиболее туманной и наименее восполнимой. Однако если бы ее великие события были зафиксированы в их последовательности, а анналы хорошо изучены, то закон цикличности, относительно периодов войн, голода, политических кризисов и других явлений, проявил бы себя и здесь с такою же силой, как и в любой другой стране.

Во Франции некий парижский метеоролог, давший себе труд собрать статистические данные о самых холодных сезонах, обнаружил, что особо суровыми зимами отличались годы, в которых присутствовала цифра 9. Его данные таковы: в 859 году после Р.Х. северная часть Адриатического моря замерзла и в течение трех месяцев была скована льдом. В 1179 году земля покрылась снегом толщиной в несколько футов, даже в зонах с очень умеренным климатом. В 1209 году во Франции глубокий снег и сильный мороз привели к такому бедственному положению с фуражом, что большая часть крупного рогатого скота в стране погибла. В 1249 году Балтийское море между Россией, Норвегией и Швецией в течение многих месяцев было затянуто льдом, и связь поддерживалась с помощью саней. В 1339 году в Англии стояла такая ужасная зима, что масса народу погибла от холода и голода. В 1409 году река Дунай замерзла на всем своем протяжении — от истоков до впадения в Черное море. В 1469 году все виноградники и фруктовые сады погибли от мороза. В 1609 году во Франции, Швейцарии и северной Италии люди вынуждены были оттаивать хлеб и другую провизию перед едой. В 1639 году значительная часть порта Марсель была затянута льдом. В 1659 году в Италии замерзли все реки. В 1699 г. во Франции и Италии была самая суровая и длинная зима. Цены на продукты питания так сильно поднялись, что половина населения умерла от голода. В 1709 году зима была не менее ужасной. Во Франции, Италии и Швейцарии почва промерзла на глубину в несколько футов, а море как на севере, так и на юге покрылось плотною коркой льда толщиной в несколько футов, сковав на многие мили обычно не замерзающие воды. Множество диких зверей, выгнанных стужей из своих лесных берлог и нор, искало убежища в деревнях и даже в городах, а птицы сотнями замертво падали на землю.

В 1729, 1749 и в 1769 годах (двадцатилетние циклы) все реки и водоемы Франции в течение многих недель были затянуты льдом, а фруктовые деревья погибли.В 1789 году суровая зима вновь посетила Францию. В Париже термометр показывал 19 градусов мороза. Но самая суровая зима пришлась на 1829 год. 54 дня все дороги Франции были занесены снегом толщиной в несколько футов, и все реки замерзли. В тот год голод и нищета в этой стране достигли своего апогея. В 1839 году во Франции снова была исключительно тяжелая и холодная зима. И ныне зима 1879 года снова предъявила свои статистические права, подтвердив фатальное влияние числа 9. Мы предлагаем метеорологам других стран последовать примеру и провести подобные исследования, так как тема эта, бесспорно, одна из самых увлекательных и познавательных.

Вышеизложенного, однако, достаточно, чтобы доказать, что ни идеи Пифагора о таинственном влиянии чисел, ни теории древних мировых религий и философий не являются поверхностными и бессмысленными, как в том хотели бы уверить мир некоторые чересчур ретивые вольнодумцы.


Сноски


  1. Кунрат Генри — выдающийся каббалист, розенкрейцер, химик и врач XVI века, лучшим сочинением которого, по мнению Е.П.Блаватской, является «Амфитеатр вечной мудрости».


Издания

Смотрите также