Блаватская Е.П. - Психическая и интеллектуальная деятельность

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ПСИХИЧЕСКАЯ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ



...Я благим Его [человека] и чистым создал; волю дал Свободно Зло отвергнуть или пасть. Таков закон для сотворенных Мной Эфирных Сил и Духов; как для тех, Что пали, так для тех, что Мне верны Остались. Преступить ли, устоять – От них зависело...
Мильтон.
Потерянный Рай (книга III, строки 98–102)[1]



Предположение, что разум является реальным существом, на которое можно оказывать влияние через мозг и которое само влияет через мозг на тело, является единственно правдоподобным среди множества накопленных фактов.
Джордж Т. Ладд.
Основы физиологической психологии


I

Новое веяние, "подобно могучему штормовому ветру", вдруг охватило некоторые теософские умы. Смутная поначалу идея со временем обрела большую определенность и теперь, похоже, довольно активно пульсирует в головах некоторых наших коллег. Вот в чем ее суть: если нам нужны новообращенные, то нам необходимы и некоторые экзотерические варианты оккультных учений, которые мы могли бы сделать достоянием гласности. Причем их следует в какой-то мере, если не полностью, привести в соответствие с современным уровнем науки. Они настаивают на том, чтобы так называемые эзотерические[2] (или, вернее, некогда эзотерические) космогония, антропология, этнология, геология, психология и, что самое главное, метафизика были приспособлены к современному (то есть материалистическому) мышлению и никогда более не противоречили (по крайней мере открыто) "научной философии".

Под последней, как мы понимаем, подразумеваются фундаментальные, общепринятые взгляды крупнейших школ или же м-ра Герберта Спенсера и некоторых английских менее крупных философов, а также и те умозаключения, которые могут вывести из их идей более или менее талантливые ученики и последователи.

Большое дело, ничего не скажешь; и, что самое главное, по духу своему оно очень напоминает политику средневековых казуистов, искажавших и даже подавлявших истину, если она шла вразрез с Божественным Откровением. Нет нужды повторять, что мы отвергаем какие-либо компромиссы. Не исключено, конечно же, и даже более того, вполне вероятно и почти неизбежно, что при изложении таких сложных для понимания принципов, каковые содержит в себе восточный оккультизм, будут "сделаны ошибки" и что ошибки эти окажутся "нередкими и зачастую весьма грубыми".

Но опять-таки источником этих ошибок явятся интерпретаторы, но никак не сама система. Ошибки следует исправлять, опираясь на авторитет все той же Доктрины, подкрепляемой учениями, выросшими на благодатной и надежной основе Гупта-видьи, но не следует сверять ее с интеллектуальными спекуляциями сегодняшнего дня, которые вряд ли доживут до дня завтрашнего, взращенные на зыбкой почве современных научных гипотез (особенно зыбкой в области психологии и ментальных феноменов). Следуя своему девизу: "Нет религии выше Истины", мы решительно отказываемся идти на поводу у физической науки. Можно сказать и иначе: если так называемые точные науки ограничат сферу своей деятельности исключительно физическим царством природы; если они будут заниматься только хирургией, химией и даже физиологией, но в пределах своих законных границ (то есть не выходя за рамки нашей телесной оболочки), то оккультисты будут первыми, кто станет обращаться к ним за помощью, несмотря на все их заблуждения и ошибки. Но если физиологи из современных "анималистских"[3] школ, выходя за пределы материально природы, начинают вмешиваться в высшие функции и феномены разума и изрекать ex cathedra dicta на эту тему, утверждая, что тщательный анализ привел их к твердому убеждению, что человек обладает не большей свободой выбора, чем животное, и является существом не столь ответственным, как это принято считать, то оккультист имеет в этом случае гораздо больше прав на выражение протеста, чем нынешний среднестатистический "идеалист", так как оккультист считает, что ни один материалист (а это в лучшем случае всего лишь предубежденный и односторонний наблюдатель) не может претендовать на глубокое знание ментальной физиологии, или того, что они теперь называют физиологией души. Никакое подобное имя существительное вообще не должно употребляться вместе со словом "душа", если, конечно, под душой не подразумевается исключительно низший, психический разум, или же то, что в человеке развивается в интеллект (пропорционально совершенствованию его мозга), а у животного – в высший инстинкт. Но раз уж сам великий Чарльз Дарвин учил, что "наши мысли представляют собой животные воздействия органов чувств", то и для нынешних физиологов тоже нет ничего недозволенного.

Таким образом, к большому разочарованию наших тяготеющих к науке коллег, мы вынуждены еще раз повторить, что одной из задач "Lucifer" является демонстрация всей глуб_ины нашего несогласия с точными науками или, вернее, демонстрация того, насколько далеки выводы этих наук от истины и подлинных фактов. Под "наукой" мы здесь, конечно же, имеем в виду ученое большинство; лучшие представители науки, относящиеся к меньшинству, как мы можем с гордостью сказать о нем, – на нашей стороне, по крайней мере в таких вопросах, как свобода воли человека и нематериальность разума. С позиции духа и его способностей к проявлению, изучение "физиологии" души, воли человека и его высшего Сознания невозможно свести к системе общих представлений, которые можно было бы выразить в виде кратких формулировок; так же, как и многочисленные и разнообразные загадки психологии материальной природы невозможно разгадать, анализируя только лишь ее физические феномены. Нет никакого особого органа воли, есть только физический базис для деятельности самосознания.

Если вопрос о деятельности самосознания будет сосредоточен исключительно на его физическом базисе, то на него нельзя будет дать никакого, даже предположительного ответа... По самой природе своей это замечательное, изучающее действие разума, при котором он осознает самое себя, не может иметь никаких аналогов и соответствий в материальном мире. Это синтезирующее действие невозможно объяснить никаким физиологическим процессом, невозможно даже аргументированно увязать описание какого-либо из этих процессов с этой уникальной мыслительной способностью[4].

Так что, если всему конклаву психофизиологов предложить дать точную формулировку сознания, они наверняка не справятся с этой задачей, поскольку самосознание принадлежит исключительно человеку и исходит от его высшего Я, высшего Манаса. И даже принимая во внимание психический элемент (или кама-манас)[5], присущий как животной, так и человеческой природе (его развитие проявляется просто в дальнейшем совершенствовании клеток мозга, повышении их чувствительности), ни один физиолог, пусть даже самый умный, не сможет разгадать загадку человеческого разума в его высшем, духовном проявлении или, по-другому, в его двойственном аспекте: психическом и интеллектуальном (или манасическом)[6]; он не сможет полностью решить даже связанные с ним вопросы материального уровня до тех пор, пока не узнает о существовании этой двойственности и не будет готов признать ее. А это означает, что ему придется признать наличие у человека низшего (животного) и высшего (или божественного) разума, то есть того, что в оккультизме именуется "персональным" и "им-персональным" Эго, так как между психическим и интеллектуальным, между личностным и индивидуальным лежит такая же пропасть, как между святейшим Буддой и Джеком Потрошителем. И пока физиологи не признают это, все их исследования всегда будут заходить в тупик. Это свое утверждение мы намерены доказать.

Общеизвестно, что подавляющее большинство наших ученых "Didymi" отрицает свободу воли. Этот вопрос в течение вот уже столетий не дает покоя мыслящим умам; каждая новая школа мышления бралась за его решение, но в конце концов оставляла его, не продвинувшись ни на йоту. И хотя этот вопрос и сейчас остается одной из самых сложных философских проблем, нынешние "психофизиологи" ничтоже сумняшеся заявляют, что им удалось разрубить этот гордиев узел раз и навсегда. Для них ощущение личной свободы действий – это заблуждение, иллюзия, "коллективная галлюцинация человечества". Эта убежденность основывается на принципе невозможности какой-либо умственной деятельности при отсутствии мозга и невозможности существования мозга при отсутствии тела. А поскольку последнее подчиняется главным образом законам материального мира, где все подчинено необходимости и отсутствует какая-либо спонтанность, то и нашим современным психофизиологам nolens volens приходится выбросить всякую самочинную спонтанность из человеческой деятельности. Для примера приведем слова лозаннского профессора физиологии А. А. Герцена[7], для которого идея свободной воли человека является абсолютно антинаучным абсурдом. Этот оракул утверждает:

В этой безграничной физической и химической лаборатории, со всех сторон окружающей человека, органическая жизнь производит лишь небольшую и очень незначительную часть феноменов; и даже в этой незначительной части доля науки, достигшей уровня сознания, является столь мизерной, что было бы абсурдом исключать человека из сферы действия всеобщего закона, признавая за ним субъективную спонтанность действий и свободу воли, которые этому закону противоречат.

Для оккультиста, сознающего разницу между психическим и интеллектуальным началами в человеке, все это, конечно же, полная ерунда, несмотря на всю наукообразность звучания. И если автор спросит у нас, не считаем ли мы, что психические феномены совсем не связаны с деятельностью молекулярного характера, которая распространяется и на центры наших ощущений, мы ответим, что этот факт мы никогда и не отрицали. Но при чем же здесь свобода воли? То, что каждый феномен в видимой Вселенной является проявлением движения – старая аксиома в оккультизме; также мы не сомневаемся в том, что, если какой-либо психофизиолог вдруг заявит, что в какой-то определенный момент физические феномены просто растворяются в пустоте, он встретит мощное сопротивление всех без исключения представителей точных наук. И потому, когда автор процитированной работы утверждает, что вышеупомянутая сила, достигнув высших нервных центров, не исчезает, но переходит в другие формы, а именно: в психические проявления, мысли, ощущения и сознание, и далее может снова приобрести физический характер (когда психическая сила оказывается направленной в обратную сторону, то есть на совершение физической, например мускульной, работы), – оккультисты целиком и полностью поддерживают его, так как любая психическая деятельность (как в низшей, так и в высшей своей форме) есть "не что иное, как движение".

И это тоже движение; но не всякое движение является "молекулярным", по мнению автора. Движение как Великое Дыхание (см.: "Тайная Доктрина", т. I) и, следовательно, как "звук" есть субстрат Космического Движения. Оно не имеет ни начала, ни конца и представляет собой единую вечную жизнь, основу и источник субъективной и объективной вселенной; так как Жизнь (или Бытие) – это источник и начало всего существующего. И молекулярное движение есть только низшее, наиболее материальное из ее конечных проявлений. И если всеобщий закон сохранения энергии приводит современных ученых к выводу, что психическая деятельность представляет собой всего лишь особую форму движения, то оккультистов этот же самый закон приводит не только к этому, но и к еще одному дополнительному выводу, который психофизиология абсолютно не принимает во внимание. Если ученые только в нынешнем XIX столетии смогли установить, что психическая (мы даже говорим – духовная) деятельность подчинена тем же всеобщим и неизменным законам движения, что и все прочие феномены, проявляющиеся в объективном царстве Космоса, и что в обоих мирах, и в органическом, и в неорганическом (?), любое проявление, как сознательное, так и бессознательное является результатом действия совокупности причин, то для оккультной философии это всего-навсего азбука науки. "Весь мир пребывает в Сваре; а Свара – это и есть Дух", Единая Жизнь, или Движение. Так говорится в древних книгах по индусской оккультной философии. "Наиболее точный перевод слова свара – поток жизненной волны", – говорит автор "Тонких сил природы"[8] и далее объясняет:

Это то волнообразное движение, которое является причиной эволюции недифференцированной космической материи в дифференцированную вселенную... Откуда исходит это движение? Это движение есть сам дух. Слово Атман (Вселенская Душа), используемое в книге [см. ниже], само по себе передает идею вечного движения, что следует из корня am (вечное движение); и, что также немаловажно, корень am связан (а по сути дела является всего лишь их видоизмененной формой) с корнями ах (дыхание) и ас (бытие). В основе всех этих корней лежит звук, производимый дыханием животных (живых существ)... Этот изначальный поток жизненной волны в человеке приобретает форму движения легких, производящих вдох и выдох, и он же является всепроникающим источником эволюции и инволюции всей вселенной.

За много веков до появления индуктивных и точных наук в древних книгах по магии было достаточно написано и о движении, и о "сохранении энергии". И что же нового добавляет к сказанному в этих книгах современная наука, когда повествует, например, о животном механизме.

От видимого атома и до затерянного в пространстве небесного тела все в мире пребывает в движении... и каждый объект находится на определенном расстоянии от другого, пропорционально количеству движения, которое оживляет их. Молекулы соединены между собою постоянными связями, которые разрушаются либо при добавлении, либо при изъятии определенного количества движения[9].

Но оккультизм способен рассказать об этом больше. И хотя он также признает, что движение на материальном уровне и сохранение энергии – это два фундаментальных закона (или, вернее, два аспекта одного и того же вездесущего закона) Свара, при этом он решительно отрицает, что эти же законы определяют и свободную волю человека, которая относится к совершенно иному уровню. Автор "Общей психологии", основываясь на своем открытии, что психическая деятельность есть не что иное, как движение и результат действия совокупности причин, утверждает, что коль скоро это так, то нет смысла вести далее какие-либо дискуссии о спонтанности (в смысле природной, внутренней склонности, вырабатываемой человеческим организмом); и добавляет, что все вышесказанное раз и навсегда прекращает какие-либо разговоры о свободе воли! Оккультисты не согласны с этим выводом. Бесспорный факт существования психической индивидуальности человека (мы называем ее интеллектуальной индивидуальностью, или индивидуальностью манаса) является более чем достаточным аргументом против этого утверждения, поскольку если бы оно было истинным, и свобода воли и в самом деле была коллективной галлюцинацией всего человечества, длящейся столетиями, как это утверждает автор, то никакой психической индивидуальности просто не существовало бы.

Под "психической" индивидуальностью мы в данном случае подразумеваем ту самонаправляющуюся силу, которая позволяет человеку преодолевать препятствия. Поместите полдюжины животных одного вида в одинаковые условия – и вы заметите, что их действия будут хотя и не полностью идентичными, но все же очень похожими; поместите в те же условия с полдюжины людей – и вы убедитесь, что их действия будут такими же различными, как и их характеры, то есть их психическая индивидуальность.

Но если мы назовем эту "психическую" индивидуальность Сознательной Волей, то, принимая во внимание утверждение самой психофизиологической науки о том, что у воли нет особого органа, каким же образом мы вообще сможем соединить волю с "молекулярным" движением, как это предписывают нам материалисты? Как говорит профессор Дж. Т. Ладд:

Феномены человеческого сознания следует рассматривать не как движение молекул мозга, но как действие какой-то иной формы реального существа. Для этих феноменов необходима основа, отправная точка, отличная по своей природе от фосфорических жиров центральной массы и фиброзных окончаний нервных клеток коры головного мозга. Существо, проявляющееся непосредственно для себя самого в виде феноменов сознания и опосредованно для окружающих в виде деятельности тела, как раз и составляет разум (манас). Именно он производит все ментальные феномены, демонстрируя, каков он есть, через то, что он делает. Так называемые ментальные "способности" являются всего лишь навыками поведения, сформировавшимися в сознании этого реального существа. И действительно, мы можем заметить, что это реальное существо, именуемое разумом, использует постоянно повторяющиеся методы действия; и потому мы фиксируем у него определенные способности... Ментальные способности не могут существовать сами по себе... Они представляют собой исключительно навыки поведения в сознании разума. И сама их классификация возможна лишь при условии признания, что реальное существо, именуемое разумом, существует, и оно отлично от другого реального существа, известного как физические молекулы мозговой нервной массы[10].

Показав нам необходимость восприятия сознания как самостоятельной единицы (еще одна оккультная догадка), автор добавляет:

Из предыдущего рассуждения мы можем сделать следующий вывод: носителем всех состояний сознания является реальное, самостоятельное существо, называемое разумом; его природа нематериальна; он действует и развивается в соответствии со своими собственными законами, однако он особенно тесно связан с материальными молекулами и массами, составляющими субстанцию Мозга[11] [р. 613].

"Разум" – это манас или, вернее, низшее его проявление, которое, будучи отделенным на какое-то время от камы, становится проводником для высших ментальных способностей и является органом свободной воли физического человека. Это предположение новой психофизиологии остается, к сожалению, невостребованным, хотя внешняя невозможность примирения существования свободной воли с законом сохранения энергии – это чистой воды заблуждение. Это было достаточно убедительно показано в "Научных письмах" Эльпея в критическом разборе этой работы. Но для того чтобы доказать это окончательно и наконец поставить точку в данном вопросе, вовсе не нужно забираться в такие высокие материи (высокие по крайней мере для нас), как оккультные законы, здесь необходимо всего лишь немного здравого смысла. Давайте попробуем беспристрастно проанализировать этот вопрос.

Кто-то утверждает (допустим, что этот "кто-то" – ученый), что поскольку "психическая деятельность, как это было доказано, подчиняется всеобщим и неизменным законам движения, то у человека не может быть никакой свободы воли". "Аналитический метод точных наук" подтверждает это, и потому ученые материалисты поспешили "издать предписание" всем своим последователям считать это утверждение непреложным фактом. Но есть еще и другой человек, еще более крупный ученый, который считает иначе. Например, сэр Уильям Лоуренс, знаменитый хирург, в одной из своих лекций[12] заявил:

Философское учение о душе и ее независимом существовании не имеет ничего общего с физиологическим пониманием этого вопроса, но опирается на доказательства совершенно иного рода. Эти утонченные материи никак не могут быть связаны со сферой деятельности анатома и физиолога. Нематериальное, духовное существо никак не может быть обнаружено среди крови и нечистот в прозекторской.

А теперь давайте подробнее остановимся на аргументах материалиста, дабы показать, как этот универсальный растворитель – "аналитический метод" используется им в данном случае. Автор "Психологии" разлагает психическую деятельность на составляющие ее сложные элементы, прослеживает их происхождение до уровня движения и, не найдя в них никаких признаков свободной воли или спонтанности, приходит к заключению, что последние не существуют вовсе и, следовательно, их не может быть и во всей психической деятельности, только что разложенной им на составляющие. "Разве ошибочность подобного антинаучного исследования не самоочевидна?" – следует вопрос критика; и далее этот критик приводит следующие обоснованные аргументы:

Действуя в такой последовательности и исходя из этого аналитического метода, можно с тем же успехом объявить несуществующими абсолютно все природные феномены. Ведь и звук, и свет, и тепло, и электричество, равно как и все химические процессы, можно разложить на составляющие их элементы и в конце концов дойти до первоосновы – движения, где все особенности этих элементов исчезают и остаются только "колебания молекул". Но разве из этого следует, что все это: и тепло, и свет, и электричество – это всего лишь иллюзия, а не реальные проявления особенностей нашего реального мира? Разумеется, все эти особенности невозможно обнаружить в отдельных составляющих элементах просто потому, что мы не вправе рассчитывать на то, что часть будет содержать в себе в полном объеме все свойства, присущие целому. Что бы мы сказали о химике, который, разложив воду на кислород и водород и, не обнаружив у них присущих воде качеств, заявил бы, что такие качества вообще не существуют в природе, и уж конечно, их нет у воды? А что бы вы сказали об историке, который, изучив в отдельности каждую букву из попавшего к нему в руки документа и убедившись, что каждая буква в отдельности лишена какого-либо смысла, заявил бы, что и весь документ, следовательно, являет собою полную бессмыслицу? И разве не таким же точно образом действует автор "Психологии", когда отрицает существование свободной человеческой воли или возможность спонтанности человеческих поступков на основе того, что эта способность, относящаяся к высшей психической деятельности, отсутствует в тех элементах, которые он подверг своему анализу?

Ни у кого не вызовет сомнений, что отдельный осколок кирпича, камня или железа, ранее бывший частью какого-либо строения, не может передать ни малейшего представления об архитектуре всего этого сооружения (по крайней мере, если он попал в руки химика); хотя в руках психометра[13] мог бы, благодаря способности, которая явно демонстрирует закон сохранения энергии, и при этом более наглядно, чем какая-либо физическая наука; причем демонстрирует его действие как в субъективных, или психических, мирах, так и на объективных, материальных уровнях. Если мы захотим проследить генезис звука на этом уровне, мы придем все к тому же движению, и к тому же соотношению сил, которое проявляется и в любом другом феномене. Но должен ли физик, разложивший звук на составляющие его вибрации и не нашедший в них никакой гармонии или мелодии, отрицать существование последних? И не доказывает ли это, что аналитический метод, имеющий дело исключительно с элементами, но никогда с их комбинациями, заставляет физика пространно толковать о движении, вибрации и тому подобном, но мешает ему увидеть гармонию, производимую определенными комбинациями этого движения, "гармонию вибраций"? Критики, следовательно, не напрасно обвиняют материалистическую психофизиологию в пренебрежении этими архиважными принципами; и если психофизиология утверждает, что при изучении простейших физических феноменов необходимо тщательное изучение фактов, то разве не во много раз важнее тщательно изучать факты, когда речь идет о таких сложных и важных вопросах, как психические силы и способности? И все же в большинстве случаев об этой очевидной истине забывают и аналитический метод применяется предвзято и неоправданно. Так стоит ли удивляться тому, что психофизиолог, раскладывая психическое действие на лежащие в его основе элементы движения, в ходе этого процесса лишает это действие всех присущих ему характеристик, искажает их; а исказив и разрушив их, он, конечно же, никак не сможет найти то, что в разложенном на элементы психическом действии уже не существует. Если сформулировать эту мысль коротко, этот психофизиолог просто забывает или скорее игнорирует тот факт, что, хотя психические проявления, как и все прочие феномены материального уровня, изначально принадлежат к миру вибраций ("звук" есть субстрат вселенской Акаши), все же по своему характеру они принадлежат к иному, более высокому Миру Гармонии. Эльпей приводит несколько резких высказываний в адрес этих, как он их сам называет, "физикобиологов"; и высказывания эти, пожалуй, заслуживают того, чтобы воспроизвести их здесь.

Эти психофизиологи, нимало не беспокоясь о фактах, отождествляют составляющие психическую деятельность элементы с самой психической деятельностью, а отсюда и полученный аналитическим методом вывод, согласно которому наивысшая и наиболее характерная особенность человеческой души – свободная воля, спонтанность – это иллюзия, а не психическая реальность. Но, как мы уже показали, подобное отождествление не только не имеет ничего общего с точной наукой, но и вообще недопустимо, поскольку противоречит всем элементарным законам логики, вследствие чего все эти так называемые физикобиологические умозаключения, основанные на этом отождествлении, оказываются абсолютно несостоятельными. Таким образом, проследить психическое действие до уровня первоначального движения – можно, но доказать этим "иллюзорность свободной воли" – нельзя. Вспомните пример с водой: свойства воды существуют, хотя ими и не обладают составляющие ее газы, взятые по отдельности; точно так же обстоит дело и с особыми свойствами психического действия: его спонтанность – это психическая реальность, хотя бы этим свойством и не обладали отдельные, ограниченные его элементы, на которые психическую деятельность расчленяют своими "ментальными" скальпелями психофизиологи.

Этот метод является "отличительной чертой современной науки, стремящейся проникнуть в природу объектов своих исследований путем детального описания их развития", как говорит Дж. Т. Ладд. И автор "The Elements of Physiological Psychology" также добавляет:

Вселенский процесс "Творения" был почти что персонифицирован и обожествлен ради его превращения в подлинную основу всего конечного и конкретного существования... Предпринимаются попытки свести так называемое развитие разума к эволюции мозга, обусловленной чисто физическими и механическими причинами. Эти попытки, по сути дела, отрицают право единого, цельного объекта, именуемого разумом, считаться самостоятельным субъектом развития, протекающего по своим собственным законам... Но, с другой стороны, все эти попытки представить постепенное усложнение ментальной деятельности и рост ее масштабов в виде эволюции мозга многим умам представляются абсолютно неудовлетворительными. И мы без колебаний причисляем себя именно к этим умам. Конечно же, не следует отвергать факты, свидетельствующие о связи, существующей между развитием тела и развитием разума, и даже определенной зависимости последнего от первого, но эти факты никоим образом не противоречат и другой точке зрения на развитие разума. Эта точка зрения обладает даже дополнительными преимуществами по сравнению с вышеизложенной, поскольку согласуется и со многими другими известными фактами, которые, однако же, с большим трудом поддаются объяснению в свете материалистических теорий. В целом история развития каждого индивидуума свидетельствует о том, что реально существующий объект (разум) развивается сам, хотя и параллельно с эволюционированием мозга, но в соответствии со своей собственной природой и своими собственными законами [р. 614–616].

Насколько близко это последнее научное "предположение" подходит к учениям оккультной философии, будет показано во второй части этой статьи. А пока что мы можем закончить свой ответ последней материалистической ереси, которая может быть сформулирована в нескольких словах. Поскольку любое психическое действие имеет в своей основе деятельность нервных элементов, чье присутствие необходимо, так как за их пределами психическая деятельность не наблюдается; и поскольку эта нервная деятельность являет собой всего лишь молекулярное движение, то нет никакой необходимости выдумывать какую-либо особую психическую силу для объяснения работы мозга. Свободная воля заставила бы науку признать наличие какого-то невидимого органа свободной воли, творца этой особой силы.

Мы согласны: "никакой необходимости" в творце "этой особой" или какой-либо другой силы нет. Да никому никогда и не придет в голову такой абсурд. Но между понятиями "творить" и "направлять" – большая разница, и последнее ни в коем случае не означает создания энергии движения или какой-либо еще особой энергии. Психический разум (в противовес манасическому, или интеллектуальному, разуму) всего лишь трансформирует энергию этого "реально существующего объекта" в соответствии с "его собственной природой и законами", как замечательно выразился Ладд. Сам "реальный объект" ничего не создает, но лишь обеспечивает естественную связь в соответствии как с физическими, так и со своими собственными законами; используя силу, он придает ей направление, выбирает, каким путем ее следует направить, и затем побуждает ее к действию. И коль скоро эта деятельность является самостоятельной и своеобразной, то энергия при этом переносится из мира дисгармонии в его собственные, гармоничные сферы. Не будь она независимой, этого бы не произошло. Свобода человеческой воли, по сути дела, очевидна и неоспорима. И следовательно, как уже говорилось выше, речь может идти не о создании какой-либо силы, но только об изменении ее направления. Если стоящий у штурвала матрос сам не производит пар для машины, можем ли мы сказать, что это не он управляет кораблем?

И то, что мы отказываемся разделять заблуждения некоторых психофизиологов и признавать их последним словом науки, разве согласуется с их убежденностью в том, что свобода воли – это галлюцинация! Нам смешны анималистские идеи. И можно ли сказать более научно, чем это сделано в одной лишь прекрасной и исчерпывающей метафоре "Катха-упанишады" (не говоря уж о том, насколько она величественна и поэтична): "Чувства – кони, тело – колесница, разум (кама-манас) – поводья, а интеллект (или же, иначе сказать, свободная воля) – возничий". Воистину даже в самых незначительных фрагментах упанишад, составленных тысячи лет назад, содержится наука более точная, чем во всем материалистическом бреде нынешней "физикобиологии" и "психофизиологии", вместе взятых!


II


...Знание прошлого, настоящего и будущего заключено в Кшетраджне (Эго).
Оккультные аксиомы


Объяснив, в чем именно и почему мы, оккультисты, не согласны с материалистической психологией, мы можем теперь перейти к объяснению различий между психической и ноэтической ментальной функциями, хотя бы ноэтическая функция и не признавалась официальной наукой.

Более того, для нас, теософов, термины "психический" и "психизм" означают нечто иное, чем для рядовой публики, науки и даже для теологии (последняя наделяет их таким значением, которое отвергают и наука, и теософия, а публика в большинстве своем имеет довольно туманное представление о значении этих терминов или же вовсе не имеет никакого). Для многих между терминами "психический" и "психологический" существует очень небольшое различие или же такового не существует вовсе, и оба они каким-то образом характеризуют человеческую душу. Некоторые современные метафизики благоразумно согласились ввести в качестве терминов два слова – разум (pneuma) и душа (psyche), дабы первым обозначать рациональное духовное начало, а вторым (psyche) – живой принцип человека, дыхание, которое одушевляет, или, по-другому, анимирует его (от слова anima – "душа"). Но если это так, то можем ли мы отрицать наличие души у животных (ведь слово "животное" в латинском языке образовано от того же самого корня – animal). И животные в неменьшей степени, чем человек, наделен этим же самым принципом чувственной жизни (2-я глава книги "Бытие" – нэфеш). Душа – это ни в коем случае не разум, ведь даже идиота, полностью лишенного последнего, нельзя назвать "бездушным". Описывать, как это делают физиологи, человеческую душу вкупе с чувствами и аппетитами, страстями и желаниями, свойственными как человеку, так и грубой скотине, а затем наделять ее богоподобным интеллектом, духовными и мыслительными способностями, истоки которых расположены в над-чувственном мире, значило бы навеки лишить эту тему непроницаемого занавеса таинственности.

Однако в современной науке терминами "психология" и "психизм" обозначаются только состояния нервной системы, а источником ментальных феноменов считают исключительно действие молекул. Высший, интеллектуальный характер разумного принципа полностью игнорируется как физиологами, так и психологами, и не только игнорируется, но и объявляется "предрассудком". Психология же часто и вовсе воспринимается как синоним психиатрии. Поэтому те, кто изучает теософию, будучи вынужденными разбираться во всей этой путанице, и избрали себе доктрину, лежащую в основе проверенных временем философских учений Востока. Что она собою представляет, мы попытаемся показать ниже.

Для лучшего понимания всех вышеприведенных аргументов, а также тех, что последуют далее, читателю можно порекомендовать обратиться к редакторской статье в сентябрьском номере "Lucifer" ("Двойственный аспект мудрости"), дабы ознакомиться с двойственным аспектом того, что св. Иаков назвал в своем Послании [гл. III, 15, 17] одновременно и бесовской, земной мудростью и "мудростью, нисходящей свыше". В другой редакторской статье, "Космический Разум" (апрель 1890 года), говорится также, что древние индусы наделяли сознанием каждую клетку человеческого тела, придавая ей имя какого-либо бога или богини. Говоря об атомах с точки зрения науки и философии, профессор Ладд называет их в своей работе "сверхчувственными существами". Оккультизм признает каждый атом[14] "самостоятельной единицей", а каждую клетку – "единицей сознания". Оккультизм учит, что атомы могут составить единую клетку не раньше, чем последняя обретет сознание (причем у каждой клетки – свое собственное сознание) и свободную волю для того, чтобы действовать в рамках, определенных ей законом. И, как следует из двух вышеуказанных статей, подтверждения этому можно найти и в науке. Далеко не один ученый-физиолог из тех, что принадлежат к золотому меньшинству (а их число все более увеличивается), постепенно убеждается в том, что у памяти нет своего вместилища, нет своего особого органа в мозге человека, но она располагается во всех органах тела.

"У нас нет достаточно веских оснований говорить о каком-нибудь отдельном органе как о вместилище памяти, – пишет профессор Дж. Т. Ладд. – Каждый орган, каждая группа органов и каждый участок нервной системы имеет свою собственную память" [р. 533].

Вместилище памяти, следовательно, находится не здесь и не там – оно везде, разбросано по всему человеческому телу. Помещать его только в мозге означало бы ограничивать, принижать Вселенский Разум и его бесчисленные Лучи (Манасапутры), озаряющие каждого мыслящего смертного. Коль скоро мы пишем прежде всего для теософов, то проигнорируем психофобию и прочие предрассудки материалистов, которые, прочтя эти строки, только презрительно фыркнут, наткнувшись на упоминание "Вселенского Разума" и высшей поэтической души человека. "Но что же есть память?" – спросим мы. "И ощущения, и образы, содержащиеся в памяти, – это переходные фазы сознания", – ответят нам. "Но что же тогда есть сознание!" – спросим мы снова. "Мы не можем дать определения сознанию", – отвечает нам профессор Ладд. Таким образом, физиологическая психология предлагает нам удовлетвориться различными, не поддающимися проверке частными определениями сознания, данными различными людьми; и это в "вопросах церебральной физиологии, где и эксперты, и новички одинаково невежественны" (согласно характеристике уже упомянутого автора). Гипотеза следует за гипотезой, и нам остается примкнуть либо к учениям наших Пророков, либо, напротив, к выводам тех, кто отвергает и Пророков, и их мудрость. Более того, как говорит нам все тот же честный человек науки: "Если метафизика и этика не в состоянии утвердить свои факты и выводы перед физиологической психологией... то и физиологическая психология, в свою очередь, не может навязать метафизике и этике те выводы, которые они черпают из связанных с деятельностью сознания фактов, обряжая различные мифы и басни, бытующие в этой области, в одеяния общепризнанных знаний о церебральных процессах" [р. 544].

Теперь, когда метафизика оккультной физиологии и психологии утверждает наличие в смертном человеке бессмертного существа, "божественного Разума", или Nous, чьим бледным, а зачастую и искаженным отражением является то, что мы называем "разумом" и интеллектом в человеке (по сути дела, это отдельное существо, создаваемое из "божественного Разума" на время каждого воплощения), мы можем сказать, что эти два "принципа" как раз и являются двумя источниками "памяти". Принципы эти мы различаем как высший Манас (разум, или Эго) и кама-манас, то есть рациональный, но земной (или физический) интеллект человека, заключенный в материальную оболочку и привязанный к ней и, следовательно, находящийся под влиянием последней; всегда остающаяся в сознании Истинная Сущность, периодически перерождающаяся (поистине слово, породившее все бытие!), но неизменная, в то время как ее отраженный "двойник" изменяется с каждым новым воплощением и, следовательно, сохраняет сознание только в течение одного жизненного цикла. Последний "принцип" – это наша низшая сущность, или то, что проявляется через наш организм, действует на уровне иллюзии, но считает себя Ego Sum и потому впадает в то, что буддисты определяют как "ересь самоотделенности". Первый принцип мы называем Индивидуальностью, второй – личностью. Первый является источником интеллектуального элемента, второй – психического, то есть в лучшем случае – "земной мудрости", так как он подвержен влиянию всех хаотических воздействий со стороны человеческих или скорее животных страстей, свойственных живому телу.

"Высшее Эго" не может воздействовать непосредственно на тело, так как его сознание принадлежит совершенно иному уровню, другим уровням формирования и восприятия вещей; другое дело – "низшая" сущность, от действий которой, продиктованных ее же свободной волей и выбором, зависит, будет ли она тяготеть к своему родителю ("Отцу Небесному") или же к своей "животной" природе, в которой она пребывает, – к человеку физическому. "Высшее Эго" как часть Вселенского Разума обладает безграничным знанием на своем уровне, однако на нашем, земном уровне оно обладает лишь потенциальными способностями к безграничному познанию, поскольку действовать ему в этом случае приходится исключительно через свое alter ego – персональное эго. Но хотя первое и является носителем всего знания о прошлом, настоящем и будущем и хотя именно оно, Высшее Эго, является тем источником, из которого его "двойник" время от времени получает "озарения", не связанные с чувственными восприятиями человека, и передает их далее определенным клеткам мозга (функция которых все еще непонятна ученым), превращая таким образом человека в провидца, предсказателя и пророка, все же память о прошлых событиях (и особенно о тех, что носят чисто земной характер) пребывает в персональном эго, и только в нем. Никакая память о чисто физических функциях – эгоистических, относящихся к низшей ментальной природе (то есть о еде, питье, личных чувственных удовольствиях, делах, направленных во вред своему ближнему, и пр., пр.), не имеет ничего общего с "высшим" Разумом (или Эго). Эта память не может непосредственно воздействовать на физическом уровне даже на наш мозг и сердце, так как два эти органа подчиняются силе более высокого, чем персональный, порядка; физическая память затрагивает лишь органы наших страстей – печень, желудок, селезенку и т. п. Таким образом, можно сделать вывод, что память о подобных событиях должна пробуждаться прежде всего в том органе, в котором аналогичное действие, пробудившее данное воспоминание, имело место и ранее; далее это воспоминание передается нашей "чувственной памяти", полностью отличной от "памяти надчувственной". И только высшие формы последней – подсознательные ментальные переживания – могут контактировать с мозговым и сердечным центрами. И с другой стороны, память о физических эгоистических (или личностных) деяниях, равно как и ментальных переживаниях земного уровня и земных биологических функциях, может взаимодействовать только с молекулярной структурой различных комических органов и с "динамическими ассоциациями" элементов нервной системы, образуемыми каждым из органов.

Следовательно, когда профессор Ладд, указав на то, что каждый элемент нервной системы обладает собственной памятью, добавляет: "Эта точка зрения является существенно необходимой для каждой теории, которая считает осознанное ментальное воспроизведение всего лишь одной возможной формой (или фазой) биологического проявления органической памяти", он должен включить в число таких теорий и оккультное учение. Поскольку ни один оккультист не смог бы сформулировать суть этого учения настолько точно, насколько это удалось профессору, который, резюмируя приведенные им самим аргументы, говорит: "Таким образом, правильнее будет говорить о памяти конечных органов зрения или слуха, о памяти спинного мозга и различных так называемых "центров" рефлексивного действия, к нему относящихся, о памяти продолговатого мозга, мозжечка и т. д." [р. 553–554]. Но это и есть сущность оккультного учения, даже согласно тантрическим сочинениям. Действительно, каждый орган нашего тела обладает собственной памятью. Поскольку раз уж каждая клетка обладает "своим собственным" сознанием, то она должна иметь и свою личную память, равно как и свою собственную психическую и интеллектуальную деятельность. Продолжая далее действие физической и метафизической силы[15], импульс, заданный психической (или психомолекулярной) силой, будет продвигаться от внешнего к внутреннему, в то время как действие интеллектуалъной (не назвать ли ее нам духовно-динамической?) силы распространяется от внутреннего к внешнему. Ведь если наше тело является оболочкой для внутренних "принципов" – души, разума, жизни и пр., то и каждая молекула или клетка тела содержат в себе собственные "принципы", нематериальные (с точки зрения наших чувств и нашего восприятия) атомы, составляющие эту клетку. Характер деятельности клетки определяется ее направленностью либо к внутреннему, либо к внешнему, зависящей от действия интеллектуальной либо психической силы (причем первая никак не связана с физическим состоянием клетки). Следовательно, в то время как клетка действует в соответствии с непреложным законом сохранения и взаимодействия физической энергии, атомы, будучи психодуховными, но не физическими единицами, действуют в соответствии со своими собственными законами, точно так же, как и "самостоятельное существо" в философской и научной гипотезе профессора Ладда, которое в нашей терминологии именуется не иначе как "Разумное Эго". Каждый орган человека и каждая составляющая его клетка имеют что-то вроде своего собственного диапазона клавиатуры, почти как у фортепиано, с той лишь разницей, что клетки и органы реагируют на ощущения, а не на звуки и производят также не звуки, но ощущения. И в каждой клавише заключена потенциальная возможность творить добро или зло, производить либо гармонию, либо дисгармонию. Это зависит от заданного импульса и созданных комбинаций, от силы воздействия художника-творца "двуликого Единства". Именно действие одного или другого "лица" этого Единства определяет природу и динамический характер проявляющегося как окончательное действие феномена; это утверждение справедливо в отношении феноменов любого рода, как физических, так и ментальных.

Вся жизнь человека направляется этим двуликим Единством. И если импульс исходит от "Мудрости свыше", то и действующая сила будет иметь интеллектуальную, или духовную, природу, а результатом будет действие, достойное своего божественного начала; если же его источником будет "земная, бесовская мудрость" (психическая сила), то действия человека будут носить эгоистический характер и исходить исключительно из нужд его физической (читай – животной) природы. Вышесказанное может показаться неподготовленному читателю совершеннейшей бессмыслицей, но каждый теософ наверняка все поймет, если ему скажут, что у него имеются как манасические, так и комические органы, хотя клетки его тела способны реагировать как на физические, так и на духовные импульсы. Хотя человеческое тело и осквернено материализмом, да и самим человеком, оно все-таки не перестало быть храмом Святого Грааля, святая святых величайших загадок природы нашей Солнечной системы. Тело – это Эолова арфа, имеющая два рода струн: одни сделаны из чистого серебра, другие – из обычной лески. И когда дыхание божественной Воли нежно прикасается к первым, человек становится подобным своему Богу, но другие струны этого не ощущают. Для того чтобы заставить звучать эти животные струны, необходимо сильное дуновение земного ветра, насыщенного животными испарениями. Управление физическими органами и их клетками – функция физического, низшего разума, но только высший разум способен влиять на атомы, взаимодействующие в этих клетках, и только взаимодействие этих атомов способно побудить головной мозг, куда оно проникает через спинной "центральный" мозг, создавать ментальные образы духовных идей, отстоящих довольно далеко от объектов этого материального уровня.

Феномены божественного сознания следует рассматривать как действие нашего разума на другом, более высоком уровне, где проводником для них является субстанция менее плотная, чем колеблющиеся молекулы мозга. Их нельзя объяснять просто как результат церебральных мозговых физиологических процессов, которые, по сути дела, только обусловливают их, придают им окончательную форму перед тем, как направить их в область конкретного проявления. Оккультизм учит, что на воздействие нашего "личностного" разума наиболее чутко реагируют клетки печени и селезенки, а сердце является органом, через который действует главным образом высшее Эго, воздействуя на свою низшую сущность.

Впечатления, исходящие от сердца, связаны непосредственно с ментальным восприятием нашего мозга, который, однако же, не может непосредственно воспринимать образы, хранящиеся в нашей памяти чисто земных событий. Все подобные воспоминания необходимо сперва усилить и пробудить в тех органах, которые, как уже говорилось, являются создателями различных причин, вызывающих эти воспоминания, либо в органах, непосредственно ощущающих эти результаты. Другими словами, если так называемая "ассоциативная связь идей" действительно способна пробуждать память, то еще лучше с этой задачей справляется взаимодействие между личностным "разумом" и органами человеческого тела. Голодный желудок вызывает в памяти картины недавно отшумевшего банкета, поскольку его [желудка] действие отражается и повторяется в личностном разуме. Но прежде чем личностная сущность воспроизведет эту картинку, хранившуюся в памяти о повседневных, земных событиях, в которой откладывается все, вплоть до мельчайших подробностей, она уже будет воспроизведена памятью желудка. И точно так же действуют и все прочие органы тела. Следуя своим животным нуждам и желаниям, они пробуждают искры живого электричества, освещающие затем определенный уголок сознания низшего эго; этот высвеченный искрой уголок как раз и будет вызванной в памяти картинкой-воспоминанием. Все человеческое тело, как уже было сказано, являет собою огромную гамму, в которой каждая клетка является носителем широкого круга впечатлений, связанных с тем органом, к которому она принадлежит, а также собственной памяти и своего особого сознания (или, если хотите, назовите его инстинктом). Эти впечатления клетки могут иметь физический, психический либо ментальный характер, в зависимости от того, к какому уровню они относятся. Для большей наглядности их можно назвать "состояниями сознания", так как в них задействовано сознание инстинктивное, ментальное и чисто абстрактное, или духовное. И если мы относим все эти "психические" действия к головному мозгу, то только потому, что в этом большом доме, именуемом человеческим телом, мозг является парадной дверью, и к тому же единственной дверью, которая открывалась бы в Космос. Все прочие двери – внутренние: они ведут в различные подсобные помещения; через них непрерывным потоком проходят память и ощущения, ясность, яркость и интенсивность которых зависит от состояния здоровья тела, от работоспособности этих дверей. А их реальность (в смысле их истинности, соответствия действительности) зависит от "принципа", из которого они исходят, и от того, какие элементы господствуют в низшем манасеноэтические или френические (земные, "кама").

Ведь, как учит оккультизм, если высший Разум-Сущность, вечный и неизменный, принадлежит к божественной гомогенной сущности "Алайя-Акаши"[16], или Махату, то его отражение, личностный разум – это временный "принцип", состоящий из субстанции астрального света. Будучи чистым лучом, исходящим от "Сына Вселенского Разума", он никак не может функционировать в теле, может и не иметь никакой власти над беспокойными материальными органами. Таким образом, в то время как его внутреннее строение является манасическим, его "тело" (или, скорее, функционирующая сущность) гетерогенно и пропитано влиянием астрального света, низшего элемента эфира. Одной из миссий Луча Манаса является постепенное освобождение от вводящего в заблуждение элемента, который хотя и представляет собой на этом уровне активное духовное существо, все-таки находится в настолько тесном контакте с материей, что его божественная природа оказывается полностью затуманенной, а интуиция – сведенной практически к нулю.

Это подводит нас к пониманию различий между чисто ноэтическими и земными психическими видениями, свойственными провидцам и медиумам. Первые могут быть вызваны двумя способами: а) искусственно вызванным параличом памяти, когда все материальные органы и даже клетки плотного тела начинают действовать независимо, руководствуясь инстинктом (способ довольно простой, но требует способностей Адепта, так как свет высшего Эго в этом случае поглощает и навсегда подчиняет себе все страсти личностного, низшего эго); б) перевоплощением человека, который в предыдущем рождении почти что смог достичь стадии йога, благодаря безукоризненной чистоте жизни и правильным усилиям. Существует еще и третий способ достичь в мистических видениях стадии высшего Манаса, но проявляется он редко и не зависит от воли самого провидца: для него требуется крайнее ослабление материального тела болезнью и страданиями. Примером подобного случая может быть названа Преворстская прорицательница; а примером второго названного случая – Якоб Бёме. Все прочие случаи анормальной чувствительности, так называемого ясновидения, яснослышания, трансов следует отнести к обычному медиумизму.

Что же представляет собой медиум? Сам термин медиум в тех случаях, когда он не употребляется для обозначения просто какой-нибудь вещи, обозначает человека, через которого проявляется или передается действие какого-либо другого человека или существа. Спиритуалисты, верящие в общение с бесплотными духами и в возможность их проявления через особо чувствительных людей, способных воспринимать и передавать их "послания", считают медиумизм даром свыше и величайшей привилегией. Мы, теософы, напротив, не верим в провозглашаемое спиритуалистами "общение с духами" и считаем этот дар одной из наиболее опасных аномальных нервных болезней. Медиум – это всего-навсего человек, чье личностное эго, или земной разум {psuche), содержит в себе настолько высокий процент "астрального" света, что его присутствие отражается на всем физическом состоянии. Каждый орган и каждая клетка вследствие этого испытывают повышенное напряжение, так сказать, настраиваются на более напряженный режим работы. Разум при этом постоянно пребывает на уровне того обманчивого света, чья душа – божественна, но чье тело – световые волны низших уровней – имеет адскую природу, поскольку волны эти представляют собой всего лишь темные и искаженные отражения земной памяти. Ненатренированный глаз чувствительного несчастного не в силах разглядеть сияние вечных истин сквозь темный и плотный туман земных излучений. Фокус его зрения пока еще не настроен. Его чувства, подобно чувствам уроженца лондонских трущоб, более привычны к нечистотам и зловонию, к неестественным обманам зрения, к искаженным образам, постоянно изменяемым калейдоскопом волн астрального уровня; и поэтому он не в состоянии отличить истину от иллюзии. Потому-то бледные, бездушные тела, бесцельно шатающиеся по бездорожью камалоки, кажутся ему живыми образами "тех, кого он когда-то любил"; а затухающее эхо некогда человеческих голосов, проходя через его разум, воспринимается им как осмысленные фразы, которые он повторяет, не ведая, что в конечной своей инстанции они исходят из самых внутренних глубин его собственного мозга. А в результате то, что заставило бы сердце медиума похолодеть от ужаса, когда бы он увидел и услышал это в истинном свете, вместо ужаса наполняет его ощущением красоты и доверия. Он искренне верит в то, что все эти бесчисленные видения, проходящие перед его взором, и есть настоящий духовный мир, обитель благословенных бестелесных ангелов.

Мы описываем лишь наиболее широко распространенные особенности и случаи медиумизма, объем данной статьи не позволяет нам рассмотреть здесь все нетипичные варианты. Мы утверждаем, поскольку, к сожалению, лично прошли через период увлечения подобными опытами, что в целом медиумизм крайне опасен; беспорядочные психические эксперименты могут привести в лучшем случае к непреднамеренному обману окружающих, а первой жертвой этого обмана становится сам медиум. Более того, слишком тесные контакты со "Старым Земным Змием" – чреваты. Одические и магнетические потоки астрального света часто побуждают человека к убийству, пьянству, распущенности, и, как говорит Элифас Леви, "слепые силы, пробужденные к жизни в свете, могут увлечь за собой" недостаточно чистые души, потому что многие грехи и заблуждения оказываются перенесенными на эти световые потоки. А вот как подтверждает вышеприведенный отрывок об астральном свете великий маг XIX столетия:

Мы говорили, что для достижения магических способностей необходимы две вещи: освободить волю от всякого рабства и дисциплинировать ее.

Суверенная воля [Адепта] изображается в нашей символике в виде женщины, разбивающей голову змее, и в виде сияющего ангела, который убивает дракона, попирая его ногой и пронзая копьем; великая магическая сила, двойственный поток света, живой астральный огонь земли изображался в древних теогониях в виде змеи с головой быка, барана или собаки. Это и двойной змей кадуцея, и Старый Змий из книги "Бытие", но это и медный змий Моисея, обвившийся вокруг may – своего рода производящего лингама. Это также и козел, присутствующий на шабаше ведьм, и Бафомет тамплиеров; это Гиль[17] гностиков; это раздвоенный змеиный хвост, заменяющий ноги солнечному петуху Абрасаксу; и, наконец, это Дьявол М. Эда де Мервиля. Но по сути своей это слепая сила, которую должны преодолеть души [то есть низший манас, или нэфеш], чтобы избавиться от земных оков; поскольку, если их воля не сможет освободить их от этой фатальной привязанности, их увлечет за собой по течению и вернет в центральный и вечный огонь та же сила, которая их и создала[18].

"Центральный и вечный огонь" – это та разрушающая сила, которая постепенно поглощает и уничтожает камарупу (то есть, "личностное") в камалоке, куда она попадает после "смерти". Медиумов привлекает астральный свет, и именно по этой причине их личностные "души" поглощаются "силой, которая создала" их земные элементы. И вследствие этого, как говорит нам все тот же оккультист:

Все магические действия заключаются в освобождении своего "я" из объятий этого Древнего Змия; далее следует придавить ногою его голову и направлять его движение по своей воле. "Тебе дам власть над всеми царствами мира, – говорит Змий Евангелий, – если падешь и поклонишься мне". Посвященный ответил ему так: "Я не паду пред тобою ниц, но ты сам будешь пресмыкаться у ног моих; ты не дашь мне ничего, но я сам возьму тебя и сделаю с тобою все, что пожелаю. И я – твой господин и Повелитель*.".

И когда это произойдет, персональное эго соединится со своим Божественным Отцом и станет подобно ему бессмертным. В противном случае...

Однако довольно. Блажен познавший двойственную природу сил, действующих в астральном свете; и трижды блажен тот, кто научился отличать поэтическую деятельность заключенного в нем самом "двуликого" бога от психической и кто знает силу своего собственного Духа – "динамику своей души".


Сноски


  1. [ Мильтон. Потерянный Рай – Цитируется по книге: Мильтон. Потерянный Рай. (Пер. с англ. Арк. Штейнберга.) – М., 1982. С. 83. (изд.)]
  2. Мы говорим "так называемые" потому, что опубликованное и ставшее достоянием гласности уже никак нельзя считать эзотерическим
  3. "Анимализм" – более подходящий термин (кто бы его ни изобрел) в сравнении с термином "анимизм", введенным м-ром Тайлером для обозначения всех "низших рас" человечества, верящих в то, что душа является отдельным существом. М-р Тайлер считает, что все понятия, такие, как psyche, pneuma, animus, spiritus и т. д., принадлежат к одному и тому же разряду предрассудков, присущему "низким стадиям развития культуры", а профессор А. Бейн добавил к его определениям еще и такие, как "множественность душ" и "двойной материализм". Это тем более странно, что ученый автор "Разума и тела" (Mind and Body, p. 190) отзывается столь же пренебрежительно и о "Зоономии" [Эразма] Дарвина, из которой Дж. С. Милль (Logic: Fallacies, ch. III, § 8)* цитирует следующее: слово мысль "определяется [как] сокращение, движение или изменение конфигурации фибров, составляющих орган непосредственного ощущения".
  4. "Физиологическая психология", Дж. Т. Ладд, профессорфилософии Йельского университета.
  5. Или то, что каббалисты называют нэфеш, "дыхание жизни".
  6. Мы предпочитаем использовать санскритское слово манас (разум), а не греческое – ноус (интеллект), поскольку последнее слишком вольно используется в философии и в силу этого не имеет строго конкретного значения.
  7. Речь идет об Александре Александровиче Герцене (1839–1906) и его сочинении "Общая физиология души", Санкт-Петербург, 1890.
  8. "Nature's Finer Forces". "Theosophist", февраль 1888 г., с. 275, Рама Прасад, Президент Мирутского Теософского Общества. В цитируемой им оккультной книге говорится: "Именно Свара создала самое первое разнообразие во вселенной; Свара – причина эволюции и инволюции; Свара есть Бог или, более точно, Великая Сила (Махешвара). Свара – это проявление воздействия на материю той силы, которая в человеке именуется силой, которая знает себя (ментальное и психическое сознание). Следует понять, что действие этой силы никогда не прекращается... Это неизменное существование" – и это как раз и есть то, что ученые называют "Движением", а оккультисты – вселенским Дыханием Жизни.
  9. La Machine animate: locomotion terrestre et aerienne, E. J. Marey, профессор Французского колледжа и член Медицинской Академии. (Paris, 1873, р. 9)
  10. Высший Манас, или Эго (Кшетраджна) – это "Молчаливый Наблюдатель" и добровольная "жертва"; низший манас, его представитель, – это поистине тиран и деспот.
  11. "Elements of Physiological Psychology". Трактат о деятельности и природе разума с физической и экспериментальнойточки зрения.
  12. Wm. Lawrence. Lectures on Comparative Anatomy, Physiology, Zoology, and the Natural History of Man. London, 1848, p. 6.
  13. [ Психрометр – человек, обладающий способностью читать или видеть душевным, т. е. внутренним, зрением. (изд.)]
  14. Одно из имен Брахмы – Ану, то есть атом.
  15. Мы можем только надеяться, что этот ненаучный термин не вызовет удар ни у кого из "анималистов".
  16. Другое название Вселенского Разума.
  17. [ Гиль (греч.) – изначальное вещество, или материя; эзотерически – однородное отложение Хаоса, или Великой Глуби. Первый принцип, из которого была сформирована Вселенная. (изд.)]
  18. Dogme et Rituel de la Haute Magie, Vol. 11, ch. vi.


Издания