Блаватская Е.П. - Пралайя в современной науке

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ПРАЛАЙЯ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ


Если наука права, то будущее нашей Солнечной системы – и, стало быть, того, что мы называем Вселенной – оставляет нашим потомкам мало надежды и утешения. Господа Томсон и Клаузиус одновременно пришли к заключению, что в будущем, и не очень отдаленном, Вселенная обречена на полное разрушение. Такой же теории придерживаются и некоторые другие астрономы, все до единого описывающие постепенное охлаждение и окончательное разложение нашей планеты, почти в тех же выражениях, что и величайшие индусские и даже некоторые греческие мудрецы. Можно даже подумать, что перечитываешь Ману, Канаду, Капилу и иных. Вот кое-что из новейших теорий наших западных пандитов.

"Все весомые массы, кои, должно быть, отделились от первозданной массы материи в процессе эволюции или при первом появлении на Земле, впоследствии соединятся вновь, в единое гигантское и безграничное небесное тело. Всякое видимое движение в сей массе прекратится, останется лишь молекулярное движение, которое равномерно распространится по всему этому увесистому телу в виде тепла..." – говорят наши ученые. Древнеиндусский мудрец и атомист Канада утверждает то же самое... "В момент творения, – говорит он, – два атома начинают активизироваться, и процесс продолжается до тех пор, пока, наконец, они не отделятся от своего прежнего соединения, а затем сольются вновь, образуя новую субстанцию, обладающую свойствами частей, из которых возникла".

Австрийский профессор математики и астрономии Лошмидт[1] и английский астроном Проктор[2], рассматривая тот же вопрос, пришли к другому – совершенно противоположному заключению относительно причины предстоящего разрушения мира. Они видят ее в постепенном охлаждении Солнца, что когда-нибудь приведет к окончательному исчезновению нашей планеты. Тогда, следуя закону тяготения, все планеты упадут на остывшее, безжизненное светило и сольются с ним в одно гигантское тело. Если это произойдет, говорит немецкий savant, и такой период наступит, то он не может продолжаться вечно, ибо подобное состояние не есть состояние абсолютного равновесия. В течение необозримого периода времени Солнце, постепенно отвердевая, будет поглощать лучистое тепло из космического пространства и концентрировать его вокруг себя.

Но давайте послушаем, что по этому вопросу говорит профессор Тей. По его мнению, тотальное охлаждение нашей планеты принесет с собой неизбежную смерть. Животная и растительная жизнь, которая еще до этого события переместится из северных, уже замерзших районов, к экватору, окончательно и навсегда исчезнет с лица Земли, не оставив и следа своего существования. Земля будет объята страшным холодом и непроницаемой тьмой; нынешнее непрестанное атмосферное движение сменится полным покоем и тишиной; последние облака прольют на землю последний дождь; ручейки и реки, лишенные своего жизнедателя и движителя – Солнца – застынут, и моря обратятся в ледяную глыбу. Планета не будет знать иного света, кроме редкого мерцания метеоров, все еще проникающих в ее атмосферу и сгорающих в ней. Возможно также, что Солнце, в силу катаклизма солнечной массы, будет еще какое-то время являть признаки жизненности, и к нему ненадолго вернутся тепло и свет, но реакция не замедлит сказаться; и Солнце, обессиленное и умирающее, снова потухнет – уже навсегда. Подобная трансформация была отмечена и действительно имела место в ныне угасших созвездиях Лебедя, Короны и Змееносца, на начальной стадии их остывания. Та же участь постигнет все другие планеты, которые, повинуясь закону инерции, все еще будут вращаться вокруг потухшего Солнца... Далее ученый астроном рисует последний год умирающей планеты, в тех же словах, что и индусский философ, описывающий Пралайю: "Холод и смерть несутся с северного полюса и распространяются по лику Земли, девять десятых коей уже погибло. Жизнь, едва ощутимая, сосредотачивается в сердце Земли – на экваторе, в немногих еще обитаемых областях, где царит полное смешение языков и народов. К уцелевшим представителям рода человеческого вскоре присоединяются крупнейшие особи животных, коих тоже согнал сюда лютый холод. Единая цель, единое стремление сплачивает всю эту массу живых существ – борьба за жизнь. Группы животных, без различия видов, толпятся в едином стаде, надеясь отыскать хоть каплю тепла в стремительно замерзающих телах; змеи уже не грозят своими ядовитыми зубами, а львы и тигры – острыми клыками; и все умоляют только о жизни и ни о чем, кроме жизни – жизни до последней минуты! И вот приходит последний день, и бледные умирающие лучи солнца освещают мрачную картину – застывшие тела последних отпрысков рода человеческого, погибших от холода и недостатка воздуха на берегах столь же стремительно остывающего, недвижного моря!..".

Слова эти могут не соответствовать в точности словам ученого профессора, ибо взяты из заметок, написанных на другом языке, но идеи – доподлинно его. Картина действительно мрачная. Однако эти представления, основанные на научных, математических выводах, не новы, и мы читали у индусского автора дохристианской эпохи описание той же катастрофы, поведанное Ману, на языке, куда более выразительном. Предлагаем широкому кругу читателей сравнить, а индусским читателям – увидеть еще одно подтверждение великой мудрости и знаний их предков, кои почти во всем предвосхитили современные исследования.

"Странные шумы несутся со всех сторон... Это предвестники Ночи Брамы. Сумерки подымаются на горизонте, и солнце заходит... Постепенно свет меркнет, тепло уменьшается, необитаемые места множатся на Земле, воздух становится все более и более разреженным; источники вод иссякают, мощные реки видят иссыхание волн своих, океан обнажает свое песчаное дно, и растения умирают... Жизнь и движение теряют свою силу, планеты едва движутся в пространстве, они угасают одна за другой... Сурья (Солнце) мерцает и потухает, материя идет к растворению, и Брама (творческая сила) вновь погружается в Дьяу – непроявленное – и, исполнив свою задачу, засыпает... Для Вселенной наступила Ночь!.."[3] (Вама-дева).


Сноски


  1. [ Лошмидт Йозеф (1821-95) – австрийский физик. (изд.)]
  2. [ Проктор Ричард Энтони (1837-88) – британский астроном; член Королевского Астрономического Общества, а с 1872 г. его почетный секретарь. Будучи экспертом в составлении карт, участвовал в издании двух звездных атласов. С 1881 г. жил в Америке. Его наиболее значительный труд "Old and New Astronomy" был закончен уже после его смерти А. К. Рэньярдом и опубликован в 1892 г. Среди других его работ можно отметить: "Other Worlds than Ours" (1870); "The Poetry of Astronomy" (1880); "The Borderland of Science" (Лондон, 1873) и "Our Place Among Infinities" (Лондон, 1875; Нью-Йорк, 1876), к которой он добавил заметки по астрологии и еврейской каббале и которая не раз с одобрением цитируется Е. П. Блаватской в "Разоблаченной Изиде". (изд.)]
  3. [ "Странные шумы несутся со всех сторон... Для Вселенной наступила Ночь!.." – В более полном виде этот отрывок приведен в "Разоблаченной Изиде", том II и "Тайной Доктрине", том I. Его приписывают Вама-деве Модельяру, а ссылка относится к работе Жаколио "Les Fils de Dieu". Цитируется по "Тайной Доктрине" в переводе Е. И. Рерих. (изд.)]


Издания

Смотрите также