Блаватская Е.П. - Легенда ночного цветка

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Легенда ночного цветка[1]



Предание Степей


В самом начале сотворения Мира, задолго до грехопадения Евы, на берегу маленькой речушки раскинул широкие листы молодой зеленый куст. Солнце, в ту пору совсем еще молодое, изможденное первоначальными попытками, медленно клонилось к закату и, укутываясь покровами тумана, обволакивало землю густою и мрачною тенью. В это время на веточке ку­ста расцвела скромная фиалка. Не было в ней ни свежей красоты розы, ни царственной гор­дости прекрасной лилии. Застенчивая и робкая, рас­­крыла она свои лепестки и с волнением окинула взором мир великого Будды. Вокруг все было холодно и мрачно! Соседи мирно спали, склонившись на гибких стеблях; сестры ее, до­чери того же куста, отвращали прочь свои взгляды; мотыльки, крылатые любовники цветов, лишь мгновение покоились на ее груди, но тут же улетали к цветам красивее ее. Огромный жук, бесцеремонно взбиравшийся на нее в поисках ночлега, едва не рассек ее пополам. И несчастная фиалка, напуганная отчуждением и одиночеством посреди столь равнодушной компании, бездыханно поникла, уронив горькую слезинку-росинку. Но вот на мрачном небосклоне зажглась крошечная звездочка. Ее сияющие лучи, нежные и стремительные, пронзили волны мрака. Осиротевшая фиалка вдруг почувствовала в себе жизнь и свежесть, словно омылась благодатной росою. Воскреснув, она взглянула вверх и увидала приветливую звездочку. Она принимала ее лучи прямо в сердце и трепетала от любви и благодарности. Они возродили ее к новой жизни.

Заря своею розовой улыбкой понемногу рассеивала тьму, и вскоре звезда погрузилась в океан света, изливаемого полуденным светилом. Тыся­чи цветов приветствовали своего возлюбленного, жадно купаясь в его золотистых лучах. Он излил их и на крошечную фиалку; величественное солнце удостоило и ее осыпать своими пламенными поцелуями. Но не в силах забыть о вечерней звезде и ее серебряном мерцании, фиалка не откликнулась на ласки надменного солнца. Она все еще видела ласковый и нежный свет звезды, она все еще чувствовала в сердце живительную каплю росы и, отвернувшись от ослепляющих лучей солнца, она сложила лепестки и заснула, уютно устроившись в густой листве отчего куста. С тех пор для скромной фи­алки ночь обернулась днем, а день — ночью. Как только взойдет солнце и озарит золотыми лучами небеса и землю, она скрывается; но едва лишь солнце садится, и восходит, пронизывая темный горизонт, звезда, фиалка радостно приветствует ее, и играет ее серебряными лучами, и вдыхает в себя ее мягкий свет.

Таково и сердце женщины. Первое доброе слово, первая нежная ласка глубоко западают в ее израненное сердце. До глубины души тронутая дружеским участием, она отныне равнодушна к пламенной любви всей вселенной. Первая звезда может ничем не отличаться от других, она может затеряться среди тысяч звезд, подобных ей — и все же сердце женщины знает, где ее найти, вблизи или вдали, и с любовью и радостью последует за нею, рассыпая благословления на ее скромном пу­ти. Она мо­жет приветствовать надменное солн­це и восхищаться его великолепием, но любовь ее, преданная и благодарная, всегда будет принадлежать одной-единственной звезде.


Сноски


  1. Ночной цветок. — Это более описательное имя применено к нашему цветку вместо совсем неромантического названия four-o'clock (англ., букв., четыре часа ночи) и чудо-из-Перу, под коими он известен. — Прим. Е.П.Б.


Издания[править | править код]

Блаватская Елена Петровна