Блаватская Е.П. - Замечания к статье «Иерософия и Теософия»

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Замечания к статье «Иерософия[1] и Теософия»[2]

При обсуждении различий, по-видимому имеющих место в подходах иерософских и теософских учений к вопросу перерождения, или реинкарнации, мы должны рассмотреть понятие, которое теософия называет седьмым принципом в человеке, а я обозначил термином «главный атом». Является ли этот седьмой принцип сущностью, то есть дифференцированным атомом жизни? На первый взгляд – да. В действительности же – нет. Термин «атом жизни» применим только к плану человеческого мышления и сознания, ибо это относительное, а не абсолютное определение. Если мы пойдем назад достаточно далеко, вернее, достаточно глубоко, то, я уверен, встретим там единую Жизнь и единую Материю; ибо все существующее есть не что иное, как феномен дифференциации – непрекращающейся, изменчивой и вечной.

Вот добротный ортодоксальный оккультизм в его нынешнем состоянии. Только с позволения нашего корреспондента напомним ему, что согласно оккультной доктрины, термин «главный атом» неприемлем для 7-го принципа, хотя его применение может быть очень уместно относительно 6-го принципа, проводника духа, или духовной души. Взгляды оккультистов на проблему духа и души занимают промежуточную позицию между теориями Босковича и Гельмгольца о внутренней природе материи.

Седьмой принцип, или, скорее, его суть, соотносится с седьмым состоянием материи, то есть состоянием, которое с нашей земной точки зрения может предстать, как чистый дух; в то время как шестой принцип, по своей природе, не является центром силы, подобно духу; то есть центром, в котором сразу же исчезает всякое представление о любом веществе, кроме жидкого, или, вернее, эфирного «атома». Седьмой принцип – это недифференцированная материя, а шестой – дифференцированная, хотя в своем совершеннейшем и чистейшем состоянии; первый из упомянутых – это жизнь, одушевляющая атом; второй – ее вместилище.

«Атом жизни» появляется как раз в тех местах, где происходит эта дифференциация феноменов; и мы считаем, что этот специфический атом, однажды дифференцировавшись и войдя в круговорот циклов, обретя характерное сознание на земном, или физическом, плане, никогда не сможет вернуться на этот план после достижения цели, ради которой он был видоизменен. «Главный атом», для того чтобы стать видимым, или познаваемым, на различных планах своей инволюции, притягивает к себе другие атомы, которые образуют его оболочку, или покров; и эти атомы, благодаря контакту (временному по сути) напитавшись жизненными качествами главного атома, становятся сознательными при восхождении и бессознательными при нисхождении – в соответствии с уровнем развития по шкале сознания; так обеспечиваются условия для появления феноменов в бесконечно меняющемся Бытии.

Это неортодоксальный подход. Если под «главным атомом» подразумевается божественная «человеческая монада», тогда он остается бессознательным, то есть неответственным за свои поступки, будь то в «нисходящих» или «восходящих» циклах трех с половиной Кругов, после чего становится сознательным и несет ответственность за все, что совершают его воплощающиеся личности.

Я думаю, что все это, и многое другое, очень хорошо показано в серии фрагментарных Истин, периодически раскрываемых Махатмами, которые, руководствуясь неоспоримой мудростью, дают ровно столько, сколько может быть усвоено. Во время своего последнего посещения Египта я познакомился с древней египетской доктриной о метампсихозе, которая, кажется, учит, что душа, или оживотворяющий принцип, после разъединения с телом воплощается в более низких и даже животных формах и что она должна пройти через все многообразие организованных форм жизни, пока, наконец, через 3000 лет не вернется и вновь не объединится с физическим телом, которое было так тщательно сохранено бальзамированием именно для этой цели. Время показало абсурдность этой доктрины, так как очень многим мумиям, уцелевшим до сей поры, более 3000 лет, но так называемая душа так и не вернулась востребовать назад свое физическое тело. Следовательно, мы должны искать другое прочтение древних доктрин, в подтексте которых, несомненно, содержится истина.

Надеемся, господин Оксли позволит его поправить. Он рассматривает объективную, земную и пустую оболочку, «мумию», и забывает, что здесь, под грубой пеленой аллегорий, может скрываться огромный научный и оккультный смысл. Нас учат, что по меньшей мере в течение 3000 лет «мумия», независимо от способа химической обработки, испускает из себя все до последнего невидимые атомы, которые с момента смерти, многократно входя в различные водовороты бытия, действительно проходят «через все многообразие форм организованной жизни». Но только не душа, и менее всего шестой принцип, а жизненные атомы дживы, второго принципа. По прошествии 3000 лет, иногда больше, иногда меньше, после бесконечных трансмиграций все эти атомы снова собираются вместе, чтобы образовать новую внешнюю оболочку, или тело, этой же самой монады (реальной души), для которой они уже служили физическим проводником две или три тысячи лет назад. Даже при худшем исходе, то есть при уничтожении сознательного личностного принципа, монада, или индивидуальная душа, всегда остается той же самой, что и атомы низших принципов, которые, возрождаясь и обновляясь в этом вечном потоке бытия, – магнетически притягиваются друг к другу в силу своей родственности и снова воплощаются вместе. Таково истинное оккультное учение египтян.

В мартовском номере журнала «Theosophist» мое внимание привлек ответ редактора на вопрос читателя X. о регрессивном развитии «духовных остатков» после физической смерти... Суть вопроса заключается в следующем: «После выхода из человеческого тела, при наступлении смерти, сохраняет ли жизненный принцип сознание своей индивидуальности – не личности; если да, то переходит ли эта сознательная индивидуальность к более высоким, то есть более глубинным состояниям?» На этот вопрос мы отвечаем положительно. Почитаемые Махатмы знают не хуже меня, что каждый духовный атом, который прошел физические условия существования, совершенно необходим для реализации грандиозных задач так называемого творения.

К сожалению, мы должны дать отрицательный ответ. Сознание индивидуальности обеспечивается шестым принципом в соединении с седьмым, частью пятого и его проводником, четвертым принципом, – эта триада образует сознательную монаду. Жизненные атомы, или «жизненный принцип» (джив), высвобождающийся после смерти, не обладают сознанием в дезинтегрированном состоянии и не имеют никакого отношения к «грандиозным целям творения».

Сноски


  1. [ Иерософия – по-видимому, неологизм, образованный из двух слов: «иеро» – «тайный», «священный»; сравни иероглиф (тайный знак), иерофант (человек, обладающий тайными знаниями) и «София» (мудрость). (изд.)]
  2. [ Приведены только те абзацы из статьи Уильяма Оксли, члена Теософского Общества, к которым Е.П.Блаватская сделала сноски. (изд.)]


Издания