Блаватская Е.П. - Загадка в «Эзотерическом буддизме»

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ЗАГАДКА В «ЭЗОТЕРИЧЕСКОМ БУДДИЗМЕ»
[Редакторам «Lucifer»]

Поскольку оба редактора беспрерывно заявляют о своей готовности беспристрастно и демократично публиковать даже «персональную критику» в свой адрес (cм. «Lucifer», vol. I, February, 1888, p. 432), то я хотел бы воспользоваться их любезностью. Я с большим интересом прочел «Эзотерический буддизм» и в целом одобряю общую направленность изложенных в нем учений. Но, с вашего великодушного позволения, я хотел бы высказать свои возражения против некоторых утверждений мистера Синнетта относительно эволюции, совершенно ошеломивших меня и моих друзей. Похоже, что эти утверждения полностью опровергают все объяснения процесса становления человека, выносимые этим автором на суд читателя. Но м-р Синнетт тоже периодически повторяет, что готов ответить на любую честную критику, и потому я рассчитываю на его помощь в разрешении подмеченного мною противоречия. А пока невзирая на искреннее расположение, которое я испытываю к теософии, я вынужден заявить, что в одном из своих аспектов эзотерическая доктрина противоречит, по моему мнению, выводам науки (если, конечно, мистера Синнетта можно считать абсолютно надежным и безупречным выразителем эзотерических концепций). Предполагаемое противоречие затрагивает один из фундаментальных естественно-научных вопросов, с чем, я уверен, согласится каждый, кроме разве что некоторых... чересчур увлеченных теософов.

В «Эзотерическом буддизме» мы сталкиваемся с изложением основных понятий дарвинизма. В том числе и с упоминанием обезьяноподобных предков физического человека.

«Человек, — утверждает дарвинист, — был некогда обезьяной. Совершенно верно, но известные [??] дарвинисту человекообразные обезьяны никогда не станут людьми, т.е. их форма не будет изменяться из поколения в поколение, пока совершенно не исчезнет хвост, а лапы не превратятся в руки и так далее... Углубившись достаточно далеко в историю планеты, мы обнаружим эпоху, когда на земле еще не развилась человеческая форма. Но когда духовные монады, путешествуя по самому раннему, или нижнему, человеческому уровню, начали приближаться [по планетарной цепи к нашей планете], производимое ими при этом давление на наш мир, в котором существовали пока только животные формы, спровоцировало дальнейшее совершенствование наивысших из них, что привело к появлению новой формы — того самого недостающего звена».

И еще:

«...минеральное царство не может более превращаться в царство растительное... не получая внешнего импульса, так же как земля не могла без этого импульса превратить обезьяну в человека».

Суть выдвигаемой здесь теории состоит в том, что превращение обезьяны в человека произошло вследствие воплощения человеческих эго с предыдущей планеты в семеричной планетарной цепи. Я мог бы заметить по этому поводу, что, называя наших предполагаемых животных предков «известными» дарвинистам обезьянами, м-р Синнетт превзошел даже самых смелых эволюционистов. Эти гипотетические твари пока что никому не известны, поскольку их останки нарочито отсутствуют в раскопанных и изученных на сегодняшний день отложениях. Однако это еще полбеды. Главное обвинение, которое я намерен выдвинуть в адрес м-ра Синнетта, пока еще впереди.

Как мы знаем, оккультисты делят человеческое существование на этой планете на семь расовых периодов.

В настоящее время мы наблюдаем расцвет 5-й из них — арийской, хотя с ней сосуществует множество народов 4-й расы. 3-я раса ныне почти исчезла. В главе IV «Эзотерического буддизма» о людях 4-й расы сказано следующее:

«В эпоху эоцена... даже начальной ее фазе, великий цикл людей четвертой расы, атлантов, уже достиг своей высшей точки».

Таким образом, автор устанавливает вполне конкретную веху в эзотерической хронологии. Обобщив полученную информацию, мы можем извлечь из нее следующие выводы:

  1. Физически человечество развилось из обезьян.
  2. 4-я раса достигла расцвета уже в начале геологической эпохи эоцена.
  3. Следовательно, три предыдущие расы (1, 2 и 3-я) должны были появиться задолго до наступления эоцена, даже если предположить, что период их существования был намного короче, чем у 4-й и 5-й рас. По самым скромным подсчетам, 1-я раса должна была появиться за несколько миллионов лет до начала третичного периода.
  4. До-третичная 1-я раса должна происходить от какой-то очень древней породы обезьян.

И вот тут авторская теория дает трещину. Дело в том, что наука не в состоянии проследить существование антропоидных обезьян ранее сравнительно недавнего миоцена. Эоценовые отложения предшествуют миоценовым, а 1-я раса, как мы уже говорили, должна была появиться даже раньше эоцена — в той глубокой и туманной древности, когда еще только формировались меловые скалы вторичного периода! Так как же м-р Синнетт может утверждать, что его взгляд на человеческую эволюцию всего лишь «дополняет» дарвиновскую теорию, если хронология, которой он пользуется, способна повергнуть в шок любого эволюциониста? Палеонтологи единодушно отказываются признавать существование высших приматов до третичного периода, а Дарвина подобное предположение просто рассмешило бы. До того как сформировались эоценовые пласты, могли существовать лишь самые примитивные млекопитающие. Таково мнение науки, перед которой м-р Синнетт призывает нас почтительно преклониться. Но похоже, что он, сам того не понимая, пригрел на своей груди змею, ибо та же самая наука теперь «оборотилась, чтобы ужалить его». И вот я спрашиваю: как могла 1-я раса развиться из обезьян за миллионы лет до того, как эти обезьяны появились на свет? Если м-р Синнетт соблаговолит дать вразумительный ответ на этот вопрос, я буду чрезвычайно благодарен ему за помощь в разрешении смущающего мой разум интеллектуального затруднения.

Теософ-агностик
20 апреля, Абердин.


Примечание редактора

Вышеприведенное письмо представляет собой обвинение в адрес либо эзотерического учения, либо его распространителей. Осмелюсь заявить, что само учение безупречно, но его истолкователи часто допускают ошибки, когда интерпретируют его, и эта оговорка вполне обоснованна в случае с автором «Эзотерического буддизма», поскольку он обладает лишь фрагментарным знанием того, о чем пишет.

И поскольку критика направлена в его адрес, будет разумным предоставить ему самому возможность высказаться в свою защиту. Но одна из редакторов «Lucifer» была косвенно причастна к появлению означенной книги и потому тоже хотела бы сказать несколько слов по существу вопроса. Начну с того, что популяризация изложенных в книге м-ра Синнетта доктрин отчасти является и моей заслугой, поскольку из всех, кто был связан с их изучением, именно мне было доверено на протяжении ряда лет принимать послания, в которых они излагались. И следовательно, вряд ли кто-то еще может разъяснить каждый догмат этих учений лучше, чем я.

Нашему корреспонденту не следует забывать о том, что:

а) Во время публикации «Эзотерического буддизма» (хотя правильнее писать — будхизма[1]) в распоряжении автора имелась лишь весьма скудная информация по данному вопросу. В противном случае он не стал бы производить человека от обезьяны — теория абсурдная и невозможная в глазах Учителей.

б) Была предпринята лишь осторожная пробная попытка проверить готовность общественности к восприятию отдельных элементов эзотерической философии.

Так что м-ру Синнетту приходилось полагаться большею частью на собственные знания и суждения и, что вполне естественно, решать все спорные вопросы так, как подсказывал его собственный разум, который хотя и искренне предрасположен к усвоению эзотерической философии, но все же подвержен сильному влиянию современной науки. Опять же передаваемым откровениям намеренно придавался преимущественно обзорный характер, так как детальное рассмотрение отдельных проблем на первых порах не планировалось, так же как не предусматривалась поначалу и публикация учений. Ни о каком систематическом обучении речь не шла с самого начала, да его и невозможно было бы организовать для ученика-мирянина. Информация передавалась отдельными, разрозненными фрагментами в виде писем, содержащих ответы на вопросы, затрагивавшие самые разные сферы научного знания: космогонию и психологию, теогонию и антропологию и т.д. Более того, многие вопросы не получили должного разъяснения или вообще остались без ответа, потому что касались таинств восточного Посвящения. Как подтвердилось впоследствии, это была очень мудрая политика, поскольку на нынешнем этапе абсолютного материализма, с одной стороны, осторожного агностицизма — с другой и хронической несогласованности в выводах и умозаключениях крупнейших представителей науки полное и открытое изложение архаической системы антропологии было бы нежелательным. Во времена Пифагора гелиоцентрическая система была тайной, передаваемой исключительно в тишине и уединении внутренних храмов; и Сократ был приговорен к смерти за то, что разглашал ее, побуждаемый своим даймоном. Сейчас распространителей знания, не согласующегося с наукой или религией, уже не предают физической смерти, но зато медленно пытают и загоняют в гроб явной клеветой и скрытыми гонениями — в тех случаях, когда насмешки не приносят ощутимой пользы. Так что разглашение «Эзотерического будхизма» даже в урезанной и едва обозначенной форме принесло бы больше вреда, чем пользы. Только отдельные его фрагменты могут быть преданы огласке, и очень скоро это произойдет.

И все же, как признает сам критик «Эзотерического буддизма», м-р Синнетт создал весьма интересную и полезную книгу. Любой метафизик подтвердит, что в своем чрезмерном преклонении перед современной наукой автор несколько материализовал эзотерическое учение. Но так же верно и то, что автор «Эзотерического буддизма» менее всех склонен приписывать своей книге «авторитетный характер», если, конечно, речь не идет о тех немногих дословных цитатах, которые были заимствованы из писем Учителя. И уж конечно, никто не станет претендовать на авторитетность в таком сложном вопросе, как эволюция. Основным поводом для критики является в данном случае противоречивость заявлений автора книги относительно происхождения человека на этой планете, сводящая на нет все его попытки примирить дарвинистскую и эзотерическую системы человеческой эволюции (если, конечно, автор действительно планировал осуществить подобное примирение).

Однако неудача этой попытки скорее обрадует, нежели расстроит настоящего теософа, не склонного рассчитывать на немедленное признание истин, в которые он сам верит, но уверенного в их грядущем торжестве, ибо научные теории (или, скорее, предположения) действительно слишком материалистичны, чтобы их можно было примирить с «Эзотерическим будхизмом».

В целом же затронутая проблема слишком сложна, чтобы ее можно было целиком осветить в маленькой заметке; так же как «будхизм» древнейших, доисторических эпох не может быть изложен в одной небольшой по объему книге. Но большая часть готовящейся к изданию «Тайной Доктрины» будет посвящена как раз изложению подлинно эзотерических взглядов на происхождение и социальное развитие человечества — вопросам, едва упомянутым в «Эзотерическом буддизме». Именно к этому источнику мы и отсылаем заинтересованного читателя.


Сноски


  1. Слово «Будхизм» должно означать «Мудрость», так как образовано оно от слова «Будха» — «мудрец», или от императива «Будхьядхвам» — «Знай», а буддизм есть религиозная философия Гаутамы-Будды. Как совершенно справедливо замечает в своем переводе «Вишну-пураны» доктор Г.Х.Уилсон: «Немало ложных умозаключений было сделано из-за путаницы имен Будха (сын Сомы — Луны и регент планеты Меркурий), означающего «тот, кто знает», «разумный», и Будда (любой обожествленный [?] смертный или, индивидуально, Гаутама или Шакья, сын раджи Суддходаны), «тот, с чьей помощью познается истина». Оба персонажа не имеют между собою ничего общего, а имена их становятся идентичными только тогда, когда одно из них пишется неправильно». «Будхизм», таким образом, на много столетий древнее буддизма и даже старше самих Вед.


Издания