Блаватская Е.П. - Всеобщее ополчение против теософии

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ВСЕОБЩЕЕ ОПОЛЧЕНИЕ ПРОТИВ ТЕОСОФИИ

В Париже, как почти везде, у нас есть отделение Теософского Общества: горстка теософов, затерян­ная среди тысяч спиритов и спиритуалистов. Не­укоснительно придерживаясь правила невмешатель­ства в религиозные и социальные суждения своих собратьев, центральное Общество в течение 5 лет до настоящего времени поддерживало самые дружеские связи с французским отделением, радуясь миру и согласию, царящими в отношениях между дочерни­ми отделениями. Хорошо зная о строгой привержен­ности французских теософов доктринам последова­телей Аллана Кардека и, как всегда, уважая личные мнения наших собратьев, мы ни разу ни словом ни делом не выразили своего неудовольствия членом французского отделения. Некоторые из них обраща­лись к нам за разъяснением оккультных доктрин, не имея возможности ознакомиться с нашей трактов­кой, изложенной в журнале «The Theosophist», так как очень немногие из них знают английский язык. Однако мы вежливо, но неизменно уклонялись от комментариев. У них свои доктрины, такие же глу­боко философские (по их мнению), как и наши; и бесполезно пытаться заменять их учением, на пра­вильное усвоение которого даже прирожденному индусу требуются годы. Чтобы проникнуться утонченным духом эзотерического учения Шакьямуни Будды, Шанкарачарьи и других святых не хватит и целой жизни. Но некоторые из наших французских братьев настаивали, а те, кто владеет английским языком и читает «The Theosophist», оценили наши доктрины и вознамерились получить перевод «Фраг­ментов». К сожалению, наш брат переводчик выб­рал для своего эксперимента фрагмент № 1 из серии «Фрагментов оккультных истин». Хотя теория о природе «возвращающихся духов» в целом изложена там правильно, а сама статья написана восхититель­но, все же этот конкретный фрагмент не совсем за­вершен и, вероятно, может произвести ложное впе­чатление на человека, совершенно незнакомого с оккультной философией. Более того, некоторые ча­сти его, – по крайней мере, два предложения, – способны привести непосвященных к ошибочным выводам. Спешим заметить, что это целиком объяс­няется неточностью английского языка, возможно, отсутствием в нем слов для выражения некоторых теософских понятий и, по всей вероятности, неже­ланием «вдохновителей» этого фрагмента дать боль­ше информации, чем было необходимо, – а не ка­кой-либо ошибкой автора. Это была первая попыт­ка познакомить широкую читательскую аудиторию с философией, хранившейся многие столетия в тай­ных твердынях гималайских гор и в южных ашра­мах; и к тому времени не было еще принято твердо­го решения продолжить серию «Фрагментов» после выхода в свет № 1. Так оказалось, что второй, или жизненный, принцип в человеке (жизнь) был назван там дживатмой вместо дживы и оставлен без объяс­нения относительно того, что эзотерические будди­сты, или архаты, признавая одну только жизнь, еди­ную и вездесущую, подразумевают под «дживой» проявленную жизнь, второй принцип, а под Атама­ном, или Дживатманом – седьмой принцип, или непроявленную жизнь; в то время как ведантисты обозначают этим термином только седьмой принцип и отождествляют его с Параматманом, или Парабрахмом[1]. Также были оставлены без комментариев фразы вроде: «духовное эго, или сознание... сразу после отделения духа рассеивается и прекращает су­ществование... духовное эго исчезает»[2].

Любой оккультист поймет, что здесь по какой-то причине пропущена часть информации. Следует ска­зать, что сразу после отделения «духа» и «духовной души» (его проводника) от манаса и кама-рупы (пя­того и четвертого принципов), духовное сознание (лишенное своей возбуждающей, или связующей, основы в виде личностного сознания, извлеченного им из манаса)... прекращает свое существование до следующего повторного рождения в новой личнос­ти, поскольку чистый Дух не может обладать сознанием per se[3]. Было бы полным абсурдом утверждать, что что-либо бессмертное и чисто духовное, иден­тичное Параматману, или единой Жизни, и состоя­щее из той же субстанции, может «исчезнуть» или погибнуть.

Оккультисты и ведантисты, – то есть особенно вдумчивые адвайтисты, – знают, что нейтральный, бесполый и пассивный Параматман и его эманация Дживатман, которые проявляются только через посредство объективной формы, не могут «исчезнуть» или «погибнуть» целиком; они знают, что оба эти слова относятся к манасу или антаскаране, тем органам личностного сознания, которые находятся только в теле и полностью отличаются от духовной души, – и означают не более, чем временное втягивание луча из проявленного мира обратно в мир непроявленный; короче говоря, эта душа, которая, как сказано, исчезла и погибла, является не вечной со­вокупной Индивидуальностью, а временной лично­стью, одной из бесчисленных бусинок, нанизанных на длинную нить проявляющихся жизней[4]. Единственная существенная и действительно вводящая в заблуждение ошибка в этом фрагменте (только не для спиритуалистов, которые не верят в реинкарна­цию, а для спиритов, которые в нее верят) находит­ся на странице 19, колонка 1, параграф 4, где гово­рится, что новое (личностное) это после созревания вновь рождается «в следующем, более высоком мире причин, в объективном мире, подобно нашему ны­нешнему земному шару...», что подразумевает лишь однократное рождение Индивидуальности, или еди­ного вечного Эго, на нашей земле, а это не соответ­ствует действительности, ибо только личностное эго (которое, согласно ложным представлениям спири­тов, перевоплощается вместе со своим личностным сознанием множество раз) появляется на этой земле всего лишь однажды, в то время как индивидуальная духовная монада (напоминающая актера, кото­рый, хотя и выходит на сцену каждый вечер в но­вой роли, всегда остается одним и тем же человеком) воплощается на земле в череде разнообразных лич­ностей, – последние же никогда не повторяются дважды, за исключением случаев идиотизма и смер­ти в младенческом возрасте. Таковы воззрения ок­культистов. Таким образом, одна только эта фраза, исказившая доктрину, могла предоставить спиритам аргумент против нас по вопросу реинкарнации; и они утвердились во мнении, что мы вовсе не верим в повторное рождение на этой земле.

Как бы там ни было, этот единственный фраг­мент был переведен как отдельный вариант оккультной доктрины, а другие, объяснявшие его и, следо­вательно, дополнявшие, остались в момент его опубликования непрочитанными и неизвестными для членов Научного Общества Психологических Исследований, а также «Ревю Спирит» и парижского Те­ософского Общества – что произвело эффект разорвавшейся бомбы в стане спиритов и исповедующих реинкарнацию.

Начнем с того, что друзья приписали авторство фрагмента «ученому саньясину»[5], адепту оккультизма; на самом же деле он был написан частным ли­цом, английским джентльменом, который в то вре­мя слышал об оккультной доктрине впервые, хотя впоследствии преуспел в ее изучении. Затем они со­звали «конференцию» пo обсуждению возмутитель­ной ереси. В мартовском выпуске «Бюллетеня», органа Научного Общества, было объявлено о нача­ле дискуссии в священных пределах Общества Психологических Исследований. В апрельском номере очень правильно замечено, что две «конференции» по этой тематике «не совсем (?) достигли поставлен­ной цели. На них отсутствовала полемика, посколь­ку ее участниками были только сторонники спири­тизма». Похоже, что теософия была представлена одним лишь доктором Турманом, членом Теософско­го Общества, который поступил очень благоразумно, уклонившись от участия в споре, ссылаясь на то, что людям, не подготовленным длительными занятиями, невозможно было бы правильно объяснить теории оккультизма (который наши французские друзья упорно называли теософизмом, путая, таким образом, общее с одним их его составляющих). Остальные члены парижской группы Теософского Об­щества дали аналогичный устный или письменный отказ от участия в этих обсуждениях. Единственный джентльмен, который предложил себя в качестве представителя нашего Общества, был господин Тремешини, охарактеризованный как «астроном, инженер по гражданским сооружениям и эрудированный ориенталист, член парижского Теософского Обще­ства». И поистине, большей дискредитации теосо­фии было бы трудно придумать.

В этом есть некая загадка, ключ к которой лично нам известен; тем не менее, мы растолкуем ее для пользы всех наших собратьев и особенно оккульти­стов. Факты таковы: господин Тремешини полагает, что он получил доступ к истинной, исторически до­стоверной и единственно божественной теософии. Путая оккультизм с теософией, он объявляет наши доктрины «философией, рожденной из голословных утверждений, лишенной научных доказательств и основанной не на древних документах... а на несосто­ятельных теориях, появившихся на свет не ранее, чем в средние века»; наша «теософия» (он имеет в виду оккультизм) берет свое начало вовсе не из древнего буддизма, а из «гибридной доктрины хал­деев». Как, – спрашивает оратор, – можно считать действительно гуманной и научной теорию, которая проповедует «безнадежный нигилизм... и учит, что основа любой морали, – то есть морали, базирующейся на бессмертии сознательного "Я", совершен­но ложна (!?)... которая утверждает, что Духовное Эго, не достигшее своей цели из-за слишком материальных устремлений, исчезает, не взяв с собой ни одной частицы индивидуального сознания[6], и закан­чивает возвращением в состояние космической первоматерии!... Доктрина, целью которой является ва­куум и уничтожение, может быть построена только на пустоте» и т.д.

Какими бы красноречивыми и проникновенными не были эти слова, но за ними скрывается нечто другое: дезинформация и ложь. Мы показали, в чем заключается ошибочность представлений спиритов (не владеющих английским языком) относительно наших доктрин. Но случай с господином Тремешини особый. Он знает английский язык, читает «The Theosophist» и имел достаточно времени для осозна­ния неправильности своих первых умозаключений. Но если, тем не менее, он упорно доказывает, что наша система ложна, а его собственная – единствен­но божественная и правильная; если он уверяет общественность, что обладает действительно достовер­ными историческими документами, тогда мы просто обязаны изучить его документальные свидетельства и выяснить, насколько они соответствуют такому определению.

Низвергнув, для собственного удовольствия, эзо­терическую философию адвайтистов и буддийских архатов, он продолжил знакомить спиритов со сво­ей собственной «теософией». Пригласив аудиторию совершить вместе с ним «небольшой экскурс в исто­рию», он предложил ее вниманию следующие исторические факты. Мы оставили его орфографию без изменений.

«К концу Трета-йоуго (третьему периоду, согласно индуистской хронологии) (?!!)... эпохи, которая насчи­тывает 28 000 лет[7]... жил в Индии человек, с которым по части гениальности, силы мысли и т.д. и т.д. могли сравниться лишь немногие философы последующих эпох... Звали этого человека Готомо. Как сказано в свя­щенных книгах Индии (!?), Готомо (из Трета-йоуго) вел свою родословную от святых ведического периода; в числе его прямых потомков был знаменитый Готомо Сакьямоуни Будда, которого некоторые ошибочно при­нимают за самого Готомо из Трета-йоуго. Из всех ра­бот, которые эта личность из Трета-йоуго оставила последующим поколениям, наиболее значительными являются "Яьяйос" (!?), то есть трактат о логике, и иератический Свод Законов, или "Уложение божествен­ных Законов", божественная наука, представляющая собой синтез человеческих знаний, коллекцию всех ис­тин, собранных на протяжении многих веков созерца­тельными святыми, Мохарши (возможно, Махариши?) и т.д. и т.д. и т.д. Специальным приказом автор этого труда («Иератического Свода Законов» Готомо) запретил читать его профанам[8] и передал его на хранение посвященным из двух высших браминских классов... [но]... все меры предосторожности не помешали некоторым хитрым профанам проникнуть в sanctum sanctorum и по­хитить из этого знаменитого кодекса несколько крупиц».

Должно быть, в руках нашего брата эти крупицы разрослись до целого кодекса, так как он уверяет нас, что это «синтез всех мировых учений».

Таково краткое изложение записанной verbatim, переведенной и опубликованной речи господина Тремешини и таковы сила недоброжелательства к нашей эзотерической доктрине арийских архатов. Мы предоставляем нашим браминам-теософам – шастри и санскритологам – право самим судить об исторической ценности и достоверности кодекса, имеющегося в распоряжении м-ра Тремешини; мы просим их обратить особое внимание на следующие моменты.

  1. «-Согласно индусской хронологии», длительность двапара-юги стала равной всего лишь 28 000 лет.
  2. Гаутама Риши из трета-юги, автор «Дхарма-Шастры», современник Рамы, стал идентичен Гаутаме, основавшему философскую школу ньяя.
  3. Заявлено, что первый из них составил полный эзотерический Свод законов и что его «божественные доктрины» согласуются и подкрепляются теори­ями спиритов, которые верят в общение с бхутами[9]и пшиачами, называя их «бессмертными духами предков»[10], и поощряет такие связи.
  4. Гаутама Будда превратился в прямого потомка Гаутамы Риши и в того, кто, несмотря на «запрет своего предшественника и Учителя, обнародовал его доктрины» (цитируется дословно). Он «без колебаний по своему усмотрению внес изменения и встав­ки в этот почитавшийся дотоле труд» – это равно­сильно заявлению, что буддизм есть не что иное, как искаженное учение Гаутамы Риши.

Мы оставляем все вышесказанное на рассмотре­ние браминов-ведантистов и эзотерических буддис­тов. По нашему скромному мнению, этот «Готомо» времен «Трета-Йоуго» является, вероятно, уродли­вым искажением, порожденным воображением м-ра Тремешини.

Ученый секретарь Теософского Общества и ре­дактор данного журнала уже послал обстоятельный ответ президенту Научного Общества Психологичес­ких Исследований, господину Фовети, содержащий опровержение в связи с непристойными замечания­ми, досадными искажениями и неточностями, допущенными «м-ром Тремешини, членом парижского Теософского Общества». Выступления на этой кон­ференции остальных докладчиков, которые наброси­лись на теософию, не будучи членами нашего Обще­ства и не имея представления о наших доктринах, более простительны, хотя мы никогда не организо­вывали собраний для обсуждения и высмеивания их доктрин.

Мы глубоко признательны высокообразованному и талантливому президенту, господину Ч. Фовети, за лестные выражения, в которых он говорил о скромных заслугах основателей нашего Общества, и за умеренную тональность, которая, в целом, преоб­ладала в его рассуждениях при подведении итогов дискуссии на второй конференции.

Пусть все вышесказанное не будет воспринято как наше возражение против честных исследований и обсуждений, ибо, несомненно, фанатизм и его род­ная сестра – вера в собственную непогрешимость – не является нашим кредо. Но когда против нас ис­пользуют умышленный обман, неточность и искажение фактов, то мы осмеливаемся уведомить всех на­ших думающих членов, что не смогли бы оставить без решительного протеста такое глумление над древней арийской Наукой, обладай мы даже леген­дарным терпением самого Харишчандры или его ев­рейского аналога Иова[11].


Сноски


  1. См. мантру в Ригведе (1, 164, 20). Саяначарья объясняет ее так «Две птицы сидят на одном фиговом дереве; одна на­слаждается его плодами, а другая безразлично взирает на них – это Дживатман и Параматман, или иллюзорная индивиду­альная душа и Высшая Душа; индивидуум идентичен Выс­шей Душе.
  2. См. The Theosopist, Oct., 1881, p. 19, col. 2.
  3. Только отжившая личность духовного Эго исчезает в это время, так как для «духовной Индивидуальности», разъединенной с самосознанием, обитающим в манасе, не существует ни дэвакхана, ни авичи.
  4. Эзотеризм буддистов и ведантистов, несмотря на свою идентичность, немного разнится в терминологии. Например, то, что мы называем линга-шарирой, тонким телом, находя­щимся внутри физического, или сукшмой стхула-шариры, у ведантистов именуется карана-шарирой, или причинным те­лом, эфирным эмбрионом физического тела.
  5. Саньясш (санскр.) – в индуизме – странствующий аскет, четвертая, последняя ступень в индуистской системе варна-ашрама-дхарма
  6. Ничего подобного не говорилось даже во «Фрагменте №1», в котором рассмотрено только личностное сознание. «Духовное Эго», или монада (Атман и Буддхи) не исчезает и не возвращается в космическую первоматерию – это верно для Манаса, Читты, личностной аханкары, но только не для Атмана и Буддхи.
  7. Мы обращаем внимание наших браминов-адвайтистов и других индусских членов Общества на эту новую хронологию. Трета-юга в результате такого исторического жонглирования превратилась из второй эпохи в третью, а двапараюга сократилась с 864 000 лет до 28 000!
  8. Так же, как Веды и все остальные священные книги браминов. Но где находится этот кодекс законов? Кто когда-либо слышал о нем? Никогда не было известно о другой "Дхарма-шастре", написанной Гаутамой Риши, за исключением свода законов, сохранившегося наряду с 20 другими, начиная с кодекса Ману и кончая творением Парашары*. И этот небольшой кодекс, хотя и «написан ясным стилем», не содержит ничего оккультного или очень таинственного и считается гораздо хуже не только по сравнению с кодексом Ману, но и некоторыми другими. Все они были напечатаны в Калькутте и сохранились до настоящего времени. О них упоминают Коулбрук и другие, а востоковеды приписывают их авторство «различным мифическим святым». Но кем бы ни были они составлены, в них нет ничего от оккультизма. Парашара – ведический Риши, повествователь «Вишну-Пураны».
  9. Бхуты (санскр.) – духи, фантомы.
  10. Пусть читатель ознакомится с тем, что говорит Ману об общениии с мертвыми (Кн. IV, 123 -24), и с его мнением относительно того, что даже звучание названия Самаведы «нечисто» (asuchi) – ибо, как объясняет Куллука, оно ассо­циируется с мертвыми.
  11. Иов – библейский персонаж. Чтобы испытать его благочестие, на него были насланы всевозможные несчастья и болезни, но Иов, в конечном итоге, ос­тался верен своим убеждениям.


Издания[править | править код]

Санскрит (язык)