Блаватская Е.П. - Адьярская загадка

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск

АДЬЯРСКАЯ ЗАГАДКА

Поистине, когда кошка на улице, мыши танцуют в доме. С тех пор как полковник Олькотт отплыл в Японию, «Theosophist» не перестает удивлять своих европейских читателей, и особенно членов нашего Общества своими нежданными проказами. Похоже на то, что Сфинкс эмигрировал с берегов Нила и вознамерился замучить своими загадками всех Эдипов Теософского Общества.

Что, например, может означать странная и крайне бестактная «вылазка» уважаемого действующего редактора нашего «Theosophist»? Может, он под влиянием расслабляющего южно-индийского климата приболел? Или же, подобно нашим (и его) недругам-редакторам, он тоже видит жуткие сны и лживые видения; или же что-то еще? Пусть он не обижается на меня за эти замечания, так как он их сам честно заслужил. «Lucifer», «Path» и «Theosophist» — это единственные органы сообщения с членами Общества: каждый — для своей собственной страны. И поскольку действующий редактор «Theosophist» решил опубликовать на страницах этого издания свои дикие фантазии, то и ответа ему следует ожидать не откуда-нибудь, а со страниц «Lucifer». Более того, если он не понимает всей серьезности обвинений, которые выдвигает против меня и некоторых достойных людей, то, возможно, нижеследующие строки помогут ему лучше понять, на кого он поднял руку. Загадочное письмо в журнал «Light» уже успело наделать немало бед. Хотя его автор со всей очевидностью сражается в нем с ветряными мельницами своего собственного изобретения, один недружелюбный спиритуалист, подписавшийся «Colenso», не преминул воспользоваться благоприятной возможностью, чтобы переврать его содержание. В своей злобной филиппике под названием «Развенчанный Кутхуми» он пытается доказать, что из письма м-ра Харта следует, будто Теософское Общество выбросило своих «Учителей» за борт, а «мадам Блаватская была свергнута с престола». Неужели именно это Ричард Харт, действующий редактор «Theosophist», хотел сообщить спиритуалистам в своем письме в журнал «Light» от 6 июля?

Но не будем распространяться насчет действительного значения письма в «Light» и перейдем к тому, что тот же автор пытался внушить следующей фразой, напечатанной в июльском номере «Theosophist»?[1]


Опровержение

Редактор «Theosophist» с большим удовольствием публикует нижеследующие фрагменты письма м-ра Бертрама Кейтли, Секретаря Эзотерической Секции Теософского Общества, полученного от одного из его доверенных лиц, коему оно было вручено для публикации. Следует пояснить, что содержащееся в нем опровержение касается определенных слухов и версий, бытующих в Обществе и косвенно подтверждающихся закулисными деспотическими действиями некоторых членов Общества, хорошо известных сотрудникам Эзотерической Секции.

На это я, «Глава Эзотерической Секции», отвечаю:

  1. Письмо м-ра Бертрама Кейтли хотя и содержит в себе истину и ничего, кроме истины, никогда не предназначалось для публикации, о чем свидетельствует фраза из того же письма. И значит, действующий редактор не имел никакого права публиковать его.
  2. Учитывая то, что сотрудникам Эзотерической Секции приходится быть в первых рядах членов Теософского Общества, хотелось бы узнать, что это еще за «члены Общества, хорошо известные сотрудникам Э.С.», коих м-р Харт обвиняет (на основании каких-то идиотских слухов, бытующих в Обществе) в «закулисных деспотических действиях», и что вообще означает эта загадочная фраза? И не является ли эта сентенция грубым оскорблением, брошенным в лицо весьма достойным людям — в гораздо большей степени теософам, нежели все их обвинители, — а заодно и мне лично?
  3. И что это за глупые слухи? О том, что «Британская или Американская Секция» или даже «Ложа Блаватской» Теософского Общества пытаются «заправлять в Адьяре»? Ибо действующий редактор «Theosophist» пишет в своем предполагаемом «опровержении» следующее:
М-р Кейтли сообщает своему доверенному лицу, что он не должен верить, «будто бы у Эзотерической Секции имеются какие-то претензии на то, чтобы “заправлять” Теософским Обществом, или какие-то иные прожекты подобного рода». И еще он говорит: «Мы все, и прежде всего Е.П.Б., так же верны Теософскому Обществу и Адьяру, как и сам Полковник». И опять же: «Я могу лишь еще раз официально и со всей ответственностью уверить вас в том, что в утверждениях, будто Эзотерическая Секция стремится или пытается “заправлять” какой-либо частью или Отделением Теософского Общества, нет ни единого слова правды».

Аминь! Но, прежде чем я продолжу анализ блестящих комментариев действующего редактора, мне хотелось бы воспользоваться своим правом автора, чтобы поделиться некоторыми личными соображениями на данный счет. Коль скоро, как было сказано, это письмо не предназначалось для того, чтобы быть выставленным напоказ в печати, — возможно, главным образом, потому что qui s’excuse s’accuse, — то вряд ли можно считать критикой выискивание в нем фрагментов, которые я охарактеризовала бы как бессмысленную чепуху, или, говоря иными словами, как нечто вполне извинительное в наспех написанном приватном письме, но совершенно непростительное и гротескное в качестве предназначенного для публикации документа.

Первое. То, что Эзотерическая Секция никогда не пыталась «заправлять в Теософском Обществе», абсолютно справедливо: за исключением полковника Олькотта (Президента), Эзотерическая Секция ничем не связана с Теософским Обществом, его Советом или должностными лицами. Эта Секция полностью отделена от экзотерической организации и независима от нее; и, как следует из официального уведомления, подписанного самим Президентом-Основателем[2], только Е.П.Б. ответственна за его членов. А из этого следует, что Эзотерическая Секция как организация никоим образом не заинтересована в завоевании Теософского Общества как общества и в наименьшей степени — Адьяра.

Второе. Сущая глупость утверждать, будто «Е.П.Б... верна Теософскому Обществу и Адьяру» (!?). Е.П.Б. верна до гроба теософскому Делу и тем великим Учителям, чья философия — единственное средство, способное сплотить Человечество в единое Братство. Наряду с полковником Олькоттом она является главным основателем и строителем Общества, призванного олицетворять это Дело; и если она верна Г.С.Олькотту, то вовсе не потому, что он «Президент», но, во-первых, потому что ни один живущий на земле человек так усердно не трудился для этого Общества и не был ему так предан, как Полковник, и, во-вторых, потому что она считает его, в свою очередь, своим преданным другом и соратником. Следовательно, степень ее привязанности к «Теософскому Обществу Адьяра» зависит от степени преданности этого Общества нашему Делу. И если оно отступит от правильного пути и станет проявлять небрежение по отношению к Делу и своей первоначальной программе, Е.П.Б. незамедлительно объявит Теософское Общество предательским и отрясет его как прах со своих ног.

А что, ради всего святого, может означать «верность Адьяру»? И что такое Адьяр без нашего Дела и тех двоих (а не одного Основателя, не приведи Господь), которые его представляют? Это верность всему Адьярскому поместью или, может, только Адьярской бане? Адьяр — это нынешняя штаб-квартира Общества, поскольку «штаб-квартира должна быть там, где находится Президент», — так гласит устав. И если быть до конца логичными, то членам Теософского Общества надлежало быть верными также и Японии — в то время, когда там находился полковник Олькотт, и Лондону — во время его пребывания в этом городе. Адьяр более не является «Головным Обществом», так как оное отменено и заменено сложной организацией, состоящей из полностью автономных Теософских Обществ, наподобие Американских Штатов. Все эти Общества объединяет Верховный Президент, который, как и Е.П.Блаватская, готов защищать наше Дело, даже если весь мир ополчится против него. Таково истинное положение вещей.

Опять же, как прикажете понимать следующий комментарий действующего редактора, сопровождающего письмо м-ра Кейтли таким вот мудрым и глубокомысленным замечанием?

Надеемся, что после этого недвусмысленного и авторитетного опровержения ни один член Эзотерической Секции не станет более издавать «частные циркуляры», призывающие коллег противиться действиям Генерального Совета, поскольку «мадам Блаватская их не одобряет»; и глупые редакторские статьи, возвещающие, что теософия постепенно подчиняется диктату мадам Блаватской, — наподобие той, что была недавно напечатана на страницах «Религиозно-философского журнала», — тоже перестанут появляться.

«Частные циркуляры» Эзотерической Секции не имеют никакого отношения к действующему редактору «Theosophist», так что у него нет никакого права вмешиваться в их распространение.

Если «мадам Блаватская не одобряет» «действия Генерального Совета»[3], она говорит им это прямо в лицо. Потому что а) мадам Блаватская не несет никакой ответственности за действия Совета, способного в любой момент издать какой-нибудь глупый и нетеософичный указ; и б) по той простой причине, что она признает право осуществлять фундаментальные реформы в Теософском Обществе, помимо себя, только за одним человеком, а именно за полковником Олькоттом, поскольку Общество обязано своим существованием прежде всего им двоим, и они же несут кармическую ответственность за него. Если действующий редактор обращает мало внимания на святые обеты, то полковника Олькотта и Е.П.Блаватскую в этом нельзя упрекнуть. Е.П.Блаватская всегда готова склониться перед решением большинства членов Секции или даже простого Отделения; но она будет протестовать против любого решения Генерального Совета (пусть даже он состоит из одних Архангелов и Дхиан Коганов), если оное покажется ей несправедливым или нетеософичным или же не встретит одобрения со стороны большинства членов Общества. Ни у Е.П.Блаватской, ни у Президента-Основателя нет никакого права присваивать себе самодержавную власть или папские полномочия. К тому же из всех живущих на земле людей от полковника Олькотта менее всего можно ожидать подобного рода притязаний. Ведь оба Основателя (и в особенности Президент) фактически приняли обет служения своим коллегам, коих они обязаны защищать и учить тех из них, кто пожелает учиться, но никак не угнетать их и не помыкать ими.

Вот я и сказала, скрепив свои слова собственной подписью, то, о чем уже давно следовало заявить со всею честностью и откровенностью. Публика взбудоражена глупейшими историями о наших делах и о бушующих в Обществе мнимых и реальных распрях. Так пусть каждый узнает наконец правду, в которой нет ничего постыдного ни для кого из нас и которая одна может положить конец ощущению болезненной напряженности.

Действующий редактор «Theosophist» вбил себе в голову, что Эзотерическая Секция в союзе с Американской и Британской Секциями составили или еще только составляют заговор против того, что он так туманно называет «Адьяром» и его властью. И вот, будучи одним из наиболее преданных сотрудников Теософского Общества и к тому же лицом, приближенным к Президенту, он поневоле становится в своей борьбе с ветряными мельницами более католическим, чем сам папа. Только и всего; и я надеюсь, что все эти недоразумения и галлюцинации прекратятся с возвращением Президента в Индию. Будь он дома, он, во всяком случае, не преминул бы возразить против всех этих мрачных намеков и двусмысленных высказываний, коими пестрят в последнее время страницы «Theosophist», к вящей радости наших врагов. Мы понимаем, что, не имея никакой информации из первых рук, действующий редактор вынужден опираться на кое-как состряпанную сенсационную статью из нью-йоркской «Times», которой он дает название «Доктор Кейтли сообщает». Но когда он, набрасываясь на произнесенную д-ром Кейтли фразу, в которой тот, говоря о некоторых «известных членах», заявляет о том, что они «ушли или были исключены», снабжает ее безапелляционным примечанием, уверяющим читателя в том, что это «еще одна репортерская ошибка», так как «за последние годы из Теософского Общества никого не исключали», самое время намекнуть нашему уважаемому действующему редактору, что в своем стремлении получить удовольствие от сокрушения воображаемого врага он может заставить читателя думать, что сам не понимает, о чем говорит.

Если по небрежности в Адьяре позабыли внести в списки имена исключенных, это вовсе не значит, что другие Секции и Отделения, подобные Лондонской Ложе, — вполне автономные в своих действиях — никого не исключали или не имели на это права. И еще, сможет мне кто-нибудь объяснить, что он пытался доказать, утверждая, что репортер «спутал Ложу Блаватской с Теософским Обществом»? Разве Ложа Блаватской, как и Лондонская, Дублинская и все прочие «Ложи», не является отделением Теософского Общества и не может сама быть названа Обществом? Интересно, какие еще загадки подбросит нам наш злополучный «Theosophist»?

Однако время закругляться. И если м-р Харт будет продолжать действовать в столь странной и нетеософичной манере, то, чем скорее Президент вернется и расставит все точки над «i», тем лучше будет для всех заинтересованных сторон.

Из-за таких вот недостойных намеков Адьяр, и особенно «Theosophist», быстро превращаются в посмешище как для наших врагов, так и для самих теософов. И те мешки недоуменных и критических писем, которые я получаю, — лучшее тому подтверждение.

В заключение мне хотелось бы уверить его в том, что ему нет нужды играть роль ангела-хранителя при полковнике Олькотте. Нам не нужна никакая третья сторона, которая посредничала бы между нами. Мы трудились, радовались и страдали вместе на протяжении долгих пятнадцати лет; и если после стольких лет искренней дружбы Президент-Основатель станет прислушиваться к безумным обвинениям и обернется против меня, что ж — мир достаточно велик для нас двоих. Пусть же новое Экзотерическое Теософское Общество, возглавляемое м-ром Хартом, занимается крючкотворством, если Президент ему это позволяет; и пусть Генеральный Совет исключит меня за «отступничество», если, опять-таки, полковник Олькотт окажется настолько слеп, что не разглядит, кто его «настоящий друг». Только пусть они не мешкают с этим и исключают меня при первых же признаках собственного отступничества и измены нашему Делу, поскольку в противном случае я сама откажусь от поста пожизненного Ответственного Секретаря и выйду из Общества. И это не помешает мне по-прежнему возглавлять тех, кто пожелает последовать за мной.

Сноски


  1. Vol. X, Supplement, p. cxix.
  2. Имеется в виду Официальное уведомление полковника Олькотта, опубликованное в «Lucifer», Vol. III, 15 октября 1888 г. (см. Е.П.Блаватская. Инструкции для учеников Внутренней Группы. — М., Сфера», 2006. — С. 321—322).
  3. Или «доверенных лиц», одним из которых является м-р Р. Харт


Издания[править | править код]

  • «Lucifer», Vol. IV, № 24, August, 1889, p. 506—509 (первая публикация)
  • Блаватская Е.П. - Новый цикл. — М., Сфера, 2001. — С. 278—254. Пер. Ю.А.Хатунцева (первая публикация на русском языке)
  • Блаватская Е.П. - Тайная доктрина теософии, М., Сфера, 2006

Блаватская Елена Петровна