Блаватская Е.П. - «Что есть человек?»

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
«Что есть человек?»


[Редактору «La Revue Spirite»]


Саксонские спиритуалисты несколько путают дух с периспритом (perisprit). Возможно, они не различают их, называя первый душой, а второй — духом. Теософы же полагают напротив: для них дух есть Nous, а Perisprit, или Psyche есть душа.

Теософы не признают никаких догм, предвзятых идей или принципов, которым все должно подчиняться. Они мудро и искренне ищут истину и готовы принять ее из любого источника, даже пожертвовав тем, что признавали до сих пор. Чему бы они ни учили в настоящий момент, они далеки от мысли, что разрешили все проблемы. Такое притязание было бы равносильно всезнанию, и это было бы просто смешно. В тот день, когда новый Эдип полностью разгадает загадку веков — «Что есть человек?» — в этот день и древние, и современные доктрины, близкие спиритуалистам, исчезнут, подобно древнему Сфинксу, в океане небытия.

Теософы, также как древние философы и их ученик Павел, утверждавший, что физическое тело насыщено периспритом — Psyche, поддерживающей жизнь — считают человека триадой: телом, периспритом и духом.

Буддисты, также разграничивающие эти три сущности, подразделяют perisprit еще на несколько частей. Однако, перед лицом приближающегося совершенства — Нирваны — они признают лишь единственную из них — Дух.

Греки поступали так же, подразделяя perisprit на жизнь и страстную натуру, или Thumos. Perisprit, таким образом, является сочетанием физических жизненных сил — Bios’а, желаний и страстей — Epithumia, и идеальности — Phren’а.

Perisprit состоит из эфирной субстанции, наполняющей собой всю вселенную, и следовательно, исходит из космического астрального флюида, который отнюдь не является духом, поскольку этот астральный флюид, хотя и неосязаем и неощутим, представляет собой, в сравнении с духом, объективную материю. Вследствие своей сложной природы, perisprit может довольно тесно слиться с физической сущностью, ускользая от благого влияния высшей жизни. Точно так же он может довольно тесно слиться с духом и разделить его мощь; в этом случае его проводник, физический человек, может стать Богом даже во время своей земной жизни. Если же такого слияния — духа и материи — не произойдет, человек не сможет стать бессмертным как сущность: perisprit рано или поздно распадется.

Плутарх говорит, что после смерти Прозерпина отделяет тело от души (perisprit’а), после чего последняя становится гением, или Daimon’ом, свободным и независимым. Но должно наступить второе разделение, под воздействием Блага. Деметра отделяет perisprit от духа. Первый со временем распадается на эфирные частицы; второй же восходит, ассимилируется с божественными силами и постепенно становится чистым божественным духом.

Капила, как и все Восточные философы, придавал мало значения perisprit’у. Именно это скопление грубейших частиц, человеческих эманаций, изобилующих несовершенствами, слабостями, людскими страстями и желаниями, способную, при некоторых обстоятельствах, стать объективной, буддисты называют Skandhas — группами, Теософы — душой, Аллан Кардек — perisprit’ом.

Брахманы и буддисты говорят, что человек не может достичь индивидуальности, пока не сбросит последнюю из этих сканд — остаток земного пятна. Отсюда их доктрина метемпсихоза, столь много осмеянная и столь мало понятая нашими востоковедами. Наука учит, что материальные молекулы, составляющие физическое тело человека, в процессе эволюции преобразуются природой в низшие физические формы. Что ж, буддисты утверждают то же самое и в отношении частиц астрального тела: они говорят, что полу-материальные группы perisprit’а употребляются для эволюции низших астральных форм и соединяются с ними в соответствии с их степенью утонченности. Следовательно, до тех пор, пока развоплощенный человек сохраняет хотя бы одну частицу этих сканд, некоторые элементы его perisprit’а неизбежно будут входить в астральные тела растений или животных. Итак, если астральный человек настолько заматериализован, что Деметра не может найти ни единой частицы духа — личность постепенно распадается и идет в эволюционную переработку. Это то, что индусы символически изображают как тысячелетия, проведенные в нечистых телах животных. Теософы полностью с этим согласны.

Теософы считают, что все великие личности, гении, поэты и истинные художники спиритически вдохновляемы и не являются — по крайней мере, в своей общей массе — просто медиумами, пассивными орудиями в руках их водителей. Напротив, они являются всецело просветленными душами, в высокой степени обладающими духовным элементом и поэтому способные сотрудничать с чистыми духами, во имя одухотворения и совершенствования человечества.

Что касается феноменов perisprit’а и медиумизма, то мы полагаем, что чисто пассивный медиум не может отличить хороших духов от дурных, ибо, для этого, он должен стать сознательным посредником. Мы также знаем, что, хотя воплощенный человек, даже высочайший адепт, не может состязаться в мо­гуществе с чистыми духами, которые, освободившись от своих сканд, становятся субъективными для физических чувств, он все же может не уступать и даже превзойти обычных медиумов в области феноменов.

Может ли ребенок, то есть не полностью развившийся человек, переходя в другой мир, существовать там в условиях, предназначенных для совершенных представителей его вида, дольше, нежели растение или животное?

У ребенка еще, так сказать, нет духа; он — лишь душа, и его воспитание затрагивает только астральную природу и имеет дело лишь с внешними предметами.

Человеческий цикл не завершен, пока человек не прошел через земную жизнь. Ни одну ступень испытания или опыта нельзя проскочить; прежде чем стать чистым духом, необходимо быть человеком.

Мертвый ребенок — ошибка природы: он должен родиться вновь; тот же самый perisprit должен завершить прерванное испытание путем другого рождения. То же самое относится и к врожденным идиотам. Это единственные случаи человеческого перевоплощения.

Если бы ребенок, являясь лишь дуадой, был бы бессмертным, то почему бы таковыми не быть и животным? Выживает только триада.

После смерти perisprit становится внешним телом, внутри него формируется более тонкое тело, и оба они, в большей или меньшей степени, осеняются Духом.

Элементарии, однако, не всегда распадаются после физической смерти; может случиться так, что неимоверным усилием они смогут удержать что-то от третьего принципа и, таким образом, медленно и болезненно, восходить от сферы к сфере, сбрасывая на каждой ступени отягощающие одеяния и облачаясь во все более сияющие покровы; в конце концов, они достигают совершенства и, избавившись от всех материальных частиц, становятся едиными — Богами.

Мы уже говорили, что человек, у которого не осталось ни малейшей искры божественного духа, способной спасти его после смерти, подобен животным.

Такие прискорбные случаи все же встречаются — и не только среди порочных людей, но и среди упрямых слепцов и отъявленных отрицателей. В самом деле, только воля человека, его высшая сила, отчасти управляет его судьбой, и если кто-то упорно верит в уничтожение после смерти — он его и получит. И условия физической жизни, и вид смерти очень часто зависят от воли.

Некоторые люди, лишь силою решимости, избегают объятий смерти, в то время как другие поддаются малейшим болезням. То, что человек может сделать со своим телом — он сможет сделать и с астральным телом, то есть с развоплощённым pe­risprit’ом.


Издания