Офиты

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Теопедия, раздел '''Елена Петровна Блаватская''', http://ru.teopedia.org/hpb/</div>
Перейти к: навигация, поиск

ОФИТЫ (Греч.) Братство гностиков в Египте, и одна из самых ранних сект Гностицизма или Гнозиса (Мудрости, Знания), известное как "Братство Змия". Оно процветало вначале второго столетия, и хотя придерживалось некоторых принципов Валентина, имело свои собственные оккультные обряды и символизм. Живого змея, представляющего принцип Христос'а (т.е. божественную перевоплощающуюся Монаду, а не Иисуса-человека), показывали в их мистериях и почитали как символ мудрости, Софии, олицетворения все-благого и все-мудрого. Гностики не были христианской сектой в общепринятом значении этого слова, так как Христос до-христианской мысли и Гнозиса был не "бого-человеком" Христом, но божественным Эго, слившимся с Буддхи. Их Христос был "Вечным Посвященным", Странником, отраженным в сотнях офитовых символов за несколько тысячелетий до так называемой "христианской" эры. Его можно увидеть на "надгробном памятнике Бельцони" из Египта в виде крылатого змея о трех головах (Атма-Буддхи-Манас), и с четырьмя человеческими ногами, являющими его андрогинный характер; на стенах спуска в погребальные покои Рамзеса он встречается в виде змея с крыльями ястреба - ястреб и сокол являются солнечными символами. "Небо исчерчено бесчисленными змеями", пишет Гершель о египетской звездной карте. "Меисси (Мессия?), что означает Священное Слово, был добрым змеем", пишет Бонвик в его "Egyptian Belief". "Этот змей доброты, с головой, увенчанной короной, помещался на верхушке креста и был священным знаменем Египта." Евреи заимствовали его в своем "медном змие Моисея". Потому, объясняя значение своего офиса, офиты обращались именно к этому "Целителю" или "Спасителю", а не к Иисусу и не к его словам: "Как Моисей воздвиг в пустыне змия, так и Сыну Человеческому надлежит быть воздвигнутому". Тертуллиан, то ли умышленно, то ли нет, смешал одно с другим. Четырехкрылый змей есть бог Хнуф. Добрый змей носил крест жизни на шее, или свисающим изо рта. Крылатые змии стали Серафимами (Сераф, Сараф) евреев. В гл. 87 "Ритуала" (Книги Мертвых) человеческая душа, превратившись в Бата, всеведущего змия, говорит: "Я змий Ба-та, многих лет, Душа Души, высиживаемая и рождаемая ежедневно; Я Душа, которая нисходит на землю", т.е. Эго.

Источник: Блаватская Е.П. - Теософский словарь


Хотя его называют «первичным человеком», Эннойя, который подобен египетскому Пэмандру, «силе божественной мысли», первому доступному пониманию, проявлению божественного духа в материальной форме, он аналогичен «единородному» Сыну «Непознаваемого Отца» всех других народов. Он есть символ первого появления божественного Присутствия в своих собственных трудах творения, осязаемых и видимых, и поэтому постижимых. Сокровенный Бог, или вечно непроявленное божество, оплодотворяет через Свою волю Битос, неизмеримую и беспредельную глубь, которая пребывает в молчании (Sige) и тьме (для нашего разума) и которая представляет абстрактную идею всей природы, вечно производящего Космоса. Так как ни мужское, ни женское начало, слитые в идее двуполого божества в концепциях древних, не могли бы быть поняты заурядным человеческим рассудком, – теологии каждого народа пришлось создавать для своей религии Логоса, или проявленное Слово, в той или иной форме. У офитов и других гностиков, взявших свои модели непосредственно с более древних оригиналов, непроявленная Битос и ее мужской двойник производят Эннойю, а эти три в свою очередь производят Софию[1], завершая этим Тетрактис, который будет эманировать Христоса, самую сущность Духа-Отца. В качестве Непроявленного, или сокровенного Логоса в своем латентном состоянии, он существовал извечно в Арба-Ил, в метафизической абстракции; поэтому он ЕДИН со всеми другими, как единство, последнее (включающее все) без различия называли Эннойя, Сиге (молчание), Битос и т. д. Как проявленный, он Андрогин, Христос и София (божественная мудрость), которые спускаются в человека Иисуса. Как показал Ириней, и Отец и Сын любили красоту (formam) первичной женщины[2], которая есть Битос – Глубь – так же как София; они объединение произвели Офита и Софию (опять двуполое единство), мужскую и женскую мудрость; причем одна рассматривалась как непроявленный Святой Дух, или старшая София – Пневма – разумная «Мать всего»; другой – как проявленный, или Офит, представляющий божественную мудрость, павшую в материю, или Бого-человека – Иисуса, которого гностики-офиты представляли в виде змия (Офита).

Оплодотворенная божественным светом Отца и Сына, высочайшего духа и Эннойи, София производит, в свою очередь, две другие эманации – совершенного Христоса, и вторую – несовершенную Софию Ахамот[3], от תומכח ахамот (простая мудрость), которая становится посредником между интеллектуальным и материальным мирами.

Христос был посредник и водитель между Богом (Высочайшим) и всем, что есть духовного в человеке; Ахамот – младшая София – выполняла ту же самую обязанность между «первичным человеком», Энноей, и материей. То, что тайно подразумевалось под общим наименованием Христос, мы только что объяснили.

< ... >

В системе офитов София, андрогинная мудрость, является также женским духом или индусской женской Нари (Нараяна), витающей над водами – хаосом или будущей материей. Она оживляет его издали, но не касаясь бездны тьмы. Она не в состоянии это сделать, так как мудрость чисто интеллектуальна и не может непосредственно воздействовать на материю. Поэтому София вынуждена обратиться к своему Высшему Родителю; но хотя жизнь первоначально происходит из Невидимой Причины и ее Эннойи, ни тот, ни другой, не может больше, чем она сама как-либо воздействовать на низший хаос, в котором материя приобретает свою определенную форму. Поэтому Софии приходится использовать для выполнения своей задачи свою несовершенную эманацию, Софию-Ахамот, так как последняя смешанной природы: наполовину духовна, наполовину материальна.

Единственная разница между космогонией офитов и назареев Св. Иоанна заключается в изменении имен. Ровно такую же систему мы находим в «Каббале», в «Книге Тайн» («Liber Mysterii»)[4]. Все три системы, в особенности система каббалистов и назареев, которые послужили образцами для офитской космогонии, – принадлежат к чистому восточному гностицизму. «Кодекс назареев» начинается так: «Верховный Царь Света, Мано, Великий Первый» [257, ч. 1, с. 9] и т. д., причем последний является эманацией из Ферхо – неизвестной, бесформенной ЖИЗНИ. Он является главою эонов, из которых исходят (или вырастают) пять сверкающих лучей божественного света. Мано есть Rex Liicis, Битос-Эннойя офитов.

«Unus est Rex Lucis in suo rcgno. пес iillus qui eo altior, nullus qui ejus siniililtidiiwin rotiiiet-it, nullus qui sub/atis oculis, vidcnt Coronam quae in ejus capife est».

Он есть Проявленный Свет вокруг высочайшей из трех каббалистических голов, сокровенная мудрость; из него эманируют три Жизни. Эбел Зиво есть проявленный Логос, Христос «Апостол Гавриил» и первый Легат или посланец Света. Если Битос и Эннойя являются Мано назареев, то обладающая двумя естествами, полудуховная, полуматериальная Ахамот должна быть Фетахилом, если ее рассматривать в ее духовном аспекте; если же ее рассматривать в ее более грубой натуре, то она является Spiritus назареев.

Фетахил[5], который есть отражение своего отца, Владыки Абатура, третьей жизни – как старшая София также является третьей эманацией – есть «новейший человек». Чувствуя бесплодность его попыток создать совершенный материальный мир, Spiritus взывает к одному из своего потомства, Карабтаносу – Ильда-Баофу – у которого нет ни чувств, ни рассудка («слепая материя»), чтобы он соединился с нею, чтобы создать что-то определенное из этой бурной (turbulentos) материи; каковая задача удается ей только после того, как из этого соединения с Карабтаносом возникают семь звездных. Подобно шести сынам или гениям гностического Ильда-Баофа, они строят материальный мир. Тот же рассказ повторяется опять в Софии Ахамот. Посланная своим чисто духовным родителем, старшей Софией, для того чтобы создавать мир видимых форм, она спустилась в хаос и, пересиленная эманациями материи, потеряла направление. Все еще стремясь сотворить свой собственный материальный мир, она носилась вперед и назад по пропасти мрака и наделяла жизнью и движением инертные элементы до тех пор, пока столь безнадежно не запуталась в материи, что ее, подобно Фетахилу, представляют сидящей в грязи, неспособной самостоятельно выпутаться оттуда; до тех пор, пока посредством контакта с самой материей, она не производит на свет Творца материального мира. Он есть Демиург, называемый офитами Ильда-Баофом, и как мы сейчас покажем, родитель еврейского Бога, по мнению некоторых сект, а по мнению других – Сам «Господь Бог». Вот именно с этой точки каббалистически-гностической космогонии начинается Моисеева Библия. Не удивительно, что, приняв еврейский Ветхий Завет в качестве своего руководящего образца, христиане были вынуждены в силу своего исключительного положения, в какое они попали вследствие собственного невежества, как-то изворачиваться.

< ... >

[Офиты] к концу третьего века уже слились с некоторыми другими сектами. Ириней также часто их путает, и действительной теогонии офитов никто из них правильно не изложил. За исключением изменений в именах, вышеприведенная теогония является общей для всех гностиков и также для назареев. Офит есть ни что иное, как преемник египетского Кнуфиса, Добрый Змий со львиной лучистой головой, и со дней отдаленнейшей древности считался эмблемой мудрости или, Тота [Thauth], наставника и Спасителя человечества, «Сына Бога».

«О, люди, живите рассудительно... заслуживайте себе бессмертие!» – восклицает Гермес, трижды великий Трисмегист, – «Наставник и водитель человечества, я поведу вас к спасению».

Таким образом, древнейшие сектанты рассматривали Офита, агафодемона, как тождественного Христосу, – змий является эмблемой небесной мудрости и вечности, и в данном случае антитипом египетского Кнуфиса-змия.

Эти гностики, самые ранние в нашей христианской эре, считали;

«Что верховный зон эманировал из себя других эонов; один из них, женского пола, Прунликос (похотливость, страстное желание) спустилась в хаос, откуда выбраться уже не могла; она повисла в среднем пространстве, так как была слишком залеплена материей, чтобы вернуться выше; она также не могла упасть ниже, ибо там не было ничего родственного ее натуре. Тогда она родила своего сына Ильда-Баофа, Бога евреев, который, в свою очередь, произвел семь эонов или ангелов,[6] которые создали семь небес».

Источник: Блаватская Е.П. - Разоблачённая Изида т.2 гл.4


Первая, схема, схема офитов, с самого начала, как мы уже показали, отличается от описания, данного отцами церкви, поскольку она представляет Битос или глубь, как женскую эманацию, и отводит ей место, соответствующее месту Плеромы, но только в значительно более высокой области; тогда как отцы уверяют нас, что имя Битос гностики дали первопричине. Как и в каббалистической системе, она представляет беспредельную и бесконечную пустоту, внутри которой скрыт во мраке Непознаваемый Первичный двигатель всего. Она окутывает ЕГО подобно завесе; короче говоря, мы опять узнаем «Шехину» Эйн-Софа. Одно только имя IΑΩ, Иао, отмечает верхний центр или, скорее, предполагаемую точку, где может быть предположено обиталище Непознаваемого. Вокруг Иао располагается надпись ΣΕΜΕΣ ΕΙΛΑΜ ΑΒΡΑΣΑΘ. «Βечное Солнце-Абрасакс» (Центральное Духовное Солнце всех каббалистов, изображенное в некоторых их диаграммах кругом Тиферет).

Из этой области бездонной Глуби (Битос, Адити, Аекина, покров непознаваемого) исходит круг, составленный из спиралей. Это и есть Тиферет, что на языке символизма означает великий круг, κυκλος, состоящий из меньших кругов. Свернутый внутри так, чтобы следовать по спиралям, лежит змий – эмблема мудрости и вечности – двуеродная андрогина; круг изображает Эннойа, или же божественный разум (мощь не создающая, но которая должна воспринимать), а змий есть агафодемон, Офит, «тень света» (не вечный, но, тем не менее, величайший свет на нашем плане). Как тот, так и другой были Логосами у офитов; или же Единством, ибо Логос проявляет себя как двойственный принцип добра и зла, ибо, на их взгляд, эти два принципа нерушимы и существовали извечно, как они и будут вечно продолжать существовать.

Этот символ объясняет почитание этой сектой Змия, как Спасителя, безразлично, будет ли он свернут вокруг жертвенного хлеба или же вокруг Тау. В своем единстве Эннойа и Офит представляют Логоса. Когда же они разъединены, один изображает Древо (Духовной) Жизни, другой Древо Познания Добра и Зла, потому мы видим, что Офит устремляет первую человеческую чету – являющуюся материальным произведением Ильда-Баофа, но обладающую духовным принципом от Софии-Ахамот – вкусить запрещенный плод, несмотря на то, что Офит представляет собою божественную мудрость.

< ... >

Ильда-Баофу, «Сыну Тьмы» и творцу материального мира приписывалось обитание на планете Сатурн, что еще больше отождествляет его с еврейским Иеговой, который сам был Сатурн, согласно офитам, которые отрицают его синайское имя. От Ильда-Баофа эманируют шесть духов, которые соответственно пребывают со своим отцом в семи планетах. Они – Саба или Марс; Адонай – Сол или Солнце;[7] Иево – Луна; Элой – Юпитер; Астафей – Меркурий (дух воды); Урайос – Венера, дух огня.[8]

По своим функциям и приведенным описаниям эти семь планет тождественны с индусской Сапта Лока, семь мест или сфер, или высшие и низшие миры, так как они представляют каббалистические семь сфер. У офитов они принадлежат к низшим сферам. Монограммы этих гностических планет также буддийские, причем последние только слегка отличаются от монограмм обычных астрологических «домов». В объяснительных заметках, которыми сопровождена диаграмма, часто упоминаются имена Кирентия (ученика Симона Волхва), Менандра и некоторых других гностиков, чьи имена не встречаются в писаниях отцов церкви; например Парха (Ферхо).[9]

< ... >

Кроме того, автор диаграммы претендует на величайшую древность для своей секты, выдвигая в качестве доказательства утверждение, что их «предки» были строителями всех храмов «Драконтий», даже тех, что находятся «по ту сторону великих вод». Он утверждает, что «Справедливый», который был глашатаем Вечного эона (Христоса), сам послал своих учеников в мир, поместив их под удвоенным покровительством Сиге (Молчание, Логос) и Офита, агафодэмона. Автор, несомненно, намекает на любимое выражение Иисуса – «будьте мудры, как змеи, и безвредны, как голуби». На диаграмме Офит изображен в виде египетского Кнуфиса или Кнефа, называемого Dracontiae. Он появляется в виде змея, стоящего на своем хвосте, со львиной головой, увенчанной и лучистой, и имеет на кончике каждого луча по одной из семи греческих гласных – символ семи небесных сфер. Эта фигура хорошо известна тем, кто знакомы с гностическими геммами,[10] и позаимствована из египетских герметических книг. В «Откровении» данное описание того, «кто подобен Сыну Человеческому» с его семью звездами, и который есть Логос, – представляет собой еще одну форму Офита.

Диаграмма назареев, за исключением изменений в именах, тождественна с диаграммой гностиков, которые, очевидно, заимствовали свои идеи из нее, добавив несколько имен из систем Василида и Валентина. Чтобы избегнуть повторений, мы просто приведем их обе параллельно.

Итак, мы находим, что в космогонии назареев имена их сил и гениев находятся в следующих соотношениях с именами гностиков:


НАЗАРЕИ
Первая Троица


Владыка ФЕРХО – Жизнь, которая не есть Жизнь – Высочайший Бог. Причина, производящая Свет, или Логос in abscondito. Вода Jordanus Maximus – вода Жизни или Аджар, женский принцип. Единство в Троичности, заключенное в ИШ-АМОН.

ГНОСТИКИ ОФИТЫ
Первое Единство в Троичности


ИАО – несказуемое Имя непознаваемого божества – Абраксаса и “Вечное Духовное Солнце”. Единство, заключающееся внутри Глуби, Битоса, женского принципа – беспредельного круга, внутри которого покоятся все идеальные формы. Из этого Единства эманирует

Вторая Троица
(Проявление первой)

1. Владыка МАНО – Царь Жизни и Света – Rex Lucis. Первая ЖИЗНЬ или первичный человек.

2. Владыка Иордан – проявление или эманация Иордана Maximus – вод милости. Вторая ЖИЗНЬ.

3. Верховный Отец – Абатур. Третья жизнь.

Вторая Троица
(Idem)

1. Эннойа – разум.


2. Офит, агафодемон.


3. София Андрогина – мудрость, которая, в свою очередь – будучи оплодотворена божественным Светом – порождает

Эта Троица порождает также дуаду – Владыку Ледхойо и Фетахила, гения (первый – совершенная эманация; второй – несовершенная). Христоса и Софию Ахамот (первый – совершенный; вторая – несовершенная), как эманацию.
Владыка Иордан – “Владыка всех Иорданов” проявляет НЕТУБТО (Веру без Дел).[11] София Ахамот эманирует Ильда-Баофа, Демиурга, который производит материальное и бездушное творение. “Дела без Веры” (или милости).[12]

Кроме того, семь планетарных гениев офитов, которые эманировали один из другого, снова можно найти в религии назареев под именем «семи демонов-обманщиков» или звездных, которые «будут обманывать всех сыновей Адама». Они суть Сол; Spiritus Venereus (Святой Дух в ее материальном аспекте);[13] матерь «семи ко злу расположенных звездных», соответствующая гностической Ахамот; Нэбу или Меркурий, «лжемессия, который извратит древнее поклонение Богу»;[14] СИН (или Луна, или Шурил); КИУН (Киван или Сатурн); Бэл-Юпитер, и седьмой – Нериг, Марс [257, с. 57].

Христос гностиков является главою семи эонов, семи духов Господних у Св. Иоанна; назареи также имеют своих семь гениев или добрых эонов, главою которых является Rex Lucis, МАНО, или Христос. Сапта-риши, семь мудрецов Индии, обитают в Сапта-Пура или семи небесных городах.

Источник: Блаватская Е.П. - Разоблачённая Изида т.2 гл.7



  1. София является высочайшим прототипом женщины – первой духовной Евой. В Библии эта система перевернута и промежуточные эманации пропущены, Ева снизведена в простое человечество.
  2. См. [162, кн. I, гл. 31-33].
  3. В «Гностиках» Кинга мы находим эту систему в несколько неправильном виде. Автор указывает, что он следовал труду Беллермана «Drei Programmen ubcr die Abraxas gemmen».
  4. См. «Idra Magna».
  5. См. [257, 1, 181]. Фетахил, посланный строить мир, очутился погруженным в бездну грязи и в унынии сам с собой разговаривал до тех пор, пока Spiritus (София-Ахамот) не соединилась окончательно с материей и не создала таким образом материальный мир.
  6. Это система назареев; Спиритус, после соединения с Карабтанос (материя, бурная и бессознательная), порождает семь ко злу расположенных звездных в Орке, «Семь фигур», которые она родила «безмозглыми» [257, 1, с. 118]. Очевидно Юстин Мученик тоже усвоил эту идею, так как он говорит о «святых пророках, которые говорят, что один и тот же дух разделен на семь духов» (Pneumata) («Justin ad Graekos»; [142, 11, с.52]). В Апокалипсисе Святой Дух разделен на «семь духов перед троном», по персидскому, митраическому образу классификации.
  7. СОЛ расположено на диаграмме в точности в центре солнечной системы (о чем, как видно, офиты были осведомлены) – оттуда, под непосредственным вертикальным лучом Высшего Духовного Солнца – изливает свое сияние на все другие планеты.
  8. Говоря о Венере, Плакид, астролог, всегда утверждал, что “ее голубоватое сияние указывает на жар”. Что касается Меркурия, то по странной фантазии офитов он представлен, как дух воды, тогда как астрологически он считается “холодной, сухой, земной и меланхолической звездой”.
  9. Имя, которое Норберг в своем Ономастиконе к “Кодексу назареев” переводит как Ферхо, в подлиннике написано как Parcha Rabba. В “Жизни Манеса”, изложенной Епифанием в его [475, LXVI], упоминается некий жрец Митры, друг великого ересиарха Манеса, по имени Парх.
  10. Описание этой фигуры можно найти в одной из магических книг египетского царя Нехепсоса; ею предписано пользоваться на зеленых яшмах в качестве могучего амулета. Гален упоминает ее в своем труде “De Simp. Med.”, гл. IX.
  11. Подумайте об этих двух диаметрально противоположных доктринах – католической и протестантской; одну проповедовал Павел, полуплатоник, другую – Яков, ортодоксальный талмудист.
  12. Подумайте об этих двух диаметрально противоположных доктринах – католической и протестантской; одну проповедовал Павел, полуплатоник, другую – Яков, ортодоксальный талмудист.
  13. Материальная, плохая сторона Софии Ахамот, которая эманирует из себя Ильда-Баофа и его шесть сыновей.
  14. См. предисловие к “Кодексу назареев” в переводе Норберга [257]. Это еще раз доказывает отождествление Иисуса с Гаутамой Буддой в умах назарейских гностиков, так как Нэбу или Меркурий является планетой, посвященной буддам.