Хао Чин В. - Введение теософии в основной поток мысли человечества

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Хао Чин Висенте
Введение теософии в основной поток мысли человечества
(Выступление на 139 съезде ТО 30 декабря 2014 г. в Адьяре)
Опубликовано в журнале "Современная теософская мысль", 2016-2 (2)
а также: «Теософ», апрель, 2015


Перевод с английского: К.А.Зайцев

Теософическое общество присутствует в мире уже 139 лет, однако более чем последние полвека рост его как организации был сравнительно стагнирующим. Количество членов ТО снижается с 1928 года, когда оно достигало 45 тыс. человек и снизилось примерно до 26 тыс. человек на сегодняшний день. Но с 1928 года население мира увеличилось в 3,5 раза. Каждый год рождается 80 млн. человек, и если весть теософии будет достигать только 100 тыс. человек в год, тогда понадобится 800 лет, чтобы достичь такого количества новых людей, которые рождаются всего за один год. Чтобы соответствовать приросту населения за два года, понадобится 1600 лет. При таких темпах Теософическое Общество будет становиться всё менее и менее актуальным по отношению к изменениям, происходящим в мире.

Около 130 лет назад Махачохан, учитель адептов, призывал лидеров только что зарождавшегося Теософического Общества: «Для того, чтобы наши учения практически подействовали на так называемый моральный кодекс или представления о правдивости, чистоте, самоотверженности, благотворительности и тому подобное, нам нужно проповедовать и популяризировать знание теософии в обществе».

Достигли ли мы такой популяризации? Боюсь, что нет. Для подавляющего большинства населения мира слово «теософия» остаётся совсем неизвестным словом или концепцией. Подействовали ли доктрины теософии практически на нравственный кодекс общества и повлияли ли на поведение мирского человека? Опять же ответ будет в целом отрицательным.

По моему впечатлению, большой процент наших лож ориентированы скорее на внутреннюю работу, чем на то, чтобы активно стремиться помочь решить проблемы человеческого общества. На нас лежит ответственность — возобновить наши усилия, чтобы достичь осуществления взгляда Махачохана — сделать теософию и Теософическое Общество частью мейнстрима общества. Войти в мейнстрим означает, что идея или практика становится частью преобладающего потока общественной мысли; иными словами, большинство людей должны быть так или иначе с ней знакомы, либо что-то знать об этом. Дзэн, медитация, реинкарнация, карма — вот примеры понятий, которые вошли в мейнстрим.

Как же успешно войти в мейнстрим? Я хотел бы поделиться своими мыслями о том, что я считаю тремя основными частями наших усилий, которые позволят этого достичь.

1. Нам нужно решить, как нас будет узнавать общество, или с чем оно нас будет ассоциировать.

Когда люди слышат о теософии, что им приходит на ум? Это восточный культ? Это сложная философия? Это группа, специализирующаяся на психических силах? Это образовательная организация?

99% людей, слышавших о теософии, будут нас знать только по одной или двум ассоциациям с какими-либо словами: это могут быть слова «эзотерический», «секта», «ясновидение» или «Блаватская», «братство», «интеллектуальное», «индусское» и т.п. Эти немногие слова определят в дальнейшем, заинтересуется человек теософией или нет. Если слово имеет ассоциацию с чем-то негативным или неактуальным для человека, тогда скорее всего он не станет интересоваться теософией. Поэтому очень важно, чтобы мы намеренно определили ключевые слова, по которым будут узнавать теософию, и популяризировали их. Будет ли это «единство», «братство», «работа над характером» или «медитация», «духовный образ жизни» и т.д. Если мы этого не сделаем, так, как это требуется, тогда общественное мнение может само создать впечатления или ассоциации, пусть даже неточные или совсем неверные. Неправильное впечатление нанесёт очень большой вред эффективности Теософического Общества.

2. Мы должны популяризировать прикладную теософию и установить теософические практики в широком масштабе.

В «Письмах Учителей мудрости» (т. II, 82) Учитель пишет, что «Теософия не должна представлять просто собрания нравственных истин, метафизической этики, сведённой в теоретические диссертации — теософию нужно делать практической, а потому освободить собрания от бесполезных споров... Теософия должна найти объективное выражение во всеобъемлющем кодексе жизни, основательно заряженным её духом… Последователи её должны подавать пример чётко очерченной и неуклонно применяемой нравственностью, прежде чем получат право указывать — даже в духе доброты — на отсутствие аналогичного этического единства и соответствие целей у других ассоциаций и индивидуальностей».

Поэтому, чтобы сделать теософию актуальной, мы должны превратить теософические знания в долговременные практики и институты, которые смогут проникнуть в жизнь людей, семей, политики, общества, школы, средства массовой информации, культуры и т.д.

Давайте приведём один пример прикладной теософии — теософическое образование. Для меня всегда было загадкой, почему наше Общество не вовлечено глубоко в теософическое образование? Все пионеры теософии, будь то Е.П. Блаватская, Олкотт или Безант очень сильно защищали идею основания теософических школ. Это одна из тех областей прикладной теософии, которой у нас больше всего пренебрегают.

Мы должны помнить об огромном влиянии таких школ, которые формируют молодые умы. Если мы взглянем на католические школы, мы заметим один важный секрет влияния римско-католической церкви. Есть много католических орденов, которые держат школы, такие как иезуиты, ласаллианцы (братья христианских школ), доминиканцы, францисканцы и т.д. Рассмотрим иезуитов: из 20 тысяч иезуитов лишь 2400 вовлечено в образование, но они ведут 2129 школ по всему миру, в которых 1,7 млн. учеников. Многие из учеников, закончившие такие школы, становятся лидерами своих стран. Возьмём ласаллианцев. Всего есть 1693 братьев, вовлечённых в образование, и у них 1049 школ почти с миллионом учащихся. Сама католическая церковь имеет более 200 тыс. школ по всему миру, где обучаются около 52 млн. учеников. Это больше, чем вместе взятое население Австралии, Новой Зеландии, Швеции, Норвегии и Финляндии. Можете представить, каково влияние католической церкви в странах, где имеются такие школы[1].

Почему же ТО не вовлечено интенсивно в образование, почему оно не может иметь хотя бы 100 школ к концу этого века? У нас есть философия, которая ляжет в основу, методика, есть земельные угодья, а в наших рядах много преподавателей.

Можно посмотреть на многие другие примеры того, как прикладная практика и институты могут помочь формированию общественного мнения. Дзэн стал популярен по причине примера, подаваемого монахами в Японии, которые практиковали его для внутренней равностности. Поскольку они начали подавать такой пример, теперь есть более 3-х млн. практикующих дзэн в Японии и ещё более 1 млн. за пределами Японии. Организация PETA (люди за этическое отношение к животным) была организована в 1980 г. двумя людьми, но именно по причине прикладной деятельности защиты животных, она смогла сделать больше, чем какая-либо другая организация, чтобы люди стали сознавать права животных и узнали вегетарианство. Сегодня это самая влиятельная в мире организация по правам животных с годовым бюджетом 34 млн. долл. Знаете ли вы, что годовой бюджет международного ТО составляет всего лишь 1% от этой суммы? И это организация, которая сосредоточена в основном на благе животных! Если же учесть глубоко благородные цели ТО, почему же оно не может иметь бюджет в сто раз больше, чем сейчас? Иногда мы беспокоимся о том, что у нас недостаточно средств, чтобы открывать подобные учреждения. Я думаю, что реальность такова — у нас нет стоящих проектов, которые могли бы привлечь внимание фондов, которые только и ищут хорошие проекты.

Нам как Теософическому Обществу существенно важно быть вовлечёнными в действенные практики и учреждения, которые помогают в повседневной жизни людей. Мы должны демонстрировать полезность теософических принципов в решении проблем жизни и проблем общества. Чтобы теософия могла стать частью мейнстрима, мы должны стать актуальными для повседневной жизни каждого отдельного человека. Иначе послание теософии потонет в миллионах бит информации, которая выдаётся сейчас каждый день.

Диапазон возможных практик теософии и институтов почти бесконечен. Это может быть просто центр помогающий справиться со стрессом, или глубже войти в медитацию, в практику йоги, в здоровый образ жизни. Это может касаться гармонии в семье, воспитания детей, образования, основания школ, вегетарианства, здоровья, фитнеса, экологии, блага животных, экологически чистого земледелия, энергосбережения, а также гуманного, сострадательного предпринимательства, лидерства, политики, социального развития, молодёжи и т.д. Лучше всего, что бы разные группы теософов с похожими областями деятельности координировали свои усилия, чтобы развивать синергию. Иначе будет тенденция к тому, что индивидуальные проекты будут затухать и умирать естественной смертью.

Если Теософическое Общество не будет пионером в приложении своих положений и принципов, тогда теософия останется просто интеллектуальной философией, которая будет малоактуальна для решения мировых проблем.

3. Необходимость подготовки квалифицированных защитников теософии и её применений.

Эти защитники — те, кто будут компетентно общаться с широкой публикой и объяснять теософию и её полезность. Именно наличие квалифицированных защитников очень важно; если таких защитников не будет, тогда даже если теософия станет популярной, Теософическому Обществу такая популярность может выйти боком, и это будет скандальной «славой», потому что те, кто будут говорить от его имени, на самом деле не будут являться подходящими представителями вневременной мудрости. По этой причине существенно важно для международного ТО и самых активных секций во всём мире предпринять согласованные усилия и создать интегрированную программу для подготовки работников в трёх областях:

  1. Знание теософии — защитники должны хорошо знать вневременную мудрость, поддерживая современными достижениями в психологии, науке и других областях.
  2. Практика теософии — защитники должны будут исследовать приложение её принципов в своей жизни и в обществе.
  3. Навыки коммуникации — защитники должны обладать хотя бы минимальным уровнем умения в коммуникации, как устной, так и письменной, плюс благоразумием.

Эти усилия по подготовке защитников могут предприниматься в международном масштабе, т.к. многие секции не имеют подходящих тренеров, наставников и опыта, что бы проводить такой тренинг. Международная штаб-квартира и развитые секции должны помогать менее активным теософическим группам.

Но мы не должны забывать, что такая подготовка не должна ограничиваться только теоретическими знаниями, а должна включать и прикладную сторону знаний теософии. Одни идеи не могут изменить мир — это приложение этих идей изменит его.


Итог

Так что есть три основы того, как ввести теософию в мейнстрим будущего.

  1. Ассоциировать теософию с двумя-тремя ключевыми идеями, по которым она будет известна, и распространять такую ассоциацию.
  2. Установить долговременные практики и институты, которые будут делать мудрость теософии актуальной для жизни людей и общества в целом.
  3. Интенсивно готовить большую команду защитников теософии, которые станут посланниками мудрости во всём мире.

На эти программы, особенно 2-ю и 3-ю, может потребоваться от 30 до 50 лет, прежде чем мы сможем видеть их реальные плоды. Но они являются твёрдым основанием, с которым можно будет строить популяризацию теософии и сделать её краеугольным камнем будущих религий и цивилизаций.

При достижении этого будет много трудностей и препятствий. Но мы должны помнить, что такое видение было составлено не просто обычными смертными. Корабль теософии был запущен не менее чем несколькими Учителями Мудрости и их учениками, и её миссия — не менее, чем преображение целых масс людей и обществ.

И не подводим ли мы внутренних основателей Теософического Общества тем, что являемся слишком робкими по части сложных программ? Мы должны рисковать — когда идея правильная, не бывает неудач, а бывают только временные откаты. Я хотел бы пригласить всех вас подумать об этом и посмотреть, что мы можем сделать. И не важно, каким скромным будет начало. Давайте объединим усилия и продемонстрируем миру, что то, что называется теософией, содержит ключ к долговременным решениям мировых проблем. И, братья и сёстры, давайте начнём сегодня!


Сноски


  1. Для нас, конечно, это всё не актуально, нам никто не позволит иметь такие школы, но например в азиатских странах это возможно, на Филиппинах такие школы есть. — Прим. пер.