Фёдорова О.А. - Какие вибрации мы создаём

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Фёдорова Ольга Аттовна
Какие вибрации мы создаём, испытывая зависть?
Опубликовано в журнале "Современная теософская мысль", 2019-2 (8)

В словаре В. Даля зависти дано следующее определение: «досада по чужому добру и благу» и как «нежеланье добра другому, а одному лишь себе».

Определение чувству зависти давали ещё древнегреческие философы.

«Зависть всегда содержится в нас самих, но лишь греки оказались достаточно честными, чтобы признать этот реальный факт и, обсуждая мотивы человеческого поведения, говорить о нем вполне открыто»

– пишет английский филолог П. Уолкот в своём сочинении «Зависть и греки. Исследование поведения человека».

Так Платон в своих «Диалогах» даёт следующее определение зависти:

«Зависть – огорчение по поводу благ, имеющихся у друзей в настоящем или бывших у них в прошлом».

Аристотель в сочинении «Риторика» говорит о зависти следующее:

«...человек под влиянием чувства соревнования старается сам достигнуть благ, а... под влиянием зависти стремится, чтобы его ближний не пользовался этими благами».

Со времён древних греков многие ищущие умы высказывали своё отношение к этому разрушающему даже духовных людей пороку.

Например, один из первых крупных философов Нового времени, англичанин Френсис Бэкон в сочинении «Опыты или наставления нравственные и политические» высказывался о зависти вполне определённо:

«Никакая страсть так не околдовывает человека, как любовь и зависть. Им обеим свойственны пламенные желания, обе во множестве порождают вымыслы и соблазны, и обе выражаются во взгляде, особенно в присутствии предмета зависти; а это всего более способствует колдовским чарам, если они вообще существуют. Недаром Писание говорит о дурном глазе, а астрологи называют пагубное излучение светил дурными аспектами. Как очевидно, зависть проявляется в некоем излучении. Иные подметили даже, что завистливый глаз всего опаснее, когда созерцает предмет зависти в час его торжества, ибо зависть от этого обостряется; к тому же в эти часы дух счастливца более всего устремляется наружу и становится, таким образом, более уязвим…

Вообще же добавим, что зависть из всех страстей самая упорная и неугомонная. Для других страстей есть час и время; о зависти же недаром сказано: «Invidia festos dies non agit» (Зависть праздников не соблюдает). Замечено также, что любовь и зависть иссушают человека, – не то, что другие страсти, действующие не столь постоянно».

Итак, согласно Фрэнсису Бэкону зависть относится к категории дурного глаза или сглаза.

Елена Петровна Блаватская в «Разоблачённой Изиде» писала об этом так:

«Иттатура или сглаз есть не что иное, как направление невидимого флюида, заряженной злой волей и ненавистью, от одного человека к другому с намерением причинить ему вред. Его также можно использовать, как в добрых, так и в злых целях. В первом случае это – магия; в последнем – колдовство» (РИ, т. 1, гл. 5).

Под этим флюидом Елена Петровна подразумевает магнетический флюид или животный магнетизм. Этот флюид подобно электрическому и магнитному току подчинен молекулярному движению, когда поток электронов движется от одного конца провода к другому.

В статье «Гипнотизм и его связь с другими способами производить чары» Елена Петровна пишет:

«Каждому органическому или «неорганическому» телу, существующему в природе, присущи свои собственные характеристики молекулярных вибраций».

Первым учёным, давшим понятное для своего времени объяснение магнетическому влиянию людей друг на друга, был флорентийский врач, профессор философии Марцилиус Фицин, живший в 15 веке. Он утверждал, что магнетическая связь между людьми осуществляется посредством некоего духа или пара, который передаётся от одного человека к другому; причём этот процесс подчиняется желанию, вниманию и воле.

Итальянский философ 15-16 веков Пьетро Помпонацци полагал, что сила магнетического воздействия у разных людей разная, от очень большой до минимальной. Эта сила зависит от силы воли человека, живости его воображения, степени желания и веры, а также от передачи некоего, «тонкого пара», соединяющего одного человека с другим.

Неизгладимый след, сохранившийся до наших дней, оставил Парацельс, живший в 16 веке. Согласно Парацельсу человек как микрокосм несёт в себе нечто, получаемое от небесных тел. Это нечто есть тонкая субстанция, обладающая магнетическим свойством. Каждой части тела соответствует своя планета, влияющая на всё, что находится в её «ведении», посредством всепроникающего эфира.

Человек в целом представляет собой магнит: голова – положительный полюс, ноги – отрицательный. Тот же принцип полярности распространяется и на каждый орган человеческого тела. В теле здорового человека, полагал Парацельс, всё время циркулирует двойной ток магнетических флюидов. Своим положительным полюсом он поглощает тот планетарный эфир, который поддерживает в нас ум, мысль, память и рассудок, а отрицательным – вещества, восстанавливающие силы, тело и кровь.

В «Разоблачённой Изиде» (т. 1, гл. 5) Елена Петровна приводит цитату члена Королевского общества Роберта Ханта из труда «Исследование света в химическом отношении»:

«Разве можно объяснить это удовлетворительно любой другой гипотезой, кроме той, что как животная, так и растительная жизнь являются по-разному модифицированными электромагнитными явлениями, пока неизвестными в своих основополагающих принципах?»

К электромагнитным явлениям относятся электромагнитные колебания или вибрации. Прошло почти 150 лет после написания этих строк, и большинство людей сейчас понимают, что человек с высокими вибрациями находится постоянно в состоянии внутренней радости, спокойствия, умиротворения и любви. Он чувствует себя хорошо, так как находится в гармонии с окружающим миром и самим собой. В состоянии такого равновесия организм работает слаженно.

Любой неблаговидный поступок, плохие мысли и чувства загрязняют наши тела, утяжеляют их, и человек начинает вибрировать на более низких частотах. Существуют выражения: «тяжелая душа», «грязные мысли», что также говорит о низких вибрациях души и мыслей.

Можно вспомнить выражения из Библии:

«Кроткое сердце – жизнь для тела, а зависть – гниль для костей».

Притчи 14:30

«Ибо где зависть и сварливость, там неустройство и всё худое».

Послание Иакова 3:16

Так как теософия занимается изучением оккультных знаний, у неё есть свой взгляд на подобные вибрации. И такой аспект данного вопроса знаком до сих пор очень немногим исследователям.

Вот, что пишет Учитель К.Х. в своём первом письме А. О. Хьюму:

«Любая мысль человека, развиваясь, переходит во внутренний мир и становится активной сущностью, соединяясь (можно сказать, сливаясь) с одним из элементалов, то есть с одной из полуразумных сил соответствующего царства. Она продолжает жить в качестве активного разумного существа, порождения человеческого сознания, и период её жизни определяется изначальной интенсивностью деятельности мозга, которая породила эту мысль. Так, благая мысль сохраняется как деятельная, благотворная сила, а злая – как злой демон».

Понятно, что негативными мыслями мы снижаем качество вибраций и впустую тратим жизненную энергию. О чём писал Учитель в том же письме:

«Вы тоннами тратите космическую энергию, чтобы собрать, образно говоря, едва ли несколько унций в своих ёмкостях».

Если мы стремимся к созданию ядра Всеобщего Братства во всём мире, то самым доступным способом является повышение собственных вибраций за счёт очищения своих мыслей, и как следствие своих чувств и поведения. Зачем нам тратить «тонны космической энергии» на полемику или критику наших собратьев-теософов. Кстати, слово полемика произошло от греческого слово «полемос», что значит «война».

Если мы критикуем тех, кто добился внешних результатов, не лучше ли задать себе вопрос: «А не зависть ли в тебе говорит?»

Не стоит примеривать чужую судьбу на себя. Каждому даны такие обстоятельства, какие он заслужил всеми предыдущими воплощениями, и других не может быть.

Кто на виду, им труднее всего, и внутренне и внешне. Необходимо поддержать их, хотя бы внутренне, и, по меньшей мере, не критиковать их. Вспомните слова Евангелия от Марка 9:38-40:

«При сем Иоанн сказал: Учитель! мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами. Иисус сказал: не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня. Ибо, кто не против вас, тот за вас».

Если мы не можем создать братства среди нас самих, российских теософов, как мы сможем способствовать укреплению ядра Всеобщего Братства. Прообраз Всеобщего Братства существует, он – вне времени или пространства. Вся проблема в нас: насколько мы чисты, чтобы разглядеть во встречном осколок Единого Всеобщего Братства. Об этом же говорится в записях К. Е. Антаровой «Беседы Учителя», под впечатлением от которых мною написано следующее стихотворение, которое я хотела бы привести в завершении:


Свет Учителя или личность твоя

Умом мы понимаем – не судите,
Но только сердцем исполняется завет,
Когда вы в каждом встречном разглядите
Единого осколок, неделимый Свет.
Прочесть во встречном сердце его муку
Или же радость, можно ясно лишь тогда,
Когда порыв в тебе дал силу духу,
Спокойно встречных принимать всегда.
Когда ж в тебе ручей страстей грохочет,
То, как другая жизнь вниманье привлечёт?
Услышать ближнего захочешь ль,
Когда внутри борьба с самим собой идёт?
Как с себялюбия переключиться
На благо общее, чтоб радость ощутить
Освобождённого кольца из света,
Что может страсти сжечь всё, истребить.
Свет притянул к себе кольцо живое
Людей, кто ж удержаться в кольце света смог,
Тот в нём хоть малую свою условность
И предрассудок непременно сжёг.
И сколько б ни искал ты оправданья
Тем осуждениям, чтоб ни говорил,
Не свет Учителя ты нёс, а личность
Свою, когда ты к людям тем входил.
Жизнь духа чистую связать стремишься
С условностями ты земли, и веселей,
И легче жизнь здесь сделать норовишь всё,
Чтоб ход соседу к благу затворить скорей.
Ученику же нет пути такого,
Ведь единения он здесь звено,
И осознанье Высшее готово
Пролить свет в этот мир через него.