Малахов П.Н. - Свобода от своеволия

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску
Малахов Павел Николаевич
Свобода от своеволия

Опубликовано в журнале "Современная теософская мысль", 2020-2 (10)
Статья является расширенным вариантом выступления на Кемеровской теософской конференции 17-18 октября 2020 года.


Когда мы изучаем различные царства природы и определяем основные отличительные характеристики для каждого, то для человека выделяем как самые яркие: разумность и свободную волю. Свобода – одно из самых значимых понятий для многих людей. Как идеал она постоянно вдохновляет на борьбу и стремление освободиться от каких-то ограничений. Ввиду важности этого понятия было бы полезно сложить более чёткое понимание его, для чего рассмотреть его с разных точек зрения, на разных примерах и попробовать ответить на вопросы: Что такое полная и ничем не ограниченная свобода? Что приходит на замену снятых ограничений? К чему мы стремимся, стараясь освободиться от чего-то? И откуда вообще свободная воля происходит, каковы её особенности и виды проявления?


Источник свободы


С точки зрения эволюции сознания, свободная воля (в том индивидуальном виде, как многие о ней думают, т. е. как проявление независимости в принимаемых решениях) появляется только в человеческом царстве, как следствие разумности. Именно благодаря разумности человек получает возможность преодолевать различные обстоятельства, которым предыдущие царства должны следовать. Та разумность, что мы видим в организации природы, в жизни растений и животных, – не является индивидуальной, она относится к тому, что называется «групповой душой» или «групповым разумом» и является следствием и проявлением свободной воли более развитых существ. Подобно тому как человеческое тело находится там и в таком положении, в каком человек захотел его разместить, растения имеют свои условия произрастания, а животные свой ареал обитания, но только человек способен преодолевать ограничения окружающей среды и сам создавать себе условия для обитания, преобразовывая всё вокруг себя, иногда значительно изменяя окружение, а порой даже катастрофически, вопреки здравому смыслу и собственной безопасности. Его разумная деятельность доходящая до неразумных поступков – это тоже проявление свободной воли.

Являясь аспектом божественной природы в нас, воля имеет разные степени проявления периодически то усиливаясь, то ослабевая. Возникнув с проблесками разумности как желание, она идёт долгим путём поступательного освоения полуживотного сознания, чтобы возвысить его до полубожественного.


Воля в действии


Воля – это свойство разумности в действии. Действие как движение вечно. Движение или вечное дыхание – один из аспектов Абсолюта и, соответственно присуще всему сущему. Всё движется и изменяется и когда мы пытаемся проследить источник или причину изменений, то мы приходим к пониманию (или по крайней мере к необходимости существования) некоего действующего закона. Для материалиста агностика это будет действие слепых сил, для религиозного мыслителя – действие божественной воли, но в обоих случаях под действием будет подразумеваться проявление некоего скрытого закона и в этом заключается смысловое отличие понятия «действие» от более общего понятия «движение».

Спасение утопающего

Исходя из идеи Единой Жизни и как следствие бесконечной иерархии разумных сил можно сказать, что любое действие (или проявление движения) – это следствие разумной деятельности какого-то существа. Может возникнуть вопрос: «А как же многочисленные примеры явно неразумных поступков или автоматических действий?» Ответом на этот вопрос может быть масштаб рассматриваемого действия. Если движение руки, бросающей спасательный круг утопающему рассматривать с точки зрения деятельности клеток мышц этой руки, то это движение не имеет для них никакого смысла. Жизнь клетки, её появление, развитие, размножение и т. п. – всё это не зависит от того куда человек направляет свою руку. Её оценка деятельности человека может сводиться только к тому, что она способна воспринять и оценить: приводит ли человек её в тонус, напрягая мышцы или атрофирует своей ленью; предоставляет ли необходимое и здоровое питание, соблюдая определённую диету или отравляет алкоголем и т. п. И эта оценка своего хозяина (Господа, Владыки) у неё возникнет только в том случае если клетка вообще задастся вопросом о своём месте в мире, если попытается понять откуда к ней приходят питательные элементы, почему ей приходится напрягаться, по какому праву вообще нервы постоянно указывают нужно ли напрягаться или расслабляться.

Этот пример можно использовать и для понимания истинного положения человека в экосистеме природы или в её теле. Человек хоть и является царём природы и заключает в себе весь её потенциал (микрокосмос макрокосмоса – как говорили греки), но он не всемогущ, а всего лишь всепотенциален. В мире есть более развитые существа, уже прошедшие человеческую стадию развития и раскрывшие некую долю этого потенциала, превратившие его из возможного в действующее.

Существование примеров неразумной деятельности относится к углу их обзора. Если в выбранной позиции они выглядят неразумными, то нужно сменить её на более вместительную, расширив этот угол и захватив в поле зрения больше фактов. Чем шире наш угол обзора, тем гармоничнее видится мир, поскольку всё в нём приобретает свой смысл и своё необходимое и незаменимое место, а то, что раньше казалось противоположностями и чем-то несовместимым, оказывается взаимодополняющими частями одного процесса.


Закон циклов


Для понимания сочетания неизбежной Высшей Воли и непредсказуемой свободной воли необходимо к понятию Единой Жизни добавить понимание циклического закона, переводящего единое во многое и возвращающего всё обратно в состояние единства. Согласно этому закону существует необходимость раздробления, разъединения и относительной независимости для того, чтобы потом, находясь в этих условиях, суметь вернуться обратно к единству. Единая Высшая Воля руководит всем процессом, малая свободная воля призвана выполнить то же самое в меньших масштабах: привести одну из множества монад к единой Монаде.

На некоторых людей действует угнетающе мысль, что их путь предопределён и что для всех людей цель одна (пусть даже и в далёкой перспективе). Они хотят иметь свою индивидуальную цель, независимую от кого-либо или чего-либо. Такое стремление к самоизоляции и независимости является естественным для нисходящего потока эволюции, когда всё дифференцируется: и материя, и энергия, и сознание – всё распадается на более мелкие части, отделяясь от более крупных. Это отделение создаёт ощущение независимости, но надо понимать, что это лишь часть пути, который неизменно продолжится и продолжение будет в противоположном направлении, в направлении объединения, сочетания и синтеза. Индивидуальная и личная цели каждого человека действительно существуют, но это не противоречит тому, что существуют также надличностная и сверхиндивидуальная цели.

Символически эту идею можно представить изменением вида круга (см. схему).

Цикл эволюции воли.png

На этой схеме окружность, олицетворяющая сознание человечества, сначала непрерывна и объединяет сознания всех людей. Затем, с появлением свободной воли, появляются независимые и несогласные друг с другом точки зрения и способы восприятия – это процесс индивидуализации сознания, кульминирующий в идее собственного превосходства над любым другим существом – крайний эгоизм, считающий, что весь мир создан только для того, чтобы исполнять его желания; полное своеволие с искренним ощущением безнаказанности. Затем ослеп­ление своим величием проходит, начинают замечаться объективные законы, т. е. ход вещей, не зависящий от желания или не желания этого человека. Начинают замечаться достоинства и превосходства других людей. Обнаруживаются люди, гораздо более развитые чем он сам. Приходит понимание иерархии разумных существ, восходящей за пределы человеческого царства.

Имея возможность обозреть весь путь целиком (хотя бы с высоты птичьего полёта), мы, обратив внимание на собственные устремления, мысли и поступки, сможем довольно точно определить своё положение на нём, а также увидеть следующие вехи нашего развития. Будет ли дальнейшее продвижение по этому пути чем-то угнетающим, принудительным и вследствие этого неприятным и унизительным?


Подчинение


Даже на бытовом уровне мы часто добровольно подчиняемся другому человеку, прекрасно осознавая, что если мы будем способствовать выполнению его воли, то это будет лучше для нас же самих. Так мы отдаёмся на волю врача, будучи не в силах вылечить себя сами; мы подчиняемся приказам директора на работе, поскольку не можем сами организовать своё дело и самостоятельно обеспечить себе достаточный доход; мы выполняем волю родителей, пока не научимся самостоятельно организовывать свой быт; матросы выполняют волю капитана; послушники – волю наставника; солдаты – волю командира. Примеров целесообразности, желательности и пользы подчинения чьей-либо воле очень много. Обобщая подобные примеры мы можем прийти к выводу, что добровольное подчинение своей воли воле кого-то более знающего, более опытного и более мудрого будет также проявлением мудрости и пойдёт нам на благо.

Но, говоря о благодатных последствия добровольного подчинения, нужно, безусловно, видеть разницу между усмирением своей низшей природы (требующей сильной воли) и безволия, мягкотелости и слабохарактерности – верными признаками воли слаборазвитой. Также как с противоположной стороны (со стороны нашего влияния на других) нужно видеть разницу между помощью кому-то и навязыванию своей воли.

Все мы находимся на разных уровнях своего развития и вполне естественно, что есть множество людей, обладающих более сильной волей и также есть множество людей, обладающих менее сильной волей, чем наша. Граница взаимодействия наших воль тонка и очень извилиста. Большинство людей ежедневно нащупывают и изменяют эти границы, то поддаваясь чьему-то влиянию, то стараясь повлиять на чьё-то мнение. В этом процессе идёт проба своих сил, укрепляется наш внутренний стержень, выстраивается понимание гармоничного взаимоотношения с другими людьми и с окружающей природой, т. е. формируется наш нравственный облик. Мы формируем и улучшаем свои нравы, становясь всё более полезными и эффективными и, как следствие, – всё более счастливыми.


Некоторые выражения свободной воли


Давайте рассмотрим различные оттенки проявления свободы, а также отношения человека к ней в свете индийского учения санкхья о трёх гунах, трёх свойствах материальной природы.

Гуна По отношению к себе По отношению к другим
Благость самоконтроль, дисциплина, владение чувствами и мыслями добровольное подчинение, субординация, смирение
Страсть самобичевание или самовосхваление угнетение, унижение, произвол, тирания, непослушание, бунт
Невежество лень, уныние, безволие раболепие, бесхребетность, пресмыкание

Из таблицы видно, что благостное проявление свободной воли, это практически отказ от неё (в том смысле реализации собственных желаний, как многие её понимают). Вернее эта воля целиком направляется на сознательное усмирение личностного проявления и действие в согласии с космическими законами. Принимая во внимание идею Единой Жизни можно сказать, что проявление свободной воли в благости – это постепенный переход в мыслях и поступках от личного к общественному, от частного к общему, от дифференцированного к единому. Другими словами – от осуществления собственных планов к реализации плана божественного. С этими рассуждениями стано­вится более понятным как в классе богов совмещается свободная воля и олицетворение космического закона, т. е. непререкаемое его исполнение. Подобно тому как духовные ученики по собственной доброй воле подчиняются своему учителю, так и боги являются добровольными проводниками космических законов.

Некоторым людям такое положение дел может показаться угнетающим. Тем более в свете собственной перспективы неизбежного прихода к этому положению. В них возникает внутренний бунт от мысли, что необходимо будет кому-то подчиняться. Но что именно вызывает этот бунт?


Свобода и желание


Некоторые под свободой подразумевают возможность делать то, что хочется, вместо того чтобы увидеть в свободе возможность делать то, что нужно.

Мы знаем, что строение человека довольно сложное и в нём совмещаются противоположности, попеременно попадающие в фокус внимания и действия. Противоречивые мотивы и желания обуревают сознание и в этой буре мы должны постепенно сформировать свои ценности, выстроить своё мировоззрение и направить свою свободную волю в их согласии. Конечно, ни мировоззрение ни ценности не появятся сразу во всей своей чёткости и целостности. Необходимо много времени для проб и ошибок, для их осуществления и осознания. В этом процессе выбор позволяет усовершенствовать нашу чуткость и внимательность к деталям. Постепенно приходит понимание, что наши желания часто вредны, что источник их возникновения часто слеп, хаотичен и нецелесообразен, поскольку является ничем иным как инерцией или сопротивлением среды, в которую наше сознание погружается.

Любой человек, стремящийся быть успешным и эффективным, постепенно приходит к необходимости распознавать источник своих желаний и выработать собственные подходы к их сдерживанию (а лучше – преобразованию) и контролю. Так спортсмен следит за диетой и режимом, бизнесмен за растратами и конкуренцией, учитель за степенью готовности ученика усвоить новую информацию – все они вынуждены усмирять свои желания, не соответствующие достижению цели. И так в каждом виде деятельности.

Таким образом, удовлетворение своих желаний – это, конечно, проявление свободной воли, но и их ограничение – это тоже её проявление и каждый день мы многократно сталкиваемся с дилеммой чему отдать предпочтение.


Выбор


Если бы единственной задачей любого существа было выполнение некой Высшей Воли, то в свободной воле не было бы надобности. Каждый класс существ выполнял бы свою часть общей задачи и была бы полнейшая гармония и согласованность в действиях. Для чего же тогда нам предоставляется возможность выбора? Возможно, что научиться делать правильный выбор – это и есть главная задача человечества, как класса существ. Разумность, которой он обладает, неразрывно связана с понятием выбора, который, в свою очередь, является следствием анализа ситуации, нахождения нескольких путей её развития, их сравнения и выделения наиболее предпочтительного.

Часто мы сталкиваемся с тем, что при множестве возможных решений есть только одно приемлемое, т. е. выбора по сути у нас нет, поскольку для нас очевидно, что действовать нужно только в одном направлении. Выбор появляется тогда, когда мы не знаем какой из вариантов лучше, т. е. когда нам не хватает информации для принятия решения или когда не хватает интеллектуальной мощи, чтобы обработать всю имеющуюся информацию в должный срок. В таких ситуациях мы часто доверяем более опытным людям (как приводилось в примерах выше) или поступаем наугад. Эти размышления наводят на парадоксальную мысль, что выбор есть следствие ограниченного знания. Мы имеем выбор, поскольку не знаем как поступить, если бы мы знали наилучший выход, то и выбора бы у нас по сути не было бы, мы бы действовали только так как лучше всего.

Свободная воля вносит свою особенность в эти размышления. Даже когда на основе имеющейся информации мы знаем какой поступок будет наиболее целесообразным, мы тем не менее часто делаем иной выбор. Что-то заставляет нас действовать вопреки здравому смыслу и накопленному опыту. Иногда это бывает интуиция и действия оборачиваются более хорошими последствиями нежели если бы мы поступили согласно заключениям ума, а иногда нами руководят желания нашей низшей природы и последствия выходят печальными.

Если представить, что мы обладаем всей полнотой знания и способны проследить все последствия от принятого решения, то мы бы точно знали какое решение будет наиболее целесообразным. Как в этом случае проявит себя наша свободная воля? Останется ли у нас в том высоком состоянии возможность или желание поступить вопреки целесообразности?

По этому поводу буддизм даёт нам интересный пример в учении о нирманакаях и дхармакаях. Обе группы адептов достигли всей полноты знания в этом цикле и, надо полагать, обладают сильной волей и полным самоконтролем. Вопрос состоит в том выбирает ли такой человек между двумя путями или его выбор давно определён и он действует согласно долгу, подобно тому как человек, выучившийся на врача и приехавший в заражённую местность должен лечить, а не менять внезапно род деятельности на, скажем, столярное мастерство. Вся его предыдущая деятельность, интересы, обучение и практика были направлены на освоение медицины и помощь людям, поэтому именно в этой деятельности он наиболее полезен для всего человечества, а значит в этом направлении ему целесообразней всего реализовываться. Также сложно представить, чтобы пилот во время полёта вдруг решил сменить профессию и вышел бы из кабины, чтобы заняться обслуживанием пассажиров, даже если кому-то из них станет плохо. Его задача – довести самолёт до благополучной посадки, потому что иначе вообще никто из пассажиров и экипажа не выживет.


Свобода и ограничения


Продолжая размышлять в этом направлении мы можем вспомнить, что нам говорят об Учителях человечества и их учениках. Это люди, подчиняющие свои личные желания общественному благу, люди, признающие волю своего учителя более полезной и благотворной чем свою собственную. Является ли это проявлением слабости или безволия? Духовная литература говорит нам об обратном. Так в Дхаммападе (гл. 8, стих 103) мы читаем:

«Если один человек победил в битве тысячу раз тысячу человек, а другой победил себя самого, то последний – более великий из двух победителей».

Для преодоления собственных желаний и недостатков нужна гораздо более сильная воля, чем для их поддержки, и сделать выбор (то есть проявить свободную волю) в направлении усмирения личных амбиций гораздо сложнее, чем построить карьеру или добиться известности.

Таким образом, прослеживая явление свободной воли от самых её истоков до кульминации мы видим, что её понимание и проявление эволюционирует по тем же линиям, что и всё в этом мире, продвигаясь сначала от единого существования ко множественному проявлению и затем от личного желания ко всеобщему благу. И в этом движении (как и в остальных случаях) нравственность играет роль лакмусовой бумажки, показывающей на какой стадии химического преобразования нашей внутренней природы мы находимся, как именно мы направляем свою свободную волю и чему придаём ценность, какие ограничения мы добровольно принимаем для себя и от чего хотим освободиться.