Колдуэлл Д.Г. - Написание ТД. Хронология

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску
Дэниэл Г. Колдуэлл
Написание "Тайной доктрины". Хронология


[Примечание: при составлении этой «Хронологии» я использовал материал, предоставленный Борисом Цырковым в его книге «Возрождение оккультной традиции» и некоторых других его работ, а также материал, предоставленный мне Хенком Дж. Шпиренбургом, плюс материал, который я собирал на протяжении многих лет в ходе своего собственного изучения и исследования. – Д.Г.К.]


1884 год

Январь 1884 г. – Е. П. Блаватская пишет А. П. Синнету в Лондон из штаб-квартиры Теософского общества в Адьяре, Мадрас, Индия:

«…я, вся искалеченная и полумёртвая, должна снова сидеть по ночам и переписывать всю «Разоблачённую Изиду», называя её «Тайной доктриной» и делая три, если не четыре тома из первых двух, Субба Роу помогает мне и пишет большинство комментариев и объяснений». [1]

Январь 1884 г. – В приложении к «Теософу» за этот месяц, заметка издателя под названием «ТАЙНАЯ ДОКТРИНА: новая версия «Разоблачённой Изиды» в печати»:

«Со всех концов Индии поступают многочисленные и настойчивые просьбы придумать какой-то план для доведения материала, содержащегося в «Разоблачённой Изиде» до тех, кто не мог одно время позволить себе купить такую дорогую книгу. С другой стороны, многие, находя очертания [эзотерического] учения слишком смутными, требовали «большего света» и, неизбежно неправильно понимая учение, ошибочно полагали, что оно противоречит последующим откровениям, которые не редко были совершенно неверно восприняты. Поэтому автор [Е. П. Блаватская], по совету друзей, предлагает издавать это сочинение ежемесячно частями в более чёткой и понятной форме. Всё важное в «Изиде» для глубокого понимания затронутых оккультных и других философских тем будет сохранено, но с такой перестановкой текста, чтобы как можно более точно сгруппировать материалы, относящиеся к любому заданному предмету. Таким образом, удастся избежать ненужных повторений и разбрасывания материалов схожего характера по всем двум томам».

«Теперь будет дано много дополнительной информации по оккультным предметам, которую было нежелательно представлять публике при первом появлении этого сочинения, но которая была подготовлена за прошедшие восемь лет, и особенно публикацией [двух книг А. П. Синнетта] «Оккультный мир», «Эзотерический буддизм», а также другими теософскими сочинениями. Также можно будет найти намёки, проливающие свет на многие из до сих пор неправильно истолкованных учений, найденных в упомянутых работах. Будет составлен полный указатель и оглавление. Предполагается, что каждая часть будет содержать семьдесят семь страниц сверхкрупного формата, напечатанных на хорошей бумаге чётким шрифтом, и работа будет закончена приблизительно через два года… первая часть выйдет 15 марта».

20 февраля 1884 г. – Отправляясь в европейское турне по Франции, Англии и Германии, Е.П.Б. и полковник Генри Олкотт отплыли из Бомбея, Индия, в Марсель, Франция.[2]

25 апреля 1884 г. – Е.П.Б. пишет г-ну Синнетту из Парижа, Франция:

«Благодарю вас за намерение написать предисловие к «Тайной доктрине»; я не просила Вас это делать, здесь со мной Махатмы и Мохини, а Субба Роу там [в Адьяре, в штаб-квартире Т.О.], коих вполне достаточно для того, чтобы помочь мне. Если считаете, что «объявленная [в «Теософе»] схема не осуществима», то мне жаль Вас и Вашу интуицию. Поскольку Гуру думает иначе, я рискну последовать скорее его приказу и совету, нежели Вашему. Это, между нами по дружбе говоря, твёрдо решено. Говорить, что я «поступила бы мудро, если бы предписала возмещение подписных взносов и отозвала бы объявление», – значит нести чистейшую чушь. Я не взялась переписывать эту адскую книгу и докучать себе ею ради собственного удовольствия. Если бы я могла уничтожить её, вышвырнув это треклятое сочинение в 8-ю сферу, то я бы так и сделала. Но мои собственные пристрастия или желания не имеют ничего общего с моим долгом. УЧИТЕЛЬ велит и хочет, чтобы оно было переписано, и я буду переписать его; тем лучше для тех, кто поможет мне в этом утомительном деле, и тем хуже для тех, кто этого не делает и не хочет делать. Кто знает, но с божьим благословением и помощью оно может в любом случае оказаться «великолепной работой». Прошу меня простить, но я никогда, с Вашего разрешения, конечно же, не соглашусь с Вами в том, что «безумие пытаться писать такую книгу ежемесячно частями», раз так предписывает Гуру. Ибо, несмотря на глубокое уважение, которое я испытываю к Вашей западной мудрости и деловой хватке, я бы никогда не назвала чистым безумием то, что мой Учитель (в частности) и Учителя (в целом) велят мне делать, а именно, выполнять их приказы.

Во всяком случае, одна глава «О богах, питри, дэвах и даймонах, элементариях, элементалах и других подобных приведениях» закончена. Я обнаружила и применила данный мне очень простой метод, так что очень легко будет переписать главу за главой и часть за частью. Ваше предположение о том, что это сочинение не должно «выглядеть как просто перепечатка "Изиды"», нигде не содержится в анонсе (см. последнюю страницу в «Теософе»). Поскольку он только обещает «сделать материал, содержащийся в "Изиде"», доступным для всех; а также объяснить и показать, что «более поздние откровения», например «Эзотерический буддизм» и другие вещи в журнале «Теософ» не противоречат основным положениям данного учения, (как бы смутно последние ни были даны в «Изиде», давать в «Тайной доктрине» всё, что важно в «Изиде», группируя материалы, относящиеся к каждому отдельному предмету, вместо того, чтобы оставлять их разбросанными по всем 2 томам, как они есть сейчас) и из этого следует, что я ограничиваюсь тем, что привожу целые страницы из «Изиды», только развивая мысль и давая дополнительную информацию. И если я не приведу многочисленные перепечатки из «Изиды», то сочинение превратится в Осириса или Гора и никогда в то, что было обещано в «Уведомлении издателя», которое прошу Вас прочитать».[3]

[Эта глава Е.П.Б. «О богах, питри, дэвах и даймониях, элементариях, элементалах и других подобных призраках» была наконец опубликована после смерти Е.П.Б. в Люцифере, в августе, сентябре и октябре 1893 года[4]. В этой главе, в которой идёт речь о лунных дэвах и кругах, Е.П.Б. говорит: «Пусть исследователь обратиться по этому вопросу к «Тайной доктриной», и там он найдёт полное объяснение». – Д.Г.К.]

Май 1884 г. – Уильям К. Джадж пишет:

«…Особенно в Ангиене [Франция], Е.П.Б. хотела, чтобы я внимательно пролистал страницы её экземпляра «Разоблачённой Изиды» и отметил на полях, рассматриваемые в ней темы, и для этого она снабдила меня тем, что называла специальным сине-красным карандашом. Я просмотрел оба тома и сделал необходимые записи, и как она потом писала мне, они очень пригодились ей…»[5]

Июнь 1884 г. – В «Теософе» (стр. 232) опубликовано уведомление о «Тайной доктрине»:

«Мы с сожалением уведомляем, что по независимым от нас причинам публикация «Тайной доктрины» должна быть отложена ещё на два месяца. Поэтому первый номер выйдет 15 августа, а не 15 июня, как было первоначально объявлено».

Сентябрь 1884 г. – в «Теософе» (стр. 304) опубликовано ещё одно уведомление:

«Задержка в издании части I «Тайной доктрины» была из-за того, что рукопись не была доставлена в контору вовремя из Лондона от мадам Блаватской, которая, помимо плохого состояния здоровья загружена делами в Обществе, связанными с европейским турне. Однако теперь рукопись пришла и передана наборщику. Ожидается, что первый номер выйдет к середине этого месяца…»

Октябрь 1884 г. – «Теософ» (стр. 143) сообщает читателю, что:

«…Поскольку в результате недавних событий ожидается скорейшее возвращение мадам Блаватской в Индию, было решено отложить издание первой части «Тайной доктрины», с тем чтобы обеспечить непрерывную последовательность издания номеров после её прибытия…»

15 ноября 1884 г. – полковник Олкотт прибывает в Мадрас, Индия, после своего европейского турне. Е.П.Б. возвращается в Индию позже.

27 ноября 1884 г. – полковник Олкотт пишет:

«…Задержки с появлением сочинения [«Тайной доктрины»] были в основном обусловлены двумя причинами: мадам Блаватская почти постоянно нездорова с момента её отъезда [из Индии] в Европу в феврале прошлого года; и литературным трудам мешают её поездки и официальные встречи. Бумага для всего издания была куплена несколько месяцев назад и находится в Адьяре; Введение и первая глава готовы к печати; два тома «Разоблачённой Изиды» были внимательно прочитаны и аннотированы для использования в новой книге… Так как мадам Блаватскую ожидают в Адьяре в течение текущего месяца, есть надежда, что сочинение скоро появится, и ежемесячно фрагменты сочинения будут непрерывно печататься друг за другом».[6]

21 декабря 1884 – Мадам Блаватская возвращается (из Европы через Египет) обратно в Теософское общество, Адьяр, Мадрас, Индия.

Декабрь (в конце), 1884 г. – Учитель К.Х. пишет А. П. Синнетту о его «Эзотерическом буддизме»:

«…до сих пор никто не заметил жизненно важных ошибок в [Вашем] «Эзотерическом буддизме»… и вряд ли заметят. Мы не можем предоставить дополнительную информацию по той теме, по которой вы уже обращались, и вынуждены оставить уже сообщённые факты, чтобы их вплетали последовательно и систематически в философию чела, находящиеся в штаб-квартире. «Тайная доктрина» объяснит многое, чтобы правильно ориентировать не одного сбитого с толку исследователя».[7]


1885 год

9 января, 1885 г. – Е.П.Б. получает от Учителя М. новый план «Тайной доктрины». Полковник Генри С. Олкотт пишет об этом следующим образом:

«…как записано в моём дневнике: Е.П.Б. получила от своего Учителя план «Тайной доктрины», и прекрасный план. Вчера мы с Оукли[8] пробовали свои силы, но он намного лучше. Между тем сбор материалов для книги идёт уже давно. Для некоторых будет неожиданностью, что изначально этот материал не предназначался для новой книги, но лишь для переработки и расширения «Разоблачённой Изиды», с покойным Т. Субба Роу (бакалавром гуманитарных наук и юриспруденции) в качестве соредактора Е.П.Б. Как впервые было объявлено в «Теософе», она должна была издаваться ежемесячно частями по 77 страниц каждая и содержать около двадцати частей. Новая схема, предоставленная ей Учителем, изменила всю программу, результатом чего стало постепенное наращивание нынешнего грандиозного произведения [в том виде, как оно было опубликовано в 1888 году]».[9]

31 марта 1885 г. – В связи с ухудшением здоровья Е.П.Б. покидает Теософское общество в Адьяре, Мадрас, Индия, и отправляется в Неаполь, Италия, в сопровождении мисс Мэри Флинн, Бабаджи (Дхарбагири Натх) и Франца Гартмана. Она никогда не вернётся в Индию.[10]

Апрель 1885 г. – Во время путешествия в Неаполь Е.П.Б. часто получает многие страницы рукописи для её «Тайной доктрины» оккультным способом. Франц Гартман пишет:

«…В апреле 1885 г., когда я сопровождал Е. П. Блаватскую из Мадраса в Европу, находясь на борту парохода SS. Tibre в открытом море она очень часто получала каким-то оккультным образом много страниц рукописи для «Тайной доктрины», материал для которой она собирала в то время…»[11]

11 апреля 1885 г. – Е.П.Б., находясь на борту парохода, пишет полковнику Олкотту в Индию:

«…Когда я отправлялась на пароход, Субба Роу велел мне писать «Тайную доктрину» и каждую неделю отправлять написанное ему через Вас. Я обещала ему это, так я и сделаю… Он собирается писать сноски и комментарии, а затем Т.О. будет публиковать…».[12]

13 апреля 1885 г. – Е.П.Б. приплывает в Аден.[13]

23 апреля 1885 г. – Е.П.Б. и компания приплывают в Неаполь, Италия.[14]

Июль (в конце) 1885 г. – Е.П.Б. уезжает из Италии в Вюрцбург, Германия.[15]

Август (вскоре после 12-го) 1885 г. – Е.П.Б. и Бабаджи добираются до Вюрцбурга, Германия, и снимают квартиру на Людвигштрассе, 6.[16]

Август (во второй половине) 1885 г. – Всеволод С. Соловьёв приезжает в Вюрцбург, чтобы навестить Е.П.Б. и останавливается в отеле Рюгмер.[17]

Август (в конце), 1885 г. – Е.П.Б. пишет своей сестре Вере Желиховской в Россию:

«Тихо сижу в Вюрцбурге, ожидаю обещанного визита Нади [тёти Е.П.Б.] и не буду трогаться отсюда. Пишу новую книгу [«Тайная доктрина»], которая будет стоить двух, таких как "Изида"».[18]

1 сентября 1885 г. – Мисс Франческа Арундейл и Мохини М. Чаттерджи приезжают в Вюрцбург с визитом из Лондона. Тётя Е.П.Б. Надежда А. Фадеева приезжает в гости из России.[19]

21 сентября – 1 октября 1885 г. – А. П. Синнетт и его жена Пейшенс навещают Е.П.Б. в Вюрцбурге. Г-н Синнетт пишет:

«В сентябре 1885 г. Е.П.Б. к «Тайной доктрине» пока не притрагивалась, когда мы с женой были у неё… но некоторые предварительные симптомы указывали на то, что подготовка к «Тайной доктрине» может вскоре начаться».[20]

Октябрь (начало), 1885 г. – Е.П.Б. пишет г-ну Синнетту о том, что махатмы помогают ей с «Тайной доктриной»:

«…Но Учитель [Мориа] сказал мне, что… поможет, а также махатма [Кут Хуми], поскольку они часто бывают здесь сейчас ради «Тайной доктрины»…»[21]

Октябрь (начало), 1885 г. – Франц Гартманн, проф. К. В. Зеллин, доктор Вильгельм Гюббе-Шлайден, а также мистер и миссис Шмихен навещают Е.П.Б. в Вюрцбурге.[22]

Октябрь (начало), 1885 г. – д-р. Гюббе-Шлайден приводит следующие подробности своей поездки в Вюрцбург:

«Когда я был у неё в гостях в октябре 1885 г., она [мадам Блаватская] только что начала писать её [«Тайную доктрину»]… Я гостил у неё в Вюрцбурге около недели или десять дней... Пока я занимался главным образом с Бабаджи, который тогда жил у неё, она писала рукопись почти весь день, с раннего утра до полудня и даже до ночи, если у неё не было гостей. В то время она также писала статьи для «Теософа», например, [статья под названием]: «Есть ли у животных душа?»… Но у неё почти не было книг, даже полдюжины не набралось бы, и мне пришлось раздобыть для неё английскую Библию, чтобы правильно процитировать какой-либо текст или проверять правильность какой-либо цитаты… Я… видел, как она записывала предложения, как будто она списывала их с чего-то, находящегося перед ней…»[23]

Октябрь (начало), 1885 г. – Е.П.Б. пишет г-ну Синнетту:

«Вчера Франц Гебхард порадовал меня своим приездом и мой слух следующей цитатой из письма…

"Помимо той массы человечества, к которой мы принадлежим, переходящей через планетарную цепь (как правильно описано в “Э[зотерическом] б[уддизме]”), существуют одновременно ещё 6 подобных масс, эволюционирующих в других частях цепи".

Слушала я это в молчаливом смятении и осталась бы вечно немой относительно этого предмета, если бы далёкие звуки голоса Учителя не поразили меня… в ухо, раздаваясь с северо-запада (удивительное дело! Он, должно быть, бродит где-то в Европе, мой хозяин) и говорит: «Не дай Синнетту снова пойти по ложному пути. Объясняй». Прямо-таки будто это я сознательно увлекла Вас на ложный путь, а не собственное Ваше… отвратительное любопытство! Легко сказать «объясняй». Хорошо было бы если бы Он сам сделал это, потому что если я объясню, а Вы меня не поймёте, или (что вполне вероятно) я не смогу объяснить так, чтобы Вы поняли, отвечать за это буду я и, как обычно, буду одна виновата.

Однако послушайте и, возможно, Вам удастся также понять, что увело даже Мохини с правильного механического курса[24] и заставило его писать такую невыразимую чушь, какую он написал в «Человеке»[25] – с точки зрения простого механического устройства космоса, причём довольно-таки правильной, если понимать это применительно к «одновременной эволюции» шести рас, о которой Вы рассуждаете в стиле Сократа, притом, что Ваш ДАЙМОН нашёптывает это Вам на ухо. Ибо я не понимаю, каким иным образом Вы смогли бы до этого додуматься.

Помимо нашей собственной расы есть ещё шесть рас, которые в итоге составляют, если Вам угодно, семь рас. Семь высших и семь низших, или более низких, составляющих в итоге четырнадцать брахманических лок, о которых говорится в Веданте. Вот экзотерический текст:

"Из пяти пятикратных элементов (пяти пятикратных Будд Риса-Дэвидса и экзотерического буддизма) происходят, или появляются, один над другим, миры Бхур, Бхувар, Свар, Махар, Джанас, Тапас и Сатья; и один под другим – нижние миры, называемые Атала, Витала, Сутала, Расатала, Талатала, Махатала и Патала".

Теперь все востоковеды устроили из этого ещё худшую путаницу, чем устроили бы Вы, если бы мне не приказали великодушно прийти к Вам на помощь. Уилсон в «Вишну Пуране» (том II, стр. 209, 225) делает из этого обычный винегрет. Ваш великий математик Эллиот, которого Вы хотите использовать, также не сможет помочь Вам в расчёте продолжительности, потому что он не знает КОРЕННОГО числа, не подлежащего разглашению. Так говорит Хозяин, а не я. Как бы то ни было.

То, что сообщаю сейчас, прошу Вас не использовать раньше, чем эти сведения появятся в «Тайной доктрине», ибо они взяты оттуда в том виде, как их передал мне Учитель».

Выше я привёл начало письма Е.П.Б. к мистеру Синнетту, в котором она, видимо, переписывает ради м-ра Синнетта часть своей рукописи «Тайная доктрина». Смотрите всё письмо, где даны цитаты из ТД. Приведённая цитата из рукописи ТД, возможно, взята из той части, которая посвящена космогонии. Тем не менее, этот цитируемый материал не встречается нигде в опубликованной «Тайной доктрине», ни в томах I и II (1888 г.) ни в томе III (1897 г.). Этот материал отсутствует и считается пропавшим без вести до сегодняшнего дня. Смотрите также следующее письмо Е.П.Б. м-ру Синнетту, в котором она продолжает свои объяснения. В этом письме она пишет:

«Итак, Вы пишете, что такое «представление» сложилось у Вас во время чтения некоего материала из «Тайной доктрины» (написанного почерком Дарбхаджири). Внимательно просмотрела страницу за страницей и не обнаружила ничего написанного рукой Д.Н., а только рукой Дамодара, которую Вы, вероятно, спутали. Это относительно того, что происходит с Землёй (и другими планетами) во время затемнения? Не так ли? Ибо если это так, то могу сообщить Вам, что Дамодар писал это под диктовку, но Вы не совсем правильно поняли смысл. Это действительно относится к упомянутым мною «мирам», и повествует (восстановленное в своём исчерпывающем смысле) следующее:

"Она (планета) не может пребывать в покое так долго. Дело в том, что после нашего ухода отсюда планета готовится принять другую группу человечества, следующую за нами. В планетной цепи одновременно проходят эволюцию семь групп человечества; и каждая планета принимает другую группу после того, как предыдущая уйдёт на следующую планету. Эти семь групп обособлены и не смешиваются друг с другом". (Но некоторые из них, как я покажу, смешиваются с нами или нашей планетой). Затем он продолжает рассказывать о естественных и искусственных обитателях пятого круга. Это? Я полагаю, что именно это Вы нашли среди моих работ, и, поскольку больше ничего нет, то я буду говорить об этом.

Нет, пока Ваша теория не противоречит фактам; но тогда их нужно показать Вам в их истинном свете, а не в причудливом, как теория колец и кругов Мохини. Наш с Вами разговор, как я помню, касался только избытка человечества, или «семейства», оставшегося при наступлении частичной абскурации, а не природы этого семейства. Постараюсь объяснить, как могу.

Кстати, Дарбхаджири уверяет, что никогда не имел в виду ничего, кроме четырнадцати брахмалок».

Не буду больше цитировать это письмо, но, похоже, у нас есть материал, который никогда не был опубликован Е.П.Б. Оба письма, из которых я привёл цитаты, содержат важную информацию и эзотерические учения для читателей и исследователей «Тайной доктрины».[26]

10 октября, 1885 г. – У Е.П.Б. плохо с сердцем. Позвали врача проверить состояние Е.П.Б.[27]

28 октября 1885 г. – Е.П.Б. пишет полковнику Олкотту:

«Сейчас у меня мало времени заниматься «Тайной доктриной». Я только на середине первой части, но через месяц или два отправлю Вам первые шесть разделов. «Беру из «Изиды» только факты, опуская всё, что в виде диссертаций, нападок на христианство и науку – словом, все бесполезные вещи и всё, что утратило интерес. Только мифы, символы и догмы, объяснённые с эзотерической точки зрения. Это – на самом деле и де-факто совершенно новое сочинение… Циклы, наряду со всем остальным, объясняются с точки зрения их оккультного значения…»[28]

Ноябрь – (где-то в течение месяца), 1885 г. – Е.П.Б. сообщает м-ру Синнетту о том, что она пишет «Тайную доктрину»:

«…То, что было в Нью-Йорке, повторяется ещё намного яснее и лучше!.. Начинаю думать, что эта книга реабилитирует нас. Такие передо мной картины, панорамы, сцены, допотопные драмы!.. Ещё никогда я лучше не слышала и не видела».[29]

25 ноября 1885 г. – Е.П.Б. в письме к полковнику Олкотту пишет:

«…у меня есть три главы, четвёртая почти закончена, и ТД будет другой, совсем другого рода шпилькой, чем «Изида»... если он [Субба Роу] готов просмотреть рукопись и исправить, добавить или убрать кое-что, то и я готова с обратной почтой отправить в Адьяр то, что должна.

…Ну, скажите одно слово, и с обратной почтой я пришлю то, что у меня уже есть. Но Вы должны быть очень осторожны, чтобы не было повторений в таком деле, поскольку у меня не будет рукописи, на которую можно сослаться…»[30]

Ноябрь (последняя часть месяца), 1885 г. – графиня Констанс Вахтмайстер приезжает к Е.П.Б. в Вюрцбург. Она пишет:

«В ноябре 1885 г. я поехала в Вюрцбург, чтобы навестить мадам Блаватскую... Мадам Блаватская поселилась в комфортабельных апартаментах с высокими потолками в тихой обстановке, в которой она так нуждалась, чтобы заниматься своим колоссальным трудом… Лишь вечером я добралась до жилья мадам Блаватской, и когда поднималась по лестнице, сердце начало биться сильнее при мысли о предстоящем приёме. Мадам Блаватская встретила меня очень тепло…

Очень хорошо помню, что именно тогда, когда мы вместе пошли в столовую, чтобы выпить чаю, она сказала мне внезапно, как о чём-то, что было у неё на уме.

– Учитель говорит, что у Вас есть для меня книжка, которая мне очень нужна.

– Нет, не может быть, – отвечала я, – у меня нет с собой книг.

– Вспомните-ка получше, – сказала она. – Учитель говорит, что в Швеции Вам велели взять с собой книжку о таро и каббале.

Тогда я припомнила обстоятельства… С того момента как я положила книжку на дно сундука, она ни разу не попалась мне на глаза и я совершенно о ней забыла. Я поспешила в спальню, открыла сундук, докопалась до самого дна и отыскала книжку в том же самом углу, куда я её сунула, пакуя вещи в Швеции, – она так и лежала там в целости и сохранности. Но это не всё. Когда я вернулась в столовую, держа книгу в руке, мадам Блаватская сделала мне знак и воскликнула: "Подождите, не открывайте её пока! Теперь откройте на странице десятой и в шестой строке найдите следующие слова..." – и она процитировала абзац.

Я открыла книжку, которая, если вы помните, не была печатной книгой, так что у Е.П.Б. не могло быть её экземпляра, а была просто толстым альбомом, написанном от руки, в котором содержались выписки и выдержки, сделанные одним моим другом лично для меня, тем не менее, на странице и в строке, которую она указала, я нашла те самые слова, которые она произнесла.

Подавая ей книжку, я осмелилась спросить, зачем она ей понадобилась.

– А, – ответила она, – для «Тайной доктрины». Эта моё новое сочинение, которым я так занята. Учитель собирает для меня материал. Он знал, что у вас есть эта книжка, и велел вам привезти её, чтобы иметь под рукой справочный материал.

…В этот раз я узнала немного больше о «Тайной доктрине» чем то, что это должно было быть гораздо более объёмное произведение, чем «Разоблачённая Изида», и будет состоять из четырёх томов... Вскоре, однако, мне было доверено переписывать начисто рукопись Е.П.Б., и тогда, конечно, я начала получать представление о предмете «Тайной доктрины»...

…Каждое утро она обычно вставала в 6 часов, чтобы часок поработать до завтрака, подаваемого в 8 часов, а затем, прочитав свои письма и газеты, она снова садилась за написание «Тайной доктрины», иногда зовя меня в свою комнату, чтобы сказать, что Учитель передал ей ссылки из книг и рукописей с указанием главы и страниц, и спросить, могу ли я найти друзей, чтобы проверить правильность этих отрывков в разных публичных библиотеках, так как она считывала с астрального света, где всё было перевёрнуто, и она могла вполне перепутать даты и числа – и в некоторых случаях было обнаружено, что номер страницы был прочитан в обратном порядке, например, страница 23 вместо 32 и т. д.»[31]

Декабрь (вскоре после 5-го), 1885 г. – В письме к Францу Гартману Е.П.Б. пишет:

«Дорогая графиня Вахтмайстер находится со мной, переписывает и делает всё возможное, чтобы мне помочь… Итак, как вы знаете, я… занимаюсь своей книгой… За две недели написала более 200 страниц (формата и размера «Изиды»). Пишу днём и ночью... Мне разрешено выдавать для каждой главы страницу из Книги Дзиан (древнейшего в мире документа, в чём я уверена) и комментировать и объяснять её символы. Думаю, что на самом деле это чего-то да стоит, и едва ли кое-где попадаются несколько строк сухих фактов из «Изиды». Это – совершенно новый труд».[32]

28 декабря 1885 г. – графиня Вахтмайстер пишет г-ну Синнетту:

«…новостей для Вас никаких, дни текут очень гладко, и мадам говорит, что ТД идёт как по маслу. Мадам [Блаватская] была бы очень рада, если бы г-н Синнетт был так любезен и начал наводить справки относительно публикации [«Тайной доктрины»] и т. д., и о ценах, она хотела бы, чтобы брошюра была размером с журнал «Платоник», отличный от обычных журналов; каждый месяц будет выходить две главы, каждая из которых содержит около 90 её рукописных страниц. Она хочет, чтобы шрифт был крупным и отчётливым.

Мадам надеется в ближайшее время отправить м-ру Синнетту предисловие с 1-й главой. Очень рада быть здесь с мадам, потому что чувствую, что могу утешить её и помочь ей. Для меня большая честь быть свидетелем удивительного способа написания этой книги».[33]

29 декабря 1885 г. – Снова графиня Вахтмайстер пишет м-ру Синнетту:

«Наблюдая за мадам каждый день, как она пишет ТД, и видя, как глубоко она увлечена своей работой, мне жаль, что что-то может побеспокоить её... Понимаете, мадам должна сохранять покой в мыслях, что позволит ей написать эту книгу, и это можно сделать, только игнорируя или заглушая скандалы... она в спокойном и умиротворённом настроении и совершенно счастлива, когда пишет ТД. Мадам полагает, что ежемесячно будут публиковаться около 100 печатных страниц ТД».[34]

31 декабря 1885 г. – «В канун Нового Года» профессор Зеллин приезжает к Е.П.Б. и привозит с собой отчёт Общества психических исследований, в котором Е.П.Б. объявлена мошенницей и русской шпионкой.[35]


1886 год

4 января 1886 г. – Графиня Вахтмайстер пишет г-ну Синнетту:

«Мадам восхищена Вашим предложением относительно ТД. Она считает, что это наиболее выгодное и удовлетворительное для неё соглашение, но говорит, что журнал должен выходить каждый месяц или, согласно Вашему мнению, каждые три месяца. Ведь если она жива, то полагает, что ей будет дано ещё 3 года и более. Размер журнала делайте таким, каким Вы считаете нужным. Не будет обычного предисловия, только около 6 или 7 страниц, адресованных читателям, чтобы дать им представление о содержании книги, иначе они бы целиком погрузились в совершенно неизвестный им материал.

Мадам в скором времени отправит Вам титульные листы и примерно через неделю обращение к читателям с первыми двумя главами. Из этого Вы сможете судить об общей цели всей работы. Хотелось бы, чтобы нашёлся какой-нибудь умный богослов, который прочитал бы и внёс свои замечания прежде, чем книга будет напечатана...

Большое спасибо за присланную книгу «Фаллизм»… Мадам очень интересно было узнать, что в «Фаллизме» есть несколько вещей, о которых она уже написала в ТД, только данные с иезуитской точки зрения, и она намерена их окончательно раскритиковать. Именно при чтении её рукописи я усмотрела сходство по некоторым моментам и потому с нетерпением ожидала, когда она ознакомится с этой книгой. Ещё один любопытный факт. Мадам уже написала много страниц о значении чисел и о том, что слова Иегова и Каин являются просто математическими числами, когда она получает по почте от Артура Гебхарда книгу, которую он нашёл в Америке, и отправил ей, поскольку посчитал очень интересной. В ней подтверждается и подкрепляется всё, что она ранее написала, только с математической точки зрения. Книга написана Скиннером...»[36]

Январь (начало), 1886 г. – Д-р Вильгельм Гюббе-Шлайден приезжает во второй раз в Вюрцбург. Во время этого визита он получает два важных письма от Учителей К.Х. и М. относительно авторства «Тайной доктрины». Д-р Шлайден пишет:

«Однажды в начале января 1886 года... после полудня и вечером... я видел... что она [мадам Блаватская] закончила около дюжины глав [«Тайной доктрины»]. Она писала рукопись почти весь день, с раннего утра до полудня и даже до самой ночи, если у неё не было гостей.

…Я также видел, как она записывала предложения, как будто копировала их с чего-то, находящегося перед ней, но, однако, я ничего не видел… Я видел много исправлений и аннотаций к её рукописям, написанных синими чернилами хорошо знакомым почерком К.Х., этим же почерком были написаны заметки в книгах, которые время от времени лежали на её столе.

…В последнюю ночь моего пребывания у Е.П.Б. мне были переданы два… [письма от Учителей К.Х. и М.]. По крайней мере, я нашёл их в своём экземпляре отчёта Ходжсона в ОПИ после того, как я уехал от неё…»[37]

Январь (начало), 1886 г. – Учитель М. в письме к д-ру Гюббе Шлайдену пишет:

«Если это может быть чем-то полезным или поможет д-ру Гюббе Шлайдену – хотя я в этом сомневаюсь – я, скромный нижеподписавшийся факир, подтверждаю, что «Тайная доктрина» продиктована Упасике [Е.П.Б.] частично мной и частично моим братом К.Х.»[38]

Январь (начало), 1886 г. – В письме Учителя К.Х. д-ру Гюббе Шлайдену говорится:

«Интересно, заслуживает ли эта моя записка того, чтобы занять почётное место с приведёнными документами [в отчёте Ходжсона], и какие особенности «блаватского» стиля письма она будет наиболее напоминать? Настоящее просто для того, чтобы убедить доктора в том, что «чем больше доказательств, тем меньше верят». Пусть он примет мой совет, и не придаст гласности эти два документа. Для его собственного удовлетворения нижеподписавшиеся рады заверить его, что «Тайная доктрина», когда она будет готова, станет тройным произведением М., Упасики и Вашего покорного слуги [К.Х.]».[39]

6 января 1886 г. – Е.П.Б. пишет полковнику Олкотту:

«…"Тайная доктрина" является совершенно новой. В ней не будет и 20 страниц коротких цитат из «Изиды». Новый материал, оккультные объяснения... В четырёх частях: архаичной, древней, средневековой и современной. Каждая часть из 12 глав, с приложениями и глоссарием терминов в конце.

Графиня [Вахтмайстер] здесь, и видит, что у меня почти нет книг. Учитель [Мориа] и Кашмири [Учитель Кут Хуми] диктуют [мне] по очереди. Она всё переписывает...

Послушайте! Заручитесь поддержкой Субба Роу в отношении «Тайной доктрины». В ней много адвайтизма или древнего оккультного арийского вероисповедания... Если он твёрдо пообещает, и Вы думаете, что он сдержит обещание, я отправлю Вам... сразу две или три главы; если нет – я начинаю публиковать здесь. Пусть он увидит первые пять или шесть глав и рассудит… Отвечайте без промедления…»[40]

6 января 1886 г. – Е.П.Б. пишет м-ру Синнетту:

«Теперь я здесь одна, и свидетельница только графиня. У меня нет ни книг, ни кого-нибудь, кто бы мне помогал. И скажу Вам, что «Тайная доктрина» будет в 20 раз лучше, более научной, философской, чем «Изида», которая будет убита ею. Теперь мне разрешено говорить и объяснять сотни вещей. Она покажет, что может сделать русская шпионка, мнимый фальсификатор-плагиатор и т. д. Всё Учение является основой для всех религий, включая христианство, и на основании изданных экзотерических индийских книг их символы будут объяснены с эзотерической точки зрения. Также будет показана чрезвычайная ясность «Эзотерического буддизма», и его учения окажутся правильными с математической, геометрической, логической и научной точек зрения…»[41]

11 января 1886 г. – графиня Вахмайстер пишет м-ру Синнетту:

«Ни одного слова не было добавлено к ТД с 31 декабря, но если нам удастся заполучить лишь несколько тихих и спокойных дней, я надеюсь, что мадам [Блаватская] будет в состоянии снова начать писать».[42]

15 января 1886 г. – Графиня снова пишет Синнетту:

«...Наконец-то мадам снова успокоилась, чтобы [работать над] ТД, потеряно целые две недели».[43]

19 января 1886 г. – Генри Олкотт из Индии пишет Е.П.Б.:

«Можете отправлять рукопись частями: Субба Роу пройдётся по ней с Оукли, и вернёт её Вам. Он спросил, может ли он себе позволить вносить добавления и изменения, на что я, конечно же, ответил, что именно для этого его попросили отредактировать рукопись. Тогда он согласился… Отправляйте рукопись ТД на адрес Оукли, так как я отплываю в Коломбо 25-го числа и буду отсутствовать 3 месяца…»[44]

Январь 27, 1886 г. – Пол. Олкотт отплывает на Цейлон [Шри-Ланка] в длительное лекционное турне.[45]

Январь 1886 г. – Е.П.Б. пишет г-ну Синнетту:

«Я пришлю Вам две или три главы книги ТД, прежде чем отправлю их Субба Роу в Индию. Хочу, чтобы Вы сами увидели и прочитали её, прежде чем передать её в руки С.Р. …»[46]

3 марта 1886 г. – Е.П.Б. пишет А. П. Синнетту и сообщает ему, что она закончила «огромную вводную главу» «Тайной доктрины»:

«Каждое утро нечто новое и новая обстановка. Снова живу двумя жизнями. Учитель считает, что мне слишком сложно осознанно смотреть в астральном свете мою «Тайную доктрину», и поэтому вот уже примерно две недели меня заставляют видеть всё, что нужно, как бы во сне. Я вижу большие и длинные свитки бумаги, на которых всё написано, и запоминаю их.

Так мне дано было увидеть всех патриархов от Адама до Ноя – параллельно с Риши; и посередине между ними значение их символов, или персонификации. Например, Сиф вместе с Бригху символизируют 1-ю подрасу коренной расы, обозначая с точки зрения антропологии 1-ю говорящую человеческую подрасу 3-й расы, а с точки зрения астрономии (его 912 лет жизни) означают в одно и то же время продолжительность солнечного года в тот период, длительность существования его расы и множество других вещей (слишком сложных, чтобы объяснять их Вам сейчас). И, наконец, Енох, под которым подразумевается солнечный год с его ныне установившейся продолжительностью в 365 дней («Бог взял его, когда ему было 365 лет»), и т. д. Это очень трудно для понимания, но я надеюсь объяснить это достаточно ясно.

Закончила огромную вводную главу, преамбулу или пролог, называйте это как хотите, просто чтобы показать читателю, что текст, как он приводится, с каждым разделом, начинающимся со страницы перевода из «Книги Дзиан» и тайной книги Майтрейи Будды «Чампе чхё нга»[47] (в прозе, а не 5 известных книг стихов, являющихся маскировкой), никакая не выдумка. Мне было велено поступить так, сделать беглый обзор того, что было известно с исторической точки зрения, в литературе, в классике и в светской и свящённой истории – на протяжении тех 500 лет, что предшествовали христианскому периоду, и тех 500 лет, что последовали за ним: о магии, о существовании всемирного тайного учения, известного философам и посвящённым всех стран и даже некоторым отцам Церкви, таким как Климент Александрийский, Ориген и другим, которые сами были посвящёнными. Описать к тому же мистерии и некоторые обряды; и смею Вас уверить, сейчас сообщаются самые необычайные вещи, вся история распятия на кресте и т. д., основанного, как доказывается, на обряде, древнем как мир, – распятии кандидата на токарном станке, сошествие в ад и т. д., – всё от арийцев. Вся эта история в целом, до настоящего времени оставляемая востоковедами без внимания, обнаруживается даже в экзотерическом смысле в Пуранах и Брахманах, а затем объясняется и дополняется тем, что дают эзотерические толкования. Как не сумели востоковеды это заметить – выходит за рамки понимания.

М-р Синнетт, дорогой, у меня есть факты для 20 томов, таких как «Изида»; мне не достаёт знания языка и умения их скомпилировать.

Ну, Вы скоро [получите] этот пролог, краткий обзор мистерий, которые будут изложены в тексте объёмом 300 страниц формата 34,2х43,1 см…»[48]

Март 12, 1886 г. – графиня Вахтмайстер пишет г-ну Синнетту:

«Читая первую главу, я была так сбита с толку «станцами» и «комментариями», что ничего не могла из них сделать. Мадам тогда написала первые красными чернилами, последние чёрными чернилами, и теперь их гораздо легче понять, поскольку можно избежать путаницы понятий...»[49]

24 марта 1886 г. – Е.П.Б. пишет Уильяму К. Джаджу:

«…Вы мне очень нужны для приведения в порядок «Тайной доктрины». Такие факты, такие факты, которые выдают Учителя, обрадуют, Джадж, Ваше старое сердце…» [50]

Апрель 1886 г. – Уильям К. Джадж в самом первом номере своего нового теософского журнала «Путь» помещает следующее уведомление о мадам Блаватской и написании ею «Тайной доктрины»:

«...Мадам Блаватская сейчас работает над этим сочинением в Германии, куда она отправилась в прошлом году из-за плохого самочувствия. Тема интересная, а результат работы автора ознаменует новую эпоху. Это сочинение будет не только дополнением или объяснением «Разоблачённой Изиды», но и копями дополнительной информации. В нём будут даны дословные отрывки из Книги Дзиан и Ламрима Цонгкапы, а также древние комментарии, к которым до сих пор доступ был закрыт. Большое внимание будет уделено также учению о человеческой эволюции, божественной или белой магии и человеческой или чёрной магии. Та часть, в которой рассматривается предмет божественного гермафродита, должна быть очень интересной. Она будет разделена на четыре части: архаическую, древнюю, средневековую и современную, представляющие полную последовательность развития оккультизма и магии в их религиозных и антирелигиозных аспектах».[51]

Апрель (до 20 числа) 1886 г. – мисс Эмили Кислингбери навещает Е.П.Б. в Вюрцбурге.[52]

1 мая (или несколькими днями ранее), 1886 г. – Мари Гебхард и Густав Гебхард приезжают в гости к Е.П.Б. в Вюрцбург.[53]

5 мая 1886 г. – Г. С. Олкотт возвращается в Адьяр после поездки на Цейлон и долго разговаривает с Т. Субба Роу 6 мая. Субба Роу очень враждебно настроен и возражает против возвращения Е.П.Б. в Индию.[54]

8 мая 1886 г. (предположительно) – Е.П.Б. отправляется из Вюрцбурга в Остенде, Бельгия, в сопровождении мисс Кислингбери. Графиня Вахтмайстер отправляется с Мари Гебхард в Австрию. Графиня планирует вернуться к себе домой в Швецию. По прибытии Е.П.Б. в Кёльн, Германия, Густав Гебхард уговаривает её поехать в Эльберфельд, Германия, в гости к семье Гебхард.[55]

10 мая 1886 г. – Е.П.Б. поскользнулась на паркете своей спальни в Эльберфельде. Она вывихнула лодыжку и повредила ногу.[56]

Май (в середине), 1886 г. – Вера Желиховская (сестра Е.П.Б.) с дочерью Верой приезжают в Эльберфельд в гости.[57]

3 июня 1886 г. – Находясь всё ещё в Эльберфельде, Е.П.Б. пишет полковнику Олкотту:

«С ногой дело обстоит более серьёзно, чем предполагалось. Растяжение держит меня уже более 3-х недель в постели или кресле, лишив возможности передвигаться, и одни небеса знают, смогу ли я через две недели поехать в Остенде, где я собираюсь обосноваться и попытаться закончить свою несчастную «Тайную доктрину».

Уверена, что она является необыкновенным сочинением и откровением. Один учёный оккультист, англичанин (человек точных наук, но чьё имя я не могу назвать, хотя его знают графиня и мадам Гебхард) назвал её замечательным произведением, «полным самых важных откровений и тайн»… Более того, он исправил всего три слова на английском языке в двух огромных главах, которые видел, и это мне льстит…»[58]

Июнь 1886 г. – Е.П.Б. пишет графине Вахтмайстер:

«Моей старой ноге немного лучше, боль ушла, но она совершенно беспомощна, и одни небеса знают, когда я смогу ходить на ней так же свободно, как и раньше. Милая миссис Гебхард! Она нянчится со мной… Вернулась рукопись «Тайной доктрины» от нашего преподобного друга; он находит вступительную часть слишком всеобъемлющей, но даже не исправлено и полдюжины слов. Он говорит, что она совершенна…»[59]

Июнь 1886 г. – Вера Джонстон, племянница Е.П.Б., пишет следующее о пребывании у Е.П.Б. в Эльберфельде, Германия:


8 июля 1886 г. – Е.П.Б. уезжает из Эльберфельда в Остенде в сопровождении своей сестры и племянницы. По прибытии в Остенде она останавливается на вилле Нова, 10, бульвар Ван Исгхам.[61]

Июль (до 12-го), 1886 г. – Е.П.Б. пишет графине Вахтмайстер о приезде в Остенде, а также о «Тайной доктрине»:

«Вот я [в Остенде]… За одну ночь в гостинице «Континенталь» мне пришлось заплатить 117 франков за наши номера. Утром моя сестра встала в отчаянном настроении и почувствовала, что её тянет к определённой части бульвара на берегу моря, и в переулке она обнаружила апартаменты из трёх великолепных комнат слева и двух справа от коридора, или пяти комнат и кухней внизу… В результате Ваш безногий друг обосновался в квартире в комнатах слева, а у моей сестры две комнаты, элегантная спальня и гостиная или столовая по правую сторону от коридора. Когда она уедет, а это будет через десять дней, эта квартира остаётся свободной. Но тогда, возможно, м-р Синнетт придёт…

Да, попытаюсь ещё раз засесть за свою «Тайную доктрину». Но это сложно. Я очень слаба, дорогая, и чувствую себя очень плохо и ноги не ходят, такого не было, когда Вы были там [в Вюрцбурге] и заботились обо мне…»[62]

12 июля 1886 г. (предположительно) – A. П. Синнетт приезжает в Остенде, чтобы навестить Е.П.Б.. М-с Пейшенс Синнетт не едет со своим мужем. М-р Синнетт пишет об этой поездке так:

«Мы [Синнетт и его жена Пейшенс] отдыхали… в этом году в Вентноре… Но прежде чем присоединиться к моей жене в Вентноре, я… нанёс визит мадам Блаватской в Остенде, куда она переехала… согласно записям в дневнике... Я нахожу упоминание отъезда в Остенде, а что касается остального, то я хорошо помню, что какое-то время был со С[тарой] Л[еди] в Остенде, где она работала над «Тайной доктриной»…»[63]

Июль 1886 г. – Е.П.Б. пишет ещё одно письмо графине Вахмайстер:

«Пытаюсь писать «Тайную доктрину». Но Синнетт, который находится здесь уже несколько дней, хочет сосредоточить всё моё внимание на дурацких мемуарах. [Предстоящая книга Синнетта под названием «Эпизоды жизни мадам Блаватской»]. М-с Синнетт не смогла приехать…»[64]

14 июля 1886 г. – Вера Желиховская и её дочь покидают Е.П.Б. в Остенде и возвращаются в Россию. Е.П.Б. пишет Генри Олкотту в Индию:

«…8 июля… мне пришлось покинуть Эльберфельд. Я уехала вместе с сестрой и племянницей… Поскольку сестре пришлось уехать (сегодня утром они уехали в [Санкт-]Петербург)... то в октябре или ноябре приедет графиня [Вахтмайстер], и я полагаю, останется у меня на зиму...

Ну, а что касается ТД... то, конечно, совет Субба Роу будет бесценным; и если Вы сможете сделать так, чтобы он не держал рукопись дольше месяца, то будет отлично. Но предположим, что он продержит её неопределённое время...

Итак, посылаю под Вашу заботу и ответственность «Введение к читателю» и 1-ю главу самой «Тайной доктрины». В вводной предварительной книге 600 страниц и более в формате 33,6 х 42 см, содержащих неопровержимые исторически доказанные факты существования адептов до и после христианского периода, признания двойного эзотерического значения двух Заветов отцами Церкви и доказательства того, что истинный источник любой христианской догмы находится в древнейших арийских МИСТЕРИЯХ ведического и брахманического периодов, так как доказательства и свидетельства этого даны в экзотерических, а также эзотерических сочинениях на санскрите.

Это я пришлю после, если Субба Роу одобрит первую главу, которая состоит из семи станц, взятых из «Книги Дзиан», с комментариями и толкованиями, данными в трёх глоссариях на санскрите, китайском и тибетском языках. Не имея копии, не могу расстаться с рукописью, поскольку, если бы она затерялась в пути [в Индию] или была бы повреждена иным образом, то я не смогла бы написать её заново. Теперь я одна; некому переписывать [остальную рукопись ТД] или помочь мне.

Через две недели вышлю Вам введение и 1-ю главу. Но Вы должны заставить С.Р. прочесть рукопись, а не откладывать её… в сторону, читая на досуге и для удовольствия, как он всегда делает…»[65]

Август (начало), 1886 г. – Е.П.Б. снова пишет полковнику Олкотту:

«Синнетт уехал, погостив у меня три недели, а миссис… [возможно, миссис Мэри Эмили Бейтс, будущая жена Эллиотта Куэса] останется ещё на десять дней. Она очень любезна и переписывает для меня «Тайную доктрину».

Готова огромная рукопись с вводными станцами, первой главой об архаическом периоде и космогонии с бесчисленными приложениями; но как отправить её в Адьяр? Предположим, она затеряется! Я не помню ни единого слова из неё, и тогда у нас будут проблемы!

...Н.[66] прочитал её дважды и начал снова в третий раз. Он не нашёл ни одной части, в которой нужно было бы исправить английский, и был поражён, как говорит, «гигантской эрудицией и здравым смыслом рассуждений, касающихся эзотеризма Библии и постоянными параллями с Ведами, Брахманами, и т. д.» Она даже немного более удивительна, чем «Изида». Тогда Вы помогали с исправлениями а [Александр] Уайлдер советами.

Теперь же, я абсолютно одна, с моим креслом и чернильницей, стоящей передо мной, и никаких книг в помине.

Я написала целый раздел и комментарии ко всей станце (около 40 страниц), без каких-либо книг и без остановки в течение примерно четырёх часов, просто слушая…»

Полковник Олкотт пишет следующее о вышеприведённом письме:

«...Е.П.Б. упоминает тот факт, что м-р Н. сидел рядом с ней часами, пока она записывала то, что говорил ей через ясновидение Учитель, невидимый для него, но виденный ею самой».[67]

26 августа 1886 г. – Е.П.Б. пишет А. П. Синнетту о визите Мэри Гебхард:

«Мадам Гебхард… теперь здесь со мной…»[68]

21 сентября 1886 г. – Е.П.Б. пишет м-ру Синнетту о «Тайной доктрине»:

«Мадам Г[ебхард] уехала [домой в Эльберфельд]; я – одна, и пользуюсь своим одиночеством, чтобы всё хорошо обдумать... Я видела их [Учителей] и разговаривала с Ними весь вчерашний вечер и ночь...

…Отправила первый том ТД [через мадам Гебхард] в Адьяр, и сейчас я на втором томе – «Архаике». Он один с той новой информацией, что в нём и обещанными объяснениями, содержит более того, что Вы могли бы переварить за 25 лет…»[69]

23 сентября 1886 г. – Е.П.Б. в письме полковнику Олкотту пишет, что она отправляет ему первый том рукописи ТД через мадам Гебхард, которая только что вернулась домой в Эльберфельд:

«Посылаю Вам рукопись «Тайной доктрины» через м-с Гебхард, которая застраховала её на 3 или 4 тысячи марок. Она взяла её с собой в Эльберфельд, когда уезжала.

Сейчас отправляю только 1-й том вводных разделов, и через две недели отправлю подлинную готовую ТД, «Архаический период» [том 2 о космогенезе], 7 станц из Книги Дзиан с комментариями.

В 1-м вводном томе семь разделов (или глав §) и 27 приложений, каждому разделу сопутствуют несколько приложений, от 3 до 6, и т. д. Итак, всё это составит, во всяком случае, один том, а может больше, но это не [сама] ТД, а [только] предисловие к ней.

Он [том I] является абсолютно необходимым, в противном случае, если публика начнёт читать [сначала] архаический том [космогенез], то, прочитав пять слишком метафизических страниц, свихнётся.

Теперь всё устроено так, что приложения [в томе I] могут быть либо прикреплены к [семи] разделам, либо убраны оттуда и помещены в отдельный том или в конце каждого тома, но нельзя поместить приложения из тома вводных разделов в т. II (или Книгу I Архаическую); я внимательно следила за тем, чтобы на каждой странице приложений были отмечены заголовок, номер и то, к какому разделу или главе она относится. Если убрать приложения, то вводные разделы не составят и 300 печатных страниц, и они будут не такими интересными.

Делайте, однако, как Вам угодно, но не потеряйте страницы и не давайте уродовать вещь. Если Вы или С. Роу найдёте, что о чём-то слишком много написано, вычеркните это не жирно; а если хотите что-то добавить, напишите ваше добавление на отдельном листе и прикрепите его к той странице, к которой добавляете…»[70]

[Примечание: эти две рукописи, которые должны были быть отправлены (по одной) полковнику Олкотту в Индию, не были написаны рукой Е.П.Б., но являлись копиями, сделанными графиней Вахтмайстер, миссис Гебхард и миссис Бейтс. Конечно, Е.П.Б. хранила оригиналы у себя, а затем в мае 1887 г. увезла их в Англию.

Кроме того, рукопись «первого тома», упомянутая выше Е.П.Б. (как первая посылка в Индию) является лишь частью так называемой «вюрцбургской рукописи», которая в настоящее время хранится в архивах Теософского общества, Адьяр, Ченнаи, Индия.

Этот том I сохранившийся вюрцбургской рукописи состоит только из пяти разделов и одного приложения.

Таким образом, это письмо Е.П.Б. к Олкотту указывает на то, что сохранившийся том I вюрцбургской рукописи является неполным и, вероятно, представляет только четверть или треть первоначального первого тома «Тайной доктрины». Другими словами, в сохранившемся томе I вюрцбургской рукописи пропущено от двух третей до трёх четвертей того, что было отправлено в Адьяр. – Д.Г.К.]

Октябрь (начало), 1886 г. – графиня Вахтмайстер приезжает к Е.П.Б. в Остенде. Графиня пишет:

«В октябре 1886 г. я приехала к Е.П.Б. в Остенде, и нашла её обосновавшуюся в достаточно удобном помещении… Мы возобновили нашу монотонную, но интересную жизнь, подняли нить с того места, где она в последний раз оборвалась, и я с восхищением наблюдала, как увеличивались груды рукописи ТД. Наша близость к Англии заставила людей снова суетиться вокруг Е.П.Б., и мы приняли несколько посетителей…»[71]

Октябрь 1886 г. – Е.П.Б. пишет м-ру Синнетту о некоторых её комментариях в ТД к станцам Дзиан:

«Спасибо за... рассуждения м-ра [Уильяма] Крукса по химии. Он – милый человек, вызывающий моё глубокое уважение, восхищение и симпатию... А госпожа графиня прочла и говорит, что ничего не понимает. Да и я, конечно, не пойму; мы – невежественные дуры, она и я... М-р Крукс… проповедует и преподаёт очень древнее оккультное учение. Я, конечно, представлю его работу и новое открытие Учителю [М.] и Мах[атме] К.Х. и тогда Вы узнаете Их мнение.

Между тем, мне внушили отправить Вам несколько страниц, которые я отцепила от моей Книги I, «Архаический период» [рукопись ТД о космогенезисе], начало которой вы видели [в Остенде], и прошу Вас внимательно прочитать их… Это [часть рукописи ТД] было написано на вилле Нова, когда Вы уехали, и графиня переписала всё это давно. Только ради всего святого, не теряйте эти 8 страниц, иначе Вы погубите меня из-за потерянного времени и других вещей. Если Вы найдёте ответы, пожалуйста, покажите мистеру Круксу; если нет… то отправьте обратно… эти 8 страниц…»[72]

Октябрь (три дня спустя), 1886 г. – Е.П.Б. снова пишет м-ру Синнетту о профессоре Круксе и «Тайной доктрине». В этом письме она также упоминает мимоходом о «комментарии к станце VI…».

«Сомневаюсь, что новость, которую я должна Вам сообщить, Вы и м-р Крукс сочтёте приятной. Я слышала от Учителя и Учителей. Кажется (как я думала с самого начала), что он находится на ортодоксальном оккультном пути, со своими обычными методами. «Никто не подошёл ближе, чем он, к области лайи», – сказали мне. Лайя – это нирвана всех органических (у нас нет неорганических) веществ, нулевая точка или «нейтральный центр», где всякая дифференциация прекращается…

Ну, итак, сегодня Дж. Кул[73] явился в астральном теле… он сказал мне, что Учитель передал Вам на словах следующее…:

"Синнетт, очевидно, забыл то, что читал в комментариях к 7 станцам (архаичный период Книги II). В противном случае он знал бы, что из того, что там просто изложено, м-р Крукс мог бы написать семь таких брошюр (как о протиле), если бы он только знал об этом. В ТД нет никаких таких научных ортодоксальных терминов, но всё, что можно выдать в этом столетии, в ней есть и о химии и физике больше, чем о чём-либо другом. Если м-р Синнетт захочет прочитать эти части м-ру Круксу – или м-р Крукс захочет прочитать их сам, то отправьте им рукопись во что бы то ни стало… Всё, что покажется туманным, непонятным или слишком гротескным, я (Учитель) готов объяснить и даже принять исправления в том случае, если я их не сделал".

Когда я проявила неудовольствие относительно отправки Вам рукописи, которая мне всё время нужна для справки... Дж. Кул сказал, что если я хоть сколько-нибудь уважаю Вас и м-ра Крукса, мне бы лучше поступить так или никогда больше не просить Учителя помочь кому-либо ещё…

Правда, с тех пор, как Вы уехали от меня из Остенде в июле, Учитель заставлял меня ежедневно добавлять ещё что-нибудь к прежней рукописи [Тайной доктрине], так что есть много нового и гораздо больше того, что я не могу понять сама. Итак, с Божьей помощью Вы можете найти в ней что-то, что могло бы привлечь внимание даже такого выдающегося учёного, как м-р Крукс. Я никогда не думала, что он так образован, пока не услышала мнения Учителя о нём и его ауре. Учитель говорит, что в Англии нет никого выше его в области химии…»[74]

18 октября 1886 г. – Мадам Блаватская пишет Г. Суббиаху Четти в Индию:

«Большей частью я нездорова, а моя «Тайная доктрина» требует моего всецелого внимания и отнимает всё моё время… Пожалуйста, скажите Олкотту, что, если он думает, что у Субба Роу нет времени пройтись по ТД, то я лучше не буду отправлять её в Адьяр...»[75]

21 октября 1886 г. – Получив письмо от полковника Олкотта, Е.П.Б. пишет ему о рукописи «Тайной доктрины»:

«Ровно месяц назад я передала мадам Гебхард рукопись ТД [том I] для отправки [в Индию] из Эльберфельда, застраховав её на 3000 марок. Ну, итак, вчера вечером, когда Вы написали мне, что она до сих пор не получена, я телеграфировала ей, спрашивая, не отправила ли она её… на что она ответила, что собирается отправить.

После того, что Вы сказали о Субба Роу, что он даже не взглянет на неё, конечно, лучше печатать без его одобрения; потому что я хочу начать [публикацию] этой весной и поеду в Лондон из-за этого. Приходится ехать в Лондон из-за корректуры, Британского музея и книг.

Но теперь, что мне делать со 2-м томом [о космогенезе], начале истинного архаического учения, где у меня есть немало санскритских слов и предложений, и эзотерическое толкование многих экзотерических индусских аллегорий из их космогонии и теогонии?

Можете ли Вы попросить Шриниваса Роу и Бхавани Роу помочь мне? Тогда я могла бы отправить Вам 2-й том, состоящий из книг 1, 2 и 3. Если никто не поможет, я и не знаю, что делать. А кто сделает глоссарий? Я не могу, и у меня нет времени... Пожалуйста, ответьте немедленно.

Почти всё дано «старым джентльменом» [Учителем Нараяной] и Учителем [Морьей], и говорю Вам, там есть замечательные вещи. Но кто-то должен позаботиться о санскрите и исправлениях экзотерического перевода. Эта книга составит наше будущее (Ваше и моё), посмотрим, так ли это.

Тем временем я написала мадам Гебхард, чтобы она отправила рукопись первого тома обратно сюда [ко мне], а не отправляла её в Адьяр. Кажется, это – бесполезно, так как на Субба Р[oу] больше нельзя надеяться…

Преп. А. Эйтон сейчас у нас в гостях и живёт в моей комнате наверху; графиня заботится о нём…

Постоянно думаю, как отправить Вам кольцо Бхавани и то, что я обещала Бабуле…»[76]

Ноябрь (первая половина), 1886 г. – Е.П.Б. в письме к м-сис Пейшенс Синнетт, пишет:

«Графиня [Вахтмайстер]… несколько дней назад или две недели назад… спросила меня, не хотела ли бы я поехать с ней на неделю в Лондон... я сказала, что подумаю; наконец, когда она спросила об этом ещё раз вчера, я решительно ответила ей, что у меня нет ни времени, ни желания, ни денег, чтобы путешествовать… Конечно, мне придётся ехать в Лондон, и я решилась на это, но через два или три месяца, когда у меня материал будет достаточно готов, и после того, как найду то, что мне нужно в Лондоне, в виде квартиры... Мне нужны две комнаты для себя и дополнительная спальня и кухня.

Ко мне приезжает муж Луизы, датчанин, который будет жить у неё без оплаты (просто за стол и жильё) и обещает делать всё возможное по дому, поскольку она должна содержать его, а он очень болезненный…

…Как насчёт 8 страниц из ТД, посланных мной м-ру Синнетту? Конечно, он прочитал их, и либо обнаружил в них дух протила м-ра Крукса, либо нет. В любом случае пусть перешлёт их мне [обратно]…»[77]

Ноябрь (середина), 1886 г. – Е.П.Б. пишет полковнику Олкотту:

«Графиня [Вахтмайстер], уезжающая на неделю в Лондон, отправит оттуда три вещицы посылкой:

(1) Кольцо Саптапурны для Бхавани Роу. Это мистический семилистник, сделанный из семи камней, все они посвящены планетам и теперь весьма намагничены...

(2) Мухр[78], как Вы знаете, хранился у меня годами для Тоукарама Татьи, поскольку он всегда просит что-то намагниченное Учителем или мной. Я носила его много лет. Пожалуйста, отправьте мухр ему или храните у себя, пока он не приедет в Адьяр [в декабре] на юбилей [Теософского общества]…

(3) Соверен[79] для бедного Бабулы. Это – немного, но я не могу дать больше, будучи сама, как Вы знаете, весьма бедной. Если я заработаю что-то в этом году, то дам ему 5 фунтов стерлингов. Он – славный малый, передайте ему моё благословение и любовь...

Посмотрю, что я могу сделать, чтобы рецензировать… книгу Пратта. Без сомнения, она весьма оккультна, некоторые идеи являются довольно эзотеричными, но эти «Новые аспекты жизни» ужасно еретические и материалистические. Надеюсь, что «с[тарый] джентльмен» [Учитель Нараян] поможет мне».[80]

Ноябрь (середина) 1886 г. – Е.П.Б. пишет м-ру Синнетту:

«Пожалуйста… как только м-р Крукс закончит читать этот архаический материал… отправьте его обратно, так как я должна отправить его [ТД] Субба Роу, который, кажется, потерял всякое терпение, так как ему велено [Учителем Морией] просмотреть его…»[81]

Ноябрь (до 18-го) 1886 г. – Е.П.Б. пишет графине Вахмайстер, которая в течение недели находилась в Лондоне:

«Я вчера отправила телеграмму с вопросом, могу ли я отправить Вам… свою рукопись [первого тома «Тайной доктрины»], так как мне нужно безотлагательно переслать её в Мадрас. Всё это великолепно упаковано мужем Луизы, перевязано и зашито в клеёнку для безопасного путешествия, так что у Вас не возникнет проблем с этим, но [обязательно] застрахуйте её. Пожалуйста, сделайте это сами. Вы – единственная, кому я полностью доверяю.

Олкотт [теперь] пишет, что Субба Роу так беспокоится о рукописи, что ежедневно спрашивает, когда она прибудет, и т. д., а Учитель [Мориа в конце концов] велел ему, по-видимому, просмотреть её.

Пожалуйста, отправьте её этой почтой и застрахуйте на сумму не менее 150 или 200 фунтов стерлингов поскольку при её потери мы распрощаемся с ней окончательно! Поэтому я отправляю её сегодня на Ваш адрес. Отвечайте незамедлительно, когда получите её…»[82]

Ноябрь (вторая половина месяца), 1886 г. – графиня Вахтмайстер возвращается в Остенде из Лондона.

10 декабря 1886 г. – Полковник Олкотт в Адьяре, Мадрас, Индия, получает том I рукописи «Тайной доктрины», которую ему по почте отправила графиня Вахтмайстер, когда она была в ноябре в Лондоне в течение недели. В рукописном дневнике Олкотта за 1886 год есть запись от 10 декабря, которая гласит: «Получил рукопись «Тайной доктрины», т. I…». В своей книге «Страницы старого дневника» Олкотт пишет (т. 3, стр. 398):

«На первой неделе декабря [1886 г.]… я получил от Е.П.Б. рукопись тома I «Тайной доктрины» для прочтения и рецензирования Т. Субба Роу и меня самого...»

27 декабря 1886 г. – Полковник Олкотт в своём выступлении на ежегодном съезде Теософского общества (Адьяр, Мадрас, Индия) рассказывает перед аудиторией о получении I тома ТД:

«Мне прислали рукопись первого тома [«Тайной доктрины»], и в настоящее время её рецензируют. Вам будет приятно узнать, что она более чем подтверждает её [Е.П.Б.] репутацию в области знаний и литературных способностей…»[83]

28 декабря 1886 г. – Полковник Олкотт также упоминает о получении этого тома I в своём заключительном слове на открытии библиотеки Адьяра. Он говорит:

«…разрешите мне… объявить, что вся рукопись первого из пяти томов, которые мадам Блаватская сейчас пишет о тайном учении, находится в моих руках; и что даже беглое прочтение убедило лучших, чем я, критиков в том, что сочинение станет одним из самых важных вкладов, когда-либо сделанных в философскую и научную области, памятником учёного автора и знаком отличия для Адьярской библиотеки, одной из основателей которой автор является».[84]

Декабрь (последняя неделя) 1886 г. – Графиня Вахтмайстер по просьбе Е.П.Б. покидает Остенде и снова отправляется в Лондон. Графиня пишет:

«Однажды Е.П.Б. позвала мне и спросила, могу ли я поехать в Лондон, чтобы заняться частным делом от её имени. Я ответила, что охотно это сделаю, но мне не хотелось оставлять её одну. Поэтому я отправилась в Лондон с тяжёлым сердцем, поскольку думала об одиночестве «старой леди» и её грустном взгляде, когда она целовала меня на прощание…»[85]


1887 год

4 января 1887 г. – Е.П.Б. отвечает на письмо, которое она недавно получила от полковника Олкотта из Индии. Она пишет:

«Впервые я не спала и встретила Новый год в полном одиночестве, находясь как бы в своей гробнице. Ни души за весь день, поскольку графиня [Вахтмайстер] уехала в Лондон, а со мной в этом огромном доме была только Луиза [швейцарская горничная у Е.П.Б.]…

Писала весь день [«Тайную доктрину»]… занятая окончанием «Архаичного периода»…

Утром 2-го января… написала [Эдварду Дугласу] Ф[осетту]… Мы довольно успешно экспериментируем с ним в чтении мыслей, и он поражён некоторыми вещами, вот это успех!..

Рада, что Субба Роу [прочитал мой] пролог [в первом томе ТД] и он ему понравился. Но это лишь предварительный том, а настоящее, первоначальное учение находится во [втором] томе [о космогенезе], который пошлю Вам, когда Ф[осетт] приедет [в Остенде навестить меня] 20-го числа, и сам отвезёт его в Англию, поскольку я не могу отправить рукопись или, скорее, застраховать её почтовое отправление отсюда.

Так что оставьте у себя и другую рукопись пока не прочтёте обе и не поймёте, какие изменения надо внести. Пусть С.Р. делает всё, что ему угодно – даю ему неограниченные полномочия. Доверяю его мудрости гораздо больше, чем своей, поскольку во многих местах я могла неправильно понять и Учителя, и Старого Дж[ентельмена Нараяну]. Они дают мне только факты и редко диктуют всё подряд. Вы же знаете, что я не явлюсь создателем книг. Но знаю, что все мои факты – доподлинные и новые. Подождём, увидим…

Получили ли Вы три золотых вещицы, которые я послала Вам? Графиня отправила их [Вам из Лондона] в тот же день, что и рукопись [первого тома «Тайной доктрины»]…».[86]

Январь 1887 г. – Е.П.Б. пишет к графине Вахтмайстер, которая в то время находилась в Лондоне:

«…После долгого разговора с Учителем [Морией]… мне нужно либо вернуться в Индию и умереть этой осенью, либо между ноябрём этого и следующего года создать ядро из настоящих теософов или свою собственную школу, без помощи какого-либо секретаря, только самой, и с таким количеством мистиков, какое я смогу обучить. Я могу оставаться здесь [в Остенде], или поехать в Англию, или как мне будет угодно…

...Поскольку я дважды или трижды писала Н.[87] [Фосетту], рассказывая ему, что он делал, думал или читал в такой-то и такой-то день, он помешан на этом и является законченным мистиком.

Что ж, да вдохновит и защитит Вас Учитель, поскольку Вы должны сыграть важную роль в предстоящей борьбе.

Слышала, что люди, подписавшиеся на «Тайную доктрину», теряют терпение – ну, ничего не поделаешь. Я, как Вы знаете, работаю по четырнадцать часов в день.

Последняя рукопись [первого тома «Тайной доктрины»], отправленная [Вами] в Адьяр, не вернётся [с комментариями и исправлениями] ещё в течение трёх месяцев, и только тогда мы сможем начать публикацию. Субба Роу делает ценные замечания, как Олкотт пишет мне [в своём последнем письме]...

Как бы мне хотелось, чтобы Вы поскорее вернулись! Ваша комната наверху с печью готова, теперь Вам будет уютнее. Но Вы занимаетесь полезным делом в Лондоне…»[88]

10 января 1887 г. – Е.П.Б. пишет г-ну Синнетту о «Тайной доктрине» и т. д.:

«Вы хотите знать, что я делаю? Занимаюсь искуплением грехов за то, что послала Вам свою «Архаическую доктрину» прежде, чем она была готова. Её переписыванием, добавлением, приклеиванием вставок и переклеиванием, вычёркиванием и заменой примечаний из своих ИСТОЧНИКОВ. Мне сказали отправить Вам рукопись, но не сказали когда. Графиня [Вахтмайстер], которая всегда практична, хотела бы извлечь пользу из возвращения [Бернарда] Гамильтона в Лондон, и вынудила меня отправить рукопись с ним….

Фосетт приезжает ко мне 21-го числа. Он будет первым человеческим существом, с которым я смогу поговорить, с тех пор как графиня уехала; даже мой доктор болен, и я видела его лишь один раз в этом месяце. В течение трёх недель я практикую пифагорейскую «клятву молчания» и вижу одних астралов с утра до ночи.

Видите ли, этот молодой Фосетт теперь мой большой друг. После нескольких успешных экспериментов он видит во мне «волшебницу»! Только потому, что я видела то, что он думал одну или две ночи, и описала это ему. Что ж! Надеюсь, его энтузиазм не испарится…»[89]

21 января 1887 г. – приблизительная дата, когда Эдвард Дуглас Фосетт приезжает в гости к Е.П.Б. в Остенде.[90]

Январь (вскоре после 21-го числа), 1887 – Е.П.Б. снова пишет графине Вахтмайстер, которая всё ещё была в Лондоне:

«Помятуя о том, как Вы мне нужны (и очень нужны), и о том, что мне известно от Учителя относительно отличной Вашей работы в Лондоне, пожалуйста, оставайтесь неделю или даже больше, если считаете это необходимым. Я чувствую себя весьма несчастной, но могу потерпеть, не обращайте внимания.

H. [Фосетт] очень молод и никогда не встаёт раньше 12 или часу дня, но он служит мне хорошую службу, нашёл несколько цитат и исправил английский в некоторых приложениях [«Тайной доктрины»]…[91]

Февраль 1887 г. – В письме к А. П. Синнетту, Е.П.Б. пишет:

«Я никогда не читала «Параниббану» Рис-Дэвидса и поэтому не знаю, насколько он напутал. Но, судя по тому, что читала у него, должна сказать, что он во всём напутал, и безопасней всего всё считать грубой ошибкой.

Мясо вепря, съеденное Буддой, – это, конечно, очень прозрачная символика. Первой формой, принятой Брахмой, когда он возник из первичного хаоса (вод, в которых образовалась земля, см. Рамаяну), а также Ману, была форма вепря, поднявшего землю из этой воды.

Блюдо из риса и мяса кабана говорит о брахманизме. Тайное учение объясняет, что этот миф об адептах левой тропы (чьи потомки теперь являются тантриками) – браминах, которые с помощью магических искусств побудили Будду съесть блюдо из мяса кабана с рисом. Этот рис назывался рисом цали (tsale rice) – синоним райского «запретного плода» или яблока…

Я объясняю этот символизм в «Тайной доктрине» вместе с другими вещами.

Объяснение этому простое, возобладал брахманизм левой руки (вместо правого божественного знания). Рис – это «запретный плод», а мясо кабана или свиньи – это брахманский экзотеризм, а поскольку Будда поклялся хранить тайну, но пошёл на компромисс между истиной и символизмом настолько, насколько осмелился это сделать, то истина задушила его, и он умер от горя из-за неспособности объяснить всё это....

В основе этой нелепой аллегории лежит необычайная и ужасная тайна, о которой никто, кроме посвящённых, не знает. Если бы это была простая свинина с рисом, то как Будда мог сравнить «свинину и рис» или ставить их в один ряд с восхитительной ноганой, которую он ел утром того дня, когда достиг просветления? И почему ему надо было посылать Ананду, чтобы поблагодарить сына золотых дел мастера за изысканную еду и обещать ему большие награды за неё в дальнейшем в Брахма-локе.

Объясняю это настолько, насколько мне позволено, в одной из глав «Тайной доктрины», которая растёт, растёт и растёт…»[92]

Февраль 1887 г. – Е.П.Б. снова пишет графине Вахтмайстер:

«Всего несколько слов, поскольку, хвала небесам, мы скоро увидимся...

С тех пор, как Вы уехали, я думала, что со мной случится либо паралич, либо разрыв сердца. Я холодна, как лёд, и четыре дозы наперстянки в один день не могли успокоить сердце.

Что ж, дайте мне только закончить мою «Тайную доктрину».

Вчера вечером вместо того, чтобы лечь спать, была вынуждена писать до часу ночи. Выдаётся тройная Мистерия…»[93]

23 февраля 1887 г. – Е.П.Б. пишет Уильяму К. Джаджу в Нью-Йорк:

«…буду 1 июня в Лондоне. Если этим летом Вы приедете на месяц или два, то это пойдёт на пользу Вам и моей ТД, поскольку буду проверять корректуру.

…Сегодня… славный [Бертрам] Кейтли здесь… приехал из Англии, чтобы повидаться со мной...»[94]

Февраль (конец месяца), 1887 г. – Бертрам Кейтли находится в Остенде в гостях у Е.П.Б. Позже он пишет о своей поездке в Остенде следующее:

«Впервые я увидел рукопись «Тайной доктрины», будучи в гостях у Е.П.Б. в Остенде... в 1887 году. Я приехал, чтобы убедить Е.П.Б. в целесообразности переезда в Лондоне с целью формирования действенного центра, трудящегося на благо теософии. Всех нас было шестеро, кто чувствовал глубокую неудовлетворённость мёртвенностью, которая, как казалось, пронизывала [Теософское] общество в Англии, и мы пришли к выводу, что только Е.П.Б. может оказать эффективную помощь в возобновлении приостановленной жизнедеятельности движения, чтобы начать активную работу под мудрым руководством. Из этих шести (являющимися наряду с Е.П.Б. первыми основателями Ложи Блаватской) увы, только двое! остаются на сегодня активистами Общества.

В течение тех нескольких дней, которые я провёл в Остенде с Е.П.Б., я с радостью откликнулся на её просьбу просмотреть отдельные части рукописи её нового труда. Прежде чем я прочитал достаточно много, мне стало ясно, что «Тайной доктрине» суждено стать самым важным вкладом этого столетия в литературу оккультизма; хотя даже тогда незавершённый и фрагментарный характер большей части сочинения навёл меня на мысль, что для того, чтобы рукопись стала пригодной для публикации, потребовалась бы тщательная её переработка и новая компоновка.

Во время второго визита через неделю или две это впечатление усилилось при дальнейшем просмотре; но поскольку Е.П.Б. затем согласилась приехать в Лондон или его окрестности, как только будут приняты соответствующие меры для её приёма, то ничего больше не предпринималось в отношении рукописи».[95]

Февраль (где-то около 23-го числа), 1887 г. – Е.П.Б. пишет г-ну Синнетту о ходе написания рукописи «Тайной доктрины» [том 3 Антропогенез]:

«…молодой Фосетт опрокидывает книги и мебель позади меня [когда я пишу это.]…

...я [пишу] о 4-ой расе. Закончила с третьей расой гермафродитов…»[96]

Февраль 1887 г. – графиня Вахтмайстер пишет в своей книге «Воспоминания о Е. П. Блаватской»:

«…Торопилась как можно быстрее закончить оставшуюся работу [которую должна была сделать в Лондоне], и была очень огорчена по приезде в Остенде видом Е.П.Б., она выглядит такой измученной и больной. Г-н Э. [Фосетт] уехал, мы возобновили наш обычный распорядок дня, и написание «Тайной доктрины» пошло довольно энергично.

Очень редко мне удавалось убедить Е.П.Б. погреться на солнце в шезлонге на лужайке. Я считала, что солнечное тепло и морской воздух могли бы ей помочь, но она всегда казалась недовольной, когда выходила из дома, как будто чувствовала, что поступает неправильно, теряя так много драгоценного времени.

Она часто говорила: «Скоро мы больше не будем одни, и тогда условия жизни изменятся, потоки прервутся, и я не смогу работать почти так же хорошо, как здесь». И поэтому она не выходила из-за своего письменного стола, несмотря на все боли и страдания. Она просто стискивала зубы и храбро сражалась».[97]

Март 1887 г. – Арчибальд Кейтли приезжает навестить Е.П.Б. в Остенде. Он пишет:

«В первые месяцы 1887 г. в Лондоне было несколько человек из Т.О., которые чувствовали, что если теософия не получит какой-то жизненный импульс, то местный центр ограничится лишь несколькими личностями, которые ведут исследования и будут продолжать их вести. Конечно, многие, возможно, чувствовали то же самое, но я пишу здесь о тех, с кем я на самом деле общаюсь. Было много тревожных дискуссий о том, как пробудить жизненный интерес к истинам теософии и как вновь направить внимание к нравственной философии. Это тем более необходимо, поскольку в общественном сознании философия неразрывно связана с феноменами.

Мы все чувствовали, что действуем во тьме, и что не знаем о реальной основе этой философии. Очевидно, нам требуется руководитель, который смог бы разумно направлять наши действия. Затем мы решили каждый в отдельности написать письмо Е. П. Блаватской, находившейся тогда в Остенде, представляя на рассмотрение перед основательницей Т.О. и посланницей Учителей то положение, какое каждый из нас видел. Мы попросили её ответить в коллективном письме, дающем нам совет относительно дальнейших действий. Однако она ответила каждому из нас, написав письма размером от восьми до двенадцати страниц. В результате чего мы все написали и попросили её приехать, чтобы руководить нашими действиями.

Она ответила, что пишет «Тайную доктрину» и должна закончить её, прежде чем приступать к другой работе. Тем не менее, мы написали ей, что, как мы полагали, её непосредственное присутствие очень важно, и что она может закончить «Тайную доктрину» в Лондоне с тем же успехом, что и в Остенде, и даже с ещё бо́льшим.

Получив ответ, в котором содержались возражения, г-н Бертрам Кейтли отправился в Остенде в конце февраля или начале марта и обсудил с ней все вопросы. Она согласилась приехать в Лондон в конце апреля, при условии, что мы найдём для неё дом где-то вдали от Лондона, в котором она могла бы спокойно работать. Вскоре после его возвращения я сам неожиданно приехал в Остенде.

Я, естественно, отправился к ней, оставив свой багаж в отеле. Мадам Блаватская приняла меня чрезвычайно любезно, хотя до этого момента я был с ней почти незнаком. Она настаивала на том, чтобы я перенёс вещи в её дом и остановился у неё на время пребывания в Остенде. В то время она занимала первый этаж дома, где ей прислуживала горничная-швейцарка, а графиня Вахтмайстер составляла компанию. Меня сразу же познакомили с «Тайной доктриной», а также попросили читать, корректировать и вычёркивать – привилегия, которой я, естественно, не мог не воспользоваться.

Мадам Блаватская в то время не выходила из своих комнат с ноября прошлого года и никогда не выходила из своего кабинета или спальной в столовую до тех пор, пока не были закрыты все окна, и в комнате не становилось довольно тепло. В результате нескольких почечных приступов она остерегалась малейшего озноба, чтобы иметь возможность завершить свою работу. После своего визита я вернулся в Англию с новыми заверениями от неё, что она приедет 1 мая, а мадам Блаватской я пообещал вернуться и помочь при переезде в Лондон».[98]

Март (ближе к концу месяца) 1887 г. – У Е.П.Б. была тяжёлая почечная инфекция. Графиня Вахтмайстер приводит следующий рассказ:

«К моему великому огорчению, я стала замечать, что она [Е.П.Б.] выглядела сонной и вялой в середине дня, и часто не могла работать [над Тайной доктриной] в течение одного часа кряду. Её состояние резко ухудшалось, и когда врач, который её посещал, объявил, что это связано с болезнью почек, я испугалась и отправила телеграмму мадам Гебхард, в которой сообщила о своих опасениях и попросила её приехать мне на помощь... Поэтому я испытала чувство благодарности, когда получила сердечный ответ на мою телеграмму и узнала, что через несколько часов увижу мадам Гебхард.

Когда она приехала, я почувствовала, будто тяжкий груз спал с моих плеч. Тем временем Е.П.Б. становилось всё хуже, и бельгийский врач, который был сама доброта, пробовал одно лекарство за другим, но безрезультатно, и я начала серьёзно тревожиться и задумываться о том, что мне предпринять. Е.П.Б. находилась в тяжёлом летаргическом состоянии, и казалось, что она часами была без сознания, и ничто не могло разбудить или заинтересовать её. И, наконец, меня осенило. Я знала, что в лондонской [теософской] группе есть врач по имени Эштон Эллис, поэтому я телеграфировала ему, описав состояние Е.П.Б., и умоляла его незамедлительно приехать.

В ту ночь я сидела у постели Е.П.Б., прислушиваясь к каждому звуку, и с тревогой наблюдала, как тянется время, пока, наконец, в 3 часа ночи не прозвучал радостный звон колокольчика. Я подлетела к двери, открыла её, и врач [Эштон Эллис] вошёл. Я поспешно рассказала ему обо всех её симптомах и описала, назначенные ей лекарства, после чего он подошёл к Е.П.Б. и заставил её выпить какое-то лекарство, которое привёз с собой.

На следующий день оба врача встретились для консилиума. Бельгийский врач сказал, что ему не известны случаи, когда человек с такими почечными коликами, как у Е.П.Б., жил бы так же долго, как она, и что он убеждён, что ничто не может спасти её… Г-н Эллис ответил, что в таком состоянии очень редко кто-либо может жить так долго. Он также сказал нам, что перед посещением Остенда он проконсультировался со специалистом, который придерживался того же мнения, но посоветовал ему, помимо предписанного лекарства, попробовать массаж, чтобы стимулировать парализованные органы…

Ночь прошла спокойно, и на следующий день г-н Эллис принимался массировать её, пока он вконец не устал; но ей не становилось лучше, и, к своему ужасу, я стала ощущать специфический слабый запах смерти, который иногда предшествует разложению. Я не смела даже надеяться, что она переживёт эту ночь, но когда я одна сидела у её кровати, она открыла глаза и сказала мне, как рада была смерти, и думала, что Учитель наконец-то позволит ей обрести свободу. И всё же она очень беспокоилась о своей «Тайной доктрине». Я должна очень осторожно обращаться с её рукописями и вручить их полковнику Олкотту с указанием их напечатать. Она надеялась, что сможет дать миру больше, но Учитель знает лучше. И так она говорила, делая паузы, рассказав мне о многом. После этого она впала в бессознательное состояние, и мне стало интересно, чем всё это закончится.

Мне казалось невозможным, чтобы она умерла и оставила свою работу незаконченной; и опять же, Теософское общество… что станет с ним? Как могло случиться так, что Учитель, который стоял во главе этого Общества, мог позволить ему разрушиться?.. Однако мне пришла в голову мысль, что Учитель сказал Е.П.Б. собрать вокруг себя кружок исследователей и учить их. Как она могла сделать это, если бы она умерла? А потом я открыла глаза, взглянула на неё и подумала: возможно ли, чтобы та, которая так надрывалась на работе, страдала и прилагала огромные усилия, должна была умереть, не закончив своей работы?..

Никто из тех, кто её знал, на самом деле не понимали её. Даже для меня, которая была с ней на протяжении многих месяцев, она оставалась загадкой, с её странными способностями, её удивительным знанием, её необычайным пониманием человеческой природы и её таинственной жизнью, проведённой в областях, неизвестных обычным смертным, поскольку, хотя её тело могло находиться рядом, её душа часто отсутствовала и общалась с другими…

Таковы были мысли, которые приходили мне в голову, когда я часами сидела в ту тревожную ночь, наблюдая за ней, когда она, казалось, становилась всё слабее и слабее. Волна неимоверного уныния накатила на меня, когда я почувствовала, насколько искренне люблю эту благородную женщину, и поняла, как пуста жизнь без неё… Вся моя душа восстала при мысли о её потере… Я горько заплакала и больше ничего не помнила.

Когда я открыла глаза, ранний утренний свет прокрался в комнату, и меня охватило ужасное предчувствие, что пока я спала, Е.П.Б., возможно, умерла и умерла из-за того, что я плохо несла своё дежурство. Я в ужасе обернулась к кровати и увидела, что Е.П.Б. спокойно глядит на меня своими ясными серыми глазами. Она сказала: «Графиня, подойдите сюда». Я полетела к ней. «Что случилось, Е.П.Б., Вы выглядите совершенно не так, как вчера вечером». Она ответила: «Да, Учитель был здесь; Он предложил мне на выбор, умереть и стать свободной, если захочу, или жить и закончить «Тайную доктрину». Он рассказал мне, насколько велики будут мои страдания, и какое ужасное время ждёт меня в Англии (поскольку я собираюсь туда поехать); но когда я подумала о тех исследователях, которых мне будет разрешено научить некоторым вещам, и о Теософском обществе в целом, которому я уже отдала кровь своего сердца, то я согласилась на жертву, а теперь в завершении всего этого, принесите мне кофе и что-нибудь поесть, и дайте мне мою табакерку».[99]

25 или 26 апреля 1887 г. – Арчибальд Кейтли снова едет в Остенде. Вот, что он пишет:

«В середине апреля г-н [Бертрам] Кейтли снова отправился [в Остенде], и я последовал за ним около 25 или 26 числа. Мы пришли в ужас, когда мадам Блаватская сказала, что не может ехать в такую погоду, особенно из-за её последней серьёзной болезни. Домовладелец объявил ей, что она должна была съехать, потому что комнаты уже сданы. Графиня Вахтмайстер ранее уехала в Швецию, чтобы заняться неотложными делами, пообещав вернуться к мадам Блаватской в Лондоне. С нами в доме был тогда друг доктора Эллиса, который помогал при переезде. Настал судьбоносный день, и вместо того, чтобы быть ясным, хотя и холодным, как это было два дня назад, утро оказалось холодным и туманным, всё время моросил дождь, пронизывая всё, к чему он прикасался, на термометре было около 5 градусов выше нуля. Мы, конечно же, ожидали, что мадам Блаватская откажется от переезда, и считали это решение вполне оправданным. Однако она появилась в то утро в полном походном снаряжении, сундуки были упакованы, и всё было готово к отбытию. Подъехала коляска, мадам Блаватской помогли сесть в неё, и коляска покатила к пристани. Нужно помнить, что все окна в её комнате были закрыты (пока она находилась в ней, и вряд ли она позволяла открыть их в своё отсутствие) в течение шести месяцев. В её комнате поддерживалась температура свыше 21 градуса, поскольку она считала, что более низкая температура убьёт её. Кроме того, она страдала ревматизмом и едва могла ходить, и ишиас[100] причинял ей постоянные мучения. Добравшись до пристани, мы обнаружили, что был отлив, и, как следствие, к пароходу можно было добраться только по узкому и очень крутому трапу. Представьте себе наше смятение. Мадам Блаватская, однако, ничего не сказав, а просто схватившись за поручни трапа, медленно прошла без посторонней помощи весь путь до палубы. Затем мы отвели её в каюту на верхней палубе, где она опустилась на диван, и только потом стало видно какую боль причиняли ей эти усилия, и сколько сил потребовали от неё.

До Дувра путешествие прошло без происшествий, но впервые в жизни мадам Блаватская узнала, что такое первые симптомы морской болезни, и была весьма озадачена. В Дувре отлив был ещё ниже, и в результате четыре весьма крепких служителя пирса понесли её наверх. Затем наступило самое трудное, потому что платформа была низкой, а ступени английского железнодорожного вагона – высокими. Требовались объединённые усилия всей группы (и в том числе и попутчиков), чтобы помочь мадам Блаватской в её беспомощном состоянии войти в вагон. Поездка в Лондон прошла без происшествий, и с помощью инвалидной коляски и экипажа она благополучно была доставлена в дом, который мы для неё приберегли. Говоря по секрету, я боялся, что это путешествие приведёт к плачевным результатам, но, как бы то ни было, она, казалось, чувствовала себя лучше в течение некоторого времени после своего прибытия в Англию, чем за последние несколько месяцев. На следующий день после приезда Е.П.Б. села за «Тайную доктрину» уже в 7 часов утра и выглядела не очень довольной из-за того, что ей не дали начать ещё раньше, поскольку рукописи не были распакованы прошлым вечером». [101]

2–3 мая 1887 г. – поселившись теперь в Англии в доме Мейбл Коллинз, Майкот, Краунхилл, Верхний Норвуд, Лондон, Е.П.Б. продолжает свою работу над «Тайной доктриной». Бертрам Кейтли предоставляет читателю следующие важные факты о рукописи «Тайной доктрины», которую Е.П.Б. привезла с собой в Лондон:

«Через день или два после нашего прибытия в Мэйкот, Е.П.Б. вручила всю законченную на тот момент рукопись доктору [Арчибальду] Кейтли и мне... Мы оба прочитали всю рукопись (кипу более трёх футов) очень тщательно... и затем, после продолжительного обсуждения предстали [перед Е.П.Б.]… с серьёзным предложением перестроить весь материал согласно какому-то определённому плану...

Наконец, мы представили ей план, предложенный характером самого материала, а именно, сделать так, чтобы сочинение состояло из четырёх томов...

Далее, вместо того, чтобы посвятить первый том, как она планировала, истории некоторых великих оккультистов, мы посоветовали ей следовать естественному порядку изложения и начать [первый том] с эволюции космоса, чтобы перейти от этого к эволюции человека [во 2-м томе], а затем рассмотреть историческую часть в третьем томе, посвятив его жизни некоторых великих оккультистов; и, наконец, поговорить о практическом оккультизме в четвёртом томе, если она когда-либо сможет написать его.

Этот план был предложен Е.П.Б. и одобрен ею должным образом.

Следующим шагом было прочтение всей рукописи ещё раз и перестройка всего материала, относящегося к темам, соответствующим рубрикам Космогонии и Антропологии, которые должны были составлять первые два тома этого труда. Когда это было сделано, должным образом обсуждено с Е.П.Б., а также с её одобрения, вся рукопись, перестроенная таким образом, была отпечатана профессиональной машинисткой...»[102]

Рассказ Бертрама 1893 года также подтверждается следующими показаниями. Сообщение о лекции Бертрама Кейтли «Теософия на Западе», прочитанной на ежегодном съезде T.О. в Адьяре, Мадрас, Индия, в декабре 1890 года, включает следующую информацию о «Тайной доктрине»:

«[В 1887 году в Англии] Е.П.Б. передала ему [Бертраму Кейтли] рукопись «Тайной доктрины» с просьбой прочитать её всю до конца. Он прочитал содержание двух томов, опубликованных позже, а также третьего всё ещё не опубликованного тома. То, что теперь будет третьим томом об истории оккультизма, должно было стать первым томом, тогда как трактаты о космогонии и происхождении человека должны были составить более позднюю серию... Затем он разработал схему согласно естественному и очевидному порядку, а именно, эволюция вселенной, эволюция человека и т. д. Далее... нужно было перестроить... рукопись по [новой] схеме».[103]

С мая до конца лета 1887 г. – Арчибальд Кейтли пишет о работе, проделанной с «Тайной доктриной» в течение этого периода времени:

«На протяжении всего лета 1887 г. каждый день она [Е.П.Б.] работала [над написанием «Тайной доктрины»] с шести часов утра до шести часов вечера, с перерывом только на еду, причём посетителям, за очень редким исключением, было отказано или их просили придти вечером. Вечера посвящались разговорам и обсуждениям, и только в редких случаях что-то писалось.

Всё это лето мы с Бертрамом Кейтли занимались чтением, перечитыванием, переписыванием и исправлением. Последнее сводилось к тому, что некоторые предложения отливались по английскому шаблону, поскольку являлись «буквальными переводами с французского».

Нужно было выверить многие цитаты, и здесь нам бы пришлось туго, если бы не одна подсказка Е.П.Б. Однажды она рассказала нам, что иногда, записывая цитаты, которые для целей книги были отпечатаны для неё на астральном свете, она забывала поменять местами цифры – например, стр. 123 будет оставаться как стр. 321 и так далее. Имея это в виду, выверка становилась проще, поскольку при изучении всех изданий Британского музея можно было придти в недоумение, обнаружив в нескольких случаях, что книги не содержат такого количества страниц. При обратном прочтении всё становилось на свои места, и цитаты были найдены.

Большая часть рукописи была отпечатана на машинке в этот период. Это давало Е.П.Б. хорошую возможность. Интервалы были большими, и многое можно было вставить. Излишне говорить, что так и было. Толстые пачки листов отпечатанной рукописи Е.П.Б. разрезала, делала вставки, вновь разрезала и несколько раз снова делала вставки, пока некоторые части не становились в два раза больше первоначальной рукописи.

…и никакая работа и никакие проблемы, никакие страдания или боль не могли отвлечь её от её задачи. Изувеченная ревматизмом, страдающая от болезни, которая несколько раз почти не закончилась смертельным исходом, она всё ещё работала без остановки, и писала за столом пока её глаза видели, а пальцы могли держать ручку».[104]

7 мая 1887 г. – Из своей новой резиденции в Англии Е.П.Б. пишет Уильяму К. Джаджу:

«Мэйкот, Краунхилл, Верхний Норвуд, Лондон, 7 мая.

…не знал, что старая Е.П.Б. семнадцать дней находилась между жизнью и смертью [в Остенде], неотразимо притягиваемая очарованием последней, но удерживаемая стараниями графини [Вахтмайстер] и некоторыми лондонскими ложами? Хорош интуитивный друг. Как бы то ни было, ещё раз спасённая, и снова уткнувшаяся в грязь жизни прямо своим классическим носом. Оба Кейтли и Торнтон (дорогой, НАСТОЯЩИЙ новый теософ) приехали в Остенде, упаковали меня, книги, почки и подагрические ноги и перевезли меня через воды, частично на пароходе, частично в инвалидной коляске, а далее на поезде в Норвуд, в один из коттеджей, где я и нахожусь, живя (скорее прозябая) в нём, пока графиня не вернётся… Очень, очень потрёпана и слаба; но гораздо лучше после смертельной болезни, которая очистила меня, когда ей не удалось унести меня. Искренне люблю, как обычно и навсегда. Ваша в раю и аде. "С.Л."[105] Е.П.Б.»[106]

29 мая 1887 г. – Бертрам Кейтли пишет У. К. Джаджу:

«Е.П.Б. довольно хорошо себя чувствует и работает, не покладая рук, над «Тайной доктриной», которая чрезвычайно хороша, и я уверен, что Вы получите от неё огромное удовольствие… Я живу с Е.П.Б. в Мэйкоте, Краунхилл, Верхний Нордвуд, где, как полагаю, она пробудет в течение следующих двух или трёх месяцев. Мы разрабатываем план по обеспечению Е.П.Б. зимней квартирой под Лондоном, где она могла бы спокойно жить и собирать вокруг себя истинных сотрудников из Общества…»[107]

Лето 1887 г. и позже – Бертрам Кейтли приводит следующее описание работы над рукописью «Тайной доктрины», проделанной в эти месяцы:

«…[новый экземпляр «Тайной доктрины»] отпечатан машинисткой… затем вычитан снова, исправлен, сопоставлен с оригинальной рукописью и дополнен нами греческими, ивритскими и санскритскими цитатами.

Тогда оказалось, что весь комментарий к станцам не составил более двадцати страниц настоящей работы, поскольку Е.П.Б. при его написании не придерживалась близко к тексту станц. Поэтому мы серьёзно поговорили с ней и предложили написать надлежащий комментарий, как в своих вступительных словах она обещала своим читателям. Её ответ был характерным: "С какой стати я должна ещё что-то говорить? Что вы хотите узнать? Это же просто, как дважды два!!!" Но для нас это не было так просто; а она не хотела (или дела вид, что не хотела) объяснять, и поэтому мы удалились, чтобы подумать над услышанным.

…думаю, что переезд [Е.П.Б. и домочадцев] на Лансдаун-роуд [в сентябре 1887 г.] состоялся до того, как проблема с комментариями к станцам была окончательно решена.

Решение было следующим: каждая шлока станц писалась (или вырезалась из машинописной копии) и наклеивалась на верхнюю часть листа бумаги, а затем на другом прикреплённом листе записывались все вопросы, придуманные нами в свободное от всей этой работы время. В этой задаче нам очень помог г-н Ричард Харт, большая часть вопросов была придумана им. Е.П.Б. вычеркнула большую их часть, заставив нас написать более подробные объяснения или наши собственные мысли (какими бы они ни были) о том, что её читатели ожидали от неё, а также написала кое-что ещё сама и добавила то, что уже было написано, к этой конкретной шлоке, и так шла работа.

Но когда мы задумались об отправке рукописи в печать, то пришли к выводу, что самый опытный наборщик стал бы рвать на себе волосы от полного отчаяния. Поэтому доктор Кейтли и я засели за пишущую машинку и поочерёдно диктовали и печатали, создав чистовой экземпляр первых частей томов I и II.

Затем работа продолжалась до тех пор, пока части II и III каждого тома не были довольно удовлетворительными, и мы могли подумывать об отправке сочинения в печать.

Первоначально было решено публиковать сочинение у г-на Джорджа Редуэя, но его предложения не были удовлетворительными в финансовом плане. Необходимые деньги были предложены другом Е.П.Б., и было решено взять публикацию «Люцифера» в собственные руки. Так, была арендована контора на Дьюк-стрит, и дело тронулось с места; его основной целью было дать возможность Т.О. извлечь максимально возможную пользу из сочинений Е.П.Б.

…впереди были месяцы напряжённой работы. Е.П.Б. прочитала и исправила два набора корректур в гранках, затем сделала подтверждение страниц и, наконец, вторичную корректуру в листах, и до самого последнего момента исправляла, добавляла и изменяла; в результате счёт типографии только за корректуру превысил 300 фунтов…

О ценности этого сочинения, в конечном счёте, будут судить следующие поколения. Лично я могу лишь официально заявить о своей глубокой убеждённости в том, что при тщательном его изучении, не считая его откровением, при правильном понимании и усвоении, но не делая из текста догму, «Тайная доктрина» Е.П.Б будет считаться неизмеримой ценностью и предоставит предложения, подсказки и нити для руководства при изучении природы и человека, которую не может предложить ни одно другое подобное сочинение».[108]

Сентябрь (начало) 1887 г. – графиня Вахтмайстер отправляется в Лондон и присоединяется к Е.П.Б. в Мэйкоте, незадолго до переезда Е.П.Б. на Лансдаун-роуд.[109]

10 сентября. 1887 г. – Е.П.Б. пишет Дж. Суббия Четти в Индию:

«…Субба Роу через К. Оукли даже отказался читать или иметь какое-либо отношение к [моей] «Тайной доктрине». Я потратила 30 фунтов, чтобы её отпечатали на машинке для отправки ему, и теперь, когда всё готово, он отказывается её исследовать. Конечно, после публикации она будет новым поводом для его нападок и критики. Поэтому я отложу публикацию…»[110]

Сентябрь (в середине) 1887 г. – Е.П.Б. переезжает на 17, Лансдаун-роуд, Холланд-Парк, Лондон.

Сентябрь 1887 г. и позже – Арчибальд Кейтли пишет:

«Затем наступило время основания «Люцифера». Эту работу нужно было добавить к работе по написанию «Тайной доктрины»...

В сентябре [1887] наступил переезд в Лондон, на Лансдаун-роуд...

В течение большей части этого периода в Лондоне Е.П.Б. пользовалась помощью Э. Д. Фосетта, особенно в отношении тех частей второго тома [«Тайной доктрины» об антропогенезе], в которых рассматриваются эволюционные гипотезы. Он вносил предложения, исправлял и кое-что написал; несколько страниц его рукописи были включены Е.П.Б. в это сочинение».[111]

Осень 1887 г. – Мадам Блаватская пишет своей сестре Вере:

«Чем занята? Это я-то?!. каждый месяц пишу от 40 до 50 страниц Эзотерических Инструкций… Потом издание «Люцифера» на мне лежит: от передовика до статьи более или менее забирательной за моей подписью, до корректуры. Да приёмы по субботам, да митинги каждый четверг, с учёными расспросами, со стенографом за спиной, да двумя-тремя репортёрами по углам, тоже время-то берут?.. К каждому четвергу ведь и приготовиться надо, потому что не с улицы люди приходят, не неучи, а такие господа, как электрик Кингсланд, как доктор Вильям Бенет, как натуралист Картерблэк. Я должна быть готова защищать теорию оккультизма против прикладных наук так, чтобы по отчёту стенографа прямо можно было печатать в нашем новом специальном ежемесячном журнале под заглавием «Transactions of the Blavatsky Lodge»…»[112]

Декабрь 1887 г. – На ежегодном съезде Теософского общества в 1887 г. в Адьяре, Мадрас, Индия, полковник Олкотт говорит своим слушателям:

«В течение последних двенадцати месяцев она [Е.П.Б.] присылала мне рукописи четырёх из пяти возможных томов «Тайной доктрины» для изучения».

Позже, когда он пишет о событиях 1887 г. в «Страницах старого дневника», полковник Олкотт даёт нам дополнительную информацию о рукописях «Тайной доктрины», присланных ему:

«…Субба Роу [отказался] редактировать рукопись «Тайной доктрины» вопреки его первоначальному обещанию, хотя Е.П.Б... заплатила за напечатание рукописи на машинке 80 фунтов стерлингов, а потом отослала её мне с этой целью…»[113]


1888 год

24 февраля 1888 г. – Е.П.Б. пишет полковнику Олкотту:

«Теперь Тукарам пишет мне письмо. В нём он говорит, что Субба Роу сказал ему, что готов помочь мне и исправить мою ТД при условии, что я уберу из неё все ссылки на Учителей!

Итак, что это значит? Он хочет сказать, что я должна отрицать Учителей, или что я не понимаю Их и искажаю факты, которые Они мне дают, или что он, С.Р., знает учение Учителей лучше меня? Ибо это может означать только это. Пожалуйста, при первой возможности скажи всем в Адьяре следующее:

«…Именно я, первая, рассказала о существовании наших Учителей и Т.О. всему миру. Я сделала это, потому что Они послали меня для этой работы и ради нового эксперимента в этом XIX веке, и я сделала для этого всё возможное. Вероятно, это не совпадает с представлениями С.Р., но соответствует истине и фактам… Я либо знаю их лично, как я всегда утверждала, либо я придумала Их и Их учение…»[114]

Апрель 1888 г. (примерно) – В уведомлении журнала «Теософ» читателям сообщается:

«Г-н Бертрам Кейтли ободряюще пишет из Лондона о здоровье мадам Блаватской. Он пишет: "Она намного крепче, чем в начале года, и, хотя тяжело страдает от расстройства желудка, всегда на диво бодра".

Публикация «Тайной доктрины» началась, и как только можно будет точно рассчитать объём и, конечно же, стоимость работы, определится цена для подписчиков, и им будет разослан циркуляр…»[115]

3 Апреля 1888 г. – Е.П.Б. пишет ко Второму съезду Американского теософского общества:

«Рукопись первых трёх томов [«Тайной доктрины»] теперь готова к печати...»[116]

Май или июнь 1888 г. (примерно) – У Е.П.Б. есть циркуляр, выпущенный и разосланный из Лондона, в котором объявляется о предстоящей публикации «Тайной доктрины» «27 октября 1888 г. или около этой даты, в двух томах, в книжном формате, около 650 стр. каждый». Один важный отрывок гласит:

«…первый из этих [двух] томов содержит Книгу I «Тайной доктрины» и посвящён главным образом эволюции Космоса. Он разделён на три части. Первая часть начинается с введения, объясняющего философские основы системы. Скелет этой книги составлен семью станцами, переведёнными из сокровенной книги Дзиан, с комментариями и пояснениями переводчика. Это сочинение является одной из древнейших рукописей в мире; оно написано на свящённом языке посвящённых и представляет собой учебник, на котором основаны устные наставления, передаваемые во время мистерий...

Книга II (образующая второй том)... повествует об эволюции человека... Часть I содержит ряд станц из Книги Дзиан, которые описывают эволюцию человечества в нашем цикле...»

Содержание этих двух томов также приведено в этом циркуляре. Расстановка материала, приведённая в этом оглавлении, несколько отличается от окончательной расстановки, которую можно найти в первом издании, опубликованном несколько месяцев спустя. С фотоархивом этого циркуляра, напечатанного в журнале «Путь», можно ознакомиться по адресу: http://blavatskyarchives.com/sdprospectus.pdf

Оглавление второй части первого тома предваряется следующими значительными словами: «Пояснительные разделы о символизме и восточном представлении относительно тайной космографии». Это оглавление показывает, что том II об антропогенезе содержал главу под названием «Небу Бирс-Нимрода» в части II «Главы о символизме». При заключительной перестановке некоторых материалов в опубликованном первом издании эта глава отсутствует. Эта статья «Небу» была в конечном счёте опубликована Борисом Цырковом в томе XIII «Собрания сочинений Е. П. Блаватской» со следующей редакционной запиской:

«Эта рукопись, написанная рукою Е.П.Б., принадлежала Джону М. Уоткинсу, известному издателю и книготорговцу, который был её близким другом. Она отмечена как XV (а) и содержит чуть более двенадцати пронумерованных страниц. Возможно, она была предназначена для «Тайной доктрины», а затем отложена. Несколько слов или короткие предложения разобрать не удалось. Рукопись была расшифрована с микрофильма оригинальной рукописи, принадлежащей теперь Джеффри Уоткинсу».

Перечисление этой главы «Небу» в вышеприведённом циркуляре[117] подтверждает предположение г-на Цыркова о том, что «она могла предназначаться для «Тайной доктрины», а затем была отложена».

Июль 1888 г. – Мадам Блаватская в письме к Эллиотту Куэсу от 25 октября 1888 г. пишет:

«[Учитель] К.Х... всего несколько месяцев назад... [был здесь] во плоти. Но Он исчез, был в Лондоне всего одиннадцать дней в июле...»[118]

Июль/август 1888 г. (примерно) – в это время мадам Блаватская, по-видимому, пишет и добавляет специальный раздел из 41 страницы к тому I «Тайной доктрины», исправляя некоторые ошибки «Эзотерического буддизма» А. П. Синнетта и предлагая далее эзотерическое учение о лунной цепи, лунных питри и т. д. В этом добавленном разделе приведены письма Учителя К.Х. исправляющие некоторые ошибки г-на Синнетта.

Арчибальд Кейтли ссылается на этот дополнительный материал в письме к г-же Малкольм:

«...Е.П.Б. не удерживала бы «Тайную доктрину» от печати и не откладывала бы её публикацию на неделю из-за пустяка, чтобы написать в этой части о лунных питри. Вся эта часть, касающаяся Синнетта, в первом томе была написана с особой целью в большой спешке, с большими затратами и задержками...»

Упомянутый материал/раздел, по-видимому, охватывает стр. 151–191 тома I первого издания 1888 г.. Е.П.Б. решила вставить этот дополнительный материал между своими комментариями к «4-й шлоке станцы VI» и 5-ой шлокой станцы VI.

Сравните приведённый выше материал с двумя хронологическими записями об Учителе К.Х. за июль и 22 августа 1888 г..

Возможно, в этот момент часть материала ТД была переупорядочена в томах I и II. Заинтересованный читатель может захотеть сравнить и сопоставить оглавление, указанное в циркуляре и упомянутое несколькими записями выше с оглавлением, опубликованным в первом издании[119].

22 августа 1888 г. – Во время поездки в Англию из Индии на пароходе «Шеннон» полковник Олкотт получает в своей каюте важное письмо от Учителя Кут Хуми. Учитель пишет Олкотту:

«Обратил внимание на Ваши мысли относительно «Тайной доктрины». Будьте уверены, что то, что она [Е.П.Б.] не снабдила ссылками на научные и другие сочинения, мы дали или предложили ей. Любая ошибка или ошибочное представление из сочинений других теософов, исправленное и объяснённое ею, было исправлено мной или по моему указанию. Это – более ценное сочинение, чем его предшественник [«Разоблачённая Изида»], краткое изложение оккультных истин, которые сделают его источником информации и наставлений для серьёзного исследователя на долгие годы…»[120]

26 августа 1888 г. – полковник Олкотт прибывает в Лондон из Индии. Он отправляет отчёт о своём европейском визите в Адьяр. Резюме, озаглавленное «Визит президента в Европу», приведено в приложении к «Теософу»:

«Сев в Бомбее на почтовый пароход «Шеннон» британской компании P&O[121] 7 августа, президент [Теософского общества Генри С. Олкотт] приплыл в Бриндизи [Италия] 23-го числа, и отправился наземным транспортом в Лондон, куда прибыл 26-го…

Президент нашёл мадам Блаватскую в очень плохом состоянии, но трудящейся отчаянно и упорно. Знающий врач сказал ему, что сам факт её существования является чудом, если судить по всем профессиональным канонам. Её организм настолько дезорганизован осложнением в результате болезней самого тяжёлого характера, что просто удивительно, что она ещё может продолжать борьбу; любое другое существо, вероятно, погибло бы давно. Под микроскопом видны огромные кристаллы мочевой кислоты в крови, и врачи говорят, что более чем вероятно, что один жаркий месяц в Индии убил бы её.

Тем не менее, она не только живёт, но и трудится за письменным столом с утра до вечера, готовит «рукопись» и вычитывает корректуру «Тайной доктрины» и её лондонского журнала «Люцифер». Когда полковник Олкотт приехал, из её величайшего труда было напечатано более трёхсот страниц из каждого тома… Исходя из всего того, что он слышал от компетентных судей, читавших рукопись, президент был уверен, что «Тайная доктрина» превзойдёт по своему достоинству и значимости даже «Разоблачённую Изиду».

Мадам Блаватская живёт на Лансдаун-роуд, 17, в Холланд-Парке, с тремя друзьями-теософами, среди которых её преданный хранитель, сиделка и утешитель, графиня Вахтмайстер из Швеции, которая заботилась о ней на протяжении всех тяжёлых заболеваний последних трёх лет. Дом довольно симпатичный, в тихом районе, и за ним виден небольшой частный парк или территория, общая для жителей всех окружающих её домов.

Комнаты мадам Блаватской находятся на первом этаже, она практически не может подниматься и спускаться по лестнице. Письменный стол стоит перед большим окном, выходящим на зелёную лужайку и пышные деревья Холланд-парка. По правую и левую руку находятся столики и книжные стеллажи со справочной литературой, а по всей комнате – её индийские сувениры: бронзовые изделия из Бенареса, коврики из Палгхата, ковры из Адони[122], блюда из Морадабада, декоративные диски из Кашмира и сингальские статуэтки, которые так знакомы посетителям Адьяра по старым временам…

Вокруг неё в Лондоне собрались несколько преданных теософов, которые, помимо ссуды в количестве 1500 фунтов стерлингов для распространения «Тайной доктрины» и Люцифера, создали издательство теософской литературы, чтобы публиковать по доступным ценам перепечатки статей из журналов «Теософ», «Люцифер» и «Путь», и полезные трактаты всех видов. В Европе интерес к теософии растёт и становится более серьёзным, а в Америке ещё больше…»[123]

20 октября 1888 г. – в этот день в Лондоне выходит из печати первый том «Тайной доктрины». Первый тираж 500 экземпляров распродан ещё до публикации. Второй том выходит к концу года. В тот же день полковник Олкотт и Ричард Харт отправляются в Индию. Карандашная запись Харта в собственном экземпляре ТД, т. I гласит:

«Это – первый изданный экземпляр. Утром 20 октября '88 года я получил его от особого курьера из типографии, когда выходил из дома на Лансдаун-роуд, 17, с полковником Олкоттом, чтобы отправиться в Индию... Второй том последовал за мной в Индию. – Р.Х.».

Октябрь-декабрь 1888 г. – Е.П.Б. пишет обо всё ещё неопубликованном третьем томе «Тайной доктрины» в недавно опубликованных томах I и II «Тайной доктрины»:

«Даже те два выходящие из печати тома, далеко не исчерпывают первоначального замысла, и не раскрывают в достаточной степени затрагиваемых в них тем. Уже подготовлено большое количество материала, посвящённого истории оккультизма, содержащейся в биографиях великих адептов арийской расы, и показывающего влияние оккультной философии на образ жизни человека, как это есть на самом деле, как должно быть. Если нынешние тома встретят благоприятный приём, то мы не пожалеем усилий для выполнения нашего замысла в полном объёме. Третий том полностью готов; четвёртый почти готов» [1:vii].

«Но если читатель запасётся терпением и захочет взглянуть на нынешнее состояние верований и вероучений в Европе, сравнить и сверить его с тем, что известно об истории эпох, непосредственно предшествовавших христианской эре, а также последующих эпох, тогда он найдёт всё это в томе III этого труда.

В этом томе будет сделан краткий обзор всех основных адептов, известных истории, и будет описано падение мистерий. После чего началось исчезновение, а также окончательное и систематическое забвение истинной природы посвящения и свящённой науки. С тех пор её учения стали оккультными и магическими, слишком часто шествовавшими под освещённым веками, но вводящим в заблуждение названием герметической философии. Если истинный оккультизм был распространён среди мистиков в течение многих столетий, предшествовавших нашей эре, то магия, или, вернее, колдовство, с его оккультными искусствами, последовали за возникновением христианства» [1:xxxix-xl].

«Прочитанные в свете Зоара, первые четыре главы книги Бытия являются фрагментом страницы философской книги о космогонии мира (см. том III "Гупта-видья и Зоар")» [1:10-11].

«Объяснение понятия «анупадака», данное в Калачакре, в первой части (гю) канона «Канджур», является наполовину эзотерическим. Это ввело в заблуждение востоковедов и привело их к неправильному пониманию сущности дхьяни будд и их земных аналогов, мануши будд. На подлинное значение даётся намёк в следующем томе (см. «Тайна Будды»), оно будет более подробно объяснено в соответствующем месте» [1:52 сн.].

«Поэтому легко понять значение «сказки», переведённой с арабского языка Хвольсоном из древней халдейской рукописи, о том, как идол луны наставляет Ку-тами (см. книгу III). Сельден, как и Маймонид, раскрывают нам секрет... Поклонники терафимов (еврейских оракулов) «вырезали фигурки и утверждали, что свет главных звёзд (планет), пронизывает их насквозь, а ангельские СИЛЫ (или регенты звёзд и планет) общаясь с ними, обучали их многим самым полезным вещам и искусствам» [1:394].

«Если изучать сравнительную теогонию, то легко заметить, что тайна этих «огней» преподавалась в мистериях всех древних народов, и главным образом в Самофракии… Размеры книги не позволяют нам описать эти «огни» и их истинное значение, хотя мы можем попытаться сделать это, если третий и четвёртый тома этого труда будут когда-либо опубликованы» [2:106].

«В томе III этого сочинения (упомянутый том и IV-й почти готовы) будет дана в хронологическом порядке краткая история всех великих адептов, известных древним и современникам, а также взгляд на мистерии с высоты птичьего полёта, их рождение, рост, упадок и окончательная гибель – в Европе. Это не могло бы уместиться в настоящем томе. Том IV будет почти полностью посвящён оккультным учениям» [2:437].

«Эти два тома должны послужить исследователю подходящей прелюдией к томам III и IV. Пока мусор веков не будет вычищен из разума теософов, которым посвящены эти тома, им невозможно будет понять более практичное учение, содержащееся в третьем томе.

Следовательно, вопрос о том, будут ли эти два последних тома когда-либо опубликованы (хотя они почти завершены), полностью зависит от того, какой приём окажут теософы и мистики нашим томам I и II» [2:797-8].


1889 г.

29 апреля 1889 г. – В газете «Нью-Йорк Таймз» приводится фрагмент интервью с Арчибальдом Кейтли:

«Рукопись третьего тома «Тайной доктрины» готова к передаче в печать. Он будет состоять в основном из серии очерков о великих оккультистах всех веков и станет самым замечательным и увлекательным сочинением. Четвёртый том, который должен, главным образом, содержать намёки на предмет практического оккультизма, намечен в общих чертах, но ещё не написан…»[124]

21 ноября, 1889 – Е.П.Б. пишет Н. Д. Кхандалавале в Индию:

«…удалось написать мою ТД, «Ключ», «Голос» и подготовить ещё два тома "Т. Доктрины"...»[125]


1890 г.

Февраль 1890 г. – Е.П.Б. пишет в письме к своей сестре Вере:

«…должна привести в порядок третий том «[Тайной] доктрины», а четвёртый [том] – едва только начат».[126]


1891 г.

7 января 1891 г. – Клод Фолс Райт пишет:

«Е.П.Б. в течение последней недели или около того начала приводить в порядок рукопись (давно написанную) третьего тома «Тайной доктрины»; однако для подготовки её к публикации потребуется двенадцать месяцев». [127]

Февраль 1891 г. – Г-жа Алиса Лейтон Клеатр отправляет отчёт из Лондона в Индию со следующими новостями об Е.П.Б.:

«Мне жаль начинать письмо с новости о плохом самочувствии Е.П.Б., дело в том, что в последнее время она снова себя чувствует далеко не лучшим образом; и мы можем только надеяться и верить в то, что с исчезновением заморозков и тумана она сможет в некоторой степени восстановить здоровье и силы.

…Ещё одно издание «Тайной доктрины» также находится в стадии подготовки… Кроме того Е.П.Б. уже приступила к т. III».[128]

18 февраля 1891 г. – графиня Вахтмайстер пишет в письме У. К. Джаджу:

«Когда этим летом выйдет том 3 [Тайной доктрины], я ожидаю нового спроса на ранее опубликованные тома».[129]

27 марта 1891 г. – мадам Блаватская пишет У. К. Джаджу:

«...БЕСКОРЫСТИЕ И АЛЬТРУИЗМ – вот имя Анни Безант, но у меня и для меня она – Гелиодор, это имя дал ей Учитель, и им я её называю, у этого имени глубокий смысл. Всего несколько месяцев она изучает оккультизм со мной во внутренней группе Э.С.[130] и всё же она далеко обогнала всех остальных. Она не обладает ни экстрасенсорными, ни сверхъестественными способностями, сплошной рассудок, и всё же, оставаясь наедине, она слышит голос Учителя, видит Его Свет и различает его голос от голоса Д––. Джадж, она – самая замечательная женщина, моя правая рука, мой преемник, когда я буду вынуждена оставить вас, моя единственная надежда в Англии, как и Вы – моя единственная надежда в Америке».[131]

Апрель 1891 г. – в своём собственном лондонском журнале «Люцифер», Е.П.Б. рассказывает читателям в апрельском выпуске 1891 года о своей текущей работе над предстоящим третьим томом «Тайной доктрины»:

«Два года назад автор обещала в «Тайной доктрине» (том II, стр. 798) третий и даже четвёртый том этого труда. В этом третьем томе (теперь почти готовом) рассматриваются древние мистерии посвящения, даются зарисовки (с эзотерической точки зрения) многих наиболее прославленных и исторически известных философов и иерофантов древности (каждый из которых назван учёными самозванцем) вплоть до христианской эры и прослеживает учение всех этих мудрецов до одного и того же источника всех знаний и науки – эзотерического учения или РЕЛИГИИ МУДРОСТИ.

Не стоит говорить, что из эзотерических материалов, касающихся легенд будущего сочинения, её утверждения и выводы значительно отличаются от данных, представленных почти всеми английскими и немецкими востоковедами, и часто противоречат им…»[132]

4 мая 1891 г. Анни Безант даёт показания в суде по делу Е.П.Б. против Эллиотта Коуса и газеты «Нью-Йорк Сан»:

«Есть ещё одно её сочинение [Е.П.Б.], которое я видела своими собственными глазами в рукописи, до сих пор не опубликованной; это – третий том «Тайной доктрины», который сейчас готовится к печати. Мадам Блаватская также готовит словарь терминов на санскрите и других восточных языках; оба сочинения находятся в стадии подготовки; одно из них уже печатается на машинке, а другое почти готово к печати».[133]

8 мая 1891 г. – Е.П.Б. умирает в Лондоне. Лора Купер пишет о смерти Е.П.Б. следующее:

«Около 11:30 меня разбудил г-н Райт, сказав, чтобы я немедленно пришла, так как состояние Е.П.Б. изменилось к худшему, и сиделка считает, что она не протянет долго. Я сразу же пошла в её комнату и поняла, в каком критическом состоянии она находилась. Она сидела в своём кресле, я опустилась перед ней на колени и попросила её постараться принять стимулятор… Сиделка сказала, что Е.П.Б. может ещё протянуть несколько часов, но внезапно произошли изменения, и когда я попыталась увлажнить ей губы, то увидела, что дорогие глаза уже тускнеют, хотя она сохраняла полное сознание до последнего момента. При жизни у Е.П.Б. была привычка шевелить одной ногой, когда она о чём-то напряжённо думала, и она продолжала это движение почти до того момента, когда перестала дышать.

Когда не было уже никакой надежды, сиделка вышла из комнаты, оставив К. Ф. Райта, В. Р. Оулда и меня с нашей любимой Е.П.Б. Оба они опустились на колени перед ней, держа её за руки, и я рядом с ней, обхватив её рукой, поддерживала голову. Так, мы оставались неподвижными в течение долгих минут, и так тихо Е.П.Б. отошла, что мы едва заметили тот момент, когда она перестала дышать. Комната наполнилась необыкновенным чувством покоя, и мы тихо опустились на колени, пока не пришла сначала моя сестра [Изабель Купер-Оукли], а затем графиня [Констанс Вахтмайстер]. Я телеграфировала им и доктору Меннеллу, когда сиделка сказала, что конец близок, но они не успели увидеться с Е.П.Б., прежде чем она покинула нас. Мы не тратили время на тщетные сожаления, мы все пытались думать и делать то, что она хотела бы думать и делать в сложившихся обстоятельствах, и мы могли быть только благодарны за то, что она освободилась от страданий».[134]

8 мая 1891 г. (вскоре после смерти Е.П.Б.) – Говоря позже об этом времени, графиня Констанс Вахтмайстер свидетельствует:

«...после смерти Е.П.Б. я тщательно осмотрела различные предметы, принадлежавшие ей, тем самым следуя определённым указаниям, данным ей мне... Собранные мной вещи Е.П.Б. я передала Анни Безант, когда та вернулась в Англию из Америки…»

Изабель Купер-Оукли и Лора Купер добавили следующее к словам графини Вахтмайстер:

«...Мы с г-ном Мидом присутствовали, когда графиня Вахтмайстер осматривала вещи, и после того, как всё было тщательно проверено, все шкафы, ящики стола и шкатулки были опечатаны в нашем присутствии до возвращения г-жи Безант...»[135]

11 мая 1891 г. – В интервью, которое было дано в Австралии вскоре после смерти мадам Блаватской, полковник Генри С. Олкотт говорит репортёру о мадам Блаватской и её трудах следующее:

«…она только что закончила словарь терминов на санскрите и других восточных языков для пользования исследователями теософии. На момент смерти она была занята третьим и четвёртым томами «Тайной доктрины»…»[136]

Август 1891 г. – Анни Безант, написавшая редакционную заметку «Люцифера», рассказывает читателям следующее:

«В сентябрьском выпуске, первом номере нашего нового тома (тома IX) появится длинная и очень интересная статья, вышедшая из-под пера Блаватской и озаглавленная «Продемонстрирована сущность магнетизма». За ней последуют другие статьи из рукописи, оставленной ею [Е.П.Б.] мне на хранение, так что «Люцифер», её собственный журнал, сможет в течение значительного времени считать, что её основатель по-прежнему является ведущим автором».[137]

Октябрь 1891 г. – Изабель Купер-Оукли пишет из Лондона:

«"Издательство Е.П.Б."... превращается в постоянно действующую типографию... Новое издание «Тайной доктрины» должно быть в первых рядах, также и последний, но не менее важный, третий том должен быть опубликован. Эта последняя новость будет с радостью встречена всеми истинными исследователями».[138]

29 октября 1891 г. – В письме, адресованном Бертраму Кейтли в Индию, Арчибальд Кейтли пишет:

«Поговаривают [в Лондоне, штаб-квартире Т.О.] о переиздании всей «Тайной доктрины» [тома 1 и 2] и исправлении ошибок при издании третьего тома. Иллюстрации [более раннего издания ТД] во многих случаях признаны искажёнными, и затраты на изготовления клише настолько велики, что лучше переиздать...»[139]

Ноябрь 1891 г. – В уведомлении о работе «Издательства Е.П.Б.» в Лондоне, читателей «Люцифера» информируют о том, что:

«...Первые два тома «Тайной доктрины» практически вышли из печати, и нужно сразу же приступить к новому пересмотренному изданию. Третий том также должен быть издан...»[140]

Ноябрь 1891 г. – Читателям «Люцифера» сообщают:

«ВАЖНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ. Пересмотренное издание «Тайной доктрины»

Второе издание шедевра Е.П.Б. распродано, следует немедленно приступить к третьему изданию. Прилагаются все усилия для тщательного пересмотра нового издания, и редакторы настоятельно просят всех исследователей, которые могут прочитать это уведомление, присылать как можно более полные списки «опечаток». Выверка ссылок и цитат, неправильного написания, ошибок указателя, а также указание непонятных отрывков и т. д. и т. п. будут приняты с благодарностью. Важно, чтобы «опечатки» первой части первого тома были немедленно отправлены.

Анни Безант Дж. Р. С. Mид»[141]

Ноябрь 1891 г. – Позднее, говоря об этом периоде времени, Джеймс Приз пишет следующее о «Тайной доктрине», томах I и II:

«Первое издание [в 1888 году] ТД было разделено на два «издания», которые, следовательно, идентичны, за исключением слов «второе издание» на титульном листе. Печать осуществлялась по машинописному тексту, но на случай переиздания были сделаны копии печатной работы. Однако когда пришло для этого время [в конце 1891 года], мы обнаружили, что эти копии были случайно уничтожены; но я, со своей стороны, был определённо доволен их потерей, поскольку это позволило сделать столь необходимый пересмотр текста, благодаря неимоверным усилиям г-на Мида и г-жи Безант. Я с радостью поместил листы ТД в резак для бумаги, обрезал по краям, а помощники приклеивали их на большие листы писчей бумаги, чтобы получились широкие поля для исправлений. Поскольку г-жа Безант могла уделять лишь немного времени от своей другой теософской деятельности, работа по пересмотру выполнялась главным образом г-ном Мидом, которому другие сотрудники помогали выверять цитаты и ссылки...»[142]

13 ноября 1891 г. – В письме Бертраму Кейтли в Индию, Дж.Р.С. Мид пишет:

«Мы считаем, что будет дешевле переиздать её [«Тайная доктрину», тома 1 и 2] целиком. Матрицы [более старого издания ТД] практически бесполезны…»[143]

27 ноября 1891 г. – Дж. Р. С. Мид пишет в докладе под названием «Европейское отделение» датированном «Лондон, 27 ноября 1891 года»:

«…пересмотренное издание последнего труда [«Тайная доктрина», тома I и II] в настоящее время находится в печати, а третий том [ТД] будет опубликован сразу после завершения новой редакции [ТД, т. I и II]».[144]


1894 г.

Январь 1894 г. – Читателям «Люцифера» сообщают следующее:

«...В 1894 году также выйдет новое издание великого сочинения Е. П. Блаватской «Тайная доктрина» [тома I и II], переработанного с большим трудом и тщательностью и ставшего вдвойне ценным благодаря добавлению исчерпывающего указателя, содержащего около ста тысяч слов… третий том «Тайной доктрины» сейчас отпечатывается на машинке с рукописи».[145]

Январь, 1894 г. – В журнале «Путь» появляется уведомление:

«Том первый нового издания «Тайной доктрины» готов, его экземпляры были разосланы всем подписчикам, оплатившим расходы... Предполагается, что второй том будет разослан в январе».[146]

Январь 1894 г. – Позднее, говоря об этом периоде, Джеймс Приз пишет следующее о третьем томе «Тайной доктрины»:

«Когда я закончил печатать тома I и II, г-жа Безант передала мне рукопись тома III. Прочитав его, я передал том своему брату Джону, чтобы сделать машинописную копию, что он и сделал. Рукопись имела незаконченный вид, и была плохо скомпонована. Е.П.Б. несколько раз переписывала некоторые страницы, вычёркивая и изменяя текст, но, никак не указывая, какой вариант был последней редакцией; г-же Безант пришлось выбирать по мере своих способностей...»[147]


1895 г.

1895 г. – Анни Безант пишет в «Люцифере» (стр. 188):

«Третий том «Тайной доктрины»… был передан мне в руки Е.П.Б.».

Июнь 1895 г. – первые страницы тома III «Тайной доктрины» были сданы в печать[148].


1896 г.

Июнь 1896 г. – В «Люцифере» появляется редакционная заметка (стр. 265):

«В ходе подготовки третьего тома «Тайной доктрины» к печати нашли в нём несколько рукописей, не являющихся частью этого сочинения; они будут опубликованы в «Люцифере»...»

Сентябрь 1896 г. – Том III «Тайной доктрины» завершён[149].


1897 г.

Июнь 1897 г. – в Лондоне опубликован том III «Тайной доктрины». Г-жа Безант написала в предисловии к третьему тому следующее:

«Этот том содержит статьи, оставленные Е.П.Б., за исключением нескольких отдельных статей, которые ещё остались и будут опубликованы в её собственном журнале "Люцифер"».[150]


_______


Примечание редактора

Источники, использованные Д. Г. Колдуэллом (названия, данные в статье в кратком виде, приводятся здесь также полностью):

  1. К. Вахтмайстер, «Воспоминания» – Констанс Вахтмайстер, «Воспоминания о Е. П. Блаватской и "Тайной доктрине"», 1893
  2. «Письма Е.П.Б. Синнетту» – «Письма Е. П. Блаватской А. П. Синнетту»
  3. Б. Цырков, «Возрождение оккультной традиции» – Борис Цырков, «Возрождение оккультной традиции»
  4. «Письма махатм» – «Письма махатм А. П. Синнетту», хронологическое издание
  5. Д. Рэнсом, «Краткая история Т.О.» – Джозефин Рэнсом, «Краткая история Теософского общества»
  6. Генри Стил Олкотт, «Страницы старого дневника»
  7. Письма Е.П.Б., хранящиеся в архивах компании Ллойд, Лондон
  8. В. С. Соловьёв, «Современная жрица Изиды», англ. издание 1895 г.
  9. А. П. Синнетт, «Эпизоды из жизни мадам Блаватской», издание 1886 г.
  10. А. П. Синнетт, «Автобиография»
  11. «Письма Учителей Мудрости»
  12. К. Вахтмайстер, «В Вюрцбурге и Остенде»
  13. Кирби Ван Матер, «Написание "Тайной доктрины"»
  14. Г. Кнохе, «Столетие "Тайной доктрины"»
  15. К. Вахтмайстер «Е.П.Б. и кризис в современном Теософском обществе»
  16. «Собрание сочинений Е. П. Блаватской», ред. Б. М. Цырков
  17. Газета «Дейли телеграф»
  18. Газета «Нью-Йорк таймс»
  19. Журнал «Вестник»
  20. Журнал «Канадский теософ»
  21. Журнал «Люцифер»
  22. Журнал «Путь»
  23. Журнал «Теософ»
  24. Журнал «Теософский форум»


Сноски


  1. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 64.
  2. «Теософ», март 1884 г., стр. 154
  3. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 88-89.
  4. Опубликована под заголовком «Элементалы» (Elementals). Борис Цырков даёт подробную историческую справку по этому тексту в «Собрании сочинений Е. П. Блаватской», т. 6, с. 184. – Прим. ред.
  5. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 102.
  6. «Теософ», декабрь 1884, стр. 74.
  7. «Письма махатм», п. 128, стр. 428.
  8. Изабель Купер-Оукли (1854-1914) – близкая соратница и ученица Е. П. Блаватской, член внутренней группы в Лондоне. – Прим. ред.
  9. Г. С. Олкотт, «Страницы старого дневника», том III, стр. 199-200.
  10. Г. С. Олкотт, «Страницы старого дневника», том 3, стр. 222. Также: «Дневники Генри Олкотта» («Теософ», том VI, Дополнение, май 1885 г., стр. 195); письмо Г. С. Олкотта Франческе Арундейл, 1 апреля 1885 г. («Теософе», октябрь 1932 года); письмо Е.П.Б. Генри Олкотту, 11 апреля 1885 г.
  11. Письмо Франца Гартмана миссис Вере Джонстон 2 июня 1893 года; К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 109.
  12. Письмо Е.П.Б. Генри С. Олкотту от 11 апреля 1885 г., Б. Цырков «Возрождение оккультной традиции», стр. 7.
  13. Письмо Е.П.Б. Г. С. Олкотту от 11 апреля 1885 г.; архивы компании Ллойд, Лондон.
  14. Архивы компании Ллойд, Лондон.
  15. В. С. Соловьёв, «Современная жрица Изиды», англ. издание 1895 г., стр. 132-133.
  16. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 49; В. С. Соловьёв, «Современная жрица Изиды», 1893, рус. изд., стр. 190-91.
  17. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 117; В. С. Соловьёв, «Современная жрица Изиды», 1895г., англ. изд., стр. 144.
  18. Письмо Е.П.Б. сестре Вере, «Путь», август 1895 г., стр. 142.
  19. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 119; В. С. Соловьёв, «Современная жрица Изиды», 1895 г., англ. изд., стр. 172-73.
  20. А. П. Синнетт, «Эпизоды из жизни мадам Блаватской», издание 1886 г., стр. 302-03; А. П. Синнетт, «Автобиография А. П. Синнетта», стр. 32.
  21. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 253.
  22. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 121, 244.
  23. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 112, 111.
  24. Здесь Е.П.Б. использует словосочетание mechanical track, что может означать любой транспорт на гусеничном ходу, либо железнодорожную колею или путь, давая образ надёжной дороги, с которой вдруг свернул Мохини, хотя мог и дальше двигаться правильным курсом. Возможно это словосочетание используется для игры слов, имея в виду устоявшееся представление о механическом строении вселенной, о котором идёт речь дальше. – Прим. ред.
  25. Книга 1885 г., написанная Мохини М. Чаттерджи и Лаурой С. Холлоуэй.
  26. «Письма Е.П.Б. Синнетту», письмо CXVIII, стр. 244-248; письмо CXIX, стр. 248-254.
  27. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 133.
  28. Генри С. Олкотт, «Страницы старого дневника», том III, стр. 317.
  29. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 244
  30. Письмо Е.П.Б. к Генри С. Олкотту, неопубликованное письмо из Адьярского архива, приводится Б. Цырковым в «Возрождении оккультной традиции», стр. 10-11.
  31. Сверено с книгой К. Вахтмайстер, «Воспоминания», 1893, стр. 23, 18 и сайтом BlavatskyArchives.com.
  32. Письмо Е.П.Б. Францу Гартману, «Путь», январь 1896 г., стр. 299.
  33. Письмо графини Вахмайстер А. П. Синнетту, «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 268.
  34. Письмо графини Вахтмайстер А. П. Синнетту; «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 268-269.
  35. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 25; письмо Е.П.Б. к Г.С.О. от 6 января 1886 г.
  36. Письмо графини Вахтмайстер А. П. Синнетту, «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 271-72.
  37. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 111, 113.
  38. «Письма Учителей Мудрости», том II, письма 69 и 70.
  39. «Письма Учителей Мудрости», том II, письма 69 и 70.
  40. Письмо Е. П. Блаватской Г. С. Олкотту, «Теософ», август 1931 г., стр. 667.
  41. «Письма махатм», стр. 456.
  42. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 273.
  43. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 273.
  44. Письмо Г. С. Олкотта к Е.П.Б., «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 326, 328.
  45. Г. С. Олкотт, «Страницы старого дневника», том III, стр. 351-52.
  46. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 197.
  47. По-тибески ཅམཔཻ་ཆོས་ང་. – Прим. ред.
  48. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 194-195.
  49. Письмо графини Вахтмайстер А. П. Синнетту, «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 294.
  50. К. Вахтмайстер, «Воспоминания»., стр. 101.
  51. «Путь», апрель 1886 г., стр. 29.
  52. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 59; «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 302.
  53. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 59; «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 207.
  54. Г. С. Олкотт, «Страницы старого дневника», том 3, стр. 359–60; Д. Рэнсом, «Краткая история Т.О.», стр. 232.
  55. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 60-61; «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 302.
  56. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 61; также: «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 213; письмо Е.П.Б. к Олкотту из Остенде, 14 июля 1886 г., «Теософ», май, 1908 г.
  57. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 61, 105, 107; «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 213.
  58. Письмо Е.П.Б. Генри С. Олкотту от «Эльберфельд», 3 июня, «Теософ», август 1931 г., стр. 673.
  59. Письмо Е.П.Б. к К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 49.
  60. Слова «пи» (pi) и пирог (pie) одинаково произносятся по-английски. – Прим. ред.
  61. Письмо Е.П.Б. Г. С. Олкотту от 14 июля 1886 г., «Теософ», май 1908 г.
  62. Письмо Е.П.Б. к графине Вахмайстер, «Воспоминания», стр. 50.
  63. А. П. Синнетт, «Автобиография», стр. 33.
  64. Письмо Е.П.Б. графине Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 51.
  65. Письмо Е.П.Б. Генри Олкотту от 14 июля 1886 г., опубликовано в «Теософе», май 1908 г., стр. 753-756; часть этого текста также цитируется Борисом Цырковым в «Возрождении оккультной традиции», стр. 28–29.
  66. В оригинале «Z.», что используется для анонимности и по смыслу соответствует русскому «господин Н.» (некий). – Прим. ред.
  67. Г. С. Олкотт, «Страницы старого дневника», том III, стр. 379 и 383.
  68. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 219.
  69. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 221-222.
  70. Письмо Е.П.Б. к Генри Олкотту от 23 сентября 1886 г., «Теософ», март 1925 года, стр. 789-790; также Борис Цырков, «Возрождение оккультной традиции», стр. 30-31.
  71. К. Вахтмайстер, «В Вюрцбурге и Остенде», «Люцифер», 15.06.1891.
  72. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 224-25.
  73. Тибет. ཁུལ Khul, Кхюл (thlib.org). – Прим. ред.
  74. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 225-226.
  75. Б. Цырков, «Возрождение оккультной традиции», стр. 31-32.
  76. Письмо Е.П.Б. к полковнику Олкотту от 21 октября 1886 г., Б. Цырков, «Возрождение оккультной традиции», стр. 33.
  77. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 234-35.
  78. Мухр (мохур, могур) – историческая золотая монета Индии, Непала и Афганистана. – Прим. ред.
  79. Британская золотая монета достоинством 1 фунт стерлингов. – Прим. ред.
  80. Письмо Е.П.Б. Генри Олкотту без даты, «Теософ», август 1931 г., стр. 684-85.
  81. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 236.
  82. Письмо Е.П.Б. к графине Вахтмайстер, без даты, «Воспоминания», стр. 66.
  83. «Теософ», январь 1887 г., Приложение, стр. ХX-XXI.
  84. «Теософ», январь 1887 г., Приложение, стр. XLVII.
  85. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 64-65.
  86. Письмо Е.П.Б. к Г. С. Олкотту от 4 января 1887 г., «Теософ», август 1931 г., стр. 681-683.
  87. В оригинале «Z.». Употребляется в значении некто, например, господин Н. – Прим. ред.
  88. Письмо Е.П.Б. к графине Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 66-67.
  89. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 226-227.
  90. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 227.
  91. Письмо Е.П.Б. графине Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 65-66.
  92. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 241-242.
  93. Письмо Е.П.Б. графине Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 68.
  94. Письмо Е.П.Б. Уильяму К. Джаджу, «Теософский форум», июль 1932 г., стр. 224 и 227.
  95. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 89.
  96. «Письма Е.П.Б. Синнетту», стр. 229-230.
  97. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 68–69.
  98. «Путь», ноябрь 1892 г., стр. 245–248.
  99. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 71-76.
  100. Воспаление седалищного нерва. – Прим. ред.
  101. «Путь», ноябрь 1892 г., стр. 246-248.
  102. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 78-79; Б. Цырков, «Возрождение оккультной традиции», стр. 41.
  103. «Теософ», июль 1891г., стр. 586-587.
  104. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 98-99.
  105. В оригинале «O.L.» (Old Lady), старая леди. – Прим. ред.
  106. «Путь», ноябрь 1892 г., стр. 248.
  107. Кирби Ван Матер, «Написание "Тайной доктрины"», журнал «Sunrise», ноябрь 1975г., стр. 60-61.
  108. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 92-95.
  109. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 80-81.
  110. Б. Цырков, «Возрождение оккультной традиции», стр. 44-45.
  111. К. Вахтмайстер, «Воспоминания», стр. 99.
  112. «Люцифер», 15 апреля 1895 г., стр. 102. Здесь приведён не перевод из «Люцифера», а оригинальное письмо Е.П.Б. на русском.
  113. «Теософ», т. IX, Дополнение к январскому выпуску 1888 г., стр. XVII; Г. С. Олкотт, «Страницы старого дневника», том IV, стр. 23.
  114. Б. Цырков, «Возрождение оккультной традиции», стр. 47-48.
  115. Дополнение к журналу «Теософ», май 1888 г., стр. XXXVII.
  116. ССЕПБ 9:247.
  117. Этот циркуляр был опубликован в журнале «Путь», июль 1888 г., стр. 133–136, а также в «Теософе», июль 1888 г., стр. 632–635. См. главу «Небу» в ССЕПБ стр. 271-282.
  118. «История обмана: письма Е. П. Блаватской Эллиотту Куэсу», «Канадский теософ», июль/август 1985 г.
  119. Письмо Арчибальда Кейтли от 24 сентября 1895 г. Цитируется Грейс Ф. Кнохе в сочинении «Столетие «Тайной доктрины», 29-30 октября 1988, «Отчёт о трудах», Пасадена, Калифорния, Теософское общество, 1989, стр. 84.
  120. «Письма Учителей Мудрости», серия I, письмо 19.
  121. Peninsular and Oriental Steam Navigation Company (сокр. P&O) – бывшая британская транспортная компания, история которой начинается с начала XIX века. – Прим. ред.
  122. Адони – город в районе Курнула в индийском штате Андхра-Прадеш. – Прим. ред.
  123. Приложение к «Теософу», октябрь 1888 г., стр. XVIII-XVIII.
  124. «Нью-Йорк Таймз», 29 апреля 1889 г., стр. 5.
  125. «Теософ», август 1932 г., стр. 626.
  126. «Путь», декабрь 1895 г., стр. 268.
  127. «Путь», февраль 1891 г., стр. 354.
  128. «Теософ», апрель 1891 г., стр. 438.
  129. «Отчёт о судебном разбирательстве», «Столетие "Тайной доктрины"», 29-30 октября 1988 г., стр. 86.
  130. Эзотерическая секция Теософского общества. – Прим. ред.
  131. К. Вахтмайстер «Е.П.Б. и кризис в современном Теософском обществе», стр. 4.
  132. ССЕПБ 13:145.
  133. Майкл Гомес, ред., «Свидетель обвинения: показания Анни Безант в суде от имени Е. П. Блаватской по делу газеты «New York Sun» / Коус, 1993, стр. 23.
  134. Лора М. Купер, «Как она от нас уходила», «Люцифер», июнь 1891 г., стр. 271. Перепечатано в «Е.П.Б.: в память о Елене Петровне Блаватской от некоторых её учеников», Лондон, Теософское издательское общество, 1891, стр. 6-7.
  135. «Люцифер», апрель 1895 г., стр. 164.
  136. Газета «Дейли телеграф» (Сидней, Австралия), 12 мая 1891 г., стр. 5.
  137. «Люцифер», август 1891 г., стр. 528.
  138. «Путь», декабрь 1891 г., стр. 295.
  139. «Вестник», январь 1926 г., стр. 166.
  140. «Люцифер», ноябрь 1891 г., стр. 254–255.
  141. «Люцифер», ноябрь 1891 г., стр. 261.
  142. «Важное заявление г-на Дж. М. Приза», «Канадский теософ», сентябрь 1926 г., стр. 140–141.
  143. «Вестник», январь 1926 г., стр. 166.
  144. Доклад на 16-м съезде в честь годовщины Теософского общества, Штаб-квартира Адьяр, Мадрас, 27-29 декабря 1891 г., с официальными документами, стр. 36. Этот доклад прилагается к номеру «Теософ» за январь 1892 года.
  145. «Люцифер», январь 1894 г., стр. 354. Эта цитата встречается в передовице под названием «На сторожевой башне». Вероятно, написана Дж. Р. С. Мидом.
  146. «Путь», январь 1894г., стр. 323.
  147. «Важное заявление г-на Дж. М. Приза», «Канадский теософ», сентябрь 1926 г., стр. 140–141.
  148. «Люцифер», июнь 1895 г., стр. 271.
  149. «Люцифер», сентябрь 1896 г., стр. 271.
  150. «Теософ» сентябрь 1897 г., стр. 766.