Джадж У.К. - Теософия как руководство в жизни

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Теософия как руководство в жизни
ШФШ

Скачать: Теопедия
Первое издание
Дата: 1887
Издательство: Теософский тракт (журнал)
Оригинал
Название: Theosophy as a Guide in Life
Автор(ы): William Quan Judge
Язык: английский
Читать: UniversalTheosophy.com
Скачать: Теопедия
Переводчик: Фёдорова О.А.
Издания
A Theosophical Tract, 1888
Собрание произведений У.К.Джаджа, т.1, Статьи 1881-1890


Уильям Кван Джадж
Теософия как руководство в жизни

Перевод с английского: Фёдорова О.А.

Этот век практичен, и от любой системы или теории требуют представить доказательства того, что она может показать себя в действии. Церкви всегда упрекают в том, что простая вера даёт очень мало. Их разнообразные вероучения постоянно эволюционировали на протяжении веков, когда возникали новые проблемы в богословии или науке, и сегодня обособившиеся секты имеют набор всевозможных убеждений на любую тему. Немалая часть этих тем касается областей, удалённых от практической жизни, а также не имеет никаких доказательств. Они касаются только таких вопросов, как число и природа божественных существ, характер и проявление божественной воли, определенность будущей жизни, лучшие формы церковных таинств и т. д. – всё это с весьма малой способностью продемонстрировать и полной непрактичностью, когда продемонстрировано. Более того, совершенно очевидно, что, будь то один или три Бога, независимо от того, существует ли предопределение или нет, прокляты ли грешники навечно или временно, независимо от того, смывает ли крещение грехи или нет, различные секты не сделали эту землю более достойной Божественного попечения и не уменьшили зла, которое религия должна исцелить. Как консерваторы морали, усмирители грехов, восстановители общества, церкви, несомненно, являются плачевными неудачниками. Дело не только в том, что общество остается не восстановленным, но теперь никто не ждёт от церквей, что они его восстановят. Обильное снабжение подробными вероучениями явно ничего не делало для искоренения зла.

Таким образом, совершенно точно, что добавление ещё одного вероучения не поможет. Два класса, благотворители и праведные люди, заинтересованы в человеческом прогрессе, и те и другие, когда им представляется любая незнакомая схема прогресса, обязательно укажут, что простая вера потерпела неудачу. Они говорят совершенно справедливо, что не нужна не новая платформа или церковь, а что-то ещё с неиспытанной до сих пор целью и импульсом. Если у теософии нет лучшей цели, кроме создания сект, если она не предложит никакой более сильной мотивации, чем они, если она не сможет показать более очевидные и ценные результаты, её также можно отвергнуть сейчас даже без проверки. Но, с другой стороны, если теософия имеет лучшую перспективу и стимул, если она может доказать, что фактически срабатывает там, где традиционные системы терпели неудачу, то она имеет право на внимание. Доктринальный вопрос является второстепенным, хотя, конечно, этическая система более надёжна, если она основана на здравом смысле.

Давайте посмотрим, обладает ли незнакомая система, известная как «теософия» (и которой в последнее время уделяет столько внимания весь мыслящий мир) всеми теми качествами, которые оправдывают замену религий теософией. Они не смогли реформировать человечество; сможет ли она?

Итак, 1-е. Теософия упраздняет причину всякого греха и большую часть страданий жизни. Причина этого всего – эгоизм. Любая форма нечестности, насилия, возмущения, мошенничества и даже неучтивости исходит из желания достичь своих целей, даже если права других людей должны быть принесены в жертву. Любая агрессия против ближних, любые попытки присвоить их позитивный опыт, имущество или планы, любые усилия по умалению, подавлению или унижению их указывают на то, что нужно искать причину этого, прежде всего, в самодовольстве. Это, в равной мере, относится и к личным порокам, а также к тому личному презрению к Божественной власти, которое мы можем назвать «отсутствием благочестия». Следовательно, корнем всех злых поступков по отношению к Богу, по отношению к другим людям или к самому себе является самолюбие, оно настолько сильно, что может жертвовать всем, но не потаканием своим желаниям.

Такое потакание является причиной двух вещей. Во-первых, причиной зависти, разочарования, ревности и всех неприятных и горьких чувств, которые сопровождают вечно присутсвующие мысли о себе, а также причиной полной утраты всех более тонких, более спокойных радостных чувств, которые являются плодом благодеяний и альтруизма. Во-вторых, причиной мер предосторожности, которые общество, для своей собственной защиты, вынуждено применять для сдерживания агрессии в более грубых формах: работные дома[1], тюрьмы и виселицы, без которых не обходятся цивилизованные страны и церкви. И если мы хотим понять, что такое всеобщее царство бескорыстных людей, то должны представить себе страну без судов, тюрем и полицейских, общество без казнокрадства, крючкотворства и обмана, общество, в котором все сердца свободны от зависти и хитрости, а также от несчастий и страданий. Причина всеобщей скорби будет искоренена, поток высушен в его источнике.

Вот что предписывает теософия. Её главным учением является абсолютное равенство прав человека и всеобщее обязательство уважать их. Если имущество моего соседа (чувство, собственность, счастье и что бы то ни было) учитывается мной так же как и моё собственное, то, что не так важно, – это мои, и если я чувствую это, то я не буду вторгаться в них. Более того, если я почувствую истинное братство человека, если я соглашусь с законом сочувствия, которое оно вызывает, если я пойму, что самое богатое удовольствие происходит от того, чтобы давать, а не получать добро, я не буду пассивно неагрессивным, я буду благожелательным на деле. Другими словами, я буду настоящим человеколюбом. И, будучи этим, я достиг наивысшей точки счастья для себя, потому что «тот, кто его жизнь разрушает, тот же спасёт». Вы говорите, что это христианский текст? Очень хорошо; это также воплощение теософии.

Затем 2-е. Теософия непрестанно озвучивает истину о том, что каждое правильное или неправильное действие получает должное воздаяние. Большинство религиозных систем говорят иначе. Обычно они предоставляют «альтернативный» план, согласно которому наказания можно избежать, и обеспечить незаслуженное блаженство. Но если награды могут передаваться, то также и обязанности, и, таким образом, хаос водворится в нравственном порядке вселенной. Более того, не объяснима явная несправедливость человеческой жизни, которая печалит любящее сердце и причиняет острую боль страдающему сердцу. Неразрешимы любые неравенства и парадоксы и неопределенности, столь плотно нас окружающие. Нет ответа на то, почему зло процветает, а добро засыхает. Мрак покрывает самые важные человеческие вопросы.

Теософия сразу всё освещает. Она настаивает на том, что нравственные причины не менее эффективны, чем физические, и что соответствующие результаты, во вред или на пользу, безошибочно привязаны к нравственным поступкам. Нет избавления, нет потерь, нет неопределенности; закон абсолютно непреклонен и непреодолим. Каждая копейка долга должна быть выплачена человеком или ему должны её выплатить. Совершенно не обязательно в одной жизни, но где-то и как-то следуя великой цепи строжайшей справедливости; поскольку действие причин, созданных на нравственном плане, должно быть реализовано при физических обстоятельствах.

Если бескорыстие представляет собой метод реставрации общества, то карма (название этого учения справедливости) должна представлять для него стимул. Ничто не происходит зря; ни добро и ни зло не могут исчезнуть без плодов. Результат дела является тем же, что и само дело. Как система может быть непрактичной, когда она устраняет любое препятствие на пути закона причинности и делает практику ключом всей своей деятельности?

Третье. Теософия утверждает, что каждый человек является создателем своей собственной судьбы. Все богословские системы «избранности» и «предопределения» с негодованием разбиваются ею. Полу-материалистические теории «удачи» и «судьбы» и «случайности» не лучше. Всякая другая теория, которая переносит ответственность на других или парализует усилия, отметается. У теософии не будет никакой из них. Она настаивает на том, что мы можем быть только тем, к чему мы стремимся, что никакая сила выше или ниже не будет препятствовать или отвлекать нас, что наша судьба в наших руках. Мы можем понять красоту такого определения будущего, которое реализует её при восстановлении Божественной полноты через непрерывное очищение всего чувственного, эгоистичного и низкого и при таком понимании может бороться ради этой далекой цели. Или будучи одурманенными, стремящимися только к преходящему и материальному, мы можем лишь лелеять свои нынешние радости, беззаботно относясь ко все другому и к кармическому закону. Но независимо от того, что бы ни было идеалом, независимо от прилагаемых усилий, независимо от результата, всё это только наше. Ни одно божество не встретит победителя как любимчика небес; ни один демон не схватит заблудшего предопределённой хваткой. Тот, кем мы являемся, мы сделали сами; тот, кем мы будем, должен быть создан нами самими.

Здесь речь идёт о перерождении. За одну жизнь человеку невозможно стать совершенным. Снова и снова он должен приходить на землю, вкусить её свойства, собрать её опыт и научиться её порядку, любая жизнь на земле определяет характер её преемника. Далее следуют две вещи: (1) наше нынешнее состояние раскрывает то, что мы совершили в прошлых жизнях; (2) наши нынешние привычки определяют, какова будет следующая жизнь. Формирующая сила находится в нас; наша мотивация, наша сила воли, желаемая цель. Несомненно, абсолютно справедливо то, что каждый человек будет тем, кем он хочет быть!

Есть ли среди многих программ по усовершенствованию человека, которые записаны в историю, и апробировалось человечеством такая разумная, справедливая, беспристрастная, столь возвышенная и столь мотивированная программа, как та, что представлена теософией? Искусственные различия и понятия полностью исключены. Для причудливых амбиций абсолютно нет места. Механизмы полностью отсутствуют. Разоблачается и осуждается эгоизм, как корень всякой разобщённости и враждебности. Энергично декларируется незыблемость нравственного закона. Реализация индивидуальной цели осуществляется полностью индивидуумом. Таким образом, отметая любые уловки и упраздняя любой контроль, придуманный богословами, открывая путь к высшему идеалу религиозного рвения, гарантируя, что ни один пункт не будет потерян в конечном счете, и что каждый человек продвигается вверх по многим своим жизням, передавая каждой из них стремление к избранной цели и навыки, приобретенные на пути к ней, теософия делает то, что никакая другая конкурирующая система не сделала или не может сделать, она укрепляет нравственное сознание, отстаивает нравственный смысл, способствует нравственной мотивации. И таким образом она является практичной и практически выполнимой.

Она становится проводником в жизни. Как только у человека появляется цель и уверенность в том, что любое действие влияет на эту цель, сразу решается вопрос о целесообразности любого действия. Является ли действие эгоистичным, нечестным, агрессивным? Тогда оно не теософское. Способствует ли оно бескорыстию, духовности, прогрессу? Тогда теософия одобряет его. Проверка проста и не запутана и потому возможна. Тот, кто руководствуется тонкостями жизни, не нуждается ни в священнике, ни в посреднике, но, освещённый божественным духом, постоянно присутствующим в его внутреннем человеке, поощряемый видением окончательного воссоединения с Высшим Эго, уверенный, что любое усилие имеет его собственный неотделимый от него результат, осознающий, что сам отвечает за принятие решений, тот может продвигаться в гармонии, надежде и счастье, без опасений относительно справедливости или успеха и с крепкой верой в то, что тот, кто живёт согласно природе и её законам, будет следовать судьбе, которую она предсказывает для Человека.


Сноски


  1. [Работный дом (workhouse) – исправительно трудовое учреждение. (ред.)]