Бусуленгас А. - Пифагор - великий философ и мистик

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску
Бусуленгас Александрос
Пифагор – великий философ и мистик

Опубликовано в журнале "Современная теософская мысль", 2021-2 (12)


Дж. А. Кнапп, «Пифагор»

Разрешите поделиться фрагментом известной картины, где изображены Пифагор и некоторые символические объекты. В правой руке он держит тетраэдр, символизирующий трёхмерное пространство, а левой рукой указывает на рисунок, изображающий теорему Пифагора.

Пифагор жил примерно с 570 по 490 год до нашей эры. Он был ранним досократическим философом и математиком с греческого острова Самос. Он основал влиятельное философское и религиозное движение или культ под названием пифагореизм, и он, вероятно, был первым человеком, который собственно называл себя философом (или любителем мудрости). Пифагор (или в более широком смысле пифагорейцы) предположительно оказал важное влияние на работы Платона. Как математик он знаменит как «отец чисел» или как первый чистый математик, и наиболее известен своей теоремой Пифагора о соотношении сторон прямоугольного треугольника, концепцией квадратных чисел и квадратных корней и открытием золотого сечения. Ни одно из подлинных сочинений Пифагора не сохранилось, и его последователи, как правило, публиковали свои собственные произведения под его именем. Он остаётся довольно загадочной фигурой. Его тайное общество или братство оказало большое влияние на более поздние эзотерические традиции, такие как розенкрейцерство и масонство.

Пифагор родился на греческом острове Самос в восточной части Эгейского моря, где-то между 580 и 572 годами до нашей эры. Его отцом был Мнесарх, богатый купец, а матерью – Пифаис, уроженка Самоса. Он провёл свои ранние годы на Самосе, но также много путешествовал со своим отцом.

По некоторым данным, в молодости он познакомился с Фалесом, который был впечатлён его способностями и посоветовал ему отправиться в Мемфис в Египте, чтобы там учиться у жрецов математике и астрономии. Он также путешествовал, чтобы обучаться в храмах Тира и Библа в Финикии, а кроме того в Вавилоне. В какой-то период времени он был учеником Ферекида Сиросского и Анаксимандра (который сам был учеником Фалеса).

Пифагор пробыл в Египте около 12 лет, в течение которых он посетил несколько храмов, был принят жрецами и получил посвящение в мистерии Египта. Во время его пребывания там Египет подвергся нападению персов, и некоторые источники утверждают, что он был схвачен и доставлен в Вавилон. Во время своего пребывания там он имел контакты со священниками Халдеи и, несомненно, извлек пользу, приобщившись к их мудрости.

Он вернулся на родной Самос, который переживал тяжелый период правления тирана. Пифагору было около 40 лет, и он хотел поделиться со своими собратьями-греками теми знаниями, которые он приобрел на Востоке. Чтобы избежать власти тиранического правительства Поликрата, тирана Самоса (или, возможно, чтобы избежать политических проблем, связанных с созданной им школой в египетском стиле под названием «полукруг», которую он основал в Самосе) он отправился на материковую часть Греции.

Парфенон

Греция в период орфического влияния представляла собой родник искусств, архитектуры, скульптуры, театра. В греческих городах были возведены величественные храмы (разрешите поделиться с вами снимком Парфенона).

Пифагор прибыл в Дельфы, где оставался около года. Он был оратором, наделённым большой притягательностью, и священники, а также оракул с радостью слушали его толкование божественных сообщений.

Это было в 6-м веке до нашей эры и многие греческие города-государства основали колонии в Южной Италии и Сицилии. Там развивались и процветали богатые города, а греческий язык и культура получили широкое распространение. Весь юг Италии в этот доримский период назывался Великая Греция (Magna Greacia).

В тот период на Самосе, как и на Эгейских островах говорили на ионическом диалекте древнегреческого языка, имевшим родство с аттическим диалектом, который был в употреблении в Афинах. В городах же Кротоне и Метапонт во времена Пифагора был в ходу дорийский диалект.

Пифагор учредил в Кротоне тайное религиозное общество очень похожее на более ранний культ Орфея, который, вероятно, оказал на эту школу своё влияние. Это была попытка реформировать культурную жизнь Кротона. Он создал возле себя элитный круг последователей, которые звались пифагорейцы или математики (Mathematikoi, букв. «учащиеся»), которые соблюдали очень строгие правила поведения, не владели никаким личным имуществом и в основном придерживались вегетарианской диеты. Они вели структурированную жизнь религиозного обучения, вместе принимали пищу, выполняли упражнения, декламировали стихи, занимались музыкой, чтением и изучением философии. Это очень походило на монашескую жизнь в более позднее время. Школа (что необычно для того времени) была открыта как для мужчин, так и для женщин (считалось, что, при всём отличии от мужчин женщины не обязательно ниже их). Эти «учащиеся» расширили и развили ту математическую и научную работу, которую начал Пифагор.

Студенты принимались в школу после тщательной оценки и некоторых испытаний. В первые два года им не разрешалось разговаривать или задавать вопросы. Дальнейшие испытания ожидали их, прежде чем они могли приступить к обучению в группах более продвинутого уровня. Этих учеников называли акусматики (Akousmatikoi, букв. «слушатели»). Фокусом их внимания были более религиозные и ритуальные аспекты учений Пифагора.

Есть те, кто хотели бы принизить наиболее удивительные черты его личности, отнеся их к поздней традиции, но эти характеристики явно фигурируют в самых ранних свидетельствах и, таким образом имеют центральное значение для понимания Пифагора. Аристотель подчеркивал его сверхчеловеческую природу следующим образом: существовала история, гласившая, что у Пифагора было золотое бедро (знак божественности); пифагорейцы учили, что «среди разумных существ один вид божественен, один – человечен, а другой, такой как Пифагор» (об этом говорит Ямвлих, философ-неоплатоник). Пифагора видели в один и тот же день и в одно и то же время в Метапонте и в Кротоне, когда он переправлялся через реку, которая заговорила с ним. Согласно Аристотелю, жители Кротоне называли Пифагора «Гиперборейским Аполлоном».

Согласно Ямвлиху, Пифагора посетил Аварис, высокий жрец из земли гипербореев, который вручил ему свою стрелу – знак власти. Некоторые авторы утверждают, что визит Авариса является ключом к пониманию сути и значимости личности Пифагора. Аварис был великим мистиком из Монголии (составлявшей часть того, что греки называли Гипербореей), который признал Пифагора воплощением Аполлона. Безмятежность экстазов, которые практиковал Аварис – практика, которую он передал Пифагору – является основой всей цивилизации. Таким образом визит Авариса к Пифагору, становится тем ключевым моментом, когда духовное знание и сила передаётся от Востока Западу.

Среди его выдающихся учеников были философ Эмпедокл, Бронтин (который, возможно, стал преемником Пифагора в качестве главы школы), Филолай (которому приписывают создание теории о том, что земля не является центром вселенной), и другие. Одним из выдающихся учеников была Теано (или Феано), математик и, возможно, жена Пифагора.

Ближе к концу своей жизни Пифагор бежал в Метапонт (дальше на север в заливе Таранто) из-за заговора против него и его последователей со стороны дворянина Кротоне по имени Сайлон. Он умер в Метапонте по неустановленным причинам где-то между 500 и 490 годами до нашей эры в возрасте между 80 и 90 лет.

Из-за тайного характера его школы и обычая её учеников приписывать всё самому Пифагору, сегодня трудно определить, кто на самом деле создал какой труд. Ещё больше запутывает ситуацию то, что в древности были распространены подделки, подписанные его именем (некоторые из которых существуют до сих пор). Некоторые из его биографов явно стремились представить его как богоподобную фигуру, и он стал предметом сложных, замысловатых легенд, которые окружили его историческую личность.

Та школа, которую Пифагор основал в Кротоне, также в некотором смысле представляла собой тайное братство. Она была основана на его религиозных учениях и очень заботилась о нравственности общества. Его члены должны были следовать в своей жизни этическим принципам, относиться друг к другу с любовью, разделять политические убеждения, практиковать пацифизм и посвятить себя математике Вселенной. Они также воздерживались от мяса, отказывались от личной собственности и соблюдали правило молчания (называемое «эхемифия»), за нарушение которого полагалось наказание, исходя из убеждения, что, если кто-то сомневается в том, что сказать, ему следует хранить молчание.

Пифагор рассматривал свои религиозные и научные взгляды, как неразделимо взаимосвязанные. Он верил в теорию метемпсихоза или переселения души и её реинкарнацию снова, и снова после смерти в тела людей или животных, пока она не становилась нравственной (убеждение, которое он, возможно, усвоил у своего бывшего учителя Ферекида Сиросского, который обычно считается первым греком, учившим переселению душ). Он был одним из первых, кто предложил идею, что мыслительные процессы и душа локализованы в мозгу, а не в сердце.

Другое центральное убеждение Пифагора заключалось в том, что сущность бытия (и стабильность, равновесие всего, что создаёт вселенную) может быть найдена в форме чисел, и что с ней можно познакомиться, изучая математику. Например, он считал, что такие вещи, как здоровье, зависят от стабильного соотношения элементов, причём, когда одного элемента становится слишком много или слишком мало, это вызывает дисбаланс, делающий человека нездоровым.

В математике Пифагору обычно приписывают заслугу открытия того, что теперь известно как Пифагорейская теорема (или Теорема Пифагора). Это теорема в геометрии, которая говорит, что в прямоугольном треугольнике квадрат гипотенузы (стороны, противоположной прямому углу) равен сумме квадратов двух других сторон. Хотя это было известно и использовалось ранее вавилонянами и индийцами, считается, что он (или, возможно, один из его учеников) построил первое доказательство.

Он считал, что арифмология, система чисел (и, следовательно, система вселенной) была основана на сумме чисел от одного до четырёх (т. е. десяти), и что нечётные числа были мужскими, а чётные – женскими. Он открыл теорию математических пропорций, а также квадратные числа и квадратные корни. Открытие золотого сечения как отношения большей и меньшей частей, приблизительно в 1 целую 618 тысячных, также приписывается Пифагору или, возможно, его ученице Феано. Он был одним из первых, кто полагал, что Земля круглая, что все планеты имеют ось и что все планеты движутся вокруг одной центральной точки (которую он первоначально определил как Землю, но позже отказался от неё в пользу идеи, что планеты вращаются вокруг центрального «огня», хотя он никогда не идентифицировал его как Солнце). Он также считал, что Луна – ещё одна планета, которую он назвал «контр-Землёй» или «противо-Землёй».

Пифагор также очень интересовался музыкой и хотел улучшить музыку своего времени, которая, по его мнению, была недостаточно гармоничной. Согласно легенде, он обнаружил, что музыкальные ноты можно перевести в математические уравнения, слушая как работают кузнецы. «Пифагорейская настройка» – это система музыкальной настройки, в которой частотные отношения всех интервалов основаны на соотношении 3:2 – система, которая была задокументирована еще в 3500 году до нашей эры в вавилонских текстах, но которая, тем не менее, часто приписывается Пифагору. Он также верил в «гармонию сфер» (или «musica universalis»), идею о том, что планеты и звёзды движутся согласно математическим уравнениям, которые соответствуют музыкальным нотам и таким образом создают своего рода симфонию.

Тетрактис или тетрактис декады – мистический символ, и он был очень важен для тайного поклонения пифагореизма. Тетрактис – это треугольная фигура, состоящая из десяти точек, расположенных в четыре ряда: одна, две, три и четыре точки в каждом ряду, что является геометрическим представлением четвёртого треугольного числа. Число 4 было связано с движением планет и музыкой:

1. Первые четыре числа символизируют гармонию сфер (musica universalis) и Космос как:

1) Единство (Монада)

2) Сила (Дуада: Предел-Бесконечность или peras-apeiron по-гречески)

3) Гармония (Триада)

4) Космос (Тетрада)

2. 1 + 2 + 3 + 4 в сумме даёт десять, что было единством более высокого порядка (Декадой).

3. Тетрактис символизирует четыре классических элемента: огонь, воздух, воду и землю.

Учения Пифагора подчёркивали бессмертие и переселение души (реинкарнацию), добродетельное, гуманное поведение по отношению ко всем живым существам, а также понятие «числа» как истины, поскольку математика не только очищает разум, но и делает возможным объективное понимание реальности.

Есть важные точки соприкосновения между греческим религиозным движением, известным как орфизм, и пифагореизмом. Существует ряд свидетельств, что орфики также верили в метемпсихоз, и имели место большие, серьёзные дебаты относительно того, заимствовали ли они эту доктрину от Пифагора, или он позаимствовал её у них. Дикеарх говорит, что Пифагор был первым, кто ввёл идею метемпсихоза в Греции (согласно Порфирию). Кроме того, в то время как Орфизм предлагает несколько тяжелую – морализованную версию метемпсихоза, в соответствии с которой мы рождаемся снова для несения наказания в этой жизни, не ясно, можно ли сказать то же самое о пифагореизме. Кажется разумным предположить, что пифагорейский образ жизни был связан с метемпсихозом, что, в свою очередь, предполагает, что определённое перерождение является наградой или наказанием за следование или не следование тем принципам, которые включаются в этот образ жизни (см. также современные представления о карме).

Крайне важно понимать, что большинство греков следовали примеру Гомера, полагая, что душа была невещественной тенью, которая после смерти вела призрачное существование в подземном мире. Учение Пифагора о том, что душа бессмертна, будет иметь другие физические воплощения и может обрести благополучное существование после смерти, было поразительным нововведением, которое должно было иметь большую привлекательность по сравнению со старыми гомеровскими взглядами.

Независимо от того, принимает ли кто-то этот рассказ о Пифагоре и его контакте с Аварисом, существует явное указание на некоторые замечательные способности Пифагора через его ученика Эмпедокла, который обещает научить своих последователей управлять ветрами и возвращать к жизни мёртвых. Можно обнаружить различимые следы такой традиции, связанной с Пифагором, даже в свидетельствах доаристотелевских времён, и производство им чудес явно вызывало диаметрально противоположные реакции. Эмпедокл, с другой стороны, явно симпатизирует Пифагору, когда он описывает его как «человека, знавшего замечательные вещи» и «обладавшего величайшим богатством разума», и опять же, вероятно, ссылается на сотворение им чудес, называя его «опытным или искусным в свершении всякого рода мудрых деяний».

Влияние Пифагора на более поздних философов и на развитие греческой философии в целом было огромным. Платон (ок. 428/427 – 348/347 до н. э.) ссылается на Пифагора в ряде своих работ. И пифагорейская мысль, как её понимают и передают другие древние авторы, является основополагающей формой философии Платона. Великий ученик Платона – Аристотель (384-322 до н. э.), также интегрировал пифагорейские учения в собственные размышления, а труды Аристотеля станут в свою очередь влиять на философов, поэтов и богослов (среди многих других), начиная от его дней, через Средние века (500-1500 н. э.) и до нашего времени. Пифагор остаётся загадочной фигурой в античности, но также верно, что он является одним из тех, кто оказал самый значительный вклад в развитие философской и религиозной мысли.

То, что известно о Пифагоре, исходит от более поздних авторов, которые собирали воедино фрагменты его жизни, полученные от современников и учеников. Пифагор был связан с таким количеством легенд, что мало учёных, которые осмеливаются сказать многое о его жизни, его личности и даже о его учениях, не добавляя при этом, что нельзя быть уверенными в точности этой информации. Тем не менее, общеизвестно, что трудно провести различие между учениями самого Пифагора и его последователей, пифагорейцев.

Ни одно из сочинений Пифагора (если он вообще что-либо писал) не сохранилось, и из-за секретности, которой он требовал от своих учеников, подробности его учений тщательно охранялись. Философ Порфирий (234-305 г. н. э.), написавший более позднюю биографию Пифагора, отмечал:

«Никто не может сказать наверняка, чему он учил своих учеников, потому что они хранили удивительно полное молчание. Тем не менее стало общеизвестным следующее. Во-первых, он утверждал, что душа бессмертна; во-вторых, что она переселяется в других людей или животных; в-третьих, что одни и те же события повторяются циклически, и ничто не является новым в строгом смысле слова; и, наконец, всё, что наделено душой, всё одушевлённое следует рассматривать как имеющее сродство. Пифагор, кажется, был первым, кто принёс эти воззрения в Грецию».

Неизвестно, скрывал ли он своё учение по той или иной конкретной причине. Возможно, он просто чувствовал, что массы не поймут и не оценят его идеи. Какой бы ни была причина, секретность значительно способствовала росту его загадочности и распространению репутации. Его вера в бессмертие души и реинкарнацию естественным образом вела к вегетарианскому образу жизни с упором на то, чтобы не причинять вреда никаким живым существам, и этот аскетизм, которого он также требовал от своих последователей, ещё больше усилил его репутацию святого человека.

Диоген Лаэртский описывает его диету и привычки. Он говорит, что Пифагор ел рыбу и морепродукты, но большинство других древних авторов утверждают, что он был строгим вегетарианцем, воздерживаясь от мяса любого живого существа, которое можно было рассматривать как имеющего душу. Он также воздерживался от секса и оставался целомудренным, чтобы поддерживать духовную силу и ясность мысли. Отстраняясь от мирских удовольствий, таких как секс и еда, он освободил себя от отвлекающих факторов тела и сосредоточился на совершен­ствовании или улучшении души. Некоторые думали, что этот аскетизм заходил слишком далеко. Было известно, что он и его последователи особенно воздерживались от поедания зелёных или садовых бобов, и более того даже избегали к ним прикасаться.

Для Пифагора вегетарианство, пацифизм и гуманное обращение с другими живыми существами были частью пути ко внутреннему покою и миру. А, следовательно, в более широком смысле, к миру во всём мире, поскольку люди никогда не смогут жить в гармонии до тех пор, пока они убивают, едят и жестоко относятся к животным. Он считал, что все существа созданы равными и к ним следует относиться с уважением.

Он считался современниками и более поздними авторами мистиком (не математиком, как его иногда определяют в настоящее время) и его школа связывалась с духовным спасением и чудесным откровением. Центральное убеждение, которое оказало значительное влияние на Платона, заключалось в том, что философские исследования или поиски совершенно необходимы для спасения души и постижения высшей (окончательной) истины. Одним из аспектов этой истины было то, что ничего и никогда существенно не изменялось, и всё было вечным и вечно повторяющимся. Согласно древнему писателю и ученику Аристотеля, Евдему из Родоса, Пифагор верил в вечное повторение, как в логическую, математическую необходимость. Представления о цикличности жизни и бессмертии души лежали в основе пифагорейской мысли и оказали влияние на многих писателей и мыслителей Древней Греции, наиболее значительным из которых был Платон.


Пифагор и Платон

Возможно, что Платон начинал как ученик Сократа, придерживаясь диалектики для установления истины, а затем постепенно двигался к принятию идеализма Пифагора (как утверждали некоторые учёные), но кажется более вероятным, что сам Сократ придерживался пифагорейской мысли. На самом деле нет никакого способа установить верность каких-либо утверждений в этом отношении, поскольку бóльшая часть того, что мы знаем о Сократе, исходит из диалогов Платона, которые были написаны после смерти Сократа, когда Платон уже был зрелым философом.

Взгляды Пифагора существенно повлияли на философию Платона, которая включила представления о конечной истине, не зависящей от мнений, этическом образе жизни в соответствии с этой истиной, бессмертии души, о необходимости спасения через философию, и об обучении как о воспоминании. Пифагорейские концепции очевидны в работах Платона, но особенно заметны в диалогах «Менон» и «Федон».

В «Меноне» главный герой Платона Сократ показывает, что то, что называют «обучением», есть на самом деле всего лишь «вспоминание» уроков из прошлой жизни. Он доказывает своё утверждение, когда молодой необразованный раб решает геометрическую задачу. Платон утверждает, что, если кто-то умирает с неповрежденным умом, он будет «вспоминать» то, чему научился в этой жизни, когда родится в следующей. То, чему человек, как он думает, «учится» в этой жизни, он на самом деле лишь «вспоминает» из своей прошлой жизни, а то, что он знал в той прошлой жизни, было вспомнено им из предшествующей.

Платон нигде не обращается к очевидной проблеме, которая связана с этой теорией: в какой-то момент душа должна была действительно «учиться», а не просто «вспоминать». Утверждение Пифагора о том, что «вещи суть числа» и что физический мир можно понять с помощью математики, также присутствует в «Меноне», не только через взаимодействие Сократа с рабом, но и через его аргумент о том, что добродетель – это особое единое качество, присущее всем людям, независимо от их возраста, пола или социального статуса, точно так же, как «число» полностью проникает и определяет известный мир; реальность узнаётся через различие между единством и двойственностью.

Для Пифагора математика была путём к просветлению и пониманию, и, как он утверждал, «десять – это сама природа числа». Под этим «числом» он имел в виду не только единицу измерения, но и средство, с помощью которого можно было постичь и осознать мир.

Математические обоснования, которые приводит Сократ относительно чётных и нечётных чисел в конце концов приводят к доказательству того, что «чётное», чтобы остаться собой не может допустить «нечётное», и таким образом жизнь (душа) не может допустить смерть и при этом остаться жизнью; следовательно, душа должна быть бессмертной. Вся эта аргументация представляет типичный пример пифагорейской мысли, как её понимали древние писатели и практиковали пифагорейские секты времён Платона.


Заключение

Говорят, что Пифагор ассимилировал все знания и мудрость своего времени. Он описывается как универсальный гений, вошедший в анналы мировой истории. Чтобы передать свои знания, мудрость и навыки, Пифагор основал в Кротоне школу, откуда выходили люди высокой честности, нравственности и интеллекта, деятели, способные развивать общественный строй, основанный на гуманности, и руководить судьбой страны на благо всех её граждан. Школа в Кротоне была разрушена при трагических обстоятельствах, но эти учения никогда не переставали играть свою жизненно важную роль в нашей цивилизации.

Подробности жизни Пифагора, возможно, никогда не будут полностью известны, но его влияние продолжает ощущаться во всём мире и в наши дни.

Позвольте завершить статью, поделившись двумя изображениями.

Бюст Пифагора, изваянный в античные времена
Кут Хуми Лал Сингх

На втором, я уверен, вы узнаёте одного из Махатм, нарисованного под наблюдением Е. П. Блаватской: Учитель Кут Хуми Лал Сингха. Я полагаю, что сходство на этих двух изображениях очевидно.


Источники:

  • World History Encyclopedia: Pythagoras by J.J. Mark, May 2019.
  • Stanford Encyclopedia of Philosophy: Pythagoras. October 2018.
  • www.thebigview.com/ The Philosophy of Pythagoras. Aug. 2010.
  • Pythagoras and the Delphic Mysteries – June 2011 by Edouard Schure.
  • The Pythagorean Sourcebook and Library: An Anthology of Ancient Writings Which Relate to Pythagoras and Pythagorean Philosophy Paperback – July 1, 1987 by Kenneth Sylvan Guthrie (Compiler, Translator), David Fideler (Editor, Introduction)
  • Pythagoras Revived: Mathematics and Philosophy in Late Antiquity Reprint Edition by Dominic J. O'Meara (Author)
  • Divine Harmony: The Life and Teachings of Pythagoras – Nov. 1999 by John Strohmeier and Peter Westbrook