Блаватская Е.П. - Исключительный случай

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Исключительный случай


Один из наших корреспондентов пишет:

«Banner of Light» на своих страницах сообщает любопытный случай. «В Нью-Йорке есть джентльмен, до недавнего времени бывший одним из самых талантливых и респектабельных коммерсантов. Потеря умственных способностей является частым последствием их длительного приложения к одному предмету, но в этом случае есть некая особенность заболевания, которая может заинтересовать многих читателей “Ban­ner”.Несмотря на полное расстройство умственных способностей у этого джентльмена, он пишет сейчас такие же мудрые и разумные деловые письма, как и раньше, но при этом он совершенно не способен прочитать то, что сам же написал; описанный случай беспрецедентен, насколько свидетельствует пишущий это».

Я предполагаю, что в этом случае активен лишь четвертый принцип, но что же стало с пятым? Испарился ли он, перешел ли в латентное состояние, или парализовался? Является ли человек в состоянии слабоумия только оболочкой? Или прекратилась связь? Если он — лишь оболочка, то что же стало с пятым принципом?

Л. А., член Т.О.


Комментарий редактора

Мы считаем, что все как раз наоборот. Не действуют ни четвертый принцип — единственно живой в период «старческого слабоумия» или безумия, ни пятый; оба, так сказать, парализованы в случае нью-йоркского джентльмена. В мозгу все омертвело или, точнее, в каталептическом ступоре — за исключением той части, которая в физиологии названа сенсигенными молекулами, образующими физические суперструктуры или основы памяти в нашем мозгу. И даже в этой части мозгового вещества на самом деле живы и активны лишь те молекулы, которые, строго говоря, непосредственно связаны более с машинальными импульсами, давно приобретенными привычками и т.п., нежели с памятью in toto. Мы слышали о нескольких случаях безумия по части всего и вся, за исключением того, что выродилось в умственную и физическую привычку. Если попросить художника-портретиста, лунатика, нарисовать определенного человека, которого он знал, то он по памяти напишет портрет гораздо лучше, чем мог сделать это в дни своего полного здоровья, имея перед собою этого человека. Однако, когда портрет будет завершен, он непременно увидит в нем какое-нибудь животное и спросит, не правда ли, что эта собака, кошка или птица «очень, очень натуральна и красива».


Издания[править | править код]

Теософское общество со штаб-квартирой в Адьяре (Ченнай, Индия)