Эмбриология

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Теопедия, раздел '''Елена Петровна Блаватская''', http://ru.teopedia.org/hpb/</div>
Перейти к: навигация, поиск

Тайная Доктрина, том 1

я хотела бы спросить, когда мы наблюдаем процесс роста и развития в чреве плода в здорового младенца, весящего несколько фунтов, кажется ли это кому-либо неестественным или сверхъестественным? Развившегося из чего? От сегментации бесконечно малого ovum'а и спермы (spermatozoön)! И после этого мы видим младенца, развивающегося в шести-футового человека! Это касается атомического и физического развертывания из микроскопически малого в нечто чрезвычайно большое; из невидимого невооруженному глазу в видимое и объективное. Все это установлено наукою и я отваживаюсь сказать, что ее теории, эмбриологические, биологические и физиологические, достаточно правильны, что касается до точного наблюдения над материальной стороной. Тем не менее, две главные трудности науки эмбриологии – именно, какие силы принимают участие в формировании плода и причина «наследственной передачи» сходства, физического, морального или умственного – никогда не были разрешены удовлетворительно и никогда не будут разрешены до того дня, когда ученые снизойдут принять оккультные теории. Но если этот физический феномен никого не удивляет, за исключением того, что он вызывает недоумения эмбриологов, то почему наш умственный и внутренний рост, эволюция Человеческо-Духовного до Божественно-Духовного должна рассматриваться и казаться более невозможной, нежели другое?

< ... >

Немецкий эмбриолог-философ [проф. Вейссман] – перешагнув через головы греков – Гиппократа и Аристотеля прямо в глубь учений древних арийцев – указывает на одну бесконечную малую клеточку из миллионов других, работающую над оформированием организма, которая самостоятельно, без какой-либо помощи, определяет посредством постоянной сегментации и умножения правильный облик будущего человека или животного в его физических, умственных и психических свойствах. Именно, эта клеточка запечатлевает на лице и форме нового индивидуума черты родителей или же одного из дальних предков; эта же клеточка передает ему рассудочные и умственные особенности его прадедов и так далее. Эта Плазма есть бессмертная частица наших тел, развивающаяся через процесс последовательных ассимиляций. Теория Дарвина, рассматривающая эмбриологическую клеточку, как сущность или экстракт из всех остальных клеточек, отставлена; ибо она не в состоянии объяснить наследственную передачу. Имеются лишь два способа объяснения тайны наследственной передачи: или, что субстанция зародышевой клеточки одарена способностью проходить весь цикл трансформаций, ведущий к построению отдельного организма и затем к воспроизведению тождественных зародышевых клеточек; или же, что эти зародышевые клеточки вовсе не имеют своего зарождения (генезиса) в теле индивидуума, но происходят непосредственно от зародышевой клеточки предков, передаваемой от отца к сыну на протяжении долгих поколений. Последняя гипотеза принята Вейссманом и разработана им, и в этой клеточке он усматривает бессмертную часть человека. Пока что хорошо, но, когда эта почти правильная теория будет принята, как объяснит биолог первое появление этой постоянной клеточки? Если только не допустить, что человек «вырос» подобно бессмертному «Topsy» и вовсе не был рожден, но упал с облаков, невозможно объяснить, как была зарождена в нем эта эмбриологическая клеточка?

Дополните вышеуказанную Физическую Плазму, «Зародышевую Клеточку» человека со всеми ее материальными потенциальностями, «Духовною Плазмою», так сказать, или же флюидом, содержащим пять низших принципов шести-принципного Дхиани – и вы имеете тайну, если вы достаточно духовны, чтобы понять это.

Вернемся теперь к обещанному сравнению.

Когда семя животного человека брошено в почву животной женщины, семя это не может расти, если оно не было оплодотворено пятью свойствами (флюидом или эманацией от принципов) Шестеричного Небесного Человека. Потому Микрокосм изображается, как Пятиугольник в Шестиугольной Звезде Макрокосма[1].

Функции Дживы на этой Земле пятеричного свойства. В минеральном атоме она связана с низшими принципами Духов Земли (Шестеричные Дхиани); в растительной частице она связана с их вторым принципом – Праною (Жизнь); в животном со всеми этими плюс с третьим и четвертым; в человеке зародыш должен получить плод всех пяти, иначе он будет рожден не выше животного[2].

Следовательно Джива завершена лишь в человеке. Что же касается до его седьмого принципа, то это лишь один из Лучей Всемирного Солнца, ибо каждое разумное создание получает временный заем лишь того, что должно вернуться к своему источнику. Что же касается до его физического тела, то оно оформлено низшими земными Жизнями через физическую, химическую и физиологическую эволюцию;

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.1 ст.7 шл.2


[неизвестный автор неопубликованного манускрипта]

a)Женское физиологическое явление, происходящее каждый лунный месяц в 28 дней или в четыре недели, по семи дней каждая, так что 13 повторений периода происходят на протяжении 364 дней, что составляет солнечный год, разделенный на 52 недели, каждая по 7 дней.
b) Нарастание утробного плода отмечается периодом в 126 дней или в 18 недель, по 7 дней каждая.
с) Период, называемый «периодом жизнеспособности», равняется 210 дням или 30 неделям, по 7 дней каждая.
d) Период беременности заканчивается в 280 дней или в период 40 недель, по 7 дней каждая, или в течение 10 лунных месяцев, по 28 дней, или в 9 месяцев по календарю, каждый в 31 день, вычисляя по величественному своду небес измерение переходного периода из тьмы чрева к свету и славе сознательного существования, этой постоянной неисповедимой тайне и чуду…
Таким образом, наблюдаемые периоды времени, отмечающие процесс функции рождения, естественно должны были стать основою для астрономических вычислений… Мы почти можем утверждать, что, именно, этот способ исчисления, независимо или косвенно, или посредством наставления, был принят всеми народами.

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.1 ч.2 отд.9


Тайная Доктрина, том 2

«Мощное утверждение в пользу изменений дает нам наука эмбриология. Разве человек во чреве, не является простой клеткой, растением, с тремя или четырьмя листочками, головастиком с жабрами, млекопитающим с хвостом и, наконец, примат'ом [?] и двуногим? Едва ли возможно не признать в эволюции эмбриона быстрый набросок точного перечня всей органической серии». (Лефевр, «Философия», стр. 484). Перечень, на который намекается, является, однако, лишь группою типов, собранных в человеке, микрокосме. Это простое объяснение встречает все-таки возражения, как, например, наличность рудиментарного хвоста в утробном плоде – факт, который был торжественно выставлен Геккелем и Дарвином, как решающий в пользу теории Обезьяньего Предка. Но можно также указать, что наличность овоща с листочками в одной из стадии эмбриона не объяснена обычными эволюционными основаниями. Дарвинисты не проследили человека через растительное царство, но оккультисты сделали это. Почему же тогда наличность этого признака в эмбрионе и как дарвинисты объясняют его?

< ... >

Чтобы дать несколько пунктов для сравнения, можно привести страницу из «Разоблаченной Изиды». Было спрошено – почему физиологи, при всей своей учености, не могли объяснить тератологических феноменов?

< ... >
«Какова первоначальная форма будущего человека? Крупинка, клеточка, говорят некоторые физиологи; молекула, овум овума, говорят другие. Если бы это могло быть анализировано – под микроскопом или другим способом – то из чего можно было бы ожидать, что оно состоит? По аналогии мы должны были бы сказать, из ядрышка неорганической материи, отложенной из кровообращения при зарождении и соединенного с отложением органической материи. Другими словами, это мало-малейшее ядрышко будущего человека составлено из тех же элементов, что и камень – из тех же элементов, что и Земля, которую человек призван населить. Каббалисты, принимая авторитет Моисея, базируются на его замечании, что для создания живого существа нужна земля и вода, и потому можно сказать, что человек появляется сначала как камень.
К концу трех или четырех недель овум принимает видимость растения, один конец становится сфероидальным, а другой заостренным наподобие моркови. При разрезании мы видим, что он состоит, подобно луковице, из очень тонких слоев или оболочек и содержащейся внутри жидкости. Пласты эти прикасаются друг к другу на нижнем конце, и эмбрион висит, от основания пуповины почти, как фрукт на ветке. Камень теперь изменился «путем метампсихозиса» в растение. Затем, эмбрионическое существо начинает выпячивать изнутри наружу свои члены и развивать свои черты. Глаза появляются в виде двух черных точек; уши, нос и рот образуют впадины, наподобие точек ананаса, прежде чем начать выпячиваться. Эмбрион начинает развиваться в животно-подобный утробный плод – форму головастика – и, подобно амфибному пресмыкающемуся, живет в воде и развивается из нее. Его монада не стала еще ни человеческой, ни бессмертной, ибо каббалисты говорят нам, что это происходит лишь в «четвертый час». В последовательном развитии утробный плод принимает характерные признаки человеческого существа, первый трепет бессмертного дыхания проходит через его существо; он движется… и божественное естество устанавливается в младенческой форме, в которой оно будет обитать до момента физической смерти, когда человек становится духом.

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ст.8


Что человек, так же как и другие животные, зарождается в клеточке и развивается «через фазы, неотличимые от стадий рыбы, пресмыкающегося и млекопитающего до тех пор, пока клеточка не достигнет высокого обособленного развития вида четверорукого и, наконец, человеческого типа», является оккультной аксиомой, имеющей за собою давность тысячелетий. Каббалистическая аксиома: «Камень становится растением; растение животным; животное человеком; человек Богом», держится незыблемо на протяжении веков. Геккель в своем труде «Schöpfungsgeschichte» приводит параллельный рисунок, представляющий два эмбриона – эмбрион шестинедельного щенка и эмбрион восьминедельного человека. Оба они, исключая небольшую разницу в строении головы, которая у человека шире и больше вокруг мозга, неотличимы.

«Действительно, мы можем сказать, что каждое человеческое существо проходит через стадию рыбы и пресмыкающегося, прежде чем оно достигнет стадии млекопитающего и, наконец, человека.
Если мы будем рассматривать его в более развитой стадии, когда эмбрион уже прошел через форму пресмыкающегося, то мы увидим, что на продолжительное время линия развития остается такой же, как и у других млекопитающих. Рудиментарные члены совершенно одинаковы, пять пальцев на руках и ногах развиваются точно так же, и сходство между эмбрионами человека и собаки, после четырехнедельного роста, таково, что почти невозможно различить их. Даже в восьминедельном возрасте, эмбрион человека являет животное с хвостом, едва отличимое от эмбриона щенка»[3].

Почему же тогда не произвести человека и собаку от одного общего предка или же от пресмыкающегося – нага, вместо того, чтобы сочетать человека с четвероручным? Это было бы настолько же логично, если не больше? Форма и стадии человеческого эмбриона не изменились со времен исторических, и эти метаморфозы были известны Эскулапу и Гиппократу, так же как и Гёксли. Потому, раз каббалисты отметили это еще от времен доисторических, открытие это не ново[4].

Так как эмбрион человека не больше заимствовал от обезьяны, нежели от какого-либо иного животного, но содержит в себе совокупность царств природы, и так как он, по-видимому, представляет гораздо более «устойчивый тип» жизни, нежели даже ноздреватые, то так же нелогично будет утверждать его происхождение от обезьяны, как и проследить его зарождение от лягушки или собаки.

< ... >
В раннем периоде зрительные каналы могут быть рассматриваемы, как полые продолжения из внешней стороны стенки thalami, когда они, все еще, в состоянии пузырьков. На четвертом месяце эти каналы уже определенно сформированы. Они затем продолжены назад и соприкасаются с corpora quadrigemina.

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ст.10


«Но как объяснить наличность жабровых щелей в человеческом плоде, представляющих стадию, через которую проходят жабры рыб в своем развитии[5]; так же как и нахождение пульсирующего сосуда, соответствующего сердцу низших рыб, который составляет сердце плода; и всю аналогию, представляемую дроблением человеческого овума, образование бластодермы и появление стадии gastrula, с соответствующими фазами в низших формах позвоночной жизни и даже среди губчатых; как объяснить разнообразие типов низшей животной жизни, которые форма будущего ребенка намечает в течение цикла своего роста?...... Каким образом происходит, что фазы жизни рыб, родоначальники которых плавали [эоны до эпохи Первой Коренной Расы] в морях Силурийского периода, так же как и фазы жизни фауны позднейших амфибий и пресмыкающихся, отображены в «эпитомизированной истории» развития человеческого плода?».

На это основательное возражение дается ответ, что земные, животные формы Третьего Круга настолько же могли относиться к типам, сброшенным человеком Третьего Круга, как и новая импортация в сферу нашей планеты – млекопитающихся – к Человечеству Второй Коренной Расы Четвертого Круга. Процесс роста человеческого плода эпитомизирует не только общий характер земной жизни Четвертого Круга, но также и земной жизни Третьего круга. Весь диапазон типа снова пробегается вкратце.

< ... >

Те, кто вместе с Геккелем рассматривают жаберные щели с сопутствующими им феноменами, как пример деятельной функции в наших амфибных и рыбных предках (см. его двенадцатую и тринадцатую стадию), должны объяснить, почему «овощ с листочками» (проф. Андрэ Лефевр), представленный в развитии утробного плода, не появляется в двадцати двух стадиях, через которые проходят его Монеры в своем развитии до человека. Геккель не предпосылает овощного предка. Эмбриологический аргумент становится, таким образом, обоюдоострым мечем, и, здесь он ранит своего обладателя.

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ч.3 отд.3B


Тайная Доктрина, том 3

Чтобы показать учащемуся совершенное соответствие между рождением Космоса, Мира, Планетарного Существа, или Дитяти Греха и Земли, необходимо дать более определенное и ясное описание. Те, кто знакомы с физиологией, поймут его лучше, чем другие.

Кто из тех, кто читали, скажем, «Вишну» или другие «Пураны», не знаком с экзотерической аллегорией о рождении Брамы (муже-женского) в Мировом Яйце, Хираньягарбхе, окруженном семью зонами или, скорее, планами, которые в мире формы и материи становятся семью и четырнадцатью Локами; числа семь и четырнадцать по мере надобности появляются снова и снова.

Не выдавая сокровенного анализа, индусы с незапамятных времен приравнивали чрево Вселенной и также солнечное чрево к женскому чреву. О первом написано «Ее чрево обширно; как Меру», и

Будущие мощные океаны спят в водах, которые заполнили ее полости – материки, моря и горы, звезды, планеты, боги, демоны и человечество.

Все это было похоже по своим внутренним и внешним покровам на кокосовый орех, заполненный изнутри мякотью, а внешне покрытый шелухой и коркой. «Обширна, как Меру», говорится в текстах.

Меру было ее Амнионом, и другие горы были ее Хорионом,

добавляет стих в «Вишну Пурана»[6].

Так же и человек зарождается в материнском чреве. Как Брама, в экзотерических преданиях, окружен семью слоями внутри и семью снаружи Мирового Яйца, так же окружен и эмбрион (первый или седьмой слой – это зависит от того, откуда мы начнем считать). Таким образом, точно так же, как Эзотеризм в своей Космогонии насчитывает семь внутренних и семь внешних слоев, так и физиология регистрирует содержания чрева, как семь числом, хотя она ничего не знает о том, что это есть копия того, что происходит во Вселенском Чреве. Эти содержания следующие:

  1. Эмбрион.
  2. Амниотическая Жидкость, непосредственно окружающая Эмбрион.
  3. Амнион, плева, происшедшая от Утробного Плода, которая содержит жидкость.
  4. Пупочный Пузырек, который служит для передачи питания Эмбриону первоначально и в дальнейшем.
  5. Аллантоис, выступ из Эмбриона в виде закрытой сумки, который простирается между 3 и 7, и посреди 6, и который, приспособившись к Плаценте, служит для проводки питания Эмбриону.
  6. Промежуточное пространство между 3 и 7 (Амнионом и Хорионом), заполненное белковой жидкостью.
  7. Хорион, или внешний слой.

Теперь, каждое из этих семи содержаний в отдельности соответствует и сформировано по своему прототипу, на каждом из семи планов бытия, которым, в свою очередь, соответствуют семь состояний Материи и всех других сил, сенсуальных или функциональных, в Природе.

Нижеследующее представляет собой обзор с птичьего полета семи соответственных содержаний чрев Природы и Женщины. Мы можем сопоставить их следующим образом:

КОСМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

ВЕРХНИЙ ПОЛЮС

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

НИЖНИЙ ПОЛЮС

1. Математическая Точка, которую называют «Космическим Семенем», Монада Лейбница, которая содержит в себе всю Вселенную, как желудь – дуб.

Это – первый пузырь на поверхности беспредельной однородной Субстанции или Пространства, пузырь дифференциации в зарождающейся стадии. Это есть начало Орфического Яйца или Яйца Брамы. В Астрологии и в Астрономии она соответствует Солнцу.

1. Земной Эмбрион, который содержит в себе будущего человека со всеми его потенциальностями. В ряду принципов человеческой системы это есть Атман, или сверхдуховный принцип, точно так же, как в физической Солнечной Системе это есть Солнце.
2. Vis vitae нашей солнечной системы выделяется из Солнца.
а) Когда имеются в виду высшие планы, ее называют Акашей.
б) Она исходит из десяти «божеств», десяти чисел Солнца, которое само есть «Совершенное Число». Их называют Dis – в действительности Пространство – силы, распространившиеся в Пространстве, три из которых содержатся в Солнечном Атмане, или седьмом принципе, а семь – это лучи, испускаемые Солнцем.
2. Амниотическая Жидкость выделяется из Эмбриона.
а) На плане материи ее называют Праной.[7]
б) Она исходит, взяв исток во вселенской Единой Жизни, из сердца человека и Буддхи, над которым осуществляют руководство Семь Солнечных Лучей (Богов).
3. Эфир Пространства, который в своем внешнем аспекте представляет собою пластическую корку, которая, как полагают, окутывает Солнце. На высшем плане это есть вся Вселенная, как третья дифференциация развивающейся Субстанции, Мулапракрити, которая становится Пракрити.
а) Мистически она соответствует проявленному Махату, или Разуму, или Душе Мира.
3. Амнион, плева, содержащая Амниотическую Жидкость, и окружающая Эмбрион. После рождения человека она становится, так сказать, третьим слоем его магнитно-жизненной ауры.
а) Манас, третий принцип (считая сверху), или Человеческая Душа в Человеке.
4. Сидеральное содержимое Эфира, его вещественные части, неизвестные современной Науке, представленные:
а) В оккультных и каббалистических Мистериях – элементалами.
б) В физической Астрономии – метеорами, кометами и всякого рода случайными и феноменальными космическими телами.
4. Пупочный Пузырек, служащий, как учит Наука, для первоначального питания Эмбриона, но как утверждает оккультная Наука, служащий для того, чтобы посредством космоса доставлять зародышу космические воздействия, чуждые матери.
а) Во взрослом человеке они становятся питателями Кама, над которой они главенствуют.
б) В физическом человеке – его страсти и эмоции, нравственные метеоры и кометы человеческой природы.
5. Жизненные потоки в Эфире, имеющие своим источником Солнце: каналы, по которым жизненный принцип этого Эфира (кровь Космического Тела) проходит, чтобы питать все на Земле и на других планетах: начиная с минералов, которые таким образом заставляются расти и специализироваться; с растений, питаемых таким образом, до животного и человека, которые таким образом наделяются жизнью. 5. Аллантоис, выступ из Эмбриона, который распространяется между Амнионом и Хорионом; полагают, что он проводит питание от матери к Эмбриону. Он соответствует жизненному принципу, Пране или Дживе.
6. Двойное излучение, психическое и физическое, которое излучается из Космического Семени и распространяется вокруг целого Космоса, также как вокруг Солнечной Системы и каждой планеты. В Оккультизме его называют: верхнего – божественным, и низшего – материальным, Астральным Светом. 6. Аллантоис разделяется на два слоя. Промежуточное пространство между Амнионом и Хорионом содержит Аллантоис и также белковую жидкость.[8]
7. Наружная корка каждого небесного тела. Скорлупа Мирового Яйца или сфера нашей Солнечной Системы, нашей Земли и каждого человека и животного. В сидеральном пространстве – собственно Эфир; на земном плане – Воздух, который опять-таки построен семислойно.
а) Изначальная мировая потенциальная субстанция становится (на манвантарический период) постоянным шаром или шарами.
7. Хорион, или Zona Pellucida, шаровидный предмет, называемый Пузырем Зародышевой Оболочки, внешний и внутренний слои пленки которой начинают формировать физического человека. Внешний или эктодерма образует его эпидерму; внутренний или эндодерма – его мышцы, кости и т. д. Человеческая кожа опять-таки состоит из семи слоев,
а) «Первичный» становится «постоянным» Хорионом.


Даже в эволюции Рас мы видим тот же самый порядок, что и в Природе и Человеке.[9] Плацентный животно-человек стал таким только после разделения полов в Третьей Коренной Расе. В физиологической эволюции плацента полностью образовывается и функционирует только после третьего месяца утробной жизни.

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.3 отд.Некоторые статьи гл.Статья I


Разоблачённая Изида

Но вопреки материалистическому скептицизму человек, в самом деле, обладает такою силою, какую мы видели проявленною в вышеприведенных примерах. Когда психология и физиология станут достойными названия науки, европейцы убедятся в существовании в человеке потенциала той таинственной и грозной мощи, которая скрывается в человеческой воле и воображении независимо от того, сознает он это или нет. И все же как легко понять, что эта мощь заключается в духе, если мы только будем думать о том великом трюизме в природе, что каждый, даже самый незначительный атом в ней движим духом, который един в своей сущности, ибо самая малейшая его частица представляет целое; и что материя есть только конкретная копия абстрактной идеи, в конце концов. В этой связи разрешите нам привести несколько примеров могущественной силы даже несознательной воли, которая творит согласно соображению или скорее по способности различать изображение в астральном свете.

Нам стоит только припомнить очень знакомый феномен стигматов или же родимых пятен, которые являются результатом невольного посредничества материального воображения в состоянии возбуждения. Тот факт, что мать может оказать влияние на внешность еще неродившегося ребенка, был хорошо известен древним, и у состоятельных греков был обычай устанавливать прекрасные статуи около кровати, чтобы у будущей матери всегда были перед глазами совершенные образцы. Хитроумный трюк, к которому прибег еврейский патриарх Яков, чтобы рождались полосатые и пятнистые телята, является иллюстрацией к этому закону среди животных. И Ариканте рассказывает «о четырех пометах щенят подряд, родившихся от здоровых родителей, причем в каждом помете было несколько нормально сформированных щенков, тогда как у остальных не было передних конечностей, и у них были заячьи губы». Труды Гоффрея Сент Илера, Бардаха и Элама содержат описания большого количества таких случаев и особенно много их в значительном томе доктора Проспера Лукаса «О наследственности в Природе». Элам приводит цитаты из Причарда об одном случае, когда ребенок негритянки и белого был отмечен черным и белым цветом на различных частях тела. Он добавляет с похвальной искренностью:


«Это – исключения, которые наука в ее нынешнем состоянии не может объяснить» [251, с. 25].


Жаль, что этому примеру более не следуют. Среди древних Эмпедокл, Аристотель, Плиний, Гиппократ, Гален, Марк Дамасский и другие дали такие же удивительные описания, как и наши современные писатели.

В одном труде, опубликованном в Лондоне в 1659 г. [290], был выдвинут сильный аргумент против материалистов, доказывающий могущество человеческого сознания над тонкими энергиями природы. Автор, доктор Мор, рассматривает утробный плод как пластическую субстанцию, которой мать может придавать красивую или некрасивую форму, или сходство с каким-либо лицом или лицами, и может наложить на него отпечаток какого-либо портрета или изображения, которое было бы вернее назвать астрографом, и которое ярко присутствовало в ее воображении. Такое воздействие с ее стороны может быть вольным или невольным, сознательным или сильным, так в каждом отдельном случае. Это зависит от ее незнания или знания глубоких тайн природы. Говоря о женщинах вообще, отпечатки на утробный плод могут более считаться результатами случайности, нежели сознательного проектирования; а так как личная атмосфера каждого населена в астральном свете изображениями его или ее непосредственных членов семьи, то чувствительная поверхность утробного плода, которую можно уподобить поверхности фотопленки, вполне вероятно, может воспринять изображение близкого или отдаленного по времени предка, которого мать никогда не видела, но который в какой-то критический момент как бы попал в фокус фотокамеры природы. Говорит доктор Элам:


«Около меня сидит пациентка из далекого континента, где она родилась и получила образование. На стене висит портрет какой-то ее далекой пра-пра-бабушки начала прошлого века. И каждою чертою лица одна в точности напоминает другую, хотя одна никогда не уезжала из Англии, а другая – американка по рождению и по одному из родителей».


Власть воображения над нашим физическим состоянием, даже после того, как мы достигаем зрелого возраста, проявляется всячески. В медицине умный врач без колебания признает в нем целительную или болезнетворную мощь, гораздо большую, чем его таблетки и питье. Он называет это vis medicatrix naturae, и его первое усилие направлено на завоевание доверия пациента настолько, что он может заставить природу искоренить заболевание. Страх часто убивает, а горе имеет такую власть над тонкими флюидами тела, что не только выводит из строя внутренние органы, но даже заставляет поседеть волосы. Фицин упоминает сигнатуры утробных плодов со знаками вишен, различных фруктов, красок, с волосами и наростами, и признает, что воображение матери может преобразить утробный плод в подобие обезьяны, свиньи или другого животного. Марк Дамасский повествует о девушке, покрытой волосами и, подобно современной Юлии Пастран, снабженной настоящей бородой; о Гьюлайлме Парадинусе, ребенке, чьи ногти походили на когти медведя; о Балдуине Ронсэе, родившемся с сережками индюка, о Парее, с головой наподобие лягушки. Авиценна повествует о цыплятах с головами коршунов. В последнем случае, который служит прекрасным примером власти того же самого воображения у животных, зародыш был отштампован в момент зачатия, когда в воображении курицы рисовался настоящий коршун или воображаемый. Это понял доктор Мор, который приводит этот случай со слов Авиценны и очень уместно указывает, что так как яйцо, о котором идет речь, могло быть высижено на расстоянии сотен миль от снесшей его курицы, то микроскопическая картина коршуна, запечатлевшаяся на зародыше, должна была сама увеличиваться и совершенствоваться вместе с ростом цыпленка совершенно независимо от каких-либо последующих воздействий со стороны курицы.

Корнелий Гемма рассказывает нам о ребенке, родившемся с кровоточащей раной на лбу, что было результатом угроз его отца матери «... направившего обнаженную саблю на ее лоб». Сеннертий отметил случай с беременной женщиной, которая, увидев, как мясник большим ножом рассекал надвое свиную голову, родила затем ребенка с лицом, рассеченным по верхней челюсти, небу и верхней губе до носа. В книге Ван Гельмонта «Введение данных» сообщается о многих удивительных случаях. Жена портного в Мехлине стояла в дверях своего дома и видела как у одного солдата в драке отрубили руку; это произвело на нее такое сильное впечатление, что она преждевременно родила ребенка только с одною рукою; место другой руки кровоточило. В 1602 г. жена Марка Девогелера, антверпского торговца, увидев солдата, только что потерявшего руку, также преждевременно родила дочь с одною только рукой и другою кровоточащею, как и в предыдущем случае. Ван Гельмонт приводит третий пример о женщине, которая оказалась свидетельницей, как по приказу герцога д'Алва были обезглавлены тринадцать человек. Ужас этого зрелища так подействовал на нее, что у нее


«вдруг начались родовые потуги, и она родила совсем нормальное дитя, но у него не было головы, а только окровавленная шея, какие видели у казненных. Но что делает такие происшествия еще более удивительными, так это то, что в описанных случаях нехватающих рук и головы нигде не могли обнаружить» [290, с. 393].


Если бы можно представить себе такую вещь, как чудо в природе, то вышеприведенные случаи исчезновения целых частей тела неродившегося ребенка могли бы подойти под эту категорию. Мы тщательно просматривали труды позднейших авторитетов по физиологии в поисках какой-либо более или менее приемлемой теории, объясняющей хоть что-нибудь по поводу родимых знаков и вообще, сигнатур утробного плода. Самое большее, что они могут сделать, это регистрировать случаи того, что они называют «спонтанными отклонениями от типов», и затем опираться на «любопытные совпадения» мистера Проктора, или же откровенно признаться в своем незнании, как это делали люди, неудовлетворенные суммою познаний человечества. Магенди признается, что несмотря на научные исследования, о жизни утробного плода известно сравнительно мало. На 518 странице американского издания его «Краткого изложения элементарной физиологии» он приводит пример, где «пуповина была разорвана и затем срослась», и он спрашивает:


«Каким образом совершалось кровообращение в этом органе?» – На следующей странице он говорит: «В настоящее время нам ничего не известно, как совершается усвоение питания утробного плода». – В отношении питания он задает вопрос: «Что же тогда мы можем сказать о питании утробного плода? Труды по физиологии содержат по этому предмету только смутные догадки». – На 520 странице мы встречаем следующее высказывание: «Вследствие какой-то неизвестной причины, различные части утробного плода развиваются противоестественным образом». – С удивительной противоречивостью своим предыдущим признаниям о неосведомленности науки по этому предмету, эти признания мы только что цитировали, он добавляет: «Нет оснований думать, что воображение матери может иметь какое-либо влияние на формирование этих чудовищ; кроме того, продукция такого рода ежедневно наблюдается в потомстве других животных и даже у растений».


Какой прекрасной иллюстрацией является это высказывание к методам ученых мужей! – с того момента, как только они выходят за пределы установленных фактов, их суждения, кажется, становятся совершенно извращенными. Их выводы из своих собственных исследований очень часто значительно ниже по достоинству, чем выводы других людей, получивших факты из вторых рук.

Научная литература постоянно снабжает нас примерами истинности сказанного; и когда мы рассматриваем рассуждения материалистических исследователей психологических феноменов, это правило поразительно проявляется. Те, кто слепы духом, не в состоянии отличить психологические причины от материальных следствий так же, как страдающие дальтонизмом не могут отличить красное от черного.

Элам, ничуть не будучи спиритуалистом, а, наоборот, являясь его врагом, выражает мнение честных ученых в следующих словах:


«Каким образом сознание и материя могут действовать и реагировать друг на друга – остается необъяснимым; эта тайна признана неразрешимой и, вероятно, такой и останется навсегда».


Большим авторитетом в Англии по вопросам порока развития пользуется «Наука и практика медицины» У. Аткина, доктора медицины из Эдинбурга и профессора патологии Военно-медицинского училища; американское издание которого осуществил профессор Мередит Клаймер, доктор медицины Пенсильванского университета, которое пользуется в Соединенных Штатах равным успехом. На 233 странице I тома мы находим подробное рассмотрение данного предмета. Автор говорит:


«Суеверия, нелепые понятия и странные причины, приписываемые случаям такого уродства теперь быстро исчезают при свете ясных толкований тех знаменитых анатомов, которые задались целью исследовать рост и развитие человеческой яйцеклетки. Достаточно здесь назвать имена Дж. Мюллера, Ратке, Бишофа, Сент-Илера, Бурдаха, Аллена Томпсона, Г. и У. Вролика, Вольфа, Меккела, Симпсона Рокитанского и фон Аммона в качестве достаточного свидетельства, что научная истина со временем рассеет туман невежества и суеверия».


Судя по уверенному тону выдающегося автора, можно подумать, что мы уже обладаем средствами, чтобы легко разрешить запутанную проблему или, по крайней мере, имеем какую-то путеводную нить, с помощью которой можно будет выйти из затруднения. Но в 1872 г., после использования всех трудов и изобретательности вышеперечисленных блестящих патологов, мы находим, что он делает то же самое признание в незнании, какое выразил Магенди в 1838 г.


«Тем не менее», – говорит он, – «большая тайна все еще окружает происхождение уродств; можно считать, что происхождение их сводится к двум моментам, а именно: 1. уродство может возникнуть в результате повреждения самого зародыша; 2. оно может возникнуть в результате деформации, произведенной внешними причинами в период развития утробного плода. Что касается первого момента, то полагают, что зародыш в начале может быть изуродован или неполноценен вследствие какого-то влияния, исходящего из мужского или женского начала, как это бывает при повторных рождениях одного и того же порока развития от тех же родителей, где недостаток одной из сторон передается новорожденному, как наследие».


Не имея какой-либо собственной философии, чтобы объяснить рождение уродов, патологи, верные своим профессиональным инстинктам, прибегают к отрицанию.


«Что такие деформации могут получиться вследствие ментальных впечатлений беременной женщины, об этом положительные доказательства отсутствуют», – заявляют они. – «Родинки, материнские знаки и кожные пятна приписываются болезненному состоянию покровов яйца... Общепринятой причиной деформаций утробного плода считают задержку развития зародыша, причина которой не всегда видна, но большею частью остается сокрытой... Переходящие формы человеческого зародыша напоминают постоянные формы многих низших животных». – Не может ли ученый профессор объяснить – почему? – «Поэтому уродства, возникающие в результате задержания развития, часто приобретают вид животных».


Точно; не сообщить ли патологам, почему это так? Любой анатом, который поставил развитие эмбриона «предметом особого изучения», может, не особенно напрягая мозги, рассказать, что показали ему его ежедневная работа и опыт; он может, например, рассказать, что до определенного периода человеческий эмбрион представляет собою молодую амфибию, сделавшую свой первый шаг от состояния икринки, он – головастик. Но, кажется, ни одному физиологу или анатому не пришло в голову применить к развитию человеческого существа – с начала его появления как зародыша до его окончательного формирования и рождения – пифагорейскую эзотерическую доктрину метемпсихоза, так неправильно понятую критиками. Значение каббалистической аксиомы: «камень становится растением; растение – животным; животное – человеком, и т. д.», – уже упоминалось в другом месте в связи с духовной и физиологической эволюцией человека. Мы теперь добавим к ней несколько слов, чтобы лучше пояснить идею.

Какова первоначальная форма будущего человека? Зернышко, корпускула, – говорят некоторые физиологи; молекула, яйцо яйца, – говорят другие. Если бы ее можно проанализировать – спектроскопом или иначе, – из чего бы она оказалась состоящей? По аналогии следовало бы считать, что из ядрышка неорганической материи, отложенной круговоротом веществ в точке зарождения и соединенной с отложением органической материи. Другими словами, это незримо малое ядрышко будущего человека составлено из тех же самых элементов, что и камень – из тех же самых элементов, что и земля, на которой человеку предназначено обитать. Каббалисты ссылаются на Моисея, как на автора высказывания, что для создания живого существа нужны земля и вода, и поэтому можно сказать, что сперва человек появляется в виде камня.

По истечении трех или четырех недель овум становится подобным растению, так как один конец его становится сферическим, а другой конец суживается конусообразно наподобие морковки. При рассечении его обнаруживают, что он, подобно луковице, состоит из нескольких слоев очень нежной пленки, служащей вместилищем воды. В нижнем конце эти пленки сближаются, и эмбрион висит на основании пуповины совсем как плод на ветке. Камень теперь превращен метемпсихозом в растение. Затем эмбрионическое создание начинает выпускать изнутри наружу ростки конечностей и развивать их. Проявляются глаза, подобно двум черным точкам; уши, нос и рот, прежде чем выдаваться, образуют впадины. Эмбрион развивается в зародыш животного – принимает форму головастика – и подобно пресмыкающейся амфибии живет в воде и развивается в ней. Его монада еще не стала ни человеческой, ни бессмертной, ибо каббалисты говорят нам, что это наступит только в «четвертом часу». Мало-помалу зародыш принимает характерные черты человеческого существа, и первый трепет дыхания бессмертия пронизывает его; он двигается, природа открывает перед ним путь, вводит его в мир. И божественная сущность вселяется в детский организм, в котором она будет обитать до физической смерти, после которой человек становится духом.

Таинственный процесс девятимесячного формирования человека каббалисты называют завершением «индивидуального цикла эволюции». Как зародыш человека развивается в чреве, погруженный в амнион, так и земля зарождается из вселенского эфира или астрального флюида в чреве вселенной. Эти космические дети, подобно своим обитателям-пигмеям, сперва становятся ядрами, затем яйцами, затем постепенно созревают и в свою очередь становятся материями, развивают минеральные, растительные, животные и человеческие формы. От центра к окружности, от неощутимого пузырька до невообразимых границ космоса, эти глубокие мыслители, оккультисты, прослеживают, как цикл сливается с циклом, как один цикл содержит другой в бесконечной серии. Эмбрион развивается в своей внутриутробной сфере, индивидуум в своем семействе, семейство в государстве, государство в человечестве, земля в нашей системе, эта система в центральной вселенной, вселенная в космосе, космос в Перво-Причине – беспредельно и бесконечно. Их философия эволюции, которая, как мы видим, отличается от философии Геккеля, такова:


«Все сущее лишь часть великого целого, –
Природа его тело; и Бог – душа его.
Не счесть миров, в его зачатых чреве».


Единодушно соглашаясь с тем, что физические причины, например, удары, несчастные случаи, плохое питание матери, влияют на зародыш и в какой-то степени угрожают его жизни; и также допуская, что моральные факторы, например, страх, внезапный ужас, сокрушающее горе или даже чрезмерная радость могут задержать рост зародыша и даже убить его, многие физиологи соглашаются с Магенди, говоря:


«Нет причин верить, что воображение матери может иметь какое-либо влияние на формирование рождающихся уродов», – и это только потому, что – «такие отклонения ежедневно наблюдаются в воспроизводстве у животных и даже у растений».


В этом мнении его поддерживают ведущие тератологи наших дней. Хотя Жоффрей Сент-Илер дал имя этой новой науке, ее факты обоснованы на исчерпывающих опытах Бичета, который в 1802 г. был признан основоположником аналитической и философической анатомии. Одним из наиболее ценных вкладов в тератологическую литературу является монография Дж. Фишера, доктора медицины из Синг-Синга в Нью-Йорке, озаглавленная: «Диплотератология; очерк о происхождении человеческих монстров». Этот писатель классифицирует рождаемых уродов по разным видам, сопровождая отдельные случаи рассуждениями, навеянными их своеобразием. Следуя примеру Сент-Илера, он делит историю этого предмета на баснословный, позитивный и научный периоды.

Для нашей цели достаточно сказать, что при нынешнем состоянии научной мысли считаются установленными два положения: 1. что ментальное состояние матери не оказывает влияния на формирование утробных уродств; 2. что большинство разнообразных уродств могут быть объяснены теорией приостановки и задержки развития. Фишер говорит:


«Тщательное изучение законов развития и порядка, в каком различные органы и эмбрионы развиваются, привело к наблюдениям, что уроды, появившиеся в результате приостановки или заторможенного развития, произошли, до некоторой степени, от их перманентных эмбрионов. Ненормальность органов представляет собою просто результат начальных условий формирования, как оно протекало на ранней стадии зародышевой жизни».[10]


При нынешнем, признанном хаотическим, состоянии физиологии нам кажется немного рискованным со стороны какого-либо тератолога как бы велик ни был его авторитет в анатомии, гистологии или эмбриологии, занимать такую опасную позицию, чтобы сказать, что мать не имеет влияния на своего потомка. В то время как микроскопы Геллера и Пролайка, Дереста и Ларабулэ раскрыли нам много интересных фактов зародышевой жизни, еще больше фактов по эмбриологии остаются нераскрытыми современной наукой. Если мы согласимся, что уродства являются результатом задержки в развитии, мало того, если мы пойдем еще дальше и согласимся; что будущее зародыша может быть предсказано по жизненной кальке, то куда тератолог поведет нас, чтобы мы могли узнать предшествующую психологическую причину того и другого? Доктор Фишер мог тщательно изучить несколько сот случаев уродств и чувствовать себя вправе построить новую классификацию их родов и видов, но факты остаются фактами, и вне поля его наблюдений, как видно, даже судя по нашему личному опыту в различных странах, имеется достаточно наличных доказательств, что сильные переживания матери часто отражаются на ребенке в осязаемых, видимых и постоянных отступлениях от нормального облика. И эти случаи, кроме того, находятся в явном противоречии с утверждением доктора Фишера, что причины рождения уродов можно проследить «до ранних стадий зародышевой жизни». Вот вам один из таких случаев. В Саратовском окружном суде, в России, был судья, который всегда носил на щеке повязку, под которой скрывал мышиный знак на левой стороне лица. Знак очень точно изображал мышь, тело которой выделялось на щеке высоким рельефом, а хвост уходил через висок и терялся в волосах. Тело мыши казалось лоснящимся, серым и вполне естественным. По собственному его объяснению, его мать питала непреодолимое отвращение к мышам и ее преждевременное разрешение от бремени было вызвано испугом, когда она увидела, что из ее рабочей коробки выпрыгнула мышь.

В другом случае, которому автор был свидетелем, беременная дама, которой до разрешения от бремени оставались две-три недели, увидела чашку с малиной, которой ей чрезвычайно захотелось, но ей в этом отказали. Она возбужденно и несколько театрально хлопнула правой рукой себя по шее, воскликнув, что она должна получить малину. Ребенок, родившийся в нашем присутствии три недели спустя, имел четко очертанный знак малины на правой стороне шеи. До сегодняшнего дня, когда созревают фрукты, его родимый знак становится темно-малиновым, тогда как в течение зимы он совсем бледный.

Такие случаи, вроде вышеприведенных, известны многим матерям семейств или по собственному опыту, или по опыту друзей и знакомых, и они убеждают, вопреки заверениям всех тератологов Европы и Америки. Потому что, по наблюдениям, животные и растения тоже производят уродов, Магенди и его школа делают выводы, что человеческие уродства тождественны с ними и отнюдь не являются следствиями материнского воображения, потому что первые таковыми не являются. Если физические причины производят физические действия в низших царствах, то то же самое правило должно иметь силу и у нас.

Но совсем оригинальная теория недавно была выдвинута профессором Армором, из медицинского колледжа Лонг-Айленда, в ходе обсуждений, состоявшихся в Детройтсткой Академии медицины. В противоположение ортодоксальным взглядам, представленным доктором Фишером, профессор Армор говорит, что уродства происходят в результате одной из двух причин: 1. из-за недостаточности или ненормального состояния производящей материи, из которой зародыш развивается, или 2. из-за вредоносных влияний, действующих на зародыш в утробе. Он утверждает, что производящая материя представляет в своем составе каждую ткань, строение и форму, и что может быть такая передача приобретенных особенностей строения, которые сделают производящую материю неспособной к производству здорового равномерно-развитого потомка. С другой стороны, производящая материя сама по себе может быть совершенной, но будучи подвержена вредоносным влияниям во время беременности, она по необходимости может создать урода.

Чтобы быть состоятельной, эта теория должна быть способна объяснить диплотератологические случаи (двухголовые уроды и уроды с двойными конечностями), что, кажется, ей трудно. Мы, пожалуй, могли бы согласиться, что в дефективной производящей материи голова эмбриона может и не быть представленной так же, как может быть не представлена какая-либо другая часть тела; но едва ли можно допустить, что в ней могут быть два или три представителя одного единственного члена. И опять, если производящая материя имеет наследственный порок, тогда все исходящее из нее потомство должно быть в равной степени уродливым; то факт тот, что во многих случаях мать рождает ряд здоровых детей до появления урода, причем все являются потомством одного и того же отца. Целый ряд таких примеров приводит доктор Фишер; между прочим он описывает случай Катерины Коркоран,[11]


«очень здоровой женщины тридцати лет отроду, которая до рождения у нее урода дала жизнь пятерым хорошо сложенным детям, из которых двое были близнецами... У урода, которого она потом родила, было по голове в обоих концах тела, две груди с руками полностью, два брюшных и два тазовых углубления, соединенных концом к концу, и с четырьмя ногами, попарно расположенными по той и другой стороне, где произошло соединение между этими двумя».


Некоторые части тела, однако, не были двойными и поэтому данный случай не может рассматриваться, как сращение двух близнецов.

Другой пример дает нам Мария Тереза Пароди.[12] Эта женщина до этого дала жизнь восьми хорошо сложенным детям, а потом разрешилась от бремени дитятею женского пола, у которого только верхняя часть была двойная. Много таких случаев, когда до и после рождения уродов матери рожали вполне нормальных и здоровых младенцев; с другой стороны, если тот факт, что уродства встречаются у животных так же, как и у людей, стал общепринятым аргументом против теории, что эти уродства являются результатом воображения матери, и другой факт – что нет разницы между яйцеклеткой млекопитающегося животного и человека, будут приняты, что тогда станется с теорией профессора Армора? В таком случае пример и животного царства будет столь же убедителен, как пример человеческого уродства; и вот что мы читаем в статье доктора Самюеля Л. Митчела «О двухголовой змее»:


«Была убита самка змеи вместе с ее выводком потомства, насчитывающего 120 экземпляров, три из них были уродами. Один из этих трех змеенышей имел четкие две головы; один был с двойной головой и только с тремя глазами; а один был с двойным черепом, снабженным тремя глазами и одною единственною челюстью; у этого последнего было два туловища».[13]


Несомненно, производящая матерая, которая произвела на свет этих трех уродов, была та же самая, которая произвела остальных 117. Таким образом, теория Армора оказалась такой же несостоятельной как и другие.

< ... >

Наука установила несколько основоположений по этому вопросу, например, что беременная женщина находится в состоянии большой впечатляемости, восприимчивости, как физически, так и ментально. Физиологи говорят нам, что ее умственные способности ослаблены и что она необычайно чувствительна даже к малейшим пустякам. Ее поры открыты и она выделяет особенный кожный пот; она кажется открытой для всех влияний природы. Последователи Рейхенбаха утверждают, что ее одическое состояние очень интенсивное. Дю Потэ предостерегает против ее месмеризации из боязни воздействия на ее плод. Ее болезни передаются ему, и часто он абсорбирует их самих; ее страдания и радости действуют на его темперамент так же, как на его здоровье; по пословице, у великих людей и матери великие, и наоборот.


«Это правда, что ее воображение оказывает влияние на плод», – признает Магенди, противореча самому себе в другом месте; и он добавляет, что – «внезапный ужас может причинить смерть утробному плоду или задержать его рост» [291, с. 520].


В случае, о котором недавно сообщала американская газета, у мальчика, убитого молнией, когда его раздели, обнаружили на груди точное изображение дерева, которое росло вблизи окна, против которого сидел мальчик во время несчастья, дерево тоже было повалено молнией. Эта электрическая фотография, совершенная слепыми силами природы, дает нам аналогию, посредством которой мы можем понять, каким образом ментальные картины матери передаются еще нерожденному дитяти. Ее поры открыты; она испускает одические эманации, которые есть не что другое, как другая форма акаши, электричества или жизненного принципа, который, согласно открытию Рейхенбаха, производит месмерический сон и, следовательно, есть магнетизм. Магнетические токи после их выхода из тела превращаются в электричество. Когда какой-либо предмет производит очень сильное впечатление на ум матери, то его изображение моментально проецируется на астральный свет или вселенский эфир, являющийся, по словам Джевонса и Бэббиджа, а также авторов «Невидимой вселенной», хранилищем духовных изображений всех форм и даже человеческой мысли. Ее магнетические эманации притягивают и соединяются с нисходящими токами, которые уже несут на себе изображение. Оно отскакивает и силою обратной отдачи более или менее сильно отпечатывается на утробном плоде по той же самой формуле физиологии, которая показывает, как каждое переживание матери отражается на ее отпрыске. Является ли приведенная каббалистическая теория более гипотетической и непонятной, чем тератологическая доктрина, распространяемая последователями Жоффрея Сент-Илера?

< ... >

Элифас Леви, который несомненно, является одним из лучших авторитетов по некоторым пунктам среди каббалистов, говорит:


«Беременные женщины больше, чем другие, подвергаются влиянию астрального света, который способствует формированию их ребенка, и постоянно преподносит им воспоминания о формах, которыми он заполнен. Вот почему очень добродетельные женщины часто вводят в заблуждение наблюдателей и вызывают злобу, порождая сомнительные сходства. Они часто запечатлевают на плод своего брака изображение, которое врезалось им в память во сне, и таким образом те же самые физиономии сохраняются из века в век».
«Каббалистическое использование пентаграммы поэтому может предопределить лик нерожденных детей, и посвященная женщина могла бы придать своему сыну сходство с Hepеycoм или Ахиллесом так же, как с Людовиком XV или с Наполеоном» [157, с. 175].
< ... >

Как Фидий, собиравший свободно лежащие части глины, смачиванием водою соединял их вместе, придал пластичную форму возвышенной идее, вызванной к жизни его творческой способностью; так же и мать, которая сознает свои силы, может придать какую угодно форму своему будущему ребенку. Не зная своих сил, скульптор создает только неодушевленную, хотя и восхитительную фигуру инертной материи, тогда как душа матери, сильно пораженная собственным воображением, слепо, несознательно проецирует поразившее ее изображение в астральный свет и, через отражение, запечатлевает его на своем утробном плоде.

< ... >

Давайте рассмотрим утверждение Магенди в свете зарегистрированных наукою примеров власти воображения в случаях образования уродливых деформаций, где это не касается беременных женщин. Магенди признает, что такие случаи – ежедневное явление у потомства низших животных. Как же он тогда объяснит высиживание цыплят с ястребиными головами, если не при помощи теории, что появление векового врага – ястреба воздействовало на воображение курицы, которая, в свою очередь, сообщила материи, входящей в зародыш, определенное движение, которое расширяясь, произвело уродливых цыплят? Мы знаем аналогичный случай, когда ручной голубь, принадлежавший одной знакомой нам даме, ежедневно пугался попугая, и в следующем выводке этого голубя среди прочих малышей были двое с головами попугая; это сходство даже простиралось на окраску перьев. Мы могли бы цитировать Колумелла, Хатта и других авторитетов вместе с примерами из опыта скотоводов, чтобы показать, как приведением воображения матери в возбужденное состояние можно в значительной степени воздействовать на сформирование внешности потомства. Эти примеры ни в коей степени не задевают вопроса о наследственности, ибо они, просто, являются искусственно созданными изменениями.

< ... >

Из чего состоит тело ребенка при рождении? Химики скажут нам, что в нем содержится дюжина фунтов уплотненного газа и несколько унций зольного остатка, воды, кислорода, водорода, азота, угольной кислоты, немного извести, магнезии, фосфора и несколько других минералов; это все! Откуда они взялись? Каким образом они были собраны вместе? Каким образом были эти частицы, которые по словам мистера Проктора, – «извлечены из глубин пространства, окружающего нас со всех сторон», – были сформированы и как им была придана человеческая форма? Мы видели, что бесполезно об этом спрашивать ту доминирующую школу, блестящим представителем которой является Магенди, ибо он признается, что он ничего не знает о питании, пищеварении и кровообращении утробного плода; а физиология учит нас, что до тех пор пока яйцеклетка окружена граафовым пузырьком, она является составной частью целостного организма матери. Но после разрыва этого пузырька она становится почти такой же независимой от нее в отношении материалов на постройку тела будущего существа, как зародыш в птичьем яйце после того, как курица его снесла. Среди наглядно доказанных фактов науки мало найдется чего-либо, что противоречило бы идее, что утробный ребенок матери значительно отличается от квартиранта дома, в котором он нашел приют, тепло и удобства.

По Демокриту, душа[14] образовывается от скопления атомов, а Плутарх излагает его философию так:


«Существуют субстанции бесчисленные, неделимые, непотревоженные, без различий, без свойств; они двигаются в пространстве, в котором они рассеяны; и когда они приближаются друг к другу, они соединяются и сливаются и посредством своих агрегаций образуют воду, огонь, растение или человека. Все эти субстанции, которые он называет атомами по причине их твердости, не могут подвергаться ни изменениям, ни деформациям. Но, – добавляет Плутарх, – мы не можем изготовить ни краски из того, что бесцветно, ни субстанции или души из того, что не имеет души и не имеет свойств».
< ... >

Так как мы указали на существование силы в человеческой воле, которая, посредством сосредоточения потоков этих атомов на объективную точку может создать ребенка, соответствующего образу материнского воображения, то почему будет невероятным, что эта же самая сила, будучи применена матерью, может путем интенсивного, хотя и неосознанного обратного переключения рассеять, дезинтегрировать любую часть тела или даже все тело ее неродившегося еще ребенка? И вот здесь место вопросу о ложной беременности, которая так часто вызывает недоумение и врача, и пациента. Если голова, рука и кисти трех детей, упомянутых Ван Гельмонтом, могли исчезнуть в результате чувства ужаса, испытанного матерью, то почему то же самое или какое-то другое чувство, возбужденное до подобной же степени не может причинять полное растворение утробного плода в так называемой ложной беременности? Такие случаи редки, но они встречаются и ставят науку в тупик. Несомненно, что в кровообращении матери нет такого химического растворителя, достаточно мощного, чтобы растворить ее дитя, не разрушив при этом ее саму.

Источник: Блаватская Е.П. - Разоблачённая Изида т.1 гл.11


Инструкции для учеников

Сперва появляются пупочно-брызжеечные сосуды, две артерии и две вены, но они впоследствии совершенно исчезают, как исчезает «сосудистое место» на Пупочной Везикуле, откуда они исходят. Что касается собственно «Пупочных Сосудов», Пуповина, в конечном счете, обвивает вокруг них справа налево одну пуповинную вену, которая доставляет окисленную кровь от матери к Плоду, и две Гипогастрические или Пуповинные Артерии, которые отводят использованную кровь от Плода к Плаценте, причем содержимое сосудов является противоположным тому, которое устанавливается после рождения. Таким образом, Наука подтверждает мудрость и знания древнего Оккультизма, так как в дни Симона Волхва никто, если он не был Посвященным, ничего не знал о кровообращении или о Физиологии. В то время, как настоящая Статья печаталась, я получила две маленькие брошюрки от д-ра Джекома А. Андерсона, которые были напечатаны в 1884 и 1888 гг. и в которых можно найти научные доказательства о питании утробного Плода именно так, как изложено в Статье I. Вкратце: плод питается посредством осмозиса из Амниотической Жидкости и дышит посредством Плаценты. Наука мало или почти ничего не знает об Амниотической Жидкости и ее использовании. Если кто-либо захочет разобраться подробнее в этом вопросе, я рекомендую труд д-ра Андерсона «Remarks on the Nutrition of the Foetus». (Wood & Со., New York.)

Источник: Блаватская Е.П. - Инструкции для учеников внутренней группы, Инструкция 2


Сноски


  1. ˝Aνθρωπος – труд об Оккультной Эмбриологии, книга I.
  2. Именно врожденный идиот.
  3. Лэнг, «Современная Наука и Современная Мысль», стр. 171.
  4. Это отмечено и наполовину объяснено в «Разоблаченной Изиде», том I, стр. 389.
  5. «В этот период», пишет Дарвин – «артерии разделяются на дугообразные ветви, как бы для несения крови в жабры, которые не существуют у высших позвоночных, хотя щели по сторонам шеи все еще остаются, обозначая их прежнее [?] положение». Достойно замечания, что хотя жаберные щели совершенно бесполезны для всех, исключая амфибий и рыб и так далее, наличность их регулярно отмечается в развитии утробного плода позвоночных. Даже дети рождаются иногда с отверстием в шее, соответствующим одной из щелей.
  6. Перевод Уильсона, как исправлено Фитцэдуардом Холлом, I, 40.
  7. В действительности Прана есть вселенский Жизненный Принцип.
  8. Все то, что содержится в утробе, имея непосредственную духовную связь со своими космическими прототипами, является могущественными орудиями в Черной Магии на физическом плане и поэтому считаются нечистыми.
  9. См. supra, II, часть I.
  10. «Протоколы нью-йоркского медицинского общества», 1865-6-7.
  11. «Дублинский квартальный журнал по медицинской науке», том XV, стр. 263, 1853.
  12. «Анатомические исследования трансцендентальной патологии», Париж, 1832.
  13. «Силмановский журнал науки и искусства», т. X, стр. 48.
  14. Под словом «душа» ни Демокрит, ни другие философы не подразумевали nous или pneuma, божественную нематериальною душу, но подразумевали psyche, или астральное тело, то есть то, что Платон всегда именует второй смертной душой.