Джон Кинг

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Теопедия, раздел '''Елена Петровна Блаватская''', http://ru.teopedia.org/hpb/</div>
Перейти к: навигация, поиск
John King.jpg

Только, пожалуйста, пусть ни­кто не знает, что картину создавали через меня. У меня нет ни малейшего желания прослыть медиумом, ведь в наши дни это звание стало синонимом слова «мошенник». Кроме того, я и вправду вовсе не медиум и никогда им не была, по крайней мере, в вашем, общечеловеческом, понимании.

Источник: Блаватская Е.П. - Письмо Липпитту №4


Возьмем, к примеру, меня. Я знаю Джона уже 14 лет. Все это время он не расставался со мной: весь Петербург и пол-России знали его под именем «Ян­ка», или «Джонни», он странствовал вместе со мною по всему свету. Трижды он спасал мне жизнь: например, в Ментане во время кораблекрушения или последний раз — 21 июня 1871 года близ Специи, когда наш пароход взорвался, разлетевшись на кусочки, на атомы, и из четырехсот пассажиров уцелело лишь шестнадцать человек. Джон любит меня, я это знаю, и ни для кого он не сделал бы столько, сколько для меня.

И тем не менее знали бы вы, какие неприятные фортели он выкидывает: чуть что не так — и он становится сущим дьяволом, принимаясь озорничать, да еще как! Жутко оскорбляет меня, награждая са­мыми причудливыми, «неслыханными» прозвищами, от­­правляется к медиумам и рассказывает про меня вся­кие байки, жалуется им, что я оскорбляю его лучшие чувства, что я закоренелая лгунья, неблагодарное создание и так далее.

Он набирает такую силу, что действительно сам может писать письма без помощи медиумов: переписывается с Олькоттом, с Адамсом, с тремя-четырьмя леди, которых я даже не знаю. Приходит ко мне и рассказывает, «как чудно он с ними развлекся» и как ловко он их надул. Могу назвать вам десять человек, с которыми он ведет переписку.

Он крадет в доме что попало. На днях, когда я болела, принес г-ну Дана 10 долларов, так как Дана утром тайно написал ему из своей комнаты и попросил об этом (Дана знаком с ним уже 29 лет). Он стащил 10 долларов для г-на Брауна. А еще Джон принес г-же Маньон ее кольцо с рубином, потерянное несколько месяцев назад (потерянное или украденное — точно не знаю), «в качестве вознаграждения», как он выразился, за ее заботу «о его возлюбленной Элли» (моем бедном эго). Она написала ему за два часа до этого, в 9 часов вечера, а в 11 вечера у себя под постельным бельем обнаружила свое колечко вместе с запиской от Джона. Он подделывает чужие почерки и вносит разлад в семьи, «неожиданно появляется и внезапно исчезает» подобно некоему инфернальному Deus ex machina*; он способен бывать одновременно во многих местах и повсюду сует нос в чужие дела. Он может сыграть со мной самую неожиданную шутку — и порой это весьма опасные шутки; он ссорит меня с людьми, а потом появляется и со смехом рассказывает мне о своих проделках, бахвалится ими и дразнит меня.

На днях он пожелал, чтобы я сделала нечто, чего мне делать совершенно не хотелось, ибо я была не уверена, что это правильный поступок, и к тому же плохо себя чувствовала. Тогда Джон швырнул в меня едким un morceau de pierre infernale[1], который хранился в запертой шкатулке в ящике комода, и обжег мне правую бровь и щеку, а когда на сле­дующее утро бровь моя почернела как смоль, Джон засмеялся и сказал, что я теперь выгляжу, как «прелестная молодая испанка». Теперь мне ходить с этой от­метиной не меньше месяца. Я знаю, он любит меня, я знаю это, он преданно служит мне, но в то же время он нагло изводит меня, несчастный негодник. Он пишет людям обо мне пространные письма, внушает им самые жуткие вещи, а потом хвастается этим!

У вас и у меня совершенно разные представления о мире духов. Господи! Вы, наверное, думаете: «Джон — это сущий диака, Джон — это злой дух, un esprit farfadet et malin»[2]. Ничего подобного. Он такой же, как и любой из нас, не лучше и не хуже. Я вам все это рассказываю и предупреждаю только потому, что хочу, чтобы вы получше узнали его, прежде чем нач­нете с ним общаться.

Ну вот, например, вам известно, что природа щед­ро одарила меня, наделив вторым зрением, то есть даром ясновидения, и обычно я могу увидеть то, что очень захочу, но я никогда не могу этим способом предвидеть его фокусы и вообще ничего о них не знаю, если только он сам не приходит ко мне и не рассказывает о них.

Источник: Блаватская Е.П. - Письмо Липпитту №10


Все на первый взгляд ничего не значащие письма, которые вам диктовали духи во время вашего пребывания там, — это не что иное, как многочисленные наставления вашим американским спиритуалистам, записанные осо­бым шифром (каббалистическим, используемым розенкрейцерами и другими Братствами оккультных наук. Я не вольна расшифровывать их вам до особого распоряжения. Не принимайте мои слова за отговорку. Дело обстоит именно так, как я вам говорю, даю вам честное слово. Джон, конечно же, разбирается в этих шифрах, ибо он, как вы понимаете, сам принадлежал к одному из таких орденов.

Источник: Блаватская Е.П. - Письмо Липпитту №12


За исключением уже упомянутых деталей, та картина на атласе написана не мною, а той силой, которую я назвала Джоном Кингом, — силой, присвоившей себе внешность и родовое имя Джона Кинга, ибо это — родовое имя, чем и объясняется множество проти­воречивых утверждений, касающихся Джона Кинга, сде­ланных как окружающими, так и им самим в разных уголках земли. С этой силой я знакома еще с детства, но увидела его лицо, как вы говорите, много лет назад, во время одной поездки (когда г-н Блаватский был губернатором в городе Эривань, столице Армении, а не в Тифлисе). На той картине я даже цветы на венке не смогла бы так хорошо изобразить без помощи Джона.

Источник: Блаватская Е.П. - Письмо Липпитту №14




  1. Кусочком адского камня - ляписа (франц.)
  2. Бука, злух злобный и лукавый (франц.)