Америка

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Теопедия, раздел '''Елена Петровна Блаватская''', http://ru.teopedia.org/hpb/</div>
Перейти к: навигация, поиск

Тайная Доктрина

Некоторые потомки первобытных Нагов, Змий Мудрости, населили Америку, когда во времена славных дней великой Атлантиды поднялся ее материк. Америка есть Патала или антипод Джамбу-Двипы, но не Бхарата-Варши. Иначе, откуда традиции и легенды – причем последние всегда более достоверны, нежели история, как говорит Августин Тьэрри – и даже тождественность в наименованиях некоторых «лекарей» и священнослужителей, по сей день существующих в Мексике?

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ст.8


Америка, «новый» свет, таким образом, если и не очень древнее, то, во всяком случае, старше Европы, «старого» света.

< ... >

Если Обитель Див или Дэв-сефида (Тарадаитьи) находилась на седьмой ступени, то это потому, что он пришел из Пушкара, Патала (антипода) Индии, или из Америки. Последняя почти соприкасалась тогда с Атлантидою, перед тем что последняя погрузилась, наконец, в море. Слово Патала означает одновременно антиподные страны и адские области, и эти слова стали, наконец, синонимами во всех отношениях, как по значению и свойствам, так и по названию.

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ст.12


Так Оккультная Философия учит, что даже сейчас, на наших глазах, новая раса и расы находятся в образовании и что именно в Америке трансформация эта будет совершаться, и она уже тихо началась.

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ч.1 гл.Заключение


Разоблачённая Изида

То же самое можно сказать о названии Америка, которое когда-нибудь окажется имеющим более близкую связь с Меру, священной горой в центре семи континентов, по индийской традиции, чем с Америко Веспучи, чье имя, кстати сказать, совсем не было Америко, а Альберико – пустяковая разница, считающаяся не стоящей упоминания точной историей до самого последнего времени.[1] Мы приводим следующие соображения в пользу нашего аргумента:

Во-первых, Америк, Амеррике или Америке есть название в Никарагуа горной страны или горного хребта, который находится между Джуигалпа и Либертадом, в провинции Чонталес, и который простирается в одну сторону в земли каркасских индейцев, а в другую сторону в земли индейцев Рамас.

Ик или ике в качестве последнего слога в слове означает великий, как кацик и т. п.

Колумб упоминает в своем четвертом путешествии поселок Караи, возможно, Кайкаи. Население изобиловало колдунами или знахарями; и это был район хребта Америк высотою в 3000 футов.

Все же он пропускает упоминание этого слова.

Название «Провинция Америка» впервые появилось на карте, изданной в Базеле в 1522 г. До этого времени область считалась частью Индии. В том году Никарагуа была завоевана Жилем Гонзалесом де Авида.[2]

Во-вторых, «северяне, которые заселили этот континент в десятом веке [387], по низкому, густо заросшему лесом берегу» назвали его «Маркланд», от слова марк, означающего лес. «Р» имело раскатистый звук, как маррик. Аналогичное слово находимо в стране Гималаев, и название Мировой Горы, Меру, в некоторых диалектах произносится как Меруах, причем «х» в конце произносится с сильным выдыханием. Главная идея, однако, заключается в том, чтобы показать, как два народа могут принять слово с одинаковым звучанием, вкладывать в него каждый свой смысл и применить его к той же самой территории.

«Наиболее правдоподобно», – говорит профессор Уайлдер, – «что государство Центральной Америки, где мы находим имя Америк, означающее (подобно индийской Меру, добавим мы) великую гору, – дало континенту его имя. Веспучи мог бы воспользоваться своим именем, если бы в его замыслы входило намерение дать название континенту. Если теория аббата де Бурбурга об Атлане, как источнике имен Атлант и атлантический подтвердится, то эти две гипотезы могли бы прекрасно согласовываться. Так как Платон не был единственным писателем, трактовавшим о мире, находящемся за Геркулесовыми столбами, и океан все еще мелководен, дает возможность расти морским растениям по всей тропической части Атлантического океана, то вовсе не будет нелепостью представить, что этот континент мог иметь выступ или там существовал громадный остров. Тихий океан тоже проявляет признаки, что в нем существовал целый островной мир, населенный малайцами и яванцами, если только это был континент между севером и югом. Мы знаем, что ученым снится в Индийском океане Лемурия, и что пустыня Сахара когда-то была морским дном».

Источник: Блаватская Е.П. - Разоблачённая Изида т.1 гл.15


Статьи

Там, вдоль побережья Перу, по всему Панамскому перешейку и Северной Америке, в каньонах Кордильер, в непроходимых ущельях Анд и особенно за Мексиканским плоскогорьем, лежат заброшенные развалины сотен некогда могущественных городов, стертых из памяти людей и утративших даже свое название. Погребенные в густых лесах и недоступных долинах, порою на глубине около двадцати метров под землей, они по сию пору остаются загадкой для науки, сбивают с толку исследователей и хранят безмолвие паче египетского Сфинкса. Мы абсолютно ничего не знаем об Америке до испанского завоевания. Не сохранилось никаких, даже сравнительно недавних, хроник; среди местных племен не осталось традиций, восходящих к прошлому. Мы так же ничего не знаем о народах, построивших эти циклопические сооружения, как и о непонятном культе, вдохновившем древних скульпторов, которые украсили сотни километров стен, памятников, монолитов и алтарей таинственными иероглифами, изображениями животных и людей, картинами неведомой жизни и утраченных искусств порою настолько фантастическими и дикими, что они невольно представляются бредом, фантасмагории которого по мановению руки некоего мага кристаллизовались в граните, дабы вечно озадачивать грядущие поколения. Само существование этих древних памятников оставалось неизвестным вплоть до начала XIX века. Мелочная, подозрительная ревность испанцев сразу же встала «китайской стеною» между их американскими владениями и чересчур любопытными путешественниками, а невежество и фанатизм завоевателей и их пренебрежение ко всему, кроме удовлетворения собственной ненасытной алчности, препятствовали научным исследованиям. Даже восторженные записки Кортеса и целой армии его разбойников и священников, а также Писарро и его бандитов и монахов о величии храмов, дворцов и городов Мексики и Перу долгое время оставались без внимания. Так, д-р У.Робертсон в своей «Истории Америки» сообщает, что жилища древних мексиканцев представляли собою «обычные хижины из глины, дерна или веток, похожие на жилища самых диких индейцев»; ссылаясь на свидетельства некоторых испанцев, он даже рискует утверждать, что во всей этой обширной империи не осталось «ни единого памятника, ни следа сооружений древнее периода завоевания»!

Реабилитировать истину суждено было великому Александру Гумбольдту. В 1803 году этот выдающийся ученый и путешественник пролил новый свет на мир археологии. Ему посчастливилось стать пионером многих открытий. В то время Гумбольдт описал только Митлу, Долину Мертвых, Сочикалько и великий пирамидальный храм Чолула. За ним последовали Джон Л.Стивенс[3], Ф.Катервуд и Сквайер; а в Перу — Д’Орбиньи[4] и д-р Чуди[5]. С тех пор множество путешественников побывало в разных местах, оставив нам точное описание многих памятников древности. Но сколько еще осталось не только не исследованным, но даже неизвестным, сказать не может никто.

Что касается сооружений доисторических, то в этом Перу и Мексика могут соперничать даже с Египтом. Не уступая Египту в громадности циклопических сооружений, Перу превосходит его в их количестве, а храм Чолула больше великой пирамиды Хеопса в ширину, а возможно, и в высоту. Сооружения общественного назначения: стены, фортификационные укрепления, террасы, водопроводы, акведуки, мосты, храмы, захоронения, целые города и изящно вымощенные дороги протяженностью в сотни миль — почти сплошною сетью покрывают эту землю. На побережье они выстроены из обожженных на солнце кирпичей, в горах — из порфиритного известняка, гранита и силикатного песчаника. История ничего не знает о поколениях, построивших эти памятники, и даже предания умалчивают о них. Разумеется, большинство этих каменных руин покрыто обильной растительностью. На месте разрушенных городов выросли целые леса, и, за немногими исключениями, все превратилось в развалины. Но даже по развалинам можно судить о былом величии.

< ... >

Хотелось бы знать, как могло случиться, что народы, населяющие столь противоположные страны, как Индия, Египет и Америка, похожи не только в общих религиозных, политических и социальных взглядах, но зачастую и в мельчайших деталях?

Самое главное — выяснить, кто из них кому предшествовал, объяснить, как эти народы в четырех концах света положили начало почти идентичным архитектуре и искусствам; разве что и впрямь были времена, как уверяет Платон, да и многие современные археологи, когда два Света были единым континентом и корабли для сообщения между ними были не нужны.

Согласно последним изысканиям, только в Андах существует пять различных архитектурных стилей. Храм Солнца в Куско принадлежит к позднейшему из них и является, пожалуй, единственным значительным сооружением, если верить современным путешественникам, которое можно определенно отнести к периоду инков, чье царственное величие считается последним отблеском цивилизации, уходящей в бесконечную глубь веков. Д-р Э.Р.Хит из Канзаса полагает, что

...задолго до Манко Капака в Андах обитали племена, которые, вероятно, были ровесниками дикарей Западной Европы. Гигантская архитектура указывает на род циклопов, основателей вавилонского храма и египетских пирамид. Греческий завиток, обнаруженный во многих местах, был заимствован [?] у египтян; обычаи захоронения и бальзамирования указуют на Египет...[6]

Далее этот ученый путешественник пишет, что черепа из захоронений, по заключениям краниологов, представляют три различные расы: чинчей, населявших западные области Перу от Анд до побережья Тихого океана, аймаров, обитавших в горных долинах Перу и Боливии на южном побережье озера Титикака, и уанков, «заселявших плато между горными цепями Анд, к северу от озера Титикака до 9-го градуса южной широты». Смешивать постройки эпохи инков в Перу и эпохи Монтесумы и его кациков в Мексике с памятниками аборигенов — фатально для археологии. В то время как Чолула, Уксмал, Кауачи, Пачакамак и Чичен-Ица к моменту вторжения испанских banditti прекрасно сохранились и были заселены, сотни памятников и городов уже тогда лежали в руинах, а их происхождение было неизвестно завоеванным инкам и кацикам так же, как и нам. Несомненно, это остатки цивилизации неизвестных, ныне вымерших народов. О правильности этой гипотезы свидетельствуют головы странных форм и профили человеческих фигур на монолитах в Копане. Ярко выраженное различие между черепами этих рас и индоевропейцев вначале объясняли тем, что матери механическим путем придавали особую конфигурацию головам своих младенцев, как это часто делают другие племена и народы. Но тот же автор пишет, что находка «мумии семи- или восьмимесячного человеческого зародыша с такою же формой черепа заставила усомниться в верности данного предположения». Помимо гипотезы, имеется и неоспоримое научное доказательство существования цивилизации в Перу много веков назад. Если бы мы, не подкрепив вескими доводами данное предположение, сразу назвали бы количество тысячелетий, истекших с тех пор, у читателя захватило бы дух. Поэтому начнем с фактов.

Перуанское гуано[7] — прекрасное удобрение, состоящее из помета морских птиц, смешанного с их разлагающимися останками, яйцами, останками тюленей и тому подобным, скопившееся на островах Тихого океана и на побережье Южной Америки, ныне хорошо известно, равно как и процесс его образования. Его впервые открыл Гумбольдт и в 1804 году привлек к нему внимание всего мира. Описывая залежи гуано, покрывающие гранитные скалы островов Чинча и других слоем толщиной 15—20 метров, он отмечает, что за 300 лет после завоевания к этому слою добавилось лишь несколько линий[8]. Сколько тысяч лет понадобилось для образования слоя толщиною почти двадцать метров — вопрос чисто арифметический. В связи с этим процитируем статью «Древности Перу»[9]:

На островах Чинча на глубине около двадцати метров были обнаружены каменные идолы и сосуды, а на глубине десяти-одиннадцати метров — деревянные идолы. Из-под слоя гуано, на островах Гуаньапе (к югу от Трухильо) и Макаби (к северу от него) были извлечены мумии, птицы, птичьи яйца, золотые и серебряные украшения. На острове Макаби рабочие нашли несколько огромных золотых ваз, которые они разбили и поделили между собой несмотря на то, что им предлагали за них столько золотых монет, сколько весили эти вазы; таким образом, эти реликвии, представлявшие величайший интерес для ученых, были утрачены навсегда. Кто может вычислить, сколько веков понадобилось для того, чтобы на этих островах образовался одиннадцатиметровый слой гуано, — учитывая, что за триста лет, прошедших со времени завоевания, он практически не увеличился — тот сможет дать вам представление о древности этих реликвий»[10].

Если мы ограничимся только арифметическими вычислениями, то, принимая во внимание, что в одном дюйме 12 линий, а в одном футе 12 дюймов, и допуская, что каждый век слой этот увеличивался на одну линию, мы будем вынуждены признать, что люди, изготовившие эти драгоценные вазы, жили 864 000 лет назад! Сделав скидку на возможные ошибки и набавив на век по две линии, скажем, по дюйму на каждые сто лет, мы все же придем к тому, что 72 000 лет назад существовала цивилизация, которая, если судить по ее общественным сооружениям, прочности конструкций и величию зданий, не уступала нашей собственной, а в некоторых случаях и превосходила ее.

< ... >

В статье «Древности Перу» (опубликованной в мартовском «Theosophist») доктор Хит из Канзас-Сити — rara avis среди ученых, не боящийся высказывать истину, где бы он ее ни находил, прямо в лицо догматической оппозиции, подытожил свои впечатления от древних памятников этой страны в следующих словах:

Трижды Анды погружались на сотни метров в воды океана и вновь медленно достигали своих нынешних высот. Человеческой жизни не хватит даже для того, чтобы подсчитать века, в течение которых это происходило. Побережье Перу с тех пор, как оно ощутило поступь Писарро, поднялось на 25 м. Если предположить, что Анды поднимаются неизменно и безостановочно, то прежде чем они достигли нынешней высоты, прошло, должно быть, 70 000 лет.
Кто может утверждать, что причудливая фантазия[11] Жюля Верна относительно погибшего континента Атлантиды не близка к истине? Кто может утверждать, что на месте Атлантического океана не существовал континент, густо населенный людьми, знавшими тонкости искусств и наук, и что эти люди, обнаружив, что земля их опускается под воду, не перебрались кто на запад, кто на восток, заселив таким образом два новообразовавшихся полушария? Это объяснило бы сходство их археологических сооружений и рас, а также различия, вызванные изменениями в характере соответствующих климатов и стран и адаптированные к ним.
Так различаются лама и верблюд, хотя и принадлежат к одному виду; деревья альгорраба и эспино; так индейцы племени ирокезов Северной Америки и древние арабы давали одно и то же название созвездию Большой Медведицы; так разные народы, лишенные всякого общения и знаний друг о друге, делят зодиак на двенадцать созвездий и дают им одинаковые имена; а северные индусы называют Гималаи Андами, как жители Южной Америки назвали свою главную горную цепь[12]. Стоит ли идти проторенной колеей и считать единственным «путем» заселения Западного полушария Берингов пролив?
Должны ли мы все еще помещать географический Эдем на Востоке и полагать, что земля, столь же пригодная для человека и геологически столь же древняя, чтобы стать заселенной, должна ждать бесцельных скитаний «потерянных колен Израилевых»?

Куда бы мы ни отправились исследовать древние памятники — в Северную, Южную или Центральную Америку, нас прежде всего поразит величие реликвий неведомых веков и рас, а также их поразительное сходство с курганами и сооружениями Древней Индии, Египта и даже некоторых частей Европы. Кто видел хотя бы один из этих курганов — видел все. Кто стоял пред циклопическими сооружениями одного континента, тот довольно точно может представить подобные сооружения других континентов. Однако следует сказать, что о возрасте древностей Америки нам известно еще меньше, чем даже о древностях долины Нила, о которых не известно почти ничего. Помимо внешних форм, очевидно также и сходство их символики с символикой Египта, Индии и некоторых других мест. Стоя перед великой пирамидой Хеопса в Каире, перед величественным курганом высотой более 30 м на равнине Кухокиа, неподалеку от Сент-Луиса в Миссури (размеры которого у основания 213 x 244 м, площадь 32 000 м2, а объем около 560 000 м3), или перед курганом на берегу Браш Крик в Огайо, столь точно описанным Сквайером и Дэвисом, не знаешь, чем больше восхищаться — то ли геометрической точностью, соблюденной удивительными таинственными строителями в архитектурных формах этих монументов, то ли скрытой символикой, которую они явно стремились выразить.

Курган в Огайо представляет собою змею длиною более 300 м. Изящно извиваясь причудливыми кольцами, она сворачивает свой хвост в конце тройной спиралью. «Насыпь являет собой фигуру 1,5 м высоты, шириною 9 м в центре, сужающуюся к голове и хвосту»[13]. Шея змеи вытянута, рот широко раскрыт, в зубах — овальный предмет. По описаниям очевидцев, «овал образован насыпью высотою 1,2 метра и имеет идеальную форму; его поперечный и продольный диаметры — соответственно 25 и 49 метров». Все вместе представляют универсальную космологическую идею о змее и яйце. Догадаться об этом легко. Но как попал этот величайший символ герметической мудрости Древнего Египта в Северную Америку? Как случилось, что священные сооружения, обнаруженные в Огайо и других местах, эти квадраты, круги, восьмиугольники и другие геометрические фигуры, в которых легко узнаются основные идеи пифагорейских священных чисел, будто скопированы из «Книги Чисел»? Помимо мрака неизвестности, окутывающего их происхождение, о котором ничего не ведают даже индейские племена, в остальном сохранившие все свои предания, давность этих руин подтверждается существованием огромнейших и древнейших лесов, выросших на погребенных городах. Осторожные американские археологи великодушно определяют их возраст в 2000 лет. Но кто их воздвиг, мигрировали ли их создатели, или же их смели с лица земли победоносные армии, какая-то страшная эпидемия или вселенский голод — ответить на это, по словам тех же археологов, «по-видимому, свыше человеческих возможностей».

Cамые древние обитатели Мексики, хоть немного известные истории, и то больше гипотетически, толтеки. Предполагают, что они пришли с севера и достигли Анауака в VII веке н.э. Им также приписывают возведение в Центральной Америке, где они расселились в XI веке, нескольких больших городов, развалины которых сохранились и поныне. В этом случае именно они, должно быть, высекли иероглифические надписи, покрывающие некоторые руины. Почему же тогда пиктографическая система письма, применявшаяся завоеванными народами Мексики, которой выучились также завоеватели и миссионеры, не дает ключа к расшифровке иероглифических надписей в Паленке и Копане, не говоря уже о Перу? И сами эти цивилизованные толтеки — кто они и откуда пришли? Кто такие ацтеки, появившиеся вслед за ними?

Даже среди иероглифических систем Мексики были такие, изучение которых для иноземцев оказалось недоступным. Это так называемые таблицы юдициарной астрологии, «приведенные, но не разъясненные в опубликованном лордом Кингсборо труде»[14] и считающиеся чисто метафорическими и символическими, «предназначенными лишь для жрецов и прорицателей и исполненными эзотерического смысла». Многие иероглифы на монолитах в Паленке и Копане — того же рода. Все «жрецы и прорицатели» были убиты католическими фанатиками, и тайна умерла вместе с ними.

Почти все курганы Северной Америки представляют собою террасированные холмы с ведущими наверх большими ступенчатыми пролетами, иногда квадратные, но чаще шести- и восьмиугольные или усеченные, которые во всех отношениях походят на теокалли Мексики и ступы Индии. Как возведение ступ в Индии приписывается пяти Пандавам Лунной расы, так и сооружение циклопических монументов и монолитов на берегах озера Титикака в Боливии приписывается великанам, пяти «изгнанным из-за гор» братьям. Они поклонялись Луне как своему праотцу и жили до наступления эпохи «Сынов и Дев Солнца». Сходство традиций ариев и южноамериканцев здесь слишком очевидно: Солнечная и Лунная расы Индии — Сурьяванша и Чандраванша — возрождаются в Америке.

< ... >

Итак, все эти развалины [вокруг озера Титикака (ред.)] единодушно приписывают некоторому «неизвестному и таинственному народу, предшествовавшему перуанцам так же, как тульуатеки, или толтеки, предшествовали ацтекам. Похоже, это была цитадель высочайшей и древнейшей цивилизации Южной Америки, равно как и народа, оставившего по себе гигантские памятники своего могущества и искусства». И все эти памятники либо Драконтии[15] — храмы, посвященные Змию, либо храмы, посвященные Солнцу.

Точно такого же характера и разрушенные пирамиды Теотиуакана, и монолиты в Паленке и Копане. Первые находятся примерно в 39 км от Мехико, в долине Отумла, и считаются одними из самых древних в этой стране. Две основные пирамиды посвящены, соответственно, Солнцу и Луне. Они построены из отесанного камня, имеют квадратную форму, четыре яруса и плоскую поверхность наверху. Наибольшая из них — пирамида Солнца (67,4 м в высоту, сторона квадратного основания 207,3 м) — занимает площадь в 4,5 гектара, почти как великая пирамида Хеопса. И все же пирамида Чолула, согласно Гумбольдту, на 3 м выше пирамиды Теотиуакана, сторона квадрата в ее основании равна 426,7 м, а занимаемая площадь — 18 гектаров!

Интересно послушать, что ранние авторы, историки, видевшие эти сооружения во время первого завоевания, говорят хотя бы о позднейших из них, например о великом храме в Мехико. Он представлял собой огромную квадратную площадку, «обнесенную стеной из камня и извести, толщиной в 2,5 м, с зубцами и украшениями в виде многочисленных каменных изваяний змей», — рассказывает один из них. Кортес говорит, что за этой стеной можно было бы легко разместить 500 домов. Земля внутри была вымощена отполированными камнями, столь гладкими, что «лошади испанцев все время по ним скользили», пишет Бернал Диас[16]. В связи с этим уместно вспомнить, что мексиканцев завоевали не испанцы, а их лошади. Поскольку этот народ Америки никогда в глаза не видал ни одной лошади, то коренные жители, хотя и чрезвычайно храбрые, «были настолько испуганы видом лошадей и ревом артиллерии», что, приняв испанцев за существ божественного происхождения, отправляли им в качестве жертвоприношения людей. Одной этой суеверной паники достаточно, чтобы объяснить, почему горстка людей смогла так легко покорить неисчислимые тысячи воинов.

Согласно Ф.Лопесу де Гомара[17], четыре стены, опоясывающие храм, соответствовали сторонам света. «В центре этой гигантской площади возвышался великий храм — громадное пятиярусное сооружение в виде усеченной пирамиды, облицованное камнем, имеющее в основании квадрат длиною 91 м, высотою почти 37 м, с плоской вершиной, где располагались две башни — алтари божеств, которым был посвящен этот храм», Тескатлипока и Уицилопочтли. Именно здесь приносились жертвы и поддерживался вечный огонь. Ф.Х.Клавихеро[18] говорит, что «кроме этой великой пирамиды... было еще сорок подобных сооружений меньших размеров, посвященных различным божествам. Одно из них — Тескакальи, «Дом Блестящих Зеркал»... было посвящено Тескатлипоке — Богу Света, Душе Мира, Жизнедателю, Духовному Солнцу». Жилища жрецов, которых, по описанию Сарате[19], насчитывалось до пяти тысяч, располагались поблизости, как и семинарии и школы.

«Пруды и фонтаны, рощи и сады, в которых выращивали цветы и ароматические травы для определенных священных ритуалов и украшения алтарей», имелись в изобилии; а внутренний двор был настолько велик, что «восемь или десять тысяч человек могли свободно танцевать в нем во время торжественных праздников», — пишет де Солис[20]. Торквемада насчитывает в Мексике 40 000 таких храмов, но Клавихеро, говоря о величественных теокаллях Мексики (буквально домах Бога), считает, что их еще больше.

Сходство древних святилищ Старого и Нового Света настолько замечательно, что многие приходили в изумление, но лучше Гумбольдта его не выразил никто: «Какие поразительные существуют аналогии между памятниками старых континентов и толтеков, которые... воздвигли эти колоссальные сооружения, усеченные многоярусные пирамиды, напоминающие храм Бела в Вавилоне! С чего они копировали эти величественные строения?»[21]

Великий естествоиспытатель равно мог бы спросить: откуда мексиканцы, эти жалкие язычники, взяли все свои христианские добродетели? Прескотт пишет[22], что кодекс ацтеков «являет глубочайшее уважение к великим принципам нравственности и выказывает такое ясное понимание оных, какое можно встретить только у очень развитых народов». Некоторые из них любопытны тем, что схожи с этикой Евангелий. «Всякий, кто смотрит на женщину с любопытством, уже прелюбодействует с нею глазами своими», — гласит один из них. «Живите в мире со всеми; сносите несчастья со смирением; Бог видит все, он отомстит за вас», — провозглашает другой.

Признавая лишь единую Высшую Силу в Природе, они обращались к ней как к Божеству, «коим мы живем, Вездесущему, ведающему всеми помыслами и ниспосылающему дары, без которого человек ничто; незримому, бесплотному... совершенному в совершенстве и чистоте, под крылами которого мы находим отдохновение и верную защиту». Лорд Кингсборо говорит, что, давая имена своим детям, они совершали ритуал, очень похожий на христианский обряд крещения; «губы и грудь младенца окропляли водою и молили Бога дозволить святым каплям смыть грех, полученный этим ребенком до сотворения мира, дабы он мог родиться заново». «Законы их были совершенны; справедливость, довольство и мир царили в стране этих темных язычников, когда бандиты и иезуиты Кортеса высадились в Табаско». Столетия убийств, грабежей и насильственного обращения в христианство оказалось достаточно, чтобы превратить этих мирных, безобидных и мудрых людей в то, что они представляют из себя ныне. Они сполна облагодетельствованы догматическим христианством. И кто хоть раз побывал в Мексике, знает, что это означает. Страна кишит кровожадными фанатиками-христианами, ворами, мошенниками, пьяницами, дебоширами, убийцами и самыми отъявленными в мире лжецами!

< ... >

То, что человек жил в Америке по крайней мере 50 000 лет назад — ныне научно доказанный и неоспоримый факт. Мистер А.Олбутт, почетный член Королевского антропологического общества, в своей лекции, прочитанной в Манчестере в июне прошлого года, констатировал следующее:

Недалеко от Нового Орлеана, в теперешней дельте, во время земляных работ по сооружению газового завода была обнаружена целая серия пластов, почти полностью растительного происхождения. На глубине около 5 м от поверхности земли, под четырьмя слоями погребенных лесов, расположенных один над другим, рабочие обнаружили уголь и скелет мужчины, по строению черепа — представителя туземных краснокожих индейцев. Д-р Даулер считает, что возраст этого скелета около 50 000 лет.

Неумолимый цикл с течением времени низвел потомков поколения покойного обитателя этого скелета до нижайшей точки, и они деградировали как умственно, так и физически

< ... >

Тот же д-р Хит упоминает о городе Итен в Америке (7-й градус южной широты), жители которого, принадлежащие к неизвестному племени, изъясняются моносиллабическим языком. Привезенные туда китайские рабочие с первого же дня своего прибытия понимали этот язык. У этого племени свои законы, традиции, одежда, они не поддерживают контактов с внешним миром. Никто не может сказать, откуда и когда они пришли, было ли это до или после испанского завоевания. Для всех, кто случайно оказывается в этих местах, они представляют живую тайну...

Источник: Блаватская Е.П. - Таинственная земля


Только недавно свами Даянанда обнаружил, что древние арии должны были знать об Америке, поскольку Арджуна — один из пяти Пандавов, друг и ученик Кришны, как повествуют пураны, отправился в Паталу на поиски жены, женился там на Улупи, дочери Нага, царя Паталы, страны-антипода Индии, описания которой в точности совпадают с Америкой, но которой в те далекие времена не знал никто, кроме ариев.

Источник: Блаватская Е.П. - Отголоски Индии


Сноски


  1. Альберико Веспузио, сын Анастасио Веспузио, или Веспучи, в настоящее время в связи с наименованием Нового Света подвергается серьезным сомнениям. Говорят, что это имя, на самом деле, попалось в труде, написанном на несколько веков раньше. – Из прим. А. Уайлдера.
  2. См. [386].
  3. Стивенс Джон Ллойд (1805—1852) — американский путешественник и писатель. Много путешествовал по Европе, Египту и Сирии. В 1839 г. организовал с Ф.Катервудом экспедицию в Центральную Америку с целью поисков и исследования древних памятников. В 1841 г. он вновь отправился на Юкатан. Результаты обеих экспедиций он изложил в двух томах «Incidents of Travels in Central America, Chiapas and Yucatan», London, 1841, 2 v. (к 1846 г. этот труд переиздавался уже 12 раз); и «Incidents of Travel in Yucatan», 1843.
  4. Д’Орбиньи Альсид Дессалин (1802—1857) — французский палеонтолог. В 1826 г. предпринял экспедицию в Южную Америку для сбора сведений по естественной истории и этнологии; результаты своих исследований изложил в работе «Voyage dans l’Amerique Meridionale» (1839—1842).
  5. Чуди Иоганн Джекоб фон (1818—1889) — швейцарский путешественник и естествоиспытатель. В 1838 г. отправился в Перу, где провел пять лет, изучая естественную историю и этнографию. Его труды в основном посвящены фауне Перу, языку кечуа и перуанским памятникам; среди них: «Die Kechua Sprache», Vena, 1853 (в 3 томах); «Kulturgeschichte und sprachliche Beitrage zur Kenntniss des alten Peru», Vena, 1891; «Reisen durch Sudamerika», 1866—1869.
  6. Heath. Peruvian Antiquities, «Kansas City Review of Science and Industry», Nov., 1878, p. 467.
  7. Гуано — залежи высохшего в условиях сухого климата помета диких птиц, применяющиеся как удобрение; удобрение из отходов рыбного и зверобойного промысла.
  8. Линия — мера длины, равная 1/12 дюйма, или ок. 2,1 мм.
  9. Статья д-ра Э.Р.Хита в журнале «Kansas City Review of Science and Industry» за ноябрь 1878 г.
  10. Там же, с. 463.
  11. Эта идея ясно выражена Платоном в его «Пире»; ее также использовал лорд Бэкон в своей «Новой Атлантиде».
  12. В «Разоблаченной Изиде» три года назад я писала: «Название Америка может однажды оказаться тесно связанным с названием Меру — священной горы в центре семи континентов». Когда Америка впервые была открыта, оказалось, что некоторые местные племена называют ее Атлантой. В некоторых штатах Центральной Америки встречается название Америх, что означает, как и Меру, великая гора. Происхождение американских индейцев камас также неизвестно.
  13. См. «Новая американская энциклопедия», 1873—1876, статья «American Antiquities» («Американские древности»).
  14. Здесь имеется в виду работа Агостино Альо «Древние памятники Мексики», под редакцией и с комментариями лорда Кингсборо (Agostino Aglio. Antiquities of Mexico, London, 1830—1848, 9 v.)
  15. Драконтии (греч.) — храмы, посвященные Дракону, эмблеме Солнца, символу Божества, Жизни и Мудрости.
  16. Бернал Диас дель Кастильо (1498—1568) — испанский летописец. В 1514 г. вступил рядовым в армию Кордовы и отправился в Новый Свет, где участвовал во многих военных экспедициях. В 1568 г. поселяется в городе Гватемала в качестве городского советника и пишет историю своей жизни. Помимо своего собственного желания правдиво пересказать события, искаженные своекорыстными генералами, он, удрученный пристрастным рассказом Франсиско Лопеса де Гомара, также решает исправить и многие его неточности. Так появилась на свет рукопись «Historia Verdadera de la Conquista de la Nueva Espana». Более 60 лет этот манускрипт пролежал в одной из частных библиотек, прежде чем попал в руки отца Алонсо Ремона, главного летописца Ордена Милосердия. При его содействии, этот труд был опубликован в Мадриде в 1632 г.
  17. Де Гомара Франциско Лопес (1510—ок.1560) — испанский историк. Будучи личным капелланом Эрнана Кортеса, он смог почерпнуть от него, а также и от некоторых других лиц информацию об испанском завоевании Антильских островов, Перу, Чили, Центральной Америки и Мексики. Эти сведения легли в основу его труда, опубликованного под названием «Historia de las Indias y Cronica de la conquista de Nueva Espana» (Медина, 1553). Cам Гомара никогда в Америке не был, и его работа настолько пристрастна и в ней так много неточностей, что с 1553 по 1727 г. ее публикация была запрещена в Испании, хотя она неоднократно издавалась в других странах. Одно время ее принимали за «Хронику» Шимальпэна, писателя-ацтека конца XVI века.
  18. Клавихеро Франциско Хавьер Мариано (1721—1787) — мексиканский историк, исследователь памятников древности и истории своей страны. Его главный труд: «Storia Antica del Messico» (Чезена, 1780—1781, в 4 томах). Книга эта — бесценный источник сведений, и впоследствии ею пользовались многие историки; переведена на несколько языков.
  19. Сарате Августин — испанский историк второй половины XVI века. Много лет провел на государственной службе в Кастилье, а затем в Перу. Написал историческую хронику Перу, начиная с его открытия и кончая событиями, свидетелем которых был сам. Она была издана в Антверпене в 1555 г. под заголовком «Historia del discubrimiento y conquista de la provincia del Peru». Этот труд считается авторитетным и опубликован на многих языках мира.
  20. Де Солис и Риваденейра Антонио (1610—1686) — испанский поэт и историк; в возрасте 56 лет постригся в монахи и принял духовный сан (1666). Плоды своих исторических изысканий представил миру в своей «Historia de la Conquista de Mejico» (Мадрид, 1684) — работе высокой исторической ценности и прекрасной литературной формы.
  21. См. Humboldt. Researches concerning the Institutions and Monuments of the Ancient Inhabitants of America, London, 1814.
  22. Прескотт пишет... — Цитаты, приведенные в этом абзаце, взяты из «Истории покорения Мексики» У.Х.Прескотта, которые он, в свою очередь, заимствовал из книги Бернардино де Саагуна (Bernardino de Sahagun. Historia General de las cosas de Nueva Espana), опубликованной лордом Кингсборо, что объясняет упоминание его имени в тексте.


См. также