Письма Махатм, п.70c

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
(перенаправлено с «Письма Махатм, п. 70c»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Данные о письме

письмо № ML-70c, № MLB-20c

Участники
Автор: Кут Хуми Лал Сингх
Адресат: Синнетт Альфред Перси
Посыльный:
Даты
Написано:
Получено: Август 1882
Места
Отправлено из:
Получено в: Симла, Индия
Дополнительная информация
Язык: анг.
Читать: Theosophy.Wiki
Скачать: скачать файлы
Переводы
Чаша Востока Самара Эксмо
XX 72 70c
Письма Махатм А.П.Синнетту
Письмо № 70c


[К.Х. — Синнетту]
Получено в августе 1882 г.


[Учения Э. Леви и Махатм]

Исключая постоянное употребление терминов «Бог» и «Христос», которые, взятые в их эзотерическом смысле, просто означают «Благо» в его двойном аспекте абстрактного и конкретного, и ничего более догматического, Элифас Леви ни в каком прямом противоречии с нашим учением не находится. Это — опять соломинка, которую выдуло из стога сена, но которая принадлежит все той же копне. Большинство тех, кого вы можете назвать, если хотите, кандидатами в Дэвачан, умирают и возрождаются в КамаЛоке «без воспоминаний», хотя (и именно потому) они получают кое-что из них в Дэвачане.


[Дэвачан]

Это можно назвать не полным воспоминанием, но лишь частичным. Едва ли вы назовете воспоминанием один из ваших снов, отдельные сцены, в узких пределах которых вы найдете нескольких человек, которых вы любили бессмертною любовью, тем святым чувством, которое лишь одно выживает и – и ни малейшего воспоминания о других событиях или сценах? Любовь и ненависть — единственные бессмертные чувства, переживающие крушение Йе-дхаммы, или феноменального мира. Представьте себя в Дэвачане с теми, кого вы, может быть, любили такою бессмертною любовью, со знакомыми туманными сценами на заднем плане, связанными с ними, — и совершенное отсутствие воспоминаний относительно всего другого, касающегося вашей внутренней, общественной, политической, литературной жизни. И тогда перед лицом этого духовного, чисто интеллектуального существования, этого неомраченного блаженства, длящегося пропорционально силе чувств, создающих его, от нескольких лет до многих тысячелетий — назовите это «личным воспоминанием А.П. Синнетта», если можете. «Ужасно однообразно!» — вы можете подумать. Нисколько, отвечаю я. Разве испытывали вы чувство скуки, скажем, в такой момент, который считали тогда и теперь считаете моментом высочайшего блаженства, которое вы когда-либо ощущали? Конечно, нет. Тем более не будете испытывать его во время этого прохождения через Вечность, где миллион лет — не долее одной секунды. Там, где нет осознания внешнего мира, не могут быть распознаны и обозначены различия. Потому нет ощущения контрастов, монотонности или разнообразия, ничего, одним словом, вне этого бессмертного чувства любви и симпатического влечения, семена которого заложены в пятом принципе; растения их пышно цветут вокруг и внутри четвертого принципа, но корни его должны проникать глубоко в шестой принцип, чтобы пережить низшие группы.


[Посмертное бытие сознания. Пробуждение
памяти прежних жизней в посмертии]

(А теперь я предполагаю убить двух птиц одним камнем — ответить на вопросы ваши и мистера Хьюма одновременно.) Запомните оба, что мы сами создаем наш Дэвачан так же, как и Авитчи, находясь еще на Земле, и большей частью — в течение последних дней и даже моментов нашей разумной и чувственной жизни. То чувство, которое окажется наисильнейшим в нас в этот важный час, когда, как во сне, события долгой жизни до их мельчайших подробностей проходят в строгом порядке за несколько секунд в нашем ви́дении (это ви́дение наступает, когда человек уже объявлен мертвым. Мозг из всех органов умирает последним), — это чувство станет создателем нашего благоденствия или горя, жизненного принципа нашего будущего существования. В последнем мы не имеем истинного бытия, но только временное, мимолетное существование, продолжительность которого не оказывает влияния, так же как и не имеет следствий и отношения к этому бытию, которое, как и каждое следствие преходящей причины, будет таким же скоротечным и, в свою очередь, исчезнет и прекратится. Действительное, истинное, полное воспоминание наших жизней придет лишь к концу малого цикла — не ранее. В Кама-Локе те, кто сохраняет свою память, не будут наслаждаться ею в великий час воспоминаний. Те, кто знает, что они мертвы в своем физическом теле, могут быть только Адептами или колдунами, и они являются исключением из общего правила. Как те, так и другие, будучи «сотрудниками природы» в ее работе созидания и разрушения, первые на благо, последние — на зло, являются единственными, кого можно назвать бессмертными — конечно, в каббалистическом и эзотерическом смысле. Полное, или истинное бессмертие, означающее безгранично осознающее бытие, не может иметь ни перерывов, ни задержек, ни остановок в самосознании[1]. И даже оболочки тех добрых людей, страница жизни которых не будет найдена недостающей в великой Книге Жизней на пороге Великой Нирваны, даже они обретут свои воспоминания и кажущееся самосознание только после того, как шестой и седьмой принципы с эссенцией пятого принципа (последний должен предоставить материал даже для того частичного воспоминания личности, которое необходимо в Дэвачане) перейдут в состояние созревания, не ранее. Даже в случае самоубийц и тех, кто погиб насильственной смертью, сознание требует некоторого времени на установление нового центра тяготения, чтобы развить (как сэр У. Гамильтон сказал бы) у себя «надлежащее восприятие», отличное от «надлежащего ощущения». Итак, когда человек умирает, его «Душа» (пятый принцип) становится бессознательной и теряет всякое воспоминание о вещах внутренних, так же как и внешних. Продолжается ли его пребывание в Кама-Локе несколько секунд, часов, дней, месяцев или лет, умер ли он естественной или насильственной смертью, случилось ли это в его молодые годы или в старости, было ли Эго добрым, злым или нейтральным — сознание покидает его так же внезапно, как пламя оставляет фитиль, если на него дунуть. Когда жизнь удалилась из последней частицы мозговой материи, его способности восприятия исчезают навсегда, а его мышление, созерцание и воля (одним словом, все те способности, которые не врожденны и не приобретены органической материей) — лишь на время. Его Майяви-рупа часто может являться в объективности, как бывает с привидениями после смерти. Но, если только оно не проецируется со знанием (скрытым или потенциальным) или благодаря интенсивному желанию увидеть кого-нибудь и явиться ему, пронесшемуся в его умирающем мозгу, то появление это будет лишь автоматическим. Оно не будет вызвано каким-либо симпатическим притяжением или волеизъявлением, как отражение человека, проходящего случайно мимо зеркала, не вызывается желанием последнего.

Объяснив таким образом положение дел, я подытожу и опять спрошу: почему утверждается, что то, что дано Элифасом Леви и говорится Е.П.Б., находится «в прямом противоречии» с моим учением? Э. Л[еви] — оккультист и каббалист, пишущий для тех, кто знает элементарные принципы каббалистических основ; он употребляет своеобразную фразеологию своей доктрины, и Е.П.Б. поступает так же. Единственное упущение, в котором она виновна, заключается в том, что она не поместила слова «западная» между словами «оккультная» и «доктрина» (см. строчку в примечании редактора). Она фанатик в своем роде и не в состоянии писать с чем-либо, похожим на системность и спокойствие, и помнить, что обычная публика нуждается во всех подробных объяснениях, которые ей самой могут казаться излишними. А поскольку вы собираетесь сказать: «Это также относится и к нам, и вы, кажется, весьма об этом забываете», — я дам вам еще несколько пояснений.


[Бессмертие]

Как сказано в заметках на полях октябрьского «Теософа», слово «бессмертие» имеет для посвященных и оккультистов совершенно другое значение. Мы называем «бессмертной» лишь Единую Жизнь в ее вселенской совокупности и полной, или Абсолютной, Абстракции; ту, что не имеет ни начала, ни конца, ни перерывов в своей беспрерывности. Приложимо ли это определение к чему-либо другому? Конечно, нет. Потому древние халдеи имели несколько определений к слову «бессмертие», одно из которых греческое, редко употребляемый термин — пан-эонийское бессмертие, то есть начинающееся с манвантары и кончающееся пралайей нашего Солнечного мира. Оно продолжается эон, или период нашей пан-, или «всей природы». Бессмертен, следовательно, тот, кто бессмертен в пан-эонийском периоде, — чье определенное сознание и восприятие «Я», в какой бы то ни было форме, не прекращается ни на секунду во время существования его Я. Эти периоды многочисленны, и каждый имеет свое конкретное наименование в сокровенных учениях халдеев, греков, египтян и арийцев, и если бы только они были доступны для перевода — а они недоступны, по крайней мере до тех пор, пока идея, заключенная в них, остается непостижимой для западного ума, — я мог бы дать их вам. Достаточно вам знать сейчас, что человек, Эго, подобное вашему или моему, может быть бессмертным от одного Круга до другого. Скажем, я начинаю свое бессмертие в этом четвертом Круге и, став полным Адептом (каковым я, к сожалению, не являюсь), останавливаю руку Смерти по своей воле; когда же я, наконец, принужден подчиниться ей, мое знание тайн природы ставит меня в положение, допускающее сохранение моего сознания и восприятия своего «Я» как объекта для моего собственного размышляющего сознания и познания. Таким образом, я могу избежать всевозможных расчленений принципов, которые, как правило, наступают после физической смерти обычного человека. Я остаюсь, как Кут Хуми, в моем Эго в продолжение всей серии рождений и жизней в семи мирах и Арупа-Локах до тех пор, пока, наконец, снова не появлюсь на этой Земле среди людей пятой расы полного пятого Круга. В таком случае я был бы «бессмертен» в продолжение непостижимо длинного (для вас) периода, охватывающего много миллиардов лет. Тем не менее являюсь ли я по-настоящему бессмертным при всем этом? Если я не буду прилагать таких же усилий, как сейчас, чтобы обеспечить для себя подобный отпуск у закона Природы, Кут Хуми исчезнет и может стать мистером Смитом или невинным Бабу́, когда его увольнительная закончится.

Есть люди, которые и становятся такими могущественными существами. Есть люди среди нас, которые могут стать бессмертными в течение оставшихся Кругов, а затем занять свое предназначенное место среди высочайших Чоханов, Планетных сознательных «Эго-Духов». Конечно, монада «никогда не погибает, что бы ни случилось», но Элифас Леви говорит о личных, а не Духовных, Эго, и вы впали в ту же ошибку (и очень естественно), что и Ч.К. М., хотя я должен признаться, что [проясняющий этот вопрос] отрывок из «Изиды» был очень неуклюжим, как я уже говорил об этом абзаце в одном из моих прошлых писем. Мне пришлось «изощрять свою изобретательность» над ним, как говорят янки, но, полагаю, мне удалось заштопать эту дыру, как боюсь, еще много раз придется делать, пока мы не покончим с «Изидой». Действительно, ее следовало бы переписать заново ради фамильной чести. Поэтому данное учение, конечно, непостижимо, и нет особого смысла обсуждать этот предмет. Вы неправильно его поняли, потому что не были осведомлены о том, что теперь вам рассказано:

а) кто такие истинные сотрудники Природы;

б) вовсе не все сотрудники зла попадают в восьмую сферу и уничтожаются (уничтожаются внезапно, как человеческие Эго и личности, продолжая существовать в этом мире чистой материи под разными материальными формами невообразимо долгое время, прежде чем могут вернуться в первичную материю). Потенциальная расположенность к злу так же сильна в человеке — нет, сильнее, — чем потенциальная расположенность к добру. Исключение из этого правила природы, исключение, которое в случае Адептов и колдунов становится, в свою очередь, правилом, также имеет свои исключения. Внимательно прочтите отрывок, который Ч.К.М. не процитировал — на с. 352–353 «Изиды», т. 1, абзац 3 (англ. изд.). Опять-таки, он четко не указывает, что упомянутый случай относится лишь к тем могучим колдунам, чье сотрудничество с природою во зле предоставляет им средства овладевать ею и таким образом тоже достигать пан-эонийского бессмертия. Но как ужасно это бессмертие и насколько предпочтительнее подобным жизням уничтожение! Разве вы не видите, что все, что вы находите в «Изиде», чуть обрисовано, едва набросано, — нет ничего завершенного или полностью раскрытого. Хорошо, время настало, но где работники для такой огромной задачи?

Мистер Хьюм пишет (см. присоединенное письмо[2], отмеченные отрывки X и 1, 2, 3). А теперь, когда вы прочли возражения по поводу этой весьма неудовлетворительной доктрины — как мистер Хьюм ее называет, — доктрины, которую вы должны были сначала изучить целиком, прежде чем приступить к изучению ее по частям, рискуя все равно не удовлетвориться — приступаю к разъяснению последней.


[Состояние отдельных принципов
структуры человека после его смерти]

1. Хотя и не совсем отделенные от шестого и седьмого принципов и вполне могущие «проявляться» на сеансах, пусть лишь до того дня, когда они должны были бы умереть своей естественной смертью, они[3] отделены бездною от высших принципов. Шестой и седьмой принципы остаются пассивными и негативными, тогда как при случайной смерти высшие и низшие группы принципов взаимно притягивают друг друга. Более того, если Эго доброе и невинное, оно непреодолимо притягивается к шестому и седьмому принципам, и таким образом или дремлет, погруженное в счастливые сновидения, или спит глубоким сном, лишенным сновидений, пока не пробьет час [естественной смерти]. Поразмыслив немного и осознав вечную справедливость и целесообразность всего, вы увидите, почему так происходит. Жертва, добрая или плохая, не ответственна за свою смерть, даже если смерть является следствием поступка в прошедшей или еще более ранней жизни, — короче говоря, отражает действие Закона Воздаяния; между тем она является не прямым результатом добровольного действия, содеянного личным Эго в той жизни, в которой оно было убито. Если бы ему было позволено прожить дольше, оно могло бы искупить свои прежние грехи еще успешнее, и даже теперь Эго, заплатившее долг своего создателя (предыдущего Эго), освобождается от ударов карающей справедливости. Дхиан-Чоханы, не осуществляющие руководства живущими человеческими Эго, охраняют беспомощную жертву, насильственно выброшенную из ее стихии в новую, прежде чем она созреет и приспособится к ней. Мы говорим вам то, что знаем, ибо нас заставляют учиться этому на личном опыте. Вы знаете, что я подразумеваю, но сказать больше я не могу! Да, жертвы, хорошие либо плохие, спят, чтобы проснуться в час последнего Суда, который является часом великой борьбы между шестымседьмым и пятым-четвертым принципами на пороге состояния созревания. И даже после того как шестой и седьмой, унося частицу пятого, уйдут в свое Акашическое Самадхи, даже тогда может случиться, что духовная прибыль от пятого принципа окажется слишком незначительною, чтобы возродиться в Дэвачане. В таком случае Эго тут же облечется в новое тело, субъективное существо, созданное кармою жертвы (или не жертвы, когда как), и войдет в новое земное существование на нашей или другой планете. Следовательно, никому иному, за исключением самоубийц и пустых оболочек, ни в коем случае нет возможности быть привлеченным на сеанс. Ясно, что это учение не находится в противоречии с нашей прежней доктриной» и что если «оболочек» много, то Духов очень мало.


[Посмертное бытие сознания людей,
умерших преждевременно]

2. Здесь, по нашему скромному мнению, есть одно большое различие. Мы, смотрящие с точки зрения, которая оказалась бы неприемлемой для обществ страхования жизни, скажем, что очень мало людей (если они вообще есть) наслаждаются вышеперечисленными пороками и при этом уверены, что такая линия поведения приведет их в конечном счете к преждевременной смерти. Таково наказание Майи. «Пороки» не избегнут своей кары, но будет караться именно причина, а не следствие, особенно следствие непредвиденное, хотя и вероятное. Разве назовешь самоубийцей человека, который встречает смерть в бурю на море, или того, кто убивает себя чрезмерным умственным трудом? Вода способна утопить человека, а чрезмерная мозговая работа — произвести размягчение мозга, и человека нет. В таком случае никто не должен переходить Калапани или даже купаться из боязни утонуть, внезапно почувствовав себя дурно (ибо мы знаем подобные случаи). Также не должен человек исполнять свой долг и еще менее — жертвовать собою, даже ради похвальной и благородной цели, как делают многие из нас (Е.П.Б. в том числе). Разве мистер Хьюм назвал бы ее самоубийцей, если бы она свалилась мертвой над своей нынешней работой? Побуждение есть все, и человек наказывается в случае прямой ответственности, но не в противном случае. В случае жертвы естественный час смерти был предварен несчастной случайностью, тогда как при самоубийстве смерть вызвана добровольно и с полным сознанием ее моментальных последствий. Таким образом, человек, который причиняет себе смерть в припадке временного умопомешательства, не самоубийца, к великому огорчению и часто смущению обществ страхования жизни. Также он не становится добычей Кама-Локи, подвергаясь ее искушениям, но засыпает, как и другие жертвы. Какой-нибудь Гито[4] не останется в земной атмосфере со своими высшими принципами над ним — недействующими и парализованными. Гито перешел в состояние, во время которого он всегда будет стрелять в своего президента, тем самым приводя в смятение и перетасовывая судьбы миллионов людей, во время которого его всегда будут судить и всегда вешать. Погрузившись в отражения своих деяний и мыслей — особенно тех, которым он предавался на виселице…[5]

…его рок.

Что касается тех, кто «умер от холеры, чумы или лихорадки», то они не поддались бы заражению, если бы у них не было зародышей для развития таких болезней с рождения[6].

«Таким образом, подавляющее большинство всех физических феноменов спиритуалистов», мой дорогой брат, обязано своим происхождением не духам, но действительно оболочкам.


[Посмертное бытие сознания в случае
естественной смерти]

3. Духи обычных, средних, хороших людей, умерших естественной смертью, остаются в атмосфере Земли от нескольких дней до нескольких лет — период, зависящий от их готовности встретить свои порождения, а не своего создателя, это очень трудная тема, которую вы изучите позднее, когда тоже будете больше подготовлены. Но зачем им вступать в «общение» с живыми? Разве те, кого вы любите, общаются с вами объективно во время своего сна? Духи — ваш и другой — в часы опасности или сильной симпатии, вибрируя на одной и той же волне мысли, которая в подобных случаях создает своего рода телеграфный духовный провод между обоими телами, — могут встретиться и вместе оставить впечатление у вас в памяти; но тогда вы — живые, а не мертвые тела. Но как может бессознательный пятый принцип (см. выше) общаться с живым организмом, если только он не стал уже оболочкой? Если духи умерших по некоторым причинам остаются в таком состоянии летаргии в течение нескольких лет, то дух живого человека может подняться к ним, как вам уже было сказано, и это может совершиться легче, нежели в Дэвачане, где Дух слишком поглощен своим личным блаженством, чтобы обратить много внимания на вторгающийся элемент. Я говорю — они не могут этого делать.


[Спириты; дуг-па]

4. Извините, но я не согласен с вашим заявлением. Я ничего не знаю о «тысячах духов», которые появляются на спиритуалистических кружках, и более того — положительно не знаю ни одного «совершенно чистого кружка», где «учат высшей нравственности». Надеюсь, вы не причислите меня к клеветникам в добавление к другим названиям, которые в последнее время отпускались в мой адрес, но истина вынуждает меня заявить, что Алан Кардек не был совершенно беспорочным в течение своей жизни; также он не стал очень чистым Духом с тех пор. Что же касается наставления «высшей нравственности», то у нас тут недалеко есть дуг-па-шаммар. Потрясающий человек! Как колдун он не очень сильный, но чрезвычайно силен как пьяница, вор, лгун и – оратор. В последней роли он заткнет за пояс и победит господ Гладстона, Бредло и даже преподобного Г.У. Бичера (нет на свете более красноречивого проповедника нравственности и более великого нарушителя заповедей своего Господа в США). Этот Шапа-тун лама, когда чувствует желание выпить, может заставить громадную аудиторию «желтошапочных»[7] мирян выплакать весь свой годовой запас слез повествованием о своем раскаянии и страдании утром, а затем вечером напиться и ограбить всю деревню, погрузив ее жителей гипнозом в глубокий сон. Одно лишь проповедование нравственности мало что доказывает. Прочтите статью Дж.П.Т. в «Свете», и то, что я сказал, будет подтверждено.


[Обскурация планет; Дэвачан]

5. (Для А.П.С.) Обскурация наступает, только когда последний человек какого-либо Круга перешел в сферу следствий. Природа слишком хорошо, слишком математически организована, чтобы допускать ошибки во время выполнения своих функций. Обскурация планеты, на которой теперь развиваются расы людей пятого Круга, разумеется, «наступит вслед за несколькими avant couriers», которые сейчас здесь. Но прежде чем это время настанет, нам придется расстаться, чтобы уже не встречаться как редактору «Пионера» со своим смиренным корреспондентом.

А теперь, доказав, что октябрьский номер «Теософа» не был «совершенно неправильным», а также не «расходился с последним учением», — может ли К.Х. поставить вам задачу «помирить их»?

Чтобы еще более примирить вас с Элифасом, пришлю вам некоторое количество его рукописей, которые никогда не были опубликованы. Они написаны крупным, понятным и красивым почерком, и везде мои комментарии. Лучше этого ничего не может дать вам ключа к каббалистическим загадкам.

Я должен написать мистеру Хьюму на этой неделе, утешить его и показать, что, если у него нет сильного желания жить, ему нет надобности беспокоиться о Дэвачане. Если человек не испытывает сильной любви или такой же сильной ненависти, он не будет ни в Дэвачане, ни в Авитчи. «Природа извергает равнодушных из своих уст» — означает лишь, что она уничтожает их личные Эго (не оболочки и не шестой принцип) в Кама-Локе и Дэвачане. Это не препятствует им немедленно родиться вновь — и если их жизнь не была очень плоха, нет причины, почему бы вечной монаде не найти страницу этой жизни нетронутой в Книге Жизни.

К.Х.


Сноски


  1. [ Полное, или истинное бессмертие... не может иметь ни перерывов, ни задержек, ни остановок в самосознании. — Подлинное бессмертие связывается в эзотерической философии с непрерывностью и ясностью сознания-самосознания, на каком бы плане бытия — физическом или Тонком — не находился индивид. (изд.)]
  2. [ См. Письма Махатм, п. 70a. (изд.)]
  3. [ Очевидно, речь идет о низших Эго человеческих существ в посмертии. — Прим. ред. (изд.)]
  4. [ Шарль Гито, убийца президента США Джеймса А. Гарфилда. (изд.)]
  5. [ В этом месте в подлиннике две строчки были удалены. — Прим. ред. английского издания. (изд.)]
  6. [ Что касается тех... если бы у них не было зародышей для развития таких болезней с рождения. — Намек на кармические причины болезней, обусловившие наличие зародыша болезни в физическом организме человека с раннего детства. (изд.)]
  7. [ То есть принадлежащих к буддийской школе гелуг-па, последователей которых в Тибете называют «Желтыми шапками». — Прим. ред. (изд.)]