Письма Махатм, п.1

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
(перенаправлено с «Письма Махатм, п. 1»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Данные о письме

письмо № ML-1, № MLB-1

Участники
Автор: Кут Хуми Лал Синг
Адресат: Синнетт Альфред Перси
Посыльный:
Даты
Написано: 15 октября 1880
Получено: 17 октября 1880
Места
Отправлено из: Толингский монастырь,Тибет
Получено в: Симла, Индия
Дополнительная информация
Язык: анг.
Читать: Theosophy.Wiki
Скачать: скачать файлы
Переводы
Чаша Востока Самара Эксмо
I 1 1
Письма Махатм А.П.Синнетту
Письмо № 1


[Кут Хуми — Синнетту]
Получено в Симле около 15 октября 1880 г.


Уважаемый брат и друг!

Опыт с лондонской газетой[1] – только для того, чтобы заткнуть рты скептикам, немыслим. С какой бы точки зрения ни взглянуть, вы[2] поймете, что мир все еще в своей первой стадии освобождения, если не развития, следовательно, пока не готов к таким вещам. Совершенно справедливо, мы действуем при помощи естественных, а не сверхъестественных средств и законов. Но так как, с одной стороны, наука не будет в состоянии (в ее нынешнем положении) объяснить происходящие чудеса, являемые во имя ее, а с другой – невежественные массы все же будут рассматривать этот феномен в свете чуда, то каждый свидетель случившегося будет выведен из равновесия, и результаты окажутся прискорбными. Поверьте, именно так и будет, особенно в отношении вас, автора этой идеи, и этой преданной женщины[3], которая так безрассудно спешит в широко распахнутую дверь, ведущую к дурной славе. Эта дверь, хотя и открытая столь дружеской рукой, как ваша, очень скоро окажется ловушкой – и притом действительно роковой для нее. Но это, конечно, не является вашей целью?

Безумны те, кто, размышляя лишь над настоящим, сознательно закрывает глаза на прошлое, оставаясь естественно слепыми к будущему! Я далек от мысли причислять вас к последним, поэтому и пытаюсь объяснить. Если бы мы уступили вашим желаниям, знаете ли вы на самом деле, какие последствия возникли бы за успехом? Неумолимая тень, которая следует за всеми человеческими нововведениями, уже надвигается; и лишь немногие сознают ее приближение и опасность. Так чего же еще ожидать тем, кто собирается привнести в мир подобное новшество, – если даже ему и поверят, человеческое невежество, конечно же, припишет его тем темным силам, в существование которых верят и которых боятся добрые две трети человечества? Вы говорите: половина Лондона была бы «обращена», если бы вы могли доставить им «Пионера» в день его выпуска. Позволю себе возразить: если бы люди поверили в истинность произошедшего, они убили бы вас прежде, чем вы успели бы обойти Гайд-парк, а если бы не поверили, то самое меньшее, что случилось бы, – это потеря вашей репутации и доброго имени за пропаганду таких идей.


[Предрассудки в обществе и догматизм в науке]

Расчет на успех подобной попытки, которую вы предложили, должен строиться и основываться на глубоком знании людей, окружающих вас. Этот успех зависит только от социальных и моральных качеств людей, их отношения к этим глубочайшим и наиболее сокровенным вопросам, могущим взволновать человеческий ум; от божественных сил в человеке и способностей, заложенных в его природе. Много ли, даже из ваших лучших друзей, таких, кто не только поверхностно интересуется этими сложнейшими проблемами? Вы можете пересчитать их по пальцам правой руки. Ваша раса похваляется освобождением в ее столетии гения, так долго заключенного в тесный сосуд догматизма и нетерпимости, – гения знания, мудрости и свободы мысли. Она утверждает, что, в свою очередь, невежественные предрассудки и религиозное изуверство, закупоренные в бутыль наподобие джинна древности и запечатанные соломонами от науки, покоятся на дне морском и никогда больше не смогут всплыть на поверхность и царствовать над миром, как это было во дни оны; что общественный разум совершенно свободен и, одним словом, готов воспринять любую демонстрируемую истину. Но действительно ли это так, мой уважаемый друг? Экспериментальное знание не совсем ведет начало от 1662 г., когда Бэкон, Роберт Бойль и епископ Рочестерский превратили по королевскому указу свой «Невидимый колледж» в Общество поощрения экспериментальной науки[4]. За века до того, как Королевское общество сделалось реальностью в плане выдачи «пророчеств», врожденное стремление к тайному, страстная любовь к природе и ее изучение приводили представителей каждого поколения к попыткам проникнуть в ее тайны глубже, нежели это делали их предшественники. Roma ante Romulum fuit[5] – аксиома, преподаваемая в ваших английских школах. Отвлеченные исследования самых запутанных проблем для Архимеда не были чем-то совершенно новым, а явились скорее следствием предыдущих исследований людей, которых отделяет от его эпохи длинный период, гораздо более длинный, нежели тот, что отделяет вас от великого Сиракузца[6]. Врил «Грядущей расы»[7] был обычным достоянием рас, уже исчезнувших. А так как сейчас и само существование наших гигантских предков подвергается сомнению – хотя в Гималаях, на территории, принадлежащей вам, есть пещера, полная скелетов этих великанов[8], – и огромные размеры их неизменно рассматриваются как единичные причуды природы, то и врил (или Акаша, как мы его называем) рассматривается как невозможное, как миф. А без глубокого знания Акаши, ее комбинаций и свойств как может наука надеяться объяснить подобные феномены? Мы не сомневаемся, что представители вашей науки открыты для восприятия нового, тем не менее факты сначала должны быть им продемонстрированы, должны стать их собственностью, поддаваться их способам исследования, прежде чем смогут быть приняты в качестве фактов. Если вы только заглянете в предисловие к «Микрографии» Хука[9], то убедитесь, что внутренняя связь предметов имеет меньше значения в его глазах, нежели их внешнее воздействие на чувства, – и прекрасные открытия Ньютона нашли в нем своего величайшего противника. Современных Хуков много. Подобно этому ученому, но невежественному человеку былых дней, ваши современные деятели науки менее беспокоятся о том, чтобы отыскать физическую связь фактов, которая могла бы открыть им многие оккультные силы природы, чем о том, чтобы установить удобную «классификацию научных экспериментов». Таким образом, по их мнению, самое важное качество каждой гипотезы не в том, чтобы она была истинной, а лишь в том, чтобы она казалась правдоподобной.

Вот то, что относится к науке, насколько мы знакомы с нею. Что же касается человеческой природы вообще, она осталась такой же, какой была миллион лет тому назад: налицо предрассудки, основанные на эгоизме, всеобщее нежелание отказаться от утвержденного порядка вещей ради нового образа жизни и мысли, а ведь для изучения оккультизма нужно гораздо больше. Сюда можно добавить гордыню и упрямое сопротивление Истине, если она ниспровергает прежние людские представления, – таковы характеристики вашего века, в особенности среднего и низшего классов.

Так каковы же будут последствия демонстрации всех этих удивительнейших феноменов, если предположить, что мы согласимся их произвести? Сколь бы успешными они ни оказались, опасность росла бы пропорционально их успеху. И вскоре нам не осталось бы ничего другого, как продолжать в том же духе – и даже по нарастающей, или же погибнуть в бесконечной борьбе с предрассудками и невежеством, будучи сраженными своим же собственным оружием. От нас бы требовали проверки за проверкой, и пришлось бы их демонстрировать, и каждый последующий феномен должен был бы быть все чудеснее. Вы ежедневно повторяете, что нельзя ожидать от человека, чтобы он поверил во что-то, пока он не стал очевидцем. Но хватит ли человеческой жизни на то, чтобы удовлетворить весь мир скептиков? Может, и легко увеличить число поверивших в Симле до сотен и тысяч. Но как быть с сотнями миллионов тех, кто не смог быть очевидцем? Невежды, не будучи в состоянии бороться с невидимыми операторами, могут однажды обрушить свою ярость на видимых работающих представителей[10]. Высшие образованные классы продолжали бы, как всегда, упорствовать в своем неверии, как и раньше разрывая вас на клочки. Подобно многим, вы обвиняете нас за нашу большую скрытность. Тем не менее мы кое-что знаем о человеческой природе, ибо опыт долгих столетий – да, веков! – многому научил нас. И мы знаем: пока науке есть чем заниматься и тень религиозного догматизма омрачает сердца многих людей, бытующие в мире предрассудки придется преодолевать шаг за шагом, а не стремительным броском. Подобно тому, как седая старина знала не одного Сократа, туманное Будущее даст рождение не одному мученику. Освобожденная наука с презрением отвернулась от Коперника – который восстановил теории Аристарха Самосского, утверждавшего, что «Земля вращается вокруг своего центра», – за несколько лет до того, как церковь попыталась принести Галилея в жертву сожжением во имя Библии. Самого талантливого математика при дворе Эдуарда VI, Роберта Рекорда, заморили голодом в тюрьме его коллеги, которые насмехались над его «Замком Знания»[11], объявив открытия Рекорда «пустыми фантазиями». У.Гильберт Колчестерский, физик и лечащий врач королевы Елизаветы, истинный основатель экспериментальной науки в Англии, был отравлен только потому, что имел дерзость опередить Галилея, указав на ошибочное представление Коперника относительно «третьего движения», которым неверно объяснялось сохранение наклона земной оси![12] Огромные познания Парацельсов, Агрипп и Ди всегда вызывали сомнение[13]. Именно наука наложила свою святотатственную руку на великий труд «De Magnete» – «Небесная белая Дева»[14] (Акаша) и другие. И именно прославленный «Канцлер Англии и Природы», лорд Верулам-Бэкон, завоевав титул «отца индуктивной философии», позволил себе говорить о вышеперечисленных великих людях как об «алхимиках фантастической философии».

Все это старая история, скажете вы. Воистину так, но хроники наших дней не очень существенно отличаются от прежних. Мы должны вспомнить недавние преследования медиумов в Англии, сожжение предполагаемых колдуний и колдунов в Южной Америке, России и Испании, чтобы убедиться, что единственным спасением для истинных знатоков оккультных наук является скептицизм общественности, ведь шарлатаны и фокусники служат естественными щитами Адептов. Гарантией безопасности общества является то, что мы держим в секрете все страшные виды оружия, которые могли бы использоваться против него и, как уже было сказано, стали бы смертельными в руках злодея и себялюбца.


[Отношение Адептов к феноменам]

Я заканчиваю напоминанием вам, что феномены, которых вы так жаждете, всегда сохранялись как награда для тех, кто посвятил свою жизнь служению богине Сарасвати – нашей арийской Изиде•. Если бы они отдавались профанам, что осталось бы нашим верным последователям? Многие из ваших предложений вполне обоснованны, и на них будет обращено внимание. Я внимательно прислушивался к беседе, которая происходила в доме мистера Хьюма. С точки зрения экзотерической мудрости его аргументы безукоризненны. Но когда настанет время и ему будет позволено непосредственно увидеть мир эзотеризма с его законами, основанными на математически точном предвидении будущего, на неизбежных результатах причин, которые мы всегда вольны создавать по своей воле, но неспособны контролировать их последствия, в силу этого довлеющие над нами, только тогда вы оба поймете, почему непосвященным наши действия часто должны казаться немудрыми, если не откровенно глупыми.

На ваше следующее письмо я не смогу ответить полностью, не посоветовавшись предварительно с теми, кто общается главным образом с европейскими мистиками. Более того, настоящее письмо должно удовлетворить вас по многим пунктам, которые вы лучше сформулировали в последнем письме, но, несомненно, оно принесет вам и разочарование. В отношении демонстрации вновь изобретенных и еще более удивительных феноменов, которые от нее (Е.П. Блаватской. – Ред.) требовали совершить с нашей помощью, вы, как человек, хорошо знающий стратегию, должны понять, что мало пользы в завоевании новых позиций до тех пор, пока не закреплены прежние и пока ваши враги не признают ваше право на эти позиции. Другими словами, вы наблюдали больше разнообразных феноменов, произведенных для вас и ваших друзей, чем многие неофиты• видели за много лет. Вначале известите общественность о феноменах с запиской, чашкой и разных опытах с папиросной бумагой[15], и пусть она их переварит. Заставьте публику задуматься над объяснением. А поскольку, не прибегая к прямому и абсурдному обвинению в обмане, она никогда не сможет объяснить некоторые из них, а скептики вполне удовлетворены своей нынешней гипотезой относительно демонстрации феномена с брошью,[16] – вы принесете реальную пользу делу восстановления истины и справедливости в отношении женщины, которую заставили за это страдать[17]. Каким бы он ни был единичным, случай, о котором помещена рецензия в «Пионере», теряет всякую ценность – он положительно вреден для всех вас: и для вас как редактора газеты, и для любого другого, – если вы простите меня за нечто, подобное совету. Получается, что поскольку число очевидцев кажется недостаточным для привлечения общественного внимания, свидетельство ваше и вашей жены ничего не стоит – это несправедливо по отношению и к вам, и к ней.[18] Было несколько феноменов, которые совместно усиливают вашу роль как правдивого и разумного свидетеля, и каждый из них дает вам дополнительное право утверждать то, что вы знаете. Это накладывает на вас священную обязанность просвещать публику, готовить ее к грядущим возможностям, постепенно открывая глаза людей для восприятия истины. Эту благоприятную возможность не стоит упускать из-за недостатка у вас такой же сильной уверенности в своем праве этого утверждения, какое показывает сэр Дональд Стюарт[19].

Один хорошо известный людям свидетель стоит десятка неизвестных; а если кто и известен в Индии своей честностью, то это – редактор «Пионера». Помните, что при мнимом Вознесении[20] предположительно присутствовала лишь одна истеричная женщина и что этот феномен никогда не подтверждался повторениями. Однако уже около 2000 лет бесчисленные миллиарды строят свою веру на свидетельстве одной этой женщины, а она была не слишком заслуживающей доверия.


Дерзайте, но вначале поработайте над материалами, которые вам предоставили, а затем мы будем первыми, кто поможет вам получить дальнейшие доказательства. До тех пор, поверьте мне, остаюсь всегда вашим искренним другом.

Кут Хуми Лал Сингх


Сноски


  1. [ Опыт с лондонской газетой... — Речь идет о предложении Синнетта Махатмам, состоящем в том, чтобы феноменальным образом доставить номер лондонской газеты «Таймс» в день ее выхода в Лондоне подписчикам этой газеты, живущим в Симле (Индия). Обычным способом сделать это в те времена было невозможно, путь по морю из Лондона в Симлу занимал 17 дней. (изд.)]
  2. [ Английские правила переписки не требуют написания местоимения «вы» с прописной буквы. — Прим. ред. (изд.)]
  3. [ Имеется в виду Е.П. Блаватская (далее — также Е.П.Б.). — Прим. ред. (изд.)]
  4. [ ...когда Бэкон, Роберт Бойль и епископ Рочестерский превратили по королевскому указу свой «Невидимый колледж» в Общество поощрения экспериментальной науки. — «Невидимым колледжем» называлась группа ученых, в составе которой находились перечисленные выше деятели науки. Позднее «Невидимый колледж» стал ядром основанного в 1662 г. Королевского общества (полное название — Лондонское Королевское общество совершенствования естественных знаний). Одной из основных задач данного общества была разработка философского мировоззрения, по новому интерпретировавшего окружающий мир и природу. Подробнее см.: Барборка Дж. Махатмы и их учение. М., 2005. С. 139. (изд.)]
  5. [ Рим существовал и до Ромула (лат.). — Прим. ред. (изд.)]
  6. [ Речь идет об Архимеде. — Прим. ред. (изд.)]
  7. [ Врил «Грядущей расы»... — «Грядущая раса» — один из мистических романов английского писателя Бульвер-Литтона (см. словарь). Врил (вриль) в данном романе является неким аналогом мировой оккультной (т.е. скрытой, невидимой) субстанции-силы, способной творить чудеса. (изд.)]
  8. [ А так как сейчас... есть пещера, полная скелетов этих великанов... — Сведения о наличии у адептов эзотерического знания особых хранилищ, где собраны многие артефакты, доказывающие реальность существования архаичных доисторических цивилизаций, неизвестных современной науке, имеются во многих источниках («Третий глаз» Л. Рампы, «Люди, звери и боги» Ф. Оссендовского и т.д.). (изд.)]
  9. [ Если вы только заглянете в предисловие к «Микрографии» Хука... — Роберт Хук (1635–1703) — английский физик, интересовавшийся классификацией научных экспериментов, член Королевского общества. Его основные работы: «Микрография» (т.е. «микрозапись») и «Собрание философских трудов». Более подробно о Хуке см.: Барборка Дж. Махатмы и их учение. С. 146–147. (изд.)]
  10. [ Невежды, не будучи в состоянии бороться с невидимыми операторами... могут однажды обрушить свою ярость на видимых работающих представителей. — В осуществлении феноменов принимали участие не только известные публике сотрудники Махатм (такие, как Е.П. Блаватская), названные в этом предложении видимыми представителями, но и невидимые окружающим существа тонкоматериального плана бытия (элементалы, или Ски). (изд.)]
  11. [ ...Роберта Рекорда заморили голодом в тюрьме его коллеги, которые насмехались над его «Замком Знания»... — «Замок Знания» — философская работа Роберта Рекорда, опубликованная в Лондоне в 1556 г. Подробнее см.: Барборка Дж. Махатмы и их учение. С. 153. (изд.)]
  12. [ Последователям Коперника трудно было согласиться с его представлением о сохранении наклона земной оси; они считали, что Земля совершает три разных движения: орбительное, вращательное и осевое, не понимая, что третье является необходимой частью и следствием второго. (Здесь и далее текст сносок без подписи принадлежит редакторам английских изданий «Писем Махатм». — Прим. ред.) (изд.)]
  13. [ Огромные познание Парацельсов, Агрипп и Ди всегда вызывали сомнение. — Парацельс (Теофраст Бомбаст Ауреол фон Гогенгейм, 1490–1541) — великий врач, естествоиспытатель, философ-эзотерик Средневековья. Генрих Корнелиус Агриппа фон Неттесгейм (1486–1535) — немецкий писатель, врач, философ-эзотерик; основная работа — «Об оккультной философии». Джон Ди — английский математик и астролог, автор ряда научно-философских работ. (изд.)]
  14. [ …Наука наложила свою святотатственную руку на великий труд “De Magnete” — «Небесная Белая Дева»... — Автор этого труда — Уильям Гилберт (1544–1603), подробнее см.: Барборка Дж. Махатмы и их учение. С. 154, 158. (изд.)]
  15. [ Вначале известите общественность о феноменах с запиской, чашкой и разных опытах с папиросной бумагой… — О данных феноменах подробно рассказывается в книге Дж. Барборки «Махатмы и их учение». Как сообщает Дж.Барборка в своей книге, случай с запиской произошел в то время, когда Е.П.Б. и полковник Олькотт гостили в доме Синнеттов в Симле. Случай с запиской впоследствии описал в одной из своих статей сам Синнетт. Вот его рассказ: «Где-то в конце сентября в один из дней пополудни моя жена отправилась с госпожой Блаватской к вершине холма. Их сопровождал еще один друг. Я сам не присутствовал там. Во время этой прогулки госпожа Блаватская спросила мою жену, как бы шутя, каково ее заветное желание. Та ответила, не раздумывая: «Получить записку от одного из Братьев». Г-жа Блаватская достала из своего кармана клочок чистой розовой бумаги, оторванный от одной записки, полученной в тот день. Она сложила его несколько раз, потом подошла с ним к краю горы, подержала его минуту или две в руках и вернулась, сказав, что он исчез. Через некоторое время, после того как она мысленно связалась, используя свои оккультные методы, с находящимся далеко от них Братом, она сказала, что он спросил, каким образом моя жена хотела бы получить письмо. Сначала она ответила, что хотела бы, чтобы оно опустилось к ней на колени, но потом последовал какой-то разговор относительно того, будет ли это лучшим способом передачи письма, и в конце концов было решено, что моя жена найдет его на таком-то дереве… Сначала госпожа Блаватская, похоже, совершила ошибку, определяя дерево, на которое ей указывал Брат, сообщая, что туда он поместит записку, так что, когда моя жена со значительными затруднениями вскарабкалась на нижнюю ветку голого безлиственного ствола, там она ничего не нашла. Тогда г-жа Блаватская снова связалась с Братом и выяснила, что допустила ошибку. На другое дерево, находящееся поблизости, к которому ни Блаватская, ни кто-либо другой из присутствовавших не приближался, моя жена влезла на несколько футов и осмотрела все ветки. Сначала она ничего не увидела, но потом, повернув голову назад, не меняя при этом своего положения, она увидела на веточке прямо перед своим лицом, где за минуту до этого не было ничего, кроме листьев, — маленькую розовую записку. Она была прикреплена к черенку листа, который был сорван совсем недавно, о чем можно было судить, поскольку черенок был еще зеленый и влажный — не иссохший, каким бы он стал, если бы лист был сорван значительное время назад. В записке содержались следующие слова: «Меня просили оставить здесь для вас записку. Что я могу сделать для вас?» Она была подписана какими-то тибетскими буквами. Розовая бумага, на которой это было написано, оказалась той же самой, которую г-жа Блаватская вытаскивала из своего кармана незадолго перед тем и которая была на тот момент чистой».(Синнетт А.П. Оккультный мир, цит. по кн.: Борборка Дж. Махатмы и их учение. С. 56–57.)
    Случай с чашкой и блюдцем

    Как уточняет Барборка, случай этот состоит в материализации Е.П. Блаватской чашки и блюдца [Созданные феноменальным образом чашка и блюдце хранятся в Центре Т.О. в Адьяре, Индия.] во время пикника. Вот описание этого случая, данное А.П. Синнеттом: «Мы отправились [на пикник] в условленное время следующим утром. Первоначально шла речь о том, что у нас будет группа из шести человек, но, прежде чем мы вышли, к нам присоединился седьмой. После того как в течение нескольких часов мы спускались по холму, наконец было выбрано место для завтрака в лесу, вблизи водопада. Мы выложили все из наших корзин, и, как это обычно бывает на индийских пикниках, слуги на некотором расстоянии разожгли костер и принялись заваривать чай и кофе. Тут принялись шутить по поводу того, что у нас недоставало одной чашки и одного блюдца для седьмого человека, который присоединился к нам в последний момент, и один из нас шутя попросил госпожу Блаватскую «сотворить» еще одну чашку и одно блюдце. Первоначально предложение не содержало в себе особой цели, но, когда г-жа Блаватская сказала, что это, должно быть, очень трудно, но, если мы так желаем, то она попробует, всеобщее внимание, конечно же, оказалось сразу же приковано к ней. Госпожа Блаватская, как обычно, стала вести мысленную беседу с одним из Братьев, а потом стала прохаживаться в непосредственной близости от того места, где мы сидели — то есть в радиусе от полдюжины до дюжины ярдов от нашей разложенной скатерти. Я внимательно следил, ожидая того, что сейчас произойдет. Потом она отметила место на земле и попросила одного джентльмена принести нож, чтобы копать им. Выбранное место было на краю небольшого склона, покрытого густой сорной травой и кустарниковым подлеском. Джентльмен с ножом — давайте назовем его X. [Вероятно, это был майор Хендрикс. — Прим. ред.], как я буду определять его и в дальнейшем, — начал прежде всего вырывать и срезать их, что шло у него с некоторым трудом, поскольку корни были жесткие и переплетенные между собой. Врезаясь в спутанные корни и в землю ножом и выгребая руками разнообразный мусор, он добрался, наконец, до кромки чего-то белого, что оказалось чашкой. После продолжавшегося еще некоторое время копания было найдено и соответствующее блюдце. Оба предмета находились среди корней, которые разрастались повсюду в земле, так что создавалось впечатление, что корни росли прямо вокруг них. В том что касается формы и стиля, чашка и блюдце в точности соответствовали тем, что были взяты на пикник, так что, будучи принесенными на то место, где мы должны были завтракать, они и составили недостающий седьмой «чайный набор». Я могу также добавить, что позже, когда мы приехали домой, моя жена спросила нашего хитмутгара [«Хитмутгар» на языке хиндустани — слуга.], каким числом чашек и блюдец этого вида мы располагаем. Чайный набор был старым, так что в течение многих лет некоторые чашки разбились, но слуга сразу же сказал, что осталось девять чайных чашек. Когда их собрали и подсчитали, то оказалось, что было названо верное число, не считая вырытой чашки. С последней все они составили десять, а что касается формы и стиля, то это были весьма своеобразные чашки. Купленные достаточно давно в Лондоне, они, вне всякого сомнения, не могли быть специально подобраны в Симле. Чашка и блюдце были, несомненно, откопаны описанным выше путем. Если они не были помещены туда оккультным способом, то значит, они должны были быть закопаны там заранее. Я уже описал характер почвы, откуда они были вырыты; растительность там такова, что и речи не может быть о том, чтобы за последние годы там велись раскопки. Правда, может быть выдвинуто мнение, что с какой-то другой стороны холма могло быть вырыто что-то наподобие туннеля, через который чашка и блюдце могли быть протиснуты в то место, где они были найдены. Но эта теория едва ли может быть признана здравой, если мы посмотрим на ее физическую осуществимость. Если бы был прорыт для этой цели туннель, то он должен был бы оставить следы, однако последние не были обнаружены на земле. Они не были обнаружены, даже когда производили тщательный осмотр места вскоре после этого происшествия, держа в уме существование и такой гипотезы. Но суть заключается в том, что теория предварительного закапывания непригодна и в нематериальном плане ввиду того факта, что просьба относительно чашки и блюдца — равно как и еще мириадов вещей, о которых могли попросить, — никоим образом не могла быть предвидена. Она возникла из конкретных обстоятельств совершенно спонтанно. Если бы никто не присоединился к нам в последний момент сверх оговоренного числа людей, то число чашек и блюдец, упакованных слугами, было бы достаточным для наших нужд, и к этим предметам не было бы привлечено никакого внимания. Это слуги, при полном неведении об этом кого-либо из гостей, выбрали именно эти чашки из всех остальных, при том, что могли быть взяты и совсем другие чашки. Если бы мошенничество с закапыванием действительно имело место, то существовала бы необходимость принудить нас к тому, чтобы мы выбрали именно то место, что мы и действительно выбрали для завтрака, но совершенно верное место, на котором были установлены джампаны [Д ж а м п а н ы — восточно-индийское слово для паланкина, который обычно несут четверо человек.], было выбрано мной совместно с джентльменом, который выше поименован как X., и это место находилось в нескольких ярдах от того места, где была найдена чашка. Таким образом, оставив в стороне другие нелепости теории о мошенничестве, зададимся вопросом, кем могли быть те агенты, что были якобы наняты для закапывания в землю чашки и блюдца, и когда они осуществили всю эту операцию? Госпожа Блаватская находилась под крышей нашего дома в течение всего времени с предыдущего вечера, когда было принято решение относительно пикника, вплоть до момента его начала… Полковник Олькотт, также наш гость в то время, о котором я веду речь, конечно, тоже находился с нами весь вечер… Еще одно соображение: к пункту назначения, у которого мы оказались, ведут две дороги с противоположных концов расположенных выше подковообразных холмов, на которых стоит Симла. Мы могли выбрать любой путь, и тут надо заметить, что ни госпожа Блаватская, ни полковник Олькотт не сыграли никакой роли в нашем выборе. Если бы мы выбрали другой, мы бы никогда не пришли к тому месту, где организовали свой пикник». (Синнетт А.П. Оккультный мир, цит. по кн.: Борборка Дж. Махатмы и их учение. С. 163–166.)

    Эксперименты с папиросной бумагой

    Дж.Барборка сообщает, что в свое время Синнетт поместил информацию в газете “The Pioneer” относительно по крайней мере трех экспериментов данного типа; о них написали статьи соответственно Элис Гордон, Чарльз Мэсси и капитан П. Дж. Мэйтленд. Как пишет Барборка: «Интересно заметить, что эти эксперименты с папиросной бумагой являют собой еще один пример проявления оккультных феноменов, рассмотрение которого позволяет высветить еще один неожиданный фактор, связанный с оккультным «переносом», заключающийся в том, что существуют характерные потоки, которые могут быть использованы для передачи определенных объектов. Описание эксперимента было сделано Элис Гордон, которая была первой индийской англичанкой, вступившей в Теософское общество. «В прошлый четверг около половины одиннадцатого я сидела в комнате госпожи Блаватской, беседуя с ней, и невзначай спросила ее, не могла ли бы она послать мне что-нибудь оккультными способами, когда я вернусь домой. Она ответила отказом и поведала мне некоторые законы, которыми она руководствуется, один из которых заключается в том, что она должна знать место отправления, и необходимо, чтобы она в этом месте уже побывала раньше — и чем раньше, тем лучше — с тем, чтобы создать магнитный поток. Потом она вспомнила, что где-то была в то утро, и после короткого размышления припомнила, чей именно дом она посещала. [Это был дом г-на О’Миры.] Она сказала, что могла бы послать туда папиросу, если бы я сразу же отправилась туда удостовериться в факте. Я, конечно, сразу же согласилась. Должна здесь заметить, что я видела, как она проделывает подобные вещи раньше; и причина того, что она использует для отправления папиросы, заключается в том, что бумага и табак, будучи всегда при ней, сильно магнетизируются, и поэтому они в большей степени подвержены воздействию ее силы, которая, как она настойчиво подчеркивает, не является сверхъестественной, но представляет собой проявление законов, не известных нам. Вернемся к моей истории. Она взяла папиросную бумагу и медленно оторвала уголок по довольно зигзагообразной линии — я не отводила глаз от ее рук. Она дала мне этот уголок, который я сразу же положила в конверт, и я со всей ответственностью утверждаю, что он уже не покидал потом моих рук. Она свернула папиросу из оставшейся части бумаги. Потом она сказала, что эксперимент может и не получиться, но в этом случае вся неудача будет только на ней. Я могу со всей определенностью утверждать, что потом она бросила эту папиросу в огонь, и я видела, как она горит, после чего я отправилась к этому джентльмену домой, едва ли готовая поверить в то, что я обнаружу на месте, указанном ей, «дополнение» к той папиросной бумаге, что была у меня; но, конечно же, оно там и оказалось, и в присутствии этого джентльмена и его жены я развернула эту папиросу, и приставленный в надлежащем месте мой уголок подошел точь-в-точь». [Подписано именем Элис Гордон; процитировано в «Occult World» Синнетта, p. 87–88.] В свою очередь г-н Мэсси представил описание другого эксперимента редактору аллахабадской газеты “The Pioneer”: «…Мне представилась возможность посетить госпожу Блаватскую, и в ходе нашей беседы она оторвала уголок папиросной бумаги, попросив меня взять его, что я и сделал. Из оставшейся части бумаги она свернула обычным образом папиросу, и через несколько минут сделала так, что бумага исчезла из ее рук. Мы в это время сидели в гостиной. Я осведомился, можно ли будет обнаружить эту папиросу снова, мадам же, выждав короткую паузу, попросила меня пройти с ней в гостиную, где папироса должна была находиться наверху шторы, закрывавшей окно. С помощью стола и стула мне удалось кое-как добраться до папиросы и взять ее. Я развернул эту папиросу и обнаружил, что бумага была в точности такой же, как та, что я видел за несколько минут перед тем в гостиной. То есть уголок, который был у меня, в точности подходил к зазубренным краям бумаги, в которую был завернут табак. Я думаю, что испытание было настолько полным и удовлетворительным, насколько оно вообще может быть. Я воздержусь от вынесения своего суждения относительно источников, которые привели к такому результату, будучи уверенным в том, что те из ваших читателей, кто заинтересуется этими феноменами, предпочтут сделать собственное заключение по этим вопросам. Я лишь даю здесь неприкрашенное изложение того, чему я был свидетелем. Мне, может быть, будет позволительно добавить, что я не являюсь членом Теософского общества, нет у меня и особого интереса к оккультной науке, хотя я и являюсь горячим поклонником провозглашенных целей Общества, которым руководит полковник Олькотт». (Барборка Дж. Махатмы… С. 167–169.) (изд.)]

  16. [ А поскольку… относительно демонстрации феномена с брошью… Этот феномен был назван «случаем с брошью № 1», так как феноменов с материализацией брошей было несколько. Дж. Барборка описывает этот случай следующим образом: «Г-н Синнетт впервые публично обнародовал случай с брошью в газете “The Pioneer”, он был подтвержден свидетельскими показаниями девяти человек, присутствовавших при данном эпизоде. После этой публикации о нем стали широко писать индийские газеты. Вот пересказ этого случая. Вечером 3 октября 1880 г. группа в числе одиннадцати человек сидела за обеденным столом в доме г-на и г-жи Хьюм. Г-жа Элис Гордон принесла с собой запечатанный пустой конверт (на нем не был указан адрес) и вручила его Е.П.Б., чтобы та произвела психометрическое чтение. «Он от д-ра Тибо», — сказала г-жа Блаватская после того, как приложила его ко лбу; потом она передала его назад подруге. Когда Г-жа Гордон раскрыла конверт, письмо действительно оказалось от д-ра Тибо. Вся группа стала настойчиво требовать еще одной демонстрации; кто-то предложил осуществить передачу чего-нибудь на расстоянии. Е.П.Б. спросила: «Кто бы хотел наблюдать подобную передачу?» «Я бы хотела», — сказала г-жа М. А. Хьюм. «У вас есть отчетливая картинка в вашем сознании?» — спросила г-жа Блаватская. «Да. Она возникла в моем уме, как вспышка. Это семейная драгоценность, подаренная мне матерью, старомодная нагрудная брошь с жемчужинами по краям, со стеклышком спереди и медальонной крышкой сзади. Я отдала ее своей дочери, но думаю, что она ее потеряла», — сказала хозяйка. «Я постараюсь сделать так, чтобы она оказалась у вас сейчас», — сказала г-жа Блаватская, взяв монету и завернув ее в два листочка папиросной бумаги, после чего положила этот маленький пакетик в карман своего платья. Позже, вечером, по окончании обеда она заметила, что «монеты уже нет. Брошь не будет доставлена в дом, поскольку я видела, как она упала на клумбу в саду». Повернувшись к г-ну Хьюму, она спросила: «Нет ли в вашем саду звездообразной цветочной клумбы?» «Да, есть несколько таких в саду», — ответил хозяин. Вся группа поднялась, все стали искать свои шали и пледы, потом достали фонари, поскольку снаружи было уже темно, и холодно ночью на склоне горы. Выйдя из дома, все разбились на группы по два-три человека и стали ходить с фонарями, ища звездообразную цветочную клумбу. Через некоторое время г-жа Пэйшенс Синнетт, которая была в паре с капитаном П.Дж. Мэйтлендом, закричала: «Смотрите, что мы нашли», — демонстрируя всем маленький белый пакет, который был завернут в листы папиросной бумаги. Она протянула его г-ну Хьюму. Искатели собрались вокруг хозяина и отправились следом за ним в дом. Там, развернув папиросную бумагу, сохранившую следы сгиба после того, как в нее заворачивалась монета, они обнаружили не монету, а нагрудную брошь с жемчужинами, в точности такую, как та, что описала г-жа Хьюм, с медальонной крышкой на обратной стороне. Г-жа Хьюм заявила, что это та самая брошь, что была подарена ей». (Барборка Дж. Махатмы… С. 54–55.) (изд.)]
  17. [ Речь идет о Е.П. Блаватской. — Прим. ред (изд.)]
  18. [ Здесь речь может идти не о жене Синнетта, а о Е.П. Блаватской, продемонстрировавшей этот феномен. — Прим. ред (изд.)]
  19. [ Подробнее о Д. Стюарте см. в кн.: Барборки Дж. Махатмы и их учение. М., 2005. С. 172. (изд.)]
  20. [ Речь идет о евангельской версии Воскресения Христа и вознесения Его на небо после распятия. — Прим. ред. (изд.)]