Джадж У.К. - Места проживания Е.П.Б.

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску
Места проживания Е.П.Б.
ШФШ

Скачать: Теопедия
Первое издание
Дата: июль 1891, май, июнь 1892, ноябрь 1893
Издательство: Путь (журнал)
Оригинал
Название: Habitations of H.P.B.
Автор(ы): William Quan Judge
Язык: английский
Читать: UniversalTheosophy.com
Скачать: Теопедия
Переводчик: Фёдорова О.А.
Издания
The Path, July 1891, May, June 1892, November 1893
Собрание произведений У.К.Джаджа, т.2, Статьи 1891-1896



Уильям Кван Джадж
Места проживания Е.П.Б.

Перевод с английского: Фёдорова О.А.

Дом, в котором Е.П.Б. работала и ушла из этой жизни, находится на Авенью Роуд, 19. Его краткое описание может представлять интерес для наших читателей. Это большой квадратный дом около 50 футов длины [~15 м], расположенный в двух кварталах от парка Риджент. Как и многие дома в Лондоне, он покрыт лепниной и покрашен в кофейный цвет. Расположенный в большом саду, он выглядит особняком, по мнению американцев, чей взор привык к домам, расположенным рядами близко друг к другу. Во всю высоту фронтальной части большой комнаты сделан эркер шириной в 20 футов [~6 м], а сзади есть одноэтажная пристройка, предназначенная для личного пользования Е.П.Б. Она построена из желтоватого кирпича, широко используемого в Лондоне. Входная дверь находится посередине фронтальной части здания и представляет собой крыльцо с двумя большими колоннами. От ворот в кирпичной изгороди к нему ведёт цементированная дорожка, со всех сторон закрытая стеклом, так что, войдя в ворота, оказываешься в стеклянном проходе; входная дверь на другом конце немного выше уровня ворот. При входе в вестибюль в дальнем конце видно винтовую лестницу на верхние этажи, которая внизу имеет стеклянные двери. Слева от лестницы находится дверь, ведущая в комнаты Е.П.Б., а напротив, с другой стороны вестибюля, – широкая арка, ведущая в гостиную, которая теперь закрыта с одной стороны ширмой, а с другой занавесью. У подножия лестницы справа находится комната с надписью «общий кабинет», в котором я спал во время пребывания в Лондоне. Оттуда есть дверь в сад. На верхнем этаже пять комнат; на нижнем этаже у прислуги есть свои комнаты, как и на верхнем. Рядом с домом небольшой газон, на который выходят окнами две передние комнаты. Пройдя через гостиную, мы спускаемся по четырём ступенькам в коридор, ведущий в лекционный зал, который был пристроен к жилой части дома, частично из железа и частично из кирпича.

Войдя в комнату, где работала Е.П.Б. мы видим, что она квадратная и обклеена тёмными обоями. Её стол стоял у окна, а с другой стороны стоял стол для секретаря. Здесь же находится большое кресло, в котором она сидела в течение всего дня, а вокруг всякие вещицы, приобретённые ею, фотографии и портреты её друзей-теософов со всех сторон. В противоположном углу от входа книжный шкаф, и с другой стороны ещё один книжный шкаф. На стене над камином любопытный индийский образ Кришны, в углу под потолком маленький золотой Будда, а в других местах – другие индийские предметы. На входной двери в кабинет с внутренней стороны много фотографий, в том числе фотографии Аллена Гриффитса, д-ра Бака, А. Б. Григгса, д-ра Андерсона, У. Ч. Темпла, А. Фуллертона, T. Р. Пратера, д-ра Солсбери, д-ра Уэсткотта и некоторых других незнакомых людей. Над дверью – маленькое деревянное изображение Будды. Из этой комнаты есть дверь, ведущая в комнату, где сидела её секретарша, а также миссис Безант; эта дверь закрыта бархатной занавесью, на которой можно видеть фотографии некоторых собратьев-теософов. На каминной полке стоит высокое зеркало в тёмной раме с фотографией миссис Безант, воткнутой в раму с одной стороны. В комнате есть две высокие складные подставки, на одной из которых портрет знаменитой индийской йогини Маджи. Рядом с вышеупомянутой дверью ещё одна подставка с бюстами Платона и Сократа, а чуть выше двери под углом висит круглое вогнутое зеркало. Можно видеть несколько полок из тёмного дерева по другую сторону от каминной полки, на них стоят фотографии и разные вещицы, среди которых большой и очень изящно вырезанный нож для бумаги, который ей подарили индийские ученики. На противоположной стене висит длинная и очень древняя японская ширма, которой 800 лет; ширму подарил ей полковник Олкотт после своей последней поездки в Японию, и рядом с ней его портрет. Повернувшись к шкафчику, стоящему рядом с дверью, ведущей в пристройку, мы можем увидеть на нём японскую шкатулку, которая была у Е.П.Б. в 1875 году в Нью-Йорке, и из которой, как я часто видел, положенные вещи мгновенно исчезали. Из неё она часто на моих глазах вытаскивала предметы, которых там раньше не было, и в таком количестве, что обычным способом не могло бы поместиться в такой шкатулке. В последний раз, когда я видел Е.П.Б., она говорила мне, что всегда возит эту шкатулку с собой, и что она попадала во многие переделки и часто бывала сломана. Задняя комната отделена аркой с занавесями, за которыми стоит ширма, закрывающая кровать. Кровать из латуни и железа, а на кровати большие подушки. В одном углу стоит туалетный столик, за которым утром она часто сидела, когда вскрывала письма. Рядом с изголовьем кровати в том месте, откуда можно видеть, лёжа, висела фотография её друга Уильяма К. Джаджа, а в другом месте фотографии штаб-квартиры в Индии и её знакомых. В другом конце комнаты стоит большой гардероб с одеждой, которую она редко носила, так как обходилась двумя или тремя старыми привычными вещами, которые считала старыми друзьями, не страдающими от невнимания или недостатка демонстрации. Такова была простая и непритязательная комната, в которой эта благородная женщина, это таинственное существо, проводила много времени, работая упорно изо дня в день ради дела, которое она любила, ради Общества, которое она создала и ради истинных теософов, а также ради тех неблагодарных мужчин и женщин, которые злоупотребляли ею в своей жизни и пытались вытащить её имя из могилы, но которые однажды признают её великие заслуги перед человечеством.

Из своей комнаты она сделала дверь, ведущую в пристройку, так чтобы на её зов могли придти те, кто решил трудиться, помогая ей в её доме, не надеясь на награду, кроме права быть рядом с ней и слышать её слова о тайне жизни и надежде на будущее. Мир привык думать, что жизнь таких людей, как Е.П.Б. полна удивительных вещей, и теософы часто думают, что быть рядом с ней значит быть в постоянном присутствии чего-то чудесного. Но это не тот случай. Это ежедневный тяжкий труд и ничего, кроме работы ради других. А что касается чудесного или магических вещей, то не этим она здесь занималась, это она держала при себе, потому что, как она писала мне, она хорошо знала, что о её подлинной жизни никогда не знали те, кто был рядом с ней, и они сами признавали то же самое и осознавали, что им никогда не понять её.

Но одно можно сказать наверняка, а именно: она сама решила за несколько месяцев до смерти, что скоро ей нужно будет уходить, и начала спокойно готовить к этому сотрудников, чтобы убедиться, что центр, который она основала в Англии, продержится ещё много лет. То, что такой центр будет продолжать работать, было очевидно любому посетителю, видевшему устремление или мотивацию, которую она вложила в умы и сердца тех, кто был в последнее время постоянно с ней.

Согласно желанию Е.П.Б., её комнаты останутся без изменений, какими они были, когда она их покинула, и, несомненно, со временем они станут местом паломничества для тех, кто сможет оценить её работу. «Тайная Доктрина» была написана на этом столе, и одно это станет одной из величайших достопримечательностей. На нём лежат ручки, и стоит чернильница, а на тесёмке висят ножницы. Ими пользовались каждый день для вырезания текстов из разных публикаций, к которым она делала комментарии или на которые писала отклик.

У. К. Дж.


* * *

Невозможно найти фотографии и описания всех домов, где Е.П.Б. жила и работала во время своей жизни, но большинство домов, в которых она жила с 1874 года, работая в теософском движении, известны нам. Описания некоторые из них будут приведены в этих статьях не в хронологическом порядке, а по мере их поступления. Первое описание относится к дому № 17 на Лэндсдаун Роуд, Холлэнд Парк, Лондон, в который она переехала вскоре после приезда в Англию[1].

Лансдаун роуд 17, фасад (рис. У.К.Джаджа)

На фотографии вид спереди со стороны улицы Лансдаун Роуд. Дом построен из кирпича и первый этаж оштукатурен. На этой улице большинство домов построены по два вместе. Окно рядом с входной дверью является окном столовой, её собственная комната находится за столовой и окнами выходит в большой сад или небольшой парк, общий для всех соседей. Задняя комната, где она работала днём и в которой члены «Ложи Блаватской» собирались по вечерам, окнами выходит на юг; в неё иногда проникают редкие лучи солнца, которое, по-видимому, не любит ярко сиять в Лондоне. Фотография была сделана американским фотоаппаратом фирмы Кодак однажды утром в 1888 году, когда Е.П.Б. работала за своим столом. Серый квадрат на оконном стекле – это диапозитив, подаренный ей мистером Уэйдом, когда она жила на улице Элджин Кресент. Окно справа – спальня, которая соединялась с её кабинетом. Как и фронтон, эта часть дома оштукатурена на первом этаже.

Лансдаун роуд 17, двор (рис. У.К.Джаджа)

Столовая в передней части дома соединялась с кабинетом в задней части дома. Эта столовая редко использовалась для чего-нибудь другого, кроме еды, за исключением тех случаев, когда не хватало мест для посетителей во время собраний. Складные двери разделяли эти комнаты друг от друга. Комната сфотографирована из угла возле стола Е.П.Б., на фотографии виден диван, на котором вечером во время собрания Ложи мистер Харботтл и другие ясно видели астральную форму сидевшего индуса, спокойно наблюдавшего за людьми. В действительности, видение было чётким, но только когда кто-то сел на этого посетителя, и тем самым вызвал его исчезновение, мистер Харботлл воскликнул возбуждённо: «Его совсем и не было».

Лансдаун роуд 17, комната ЕПБ (рис. У.К.Джаджа)

На мольберте портрет старого восточного друга Е.П.Б. – её Учителя, как она часто говорила. Для скромного завтрака Е.П.Б. пользовалась круглым шатким столиком. Вставала она очень рано, и после завтрака приступала к работе. Столик находится на изображении намеренно, поскольку им пользовались незадолго до того, как этот вид был запечатлён.

Таково великолепие, которым преемница Сен-Жермена была окружена. Во время собраний Ложи президент и Е.П.Б. сидели в том конце комнаты, которая была ближе к саду, а остальные члены сидели вокруг них. В другие вечера выносили хорошо известный обтянутый сукном раскладной столик и ставили его на то место, где на фотографии виден круглый столик. На нём Е.П.Б. в течение нескольких часов раскладывала пасьянс или играла в вист.

Блаватская Е.П. за работой (1888, У.К.Джадж)

Все фотографии мадам Блаватской, кроме этой и ещё одной, были сделаны в заранее обговорённое время, либо в салоне фотографа, либо на съездах и других собраниях. Но никто не фотографировал её во время работы, пока в 1888 году эта маленькая фотография не была сделана с её согласия в тот час, когда она садилась утром за работу над журналом «Люцифер», бывшим тогда в своём младенчестве. Незадолго до этого она вышла из задней комнаты и села за стол, на котором лежали начатые первые страницы «Люцифера», и за которым была написана большая часть, если не вся «Тайная Доктрина». В руке она держит «Американское золото» – ручку, подаренную ей нью-йоркским теософом и изготовленную Джоном Фоли, имя которого известно тысячам писателей. Лист бумаги на переднем плане – это страница рукописи «Тайной Доктрины», а вокруг лежат другие страницы. Старый халат, который она носила, был более удобным, чем парадные платья, к которым она не привыкла, хотя те и были красивее. Знаменитая табакерка фирмы Матара у неё под рукой, а на полке у стены стоит белый мраморный слоник (эмблема силы и мудрости), подаренный ей другом. А кругом фотографии поклонников и учеников со всех уголков мира. Она восхищалась фотографиями своих друзей и всегда держала их рядом, на стенах, на подставках, на дверных панелях, фактически, повсюду. Это была старая привычка. В начале 1874-75 годов портретов было так много, что они закрывали друг друга, и многие из них она изобретательно обрамляла и сама развешивала.

Из этого дома она редко выходила на улицу. Здесь день и ночью в течение нескольких лет дверь была открыта для всех. Тем не менее, хулители никогда не прекращали своих злобных нападок, но она постоянно работала в этих комнатах, за этим столом, редактируя и переписывая «Тайную Доктрину», оставляя кладезь информации и гипотез для тех, кто хочет видеть под поверхностью и не полностью увлёкся спешкой и буйством мимолётной цивилизации. Через три с половиной года после того, как эта фотография была сделана, жилище из плоти, которым так хорошо пользовалась Е.П.Б. в течение шестидесяти лет, было ею оставлено и кремировано в Уокинге.

Свидетель


* * *

В журнале «Путь» за 1890 год[2] было дано описание здания штаб-квартиры в Адьяре после перестройки и пристройки библиотечного крыла. Здесь не нужно повторять, что Е.П.Б. не жила там после перестройки, а жила в Лондоне. Перестройка заключалась в расширении porte cochère (крытого въезда) в обе стороны, тем самым превратив последнее во въезд с добавлением комнат по обе стороны здания спереди. Полковник Олкотт также построил дополнительное здание для библиотеки Востока, выходящее окнами на берег океана. Некоторые изменения были сделаны на крыше, была поднята так называемая «оккультная комната», которая имела наклонную крышу, когда Е.П.Б. жила там, это видно на иллюстрации следующей страницы.

Адьяр, штаб-квартира ТО, парадный подъезд (1884, рис. У.К.Джаджа)

Этот рисунок сделан с помощью точного эскиза, начерченного в 1884 году, если смотреть с того места, откуда вы поднимаетесь по дороге от въездных ворот. На нём виден фронтон здания, выходящий на огороженную территорию, и оканчивающийся там, где сейчас стоит здание библиотеки. Описанный выше porte cochère (крытый въезд) виден в перспективе. Это придавало фронтону величественный вид, который был нарушен перестройками. Всё здание было в 1884 году белого цвета, и издалека казалось мраморным, но на самом деле оно было построено из кирпича, оштукатуренного в белый цвет, как это обычно принято в Индии. Оно было куплено несколько лет назад по подписке и теперь свободно от долгов. Оно стоит на огороженной территории площадью около 21 акров [~850 соток], это очень красивое место, и аналогичное здание в этой стране [США] стоило бы очень дорого, тогда как в Индии его стоимость не высока по сравнению с американской недвижимостью. Река Адьяр проходит позади дома не более чем в десяти футах [~3 м] от здания. Эта река не имеет особого значения, её устье обычно засыпано песком, через который вода просачивается в океан; в это время года вода стоит очень низко, и запах от ила довольно неприятен, но когда русло наполняется водой, то это довольно восхитительный ручеёк, как мы назвали бы его.

Адьяр, штаб-квартира ТО, тыльная сторона (1884, рис. У.К.Джаджа)

Над декоративной балюстрадой, которая идёт вдоль всей крыши, видна комната Е.П.Б., из которой есть вход в комнату-святилище, видную на втором рисунке. Её комната была пристройкой к зданию, и в некотором роде служила входом в две башни, которые поднимались с обоих концов задней части крыши. По лестнице башни, видной на рисунке, можно было пройти в её квартиру, хотя в другой башне была также лестница, но она шла прямо в нижние комнаты библиотеки. Они не были ещё достроены в июне 1884 года, когда она была в Европе, поскольку мосье Куломб приостановил работу, как только мадам Блаватская и полковник Олкотт отправились в Лондон, и тотчас же принялся за строительство ex post facto [лат. после факта] ловушек, с помощью которых он надеялся разрушить Общество, и в то же время обратить несколько честных грошей миссионеров к его так называемому exposé [фр. разоблачение].

Часть территории от въездных ворот до шоссе была засажена манговыми деревьями, и, проехав между ними к дому, вы оказывались под галереей. По короткому пролёту лестницы вы попадали в вестибюль, где пол был покрыт чёрно-белым мрамором. Здесь находились два стола, диваны и несколько стульев, а на полу многие ночи спали благословенной памяти Дамодар К. Маваланкар вместе с несколькими другими юношами, включая Ананду и Бабаджи.

Часть задней стороны здания находится рядом с главной дорогой. Это продолжение угла, который виден на первом рисунке. Башня находится в конце здания, обращённого к реке, а саму реку видно только сзади. Наверху находится оккультная комната с пристройкой или верандой. Крыша «оккультной комнаты» наклонена и покрыта красной черепицей, а штукатурка окрашена в жёлтый цвет. Там находилась святыня. В комнату можно было войти с другой стороны, но так как она была на несколько футов ниже, чем комнаты Е.П.Б., в неё вёл короткий пролёт лестницы. В башне есть винтовая кирпичная лестница, и входом на неё служило одно из окон оккультной комнаты. Это окно было вделано в буфет, задняя часть которого выходила на лестницу. Задняя часть была переделана Алексисом Куломбом после отъезда Е.П.Б., им сделана скользящая панель, как часть его заговора. Однако она не функционировала. Вся верхняя часть дома была, по сути, лоскутным одеялом, лишённым порядка.

Комната Дамодара была в этой башне наверху, к ней вела узкая лестница. Именно из этой маленькой комнаты знаменитая «святыня» была украдена в ночь после её снятия со стены в «оккультной комнате». Коридор, если так его можно назвать, проходит через заднюю часть комнат Е.П.Б. от одной башни до другой и имеет выход к реке с видом на маленький остров и длинный причудливый мост, по которому проходит шоссе через реку. На небольшом рисунке виден этот мост, окрашенный в розовый цвет.

Мост через р. Адьяр (1884, рис. У.К.Джаджа)

Напротив, за мостом можно увидеть среди деревьев другие большие дома, так как эти окрестности когда-то пользовались большим спросом, прежде чем торговля Мадраса пошла на убыль. Каждый вечер на закате большие летающие лисицы поднимались в большом количестве и летели из города в Адьяр, чтобы питаться ночью на манговых и других фруктовых деревьях в его окрестностях. Многие из них останавливались на территории Штаб-квартиры.

Адьяр, штаб-квартира ТО, из-за реки (1884, рис. У.К.Джаджа)

Этот рисунок сделан с фотографии задней части здания, снятой с маленького острова справа от моста. На нём видно вторую башню, аналогичную той, в которой была комната Дамодара. На нижнем этаже под крышей в задней части посередине здания располагалась редакция журнала «Теософ». Деревья и кусты почти полностью скрывали её. Небольшой участок побережья был укреплён гипсом, чтобы защитить фундамент.

Эти изображения дают очень правильное представление о доме, когда Е.П.Б. жила в нём, но теперь всё изменилось за счёт пристройки библиотечного крыла и различных перестроек на крыше, которые сделал полковник Олкотт после осквернения места Куломбами, так что теперь прежняя «оккультная комната» ушла в прошлое, и не оживёт, пока другая великая личность, такая как Е.П.Б., не придёт и не откроется нам.

Свидетель.


* * *

Прежде чем переехать жить в то место, откуда она отправилась в Индию в 1878 году, Е.П.Б. некоторое время жила на 34-й улице возле Девятой авеню в Нью-Йорке в скромной квартире. Когда она жила там, состоялись похороны барона де Пальма, подробно описанные полковником Олкоттом в своих «Страницах старого дневника», привлёкших большое внимание и бесконечные комментарии в газете. Потом была снята квартира на углу 47-й улицы и Восьмой авеню в доме, изображённым на рисунке[3].

«Ламаистский монастырь», Нью-Йорк (рис. Кнаппа)

На нём виден узкий фронтон дома, выходящего на Восьмую авеню, которая является деловой улицей, идущей от нижнего Нью-Йорка до 155-й улицы. Дом представляет собой, так называемую «двойную квартиру» с магазином на первом этаже. Вход в квартиры расположен на 47-й улице с задней стороны. У Е.П.Б. была квартира, которая занимала площадь от середины здания до фронтона на Восьмой авеню и находилась непосредственно над магазином. Сейчас здание находится в том же состоянии и с той же планировкой, что и при Е.П.Б.. Её кабинет находился в передней части, включая угловое окно и два окна над магазином. Третье окно, выходившее на улицу, находилось в небольшой комнате, которая использовалась для различных целей, иногда для завтрака, а иногда для сна. На этой стороне от входной двери квартиры, ведущей в прихожую, комнаты располагались в следующем порядке: примыкая к кабинету и гостиной была её спальня, соединяющаяся с ними дверями, а также имеющая дверь в прихожею, но она была отрезана от столовой сплошной стеной. За гостиной находилась кухня, выходившая окнами на 47-ю улицу. На другой стороне прихожей первой была ванная комната, соединявшаяся с кухней, а следующей была небольшая тёмная комната, в которой спал полковник Олкотт. Наверху некоторое время жила миссис И. К. Митчелл, сестра полковника Олкотта. Упомянутые выше кабинет и маленькая комната отделяли прихожею от передней части. Именно в этой квартире, в большой комнате с окнами на улицу, была написана «Разоблачённая Изида». Там случалось много необычного, для описания чего потребовалось бы несколько томов. Здесь часто слышалась «астральная музыка колокольчиков», которая, как предполагали самозваные мудрые критики, производилась служанкой, прохаживающейся по коридору с колокольчиком, что абсурдно для тех, кто, как и я, был там и слышал подобные явления. Здесь, в углу комнаты на Восьмой авеню, стояло чучело совы, которое иногда моргало. В настоящее время оно принадлежит леди, живущей недалеко от штаб-квартиры в Нью-Йорке. Здесь, когда «Изида» была закончена, Е.П.Б. сидела среди своих немногих вещей и смотрела, как аукционист распродавал их тому, кто даст наибольую цену. Отсюда она, наконец, в декабре 1878 года, отправилась, чтобы сесть на пароход, который отвёз её в Лондон, откуда она отплыла в Индию, чтобы никогда больше не вернуться на землю, где всегда вызывала недоумение у жителей мегаполиса, будучи для них развлечением. Это было скромным местом в скромной, деловой части большого города; но сколько там было сделано, и какие могучие силы играли в этих четырёх стенах, в то время как в нём жила огромная личность, известная как Елена П. Блаватская!

Уильям К. Джадж

Сноски


  1. Иллюстрации, включённые в эту статью, являются репродукциями рисунков, выполненных ручкой и карандашом самим г-ном Джаджем, за исключением фотографии Е.П.Б., которую он снял с помощью фотоаппарата Кодак. – Прим. Дары Экланд, составителя сборника статей Джаджа «Эхо Востока».
  2. Том V, апрель [«Эхо Востока» 1:134].
  3. Эскиз дома в Нью-Йорке был сделан мистером Кнаппом из Цинциннати, штат Огайо, с фотографии. – Прим. Дары Экланд.


Заметки по авторскому праву

  • Изображения в этой статье размещены с согласия издательства TUP. Статья опубликована в собрании произведений У.К.Джаджа "Эхо Востока" (Echoes of the Orient, Theosophical University Press, 1975)