Блаватская Е.П. - Отрицают ли Адепты небулярную космогоническую теорию?

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Вопрос I


Отрицают ли адепты небулярную космогоническую теорию?


Ответ: Нет. Они не отрицают ни ее общие положения, ни относительно верные научные гипотезы. Они отвергают лишь мнение о завершенности нынешних, а также об абсолютной ошибочности многих так называемых «развенчанных» прежних теорий, которые в течение последнего столетия столь стремительно сменяли друг друга. Например, утверждая вместе с Лапласом, Гершелем[1] и прочими, что разнообразные пятна света, различаемые на смутном фоне галактики, никак не связаны с отдаленными формирующимися мирами, а также соглашаясь с современной наукой в том, что они происходят не из массы бесформенной материи, а принадлежат скоплениям уже сформированных «звезд», они тем не менее добавляют, что многие из этих конгломератов, которые, по мнению астрофизиков, относятся к разряду уже развившихся звезд и миров, фактически являются скоплениями различных материалов для строительства будущих миров. Эти кажущиеся зрелыми миры подобны уже обожженным кирпичам — различного качества, цвета и конфигурации, являющимся уже не аморфными кусками глины, а готовыми элементами будущей стены — каждому из них предстоит занять строго определенное место в неком задуманном сооружении. Астрономы не умеют определять их относительно юный возраст, и единственное, что им, пожалуй, доступно, так это различия между звездными скоплениями с обычным движением по орбите и взаимной гравитацией и теми, что были названы, насколько нам известно, нестабильными звездными массивами с изменчивыми очертаниями. Брошенные вместе как бы произвольно, с полным нарушением закона симметрии, они не поддаются наблюдению — таковы, например, 5 m Лиры, 52 m Цефея, Гантель и некоторые другие. Прежде чем эмоционально возражать и выставлять все вышесказанное на посмешище, было бы, наверное, неплохо установить природу и свойства других, так называемых «временных» звезд, чья периодичность хотя фактически и не была доказана, но все же не вызывает сомнений. Чем являются эти звезды, которые, появившись неожиданно в несравненном великолепии и блеске, так же загадочно и внезапно исчезают, не оставив после себя никаких следов? Откуда они возникли? В чем они растворились? В великой космической бездне — говорим мы. Рука Каменщика — направляемого Вселенским Архитектором, разрушающим только затем, чтобы строить заново, — отводит светящемуся «кирпичу» его место в космической структуре, где он и будет выполнять свою миссию до последнего часа Манвантары.

Другим моментом, наиболее энергично оспариваемым Адептами, является утверждение, что на всем пространстве видимого неба есть участки, не занятые звездными мирами. Существуют звезды, миры и системы как внутри, так и вне систем, доступных человеческому глазу, и даже, как известно физикам, внутри нашей собственной атмосферы. В этой связи Адепты отмечают, что ортодоксальная, так называемая официальная наука очень часто употребляет слово «бесконечность», не вникая в его истинный смысл, — скорее как речевое украшение, нежели термин, подразумевающий величественную, таинственную Реальность. Когда астроном пишет в своих отчетах «об измерении бесконечности», даже самые интуитивно развитые его собратья слишком часто забывают, что он измеряет только поверхность небольшого участка и его видимые глубины, и рассуждают об их кубических параметрах как о неких известных величинах. Это является прямым следствием нынешней концепции трехмерности пространства. Открытие четы­рехмерного мира уже близится, однако загадки в науке будут существовать до тех пор, пока в ее постулатах не найдут отражения естественные размеры видимого и невидимого пространства — в их семеричной завершенности. «Бесконечность и Абсолют — это только названия двух противоположностей, недоступных человеческому (непосвященному) уму»; и считать их видоизменившимися «свойствами вещей — двумя субъективными отрицаниями, превратившимися в объективные утверждения», по определению сэра У.Гамильтона, — означает не знать ничего о бесконечных процессах, происходящих в освобожденном человеческом духе, либо о его качествах, главным из которых является способность выходить за пределы нашего земного опыта постижения материи и пространства. Абсолютный вакуум невозможен как внизу, так и наверху. Нашим молекулам, бесконечно малым величинам «нижнего» вакуума, «наверху» соответствует гигантский атом Бесконечности. Признание концепции четырехмерного пространства может привести к изобретению новых приборов для изучения чрезвычайно плотной материи, которая окружает нас (подобно тому, как смоляной шарик может обволакивать, скажем, муху), но которую мы из-за своего полного незнания всех ее свойств (кроме проявляющихся на земле) все же называем чистой, ясной и прозрачной атмосферой. Это не психология, а просто оккультная физика, которая никогда не путает «вещество» с «центрами силы», если пользоваться терминологией западной науки, не знакомой с майей. Не пройдет и столетия, как Королевское Общество вынуждено будет присудить премию за создание эфироскопа — в дополнение к телескопам, микроскопам, микрографам и телефонам.

В связи с вопросом, на который дается этот ответ, надо уведомить «члена Английского Т.О.», что Адепты Правого Пути не признают современного объяснения гравитации. Они не согласны с тем, что так называемая «теория сжатия» является единственно логичной интерпретацией закона притяжения. Они говорят, что если все предпринятые физиками усилия связать гравитацию с Эфиром (дабы объяснить электрические и магнитные дистанционные воздействия) до сих пор ни к чему не привели, то это опять же из-за незнания пятой расой предельных состояний материи и, прежде всего, истинной природы солнечного субстрата. Веря только в закон взаимного электромагнитного притяжения и отталкивания, они согласны с теми, кто пришел к выводу, что «вселенская гравитация является слабой силой», совершенно неспособной взять на себя ответственность даже за небольшую часть феноменов движения. Поэтому они вынуждены предположить, что наука, вероятно, ошибается, выдвигая необоснованный — не отличающийся ни универсальностью, ни логичностью — постулат о центробежной силе. Сошлемся лишь на один пример: действием этой силы невозможно объяснить сплющивание полюсов у некоторых планет. Ибо если вытягивание глобусов по экватору и укорачивание их полярных осей приписать эффекту центробежной силы, а не мощному влиянию солнечного электромагнитного притяжения, «уравновешенного концентрической коррекцией собственной гравитации каждой планеты, достигаемой вращением вокруг своей оси» — если пользоваться фразеологией астрономов (не очень ясной и неправильной, но все же служащей поставленной нами цели показать многочисленные ляпсусы в их научной системе), — то почему тогда возникают трудности при попытке ответить на возражения, что различия в плотности некоторых планет и скорости вращения экваторов полностью противоречат этой теории? Долго ли еще даже великие математики будут отстаивать ошибочные взгляды, которыми они заполняют явный пробел в знаниях! Адепты никогда не говорили ни о превосходстве, ни о какой-нибудь компетентности западной астрономии и остальных наук. Однако, обращаясь даже к начальным учебникам Индии, они обнаруживают, что западная центробежная теория неспособна охватить все вопросы. Так, без посторонней помощи она не может объяснить ни сплющивание полюсов, ни относительную плотность некоторых планет. И в самом деле, как могут какие-то расчеты центробежной силы объяснить, к примеру, почему Меркурий — скорость вращения которого, как нам говорят, «примерно в три раза меньше, чем у Земли, а плотность — лишь на одну четверть больше плотности Земли», — у полюсов сплющен более чем в 10 раз сильнее, чем Земля? И опять же, почему Юпитер, скорость вращения экватора которого, как уверяют, «в 27 раз больше, чем у Земли, а плотность составляет всего лишь одну пятую оной Земли», имеет полюсную компрессию, в 17 раз превышающую таковую Земли? Или почему Сатурн, чья скорость вращения экватора в 55 раз больше, чем у Меркурия, в качестве противодействия центробежной силе имеет полюсную компрессию, всего лишь троекратно превышающую таковую Меркурия? В довершение ко всем этим несоответствиям нас хотят заставить поверить в проповедуемые современной наукой центробежные и центростремительные силы, заявляя при этом, что солнечный экватор (центробежная скорость которого в четыре раза больше таковой экватора Земли, в то время как его гравитация составляет одну четвертую гравитации земного экватора) не проявляет тенденции к вытягиванию, а солнечные полюса — к сплющиванию. Говоря иными и более понятными словами, Солнце, обладающее только одной четвертой плотности Земли, вовсе не имеет полюсной компрессии! Это возражение было сделано, по нашим наблюдениям, не одним астрономом, но, насколько известно Адептам, на него не было еще дано удовлетворительного ответа.

Поэтому Они говорят, что великие западные ученые, ничего или почти ничего не знающие о кометном веществе, центробежных и центростремительных силах, природе туманностей или физическом составе Солнца, звезд и Луны, поступают опрометчиво, рассуждая с такой уверенностью о «центральной массе Солнца», вращающей в пространстве планеты, кометы и еще бог знает что. По нашему скромному мнению, если оно кому-нибудь интересно, она развивает только жизненный принцип, душу этих тел, дающий и получающий ее обратно в нашей небольшой Солнечной системе, как вселенский жизнедатель, ЕДИНАЯ ЖИЗНЬ дает и получает ее в Бесконечности и Вечности; наша Солнечная система — такой же микрокосм в ЕДИНОМ макрокосме, как и человек в сравнении со своим небольшим Солнечным космосом.

Какие доводы приводит наука? Солнечные пятна (неверный термин, как и большинство других)? Но они доказывают твердость «центральной массы» не более, чем грозовые облака — плотность простирающейся за ними атмосферы. Неужели из-за несоответствия размеров тела Солнца его видимым светящимся контурам означенное «тело» кажется «твердой массой, темным шаром материи, заточенным в огненную тюрьму, в оболочку неистового пламени»? Мы же утверждаем, что позади него действительно находится «узник», которого еще не видали физические глаза смертного, позволяющий лицезреть все­го лишь свое гигантское отражение, фантом «своего рода солнечных придатков», как правильно выразился м-р Проктор. Прежде чем продолжить эту тему, рассмотрим следующий вопрос.


Сноски


  1. [Лаплас Пьер Симон (1749-1827) — французский астроном, математик и физик; автор классических трудов по теории вероятностей, небесной механике и многих других.
    Гершель Уильям (1738-1822) — английский астроном, основоположник звездной астрономии.]


<< Содержание >>


Издания[править | править код]

  • Большая часть статей этого цикла впервые опубликована в журнале «Theosophist», Vol. IV, № 12 (48), September, 1883, p. 295—310
  • Блаватская Е.П. - Гималайские Братья, M., Сфера, 1998. С. 126—203. Пер. Т.И.Перебайловой (первая публикация на русском языке)

Теософское общество со штаб-квартирой в Адьяре (Ченнай, Индия)