Блаватская Е.П. - Зороастр в «истории» и Заратуштра тайных писаний

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ЗОРОАСТР В «ИСТОРИИ» И ЗАРАТУШТРА ТАЙНЫХ ПИСАНИЙ


Злонамеренные ошибки в истории часто имеют не менее тяжелые последствия, чем преднамеренные искажения, по­скольку создают в умах изучающих ложное представление, которое затем трудно искоренить. Так, некоторые из наших европейских филологов не в силах найти более философского толкования названия Зенд-Авеста, чем «трутница».

Профессор Моньер Уильяме в журнале «Девятнадцатый век», говоря о религии великого арийского реформатора, после совершенно справедливого замечания о том, что «лишь немногие открытия, сделанные при критическом исследовании нехристианских религиоз­ных систем, имеют такое же значение, как открытие высочайшей духовности древнего религиозного учения, обычно называемого рели­гией Зороастра», в дальнейшем делает некоторые замечания, которые при серьезном анализе.....................[1] оказываются ошибочными.....................[2] ; как это обычно бывает с профессорами-христианами, полная правда умело замаскирована и дух слепой приверженности, всегда ищущий возможности тенденциозно преподнести имеющиеся скупые факты, упорно стремится, пусть и неявно, возвеличить еврейскую Библию ценой умаления других религий. Так, например, он говорит:


«Лишь прогресс, достигнутый в иранизме за несколько последних лет, позволил увидеть истинное значение текста Авесты (широко известной как Зенд-Авеста), являющейся для зороастризма тем же, чем Веды являются для брахманизма. При этом стало ясно, что одновременно с иудаизмом по крайней мере одна из ветвей арийской расы сумела создать неидолопоклонническую монотеистическую ре­лигию, характеризуемую высоким моральным кодексом и имеющую много черт, сходных с иудаизмом.
Несомненность этого факта подтверждается не только зороастрийскими писаниями. Об этом же свидетельствуют и многочисленные указания в трудах греческих и латинских авторов. От самого „отца истории", писавшего за 450 лет до христианской эры, мы знаем, что у персов „нет обычая почитать идолов, строить храмы или воздвигать алтари; они даже обвиняют в нечестии тех, кто так поступает". Причина такого поведения, как объясняет Геродот, кроется в том, что персы не считают, подобно эллинам, будто боги похожи на людей, но отождествляют всю небесную сферу с Верховным Божеством.
Мы знаем также, что Кир Великий, который, по всей видимости, исповедовал зороастризм, проявлял большое сочувствие к евреям. Исайя называет его „мужем правды" (Ис 41, 2), „пастырем Господним" (Ис 44, 28), „помазанником Господним" (Ис 45, 1), которому предначертано „вершить волю Господню" и исполнить Его указание о перестройке храма и возвращении избранного народа на свою землю»[3].


Сотни учеников могли прочитать цитируемый отрывок и не заметить духа предвзятости, которым неявно проникнуты эти несколь­ко строк. Оксфордский профессор хотел бы, чтобы его читатели думали, будто «неидолопоклоннический и монотеистический» зороа­стризм развился «одновременно с иудаизмом», что означает, если только мы правильно понимаем смысл слов, что первая религиозная система возникла в тот же исторический период, что и вторая, — крайне ошибочное и вводящее в заблуждение утверждение. Существо­вание религии Заратуштры подтверждено в работах многих греческих и латинских авторов, у которых, кстати сказать, напрасно было бы искать ссылок на иудаизм или на «избранный народ» — так мало был он известен до возвращения (?) из вавилонского плена. По свидетель­ству Аристотеля, Зороастр жил за 6 000 лет до Платона[4]. Гермипп Александрийский, утверждающий, что читал подлинные священные книги зороастрийцев, называет великого реформатора учеником Агонация (Agonach или Агон-бог) и относит расцвет его деятельности за ! 5 000 лет до падения Трои. Его утверждение, таким образом, подтверждает свидетельство Аристотеля, поскольку Троя пала в 1194году до н.э. Кроме того, по мнению Климента, некоторые считают, что Эр или Эрус, сын Армения, видение которого пересказывает Платон в книге X, 614 своего «Государства», есть не кто иной, как Зардошт[5]. С другой стороны, мы находим у Александра Полигистора, что Пифагор (жив­ший за 600 лет до н.э.) был учеником ассирийского назарея[6]. Диоген Лаэртский[7] подтверждает, что самосский философ был посвящен в таинства «халдеями и магами». Наконец, Апулей говорит, что именно Зороастр был наставником Пифагора. Все эти противоречивые указания, будучи собраны вместе, говорят нам, что:

  1. «Зороастр» является неким родовым именем;
  2. было несколько пророков, носивших это имя.

Существовал первоначальный, чистый магизм и существовал магизм, искаженный духовенством, как это бывает со всякой религией, которая утратила истинный дух и сохранила лишь мертвую букву. Подтверждение этому мы находим в примере Дария Гистаспа, который, как известно из истории, сокрушил магов и ввел чистую религию Зороастра, учение Ормазда. Тем не менее, в надписи, высеченной на его недавно найденном надгробии, Дарий утверждает, что он являлся «учителем и Иерофантом магизма». Но самое серьезное доказательство мы нахо­дим в тексте самой Зенд-Авесты. Хотя Авеста — не самое древнее зороастрийское писание, она не содержит ни малейшего намека на знакомство автора с названиями каких бы то ни было наций, которые впоследствии приняли эту форму богопочитания (подобно тому как Веды хранят полное молчание о потопе[8]). И это несмотря на сущест­вование нескольких исторически реальных Заратуштр: того, кто ввел культ Солнца среди парсов, того, кто появляется при дворе Гуштаспа, и того, кто был учителем Пифагора.

Точно так же и эпитеты, расточаемые Исайей в адрес Кира, — «муж правды» и «пастырь Господень» — ничего не доказывают человеку, не верящему в божественность библейских предсказаний[9], поскольку Исайя жил за 200 лет до Кира (с 760 по 710 г. до н.э.), тогда как начало царствования великого перса относится к 559 г. Если Кир защищал евреев после завоевания Вавилона, то лишь потому, что еще задолго до этого евреи были обращены в его веру. И если он и отослал их назад (а многие знающие археологи высказывают сомнения, что евреи когда-либо жили в Палестине до времени Кира), то опять-таки по той же причине. После своего возвращения евреи представляли собой просто персидскую колонию, проникнутую всеми идеями магиз­ма и зороастризма. Большинство их предков когда-то согласились с сабеями, приняв вакхический культ, почитали Солнце, Луну и пять планет, Саваофа царства света. В Вавилоне они переняли культ семилучевого бога, откуда идет семеричная система счета, пронизы­вающая Библию и Гептактис Книги Откровения. Отсюда же и секта фарисеев (150г. до н.э.), чье имя с гораздо большей вероятностью может происходить от «фарси» или «перс», чем от арамейского нерушим — отделившиеся. Их величайшим учителем был Гиллель Вавилонянин, их «верования и ритуалы, передаваемые от отцов.., не записаны в законе Моисеевом» — так говорит Иосиф, сам фарисей (Иудейские древности. XIII, х, 5 и 6). Они унаследовали всю ангелологию и символизм персов, точнее, зороастрийцев. И халдейская Каббала, усердно читавшаяся и изучавшаяся в их секретной ложе, члены которой именовались Кабирим (от вавилонского и ассирийского «Кабейри» — великие таинственные боги) служит подтверждением сказанного выше[10]. Современные евреи являются талмудистами, при­держивающимися позднейшего толкования Закона Моисеева[11], и осталась лишь горстка ученых рабби-каббалистов, которые дают изучающим отдаленное представление об истинной религии евреев, исповедовавшейся за два века до и век спустя после Христа.

Настоящая история Зороастра и его религии пока еще не написана. Сами персы потеряли ключ к пониманию своей веры, и за информа­цией по этому вопросу им надлежит адресоваться вовсе не к собствен­ным ученым и мудрецам. Примем ли мы, что Заратуштра жил за 6 000 лет до н.э., основываясь на сведениях Аристотеля, или, следуя более современным воззрениям Наурозджи Фаридунджи (см. его «Tareekh-i-Zurtoshtee», «Дискуссии об эпохе зороастризма»), будем считать временем деятельности Зороастра VI век до н.э., — все покрыто мраком неизвестности и любое утверждение наталкивается на непреодолимые противоречия. И «Рахнуман Маздайаснан Сабха», общество, организованное в 1851 году для возрождения учения Зороастра в его первоначальной чистоте, вовсе не было удачливее других в своих изысканиях. Стоит ли в таком случае удивляться противоречиям, а часто и полной бессмыслице в работах наших современ­ных ученых, если те в своих исследованиях опираются лишь на немного­численные свидетельства древних классических авторов, которые от своей канонической прославленности не становятся более надежными и которые в своих произведениях лишь мельком упоминают о том, что слышали о грандиозной доисторической фигуре Зороастра.

Аристотель, Диоген Лаэртский, Страбон, Филон Иудейский, Тертуллиан и, наконец, Климент Александрийский и некоторые другие авторы — вот источники, которые имеют в своем распоряжении наши европейские ученые. О том же, насколько можно доверять этим отцам-вероучителям, легко судить по тому, что говорит о зороастризме преподобный доктор X. Придо в своем труде о Саддаре. Пророк, объявляет он нам, проповедует кровосмесительство] Заратуштра, по его словам, учит, что


«ничего в природе не противоречит закону и что человек может жениться не только на сестре или на дочери, но и на собственной материи»[12].


«Мудрец далекой древности», как его именует Платон, превращается христианскими ханжами в «раба Даниилова», самое существование которого рассматривается ныне как миф. Эти ханжи обвиняют «персидского пророка» в том, что он — «лжепророк» и что он проповедовал «учение, украденное у евреев»! (Д-р Придо.) Истинно замечает Уорбертон в своей «Божественной миссии», что «все это чистая выдумка и противоречит сообщениям древних». «Один христианский сочинитель, — жалуется он, — утверждает, будто Зороастр — современник Дария Гистаспа и слуга одного из еврейских пророков, и тут же, в новом приступе вранья, говорит, что Зороастр — современник Моисея или даже что он — Авраам. Не останавливается и перед утверждением, что им построен Вавилон». Зороастр д-ра Придо, считает Фабер, «как кажется, совершенно иная личность, чем древнейший Зороастр» (On the Mysteries of the Cabiri. II, 154).

В этой путанице противоречий следует задаться вопросом о том, во-первых, остается ли еще возможность достоверно выяснить что-либо хотя бы о последнем, если уж не о первом Заратуштре[13]. И во-вторых, каким способом истинная религия, проповедуемая в Авесте (вместе с ее более древней частью — Татами), может быть истолкована исходя из аллегорических диалогов Вендидада. Ответ известен заранее: «Там, где потерпели неудачу наиболее знающие ориенталисты — Гауг, Мюллер и другие, — бесполезно надеяться что-либо сделать». Авеста стала и должна остаться закрытой книгой древних парсов, а учение Зороастра — мертвой буквой для последующих поколений.

Мы же думаем, что подобное мнение ошибочно, во всяком случае, в части, касающейся ответа на второй вопрос. Даже если все относящееся к личности самого основателя, хотя бы и многократно подтверж­денное совпадающими сообщениями и материальными свидетельства­ми в виде статуй в разных частях света, но особенно в Центральной Азии, даже если все это считать просто традицией (а что же тогда мы называем историей), то уж во всяком случае основанная им религия может быть воссоздана с такой же точностью, с какой современная наука воссоздает облик допотопных животных по их окаменелым останкам, найденным в сотне различных мест. Время, терпение и, в особенности, подлинное желание — вот единственное, что нужно для успеха. Наши ориенталисты ни разу не удосужились обратиться к единственному сохранившемуся остатку подлинного зороастризма. Более того, до самого последнего времени они презирали этот источ­ник и всячески высмеивали самое его имя. Еще полвека назад он даже не был переведен, а содержание его понимают лишь весьма немногие истинные оккультисты. Мы говорим о халдейской Каббале, само название которой неизвестно даже образованным людям. Невзирая на протесты невежд, мы говорим и повторяем, что ключ к верному пониманию Авесты и ее частей лежит в верной интерпретации Каббалы[14], состоящей из книги Зохар («Сияние», написанной рабби Шимоном бен Йохай), книги Сефер Йецира или Книги Сотворения[15] (приписываемой прародителю Аврааму, но на самом деле составлен­ной халдейским жрецом), и из «Комментария Сефирот» (эти послед­ние означают созидательные Принципы или силы, идентичныеЛтиешя Спента). Авеста в целом пронизана этикой и философией Вавилона, а потому ее истоки следует искать в халдейском каббалистическом учении, так как зороастризм, распространившись через проповедь Заратуштры, пятого Вестника (жившего в 5 400 г. до н.э.), от Бактрии до Мидии и оттуда — под именем магизма (от Magavas — «могуще­ственные») — по всей Центральной Азии, стал ее общей религией. Эту религию ныне называют монотеистической на том же основании, на котором вульгаризированный магизм стал монотеизмом позднейших израильтян. Если черты Ахурамазды (Ормазда) напоминают, как говорят, черты еврейского Яхве (хотя последний более близок к реальности), то вовсе не потому, что один из них был истинным «Таинственным Божеством», олицетворяющим Непознаваемое Все, а просто потому, что оба человеческих идола произошли от единого корня. Как Ормазд произошел от Первоначального Света, который в свою очередь исходит от высшей непостижимой сущности, именуемой Зерван Акарана, Вечное или Безграничное Время, и является, следовательно, лишь третьим в божественной эволюции, так же и Яхве, по Зохару, является третьим Сефирот (более того, олицетворяющим женское пассивное начало). Он называется «Разум» (Бина) и имену­ется божественным именем Яхве и Аралим. Следовательно, ни один из этих богов никогда не был Единственным, Высшим Богом. Для Яхве таким богом является Эйн Соф, Безграничный, Единственный, из которого эманирует Аур — «Первоначальный Свет» или «Первона­чальная Точка» — который, содержа в себе все Сефирот, эманирует их один за другим, совокупность, представляющую Архетипального человека, Адама Кадмона. Яхве, следовательно, составляет лишь десятую часть Адама или Мир разумный (по Каббале — седьмую часть, так как первые три составляют единое целое). В то же время Ормазд стоит во главе семи Амеша Спента или их духовной общности, и, таким образом, он выше Яхве, хотя все равно не самый высший.

Давайте сразу признаем, что, будучи в нашем миропонимании грубо материалистичными, мы придали всем великим религиозным идеям, пришедшим из древности, антропоморфный и, если можно так выразиться, анималистический оттенок. Физически и умственно мы развиваемся, наши сила и знание непрерывно растут, но так же непрерывно утрачивается духовность. Можно «расслабиться в силе», но никогда не в духе. Лишь изучая остатки прошлого, сравнивая без сектантской предвзятости и личных предрассудков религиозные идеалы всех наций, можем мы в конце концов убедиться, что все они — только различные потоки, вытекающие из одного источника. Много­образна и переменчива игра света и тени, за которой с трудом успевает следить наш глаз в залитой солнцем долине. Глупец воскликнет: «Это тень моя, она рядом с моим домом!..» Мудрец же поднимет взор к небесам и спокойно заметит: «Это всего лишь мимолетное отраже­ние», — [и] обратится к истинной причине всего — к великому «Духовному Солнцу».


* * *

Парсы справедливо жалуются, что даже сами мобеды забыли истинное содержание своей религии; хотя среди них и есть известное количество сведущих людей, пытающихся раскрыть тайны зоро­астризма, но как они это делают?! Не с помощью чтения манускриптов, а развивая идеи, высказанные западными исследователями! О том, как извращены представления религии Зороастра, можно судить на не­скольких примерах. Вспомним, как преподобный д-р Придо в коммен­тариях к Саддару уверяет своих читателей, что Заратуштра призывал последователей практиковать кровосмесительство] Правда, в под­тверждение своих слов он не цитирует зендские рукописи или что-либо написанное парсами, а прибегает вместо этого к таким христиан­ским авторитетам, как Филон Иудейский, Тертуллиан и Климент Александрийский (см. An Universal History). Евтихий, архимандрит монастыря в Константинополе, живший в V веке, пишет: «Нимрод нашел пламя, бьющее из земли, и почитал его, и с тех пор Маги начали поклоняться огню. И он назначил человека по имени Ардешан жрецом и служителем огня. И вскоре после этого дьявол заговорил из пламени (так же, как Яхве с Моисеем из горящего куста!), провозглашая, что никто не может стать жрецом огня или постигнуть Истину моей религии, доколе не совершит кровосмешение со своей матерью, сестрой и дочерью. С тех пор это вошло в обычай у жрецов-магов, но первым создателем этого учения был Ардешан».

Что же все это означает? Всего-навсего неверное, буквальное прочтение. В тайном учении, частично записанном в хранящихся по сей день в Эчмиадзине старинных армянских рукописях (так называе­мые Месроповы рукописи; следует сказать, что до 312 г. н.э. армяне были последователями парсов), говорится о Посвященном или Маге: «Тот, кто хочет проникнуть в тайны (священного) Огня и соединиться с ним (подобно тому как йоги сливают свою душу со Всемирной Душой), должен прежде соединить свои душу и тело с Землей, своей матерью, человечеством, своей сестрой, и наукой, своей дочерью». Не требуется доказывать, что речь идет о символическом слиянии. Каж­дый знает, как почитал Заратуштра Землю, как он учил быть добрым ко всему сущему. Знание же и Наука никогда не станут дочерью или потомством человека, никогда не появятся в полной чистоте из его мозга, пока он не постигнет тайны природы и человека, порождающие Знание и Науку.


О Древе жизни

Как Иггдрасиль является Древом жизни в скандинавской Эдде, так и Хаома есть священное Древо жизни зороастризма, которое мы можем видеть изображенным на ассирийских памятниках (см. Layard. Nin­eveh, p. 472). Божество или Бог — это огонь. Розенкрейцеры хорошо это поняли и переняли от магов, последователей Заратуштры. Существовало несколько Заратуштр (общее родовое имя). Это подтвержда­ет и он сам, говоря: «Я тот, кто живет и умирает». Но Зороастр парсов явился в 5400 г. до н.э., а Персеполь («Город Сияния»), в соответст­вии с традицией тайных писаний, был основан в 5000 г. до н.э. Джамшидом, жрецом Оаннеса или Дагоиа. Его древнее название — Истахар (Ista-char), место, посвященное Иштар, или Астарте, или Эсте, ставшей в конце концов Вестой, во имя которой римляне поддерживали неугасимый огонь. Веста была антропоморфным олице­творением Божественного Огня или Святого Духа. Хар (Char) на ассирийских памятниках означает Солнце. Поэтому Иштар (Ista) или Иста-Хар (Ista-Char) — то есть Веста Солнца или «трон Солнца» — греки перевели как Персеполис. «Харис» (Charis) — это Город Огня. Церера также была божеством огня, всеоплодотворяющего пламени природы, и в Книде она называлась Корой, именем Солнца. Ее римское имя — Керера (Keres), а не Церера (Ceres) (как Цицерон на самом деле Кикерон), что первоначально было именем города — Charis. По-арабски значение составного слова Charis — сохранять, а haris — «защитник», «хранитель» (огня). Отсюда имя Кир (Cyrus), что является мужским соответствием Цереры, женского имени. Но на самом деле имя это индийское (Heres — то же, что Char-is), a Хара (Нага) или Хари (Hari) — имя Хара-Дева (Hara-Deva), где Хари, как я полагаю, означает «Спаситель». Кора (Koros) — имя Вакха, сына Кереры или Цереры, а Кора (Koros) — это «Божествен­ная мудрость» или «Святой Дух». В первом томе «Разъяснения древностей» отца Бернара де Монфокона говорится, что на блюде с изображением Матери Богов приведено одно из ее имен — Сурья, индийское имя Солнца. На другом блюде она названа Mater Suriae и изображена черной, с длинными волосами (отсюда страна Сирия). Красное одеяние католических кардиналов — того же происхожде­ния, что и бронзово-желтые одежды саннъяси и буддистов. Они берут начало от Священного Огня — знания. Подобно тому, как Зера (Zerah) по-еврейски — рассвет, так и Сурья (Surya) означает Солнце, и имя Заратуштры (Zarathushta) — сочетание индийского и еврейского названий. Сэр Уильям Драммонд показывает, что Хайд совершенно ошибочно считал Зороастра современником Дария. Свида относит время его жизни за 500 лет до Троянской войны, Плутарх — за 5 000 лет, а Плиний — за много тысячелетий до Моисея. Все эти противоречия показывают, что существовало несколько Зороастров, и один из них, Зороастр парсов, был истори­ческим лицом, Посвященным, которого сэр Уильям Драммонд в «Иудейском Эдипе» относит за много веков до Моисея. Назвав Зороастра сначала величайшим математиком и философом своего времени, преподобный Придо далее величает его «самозванцем и фокусником», как теперь обзывают и нас в христианских газетах.

Абдул Фаражд (Бар-Эбраи) в «Книге династий» (с. 54) утвержда­ет, что Заратуштра показал персам проявление Мудрости (Божий помазанник — Сын или Логос), «Хоновер» (живое проявленное Слово или Божественная Мудрость), и предсказал, что Дева должна непороч­но зачать (Саошйанта) и что при рождении этого Вестника появится шестиконечная звезда, сияющая и в полдень, а в центре ее — фигура Девы. В Каббале Дева - то Астральный Свет или Акаша, а шести­конечная звезда — эмблема Макрокосма. Логос или Саошйант означает Тайное Знание или Науку, проистекающую из Мудрости Бога. Пророчество Богоявления содержится в Зенд-Авесте.

Когда Вестник, пророк Заратуштра, наполнял кадило огнем от священного алтаря, как это делали потом древние парсы — мобеды (и как делают католики сейчас, с той, правда, разницей, что огонь они берут из кухонного очага), то совершалось действо, имеющее глубокий символический смысл: огонь означает небесную истину, а дым от благовоний, веющий в лицо верующим, доносит до них сокровенное знание: Вечное Слово-Огонь Заратуштры. «Смертный, приближаю­щийся к Огню, получит свет от Божества».

В Гите Кришна разъясняет Арджуне что Бог — в огне алтаря. «Я есмь Огонь, я есмь жертва». Фламины[16](жрецы этрусков) назывались так потому, что они должны были освещаться языками пламени (Святого Духа), и христиане позже переняли от них шапку и пунцовые одежды своих кардиналов, которые должны были символизировать Огонь Божественного эзотерического Знания. Персидский поэт Фирдоуси пишет: «Чисты и счастливы те, кто, поклоняясь Единой Высшей Мудрости, размышляют у священно­го пламени — символа Божественного Света», — Хиранъягарбха в Ведах (спросите Дамодара о его санскритском соответствии). «Маги, — пишет Павсаний, — когда входят в храм, совершают заклинания, и по окончании их дрова в очаге загораются без огня и испускают чудесное пламя» (Elis, I, XXVII, 6). Прометей, или Пра-Ма-Та-Исса, божествен­ный сын Иссы на санскрите, ирмнес огонь с неба. В древнем ирландском манускрипте Заратуштра называется Айргиод-Ламх, или «Золотая Рука», рука, которая принимает и распространяет небесный огонь (Sir Wm. Ouseley. Oriental Collections. I, p. 303). Его также называют Mogh Nuedhat, Маг Нового Таинства или Закона. Заратуштра был одним из первых реформаторов, открывшим людям то, что он узнал при Посвящении, — существование шести периодов эволюции мира, гахамбаров. Первый из этих периодов —Маидйой-аремайа, когда небо, небесный свод был создан. Во втором цикле, Маидйойшема, влага из облаков стала источником вод на земле. В третьем периоде, Паитишахйа, из изначальных космических элементов образовалась земля. В четвертом периоде, Айатрима, земля дала жизнь растениям. В пятом, Майдйарйа, постепенно появились животные. Наконец, в шестом цикле, Хамаспатмаедайа, низшие животные развились в людей. Седьмой период начинается после завершения определенно­го цикла, когда должен явиться персидский Мессия верхом на коне, — иными словами, Солнце нашей солнечной системы будет разрушено (период называется Пралайя).

Тот, кто захочет раскрыть тайны священных парсийских книг, должен обязательно изучить и священные писания других народов, в особенности индийцев. Тогда он поймет существо понятий Солнце, Огонь и Конь. Подобно тому, как Саошйант, Спаситель человечества, должен появиться на белом коне во главе воинства добрых гениев на молочно-белых жеребцах, так же и Иоанн в Откровении описывает белого коня, на котором скачет «истинный и верный»; за ним следует войско на белых лошадях. И Вишну как Калки Аватара явится в виде воина на белом коне, и т. д., и т.п. Белый конь — это конь Солнца. «И увидел я одного Ангела, стоящего на солнце», — пишет Иоанн (Откр 19, 17). И он «отменил коней, которых ставили цари Иудейские солнцу» (IV Цар 23, 11), «огненному источнику Жизни-Духа». Жер­твоприношение коней солнцу, Асвамедха. Солнечные кони известны во всех религиях (греческий Фаэтон, управляющий Колесницей). Верховный жрец, мобед, выезжающий каждый день верхом встречать и приветствовать встающее Солнце, — типичное явление, поскольку колесница олицетворяет тело, конь - одушевляющий Принцип, а четыре его ноги — четыре человеческие расы: черную, красную, желтую и белую, или негритянскую, индейскую, монголоидную и кавказскую (отсюда происходят и четыре касты Ману). У китайцев та же идея проявляется в четырех орденах священнослужителей, одетых в черное, красное, желтое и белое. В Откровении Иоанна четыре символических коня имеют именно эти цвета.

У персидских парсов есть книга более древняя, чем нынешнее писание зороастризма. Называется она Джавидан Храд, «Вечная Мудрость». Это труд по практической философии магии с естествен­ными разъяснениями. Т. Хайд говорит об этой книге в своем предисло­вии к «Historia Religionis Veterum Persarum». Четыре зороастрийских века — это четыре расы. Говоря о Зороастре, которого он считает обладателем обширнейших научных и философских знаний, препо­добный Джордж Оливер передает рассказ о пещерных храмах, о которых много говорится в зороастрийском учении.


«[Зороастр] удалился в крутую пещеру или в грот в горах Бохара. Пещеру эту он обильно украсил символическими и астрологическими изображениями и посвятил срединному богу или Посреднику, Митре, которого в других местах именуют еще невидимым божеством, роди­телем вселенной. Сам он, как утверждается, был рожден из пещеры, высеченной в скале. Солнце здесь изображалось драгоценным камнем, который, излучая непереносимый блеск, находился в самом центре крыши. Планеты располагались в строгом порядке вокруг центра и были исполнены золотыми гвоздиками на лазурном фоне. Созвез­дия Зодиака были сделаны из червленого золота, и среди них Лев и Телец с золотыми Солнцем и Луной, встающими из-за их спин, были особенно великолепны. Четыре века мира изображались соответствующим количеством шаров — из золота, серебра, бронзы и железа»[17].


Эти четыре века, как говорилось ученикам, означают четыре человеческих расы. Золото изображает монголоидов, серебро — белую или кавказскую расу, бронза — индийцев и железо — негров. Минос получил божественные законы в пещере в горе. Эгерия передала таблицы Нуме в гроте или пещере, расположенной в холмах, Моисей получил скрижали на горе Синай, и т. д.

Дугда (Daghday) — имя матери Заратуштры, и Валансэ показыва­ет, что это написание означает Святой Дух (или Мудрость). Фабер же, который пишет это имя как Day-dae, утверждает, что его значение — Божественная Рыба, и парсы, насколько мне известно, принимают это толкование. Спросим, почему Зороастр освящал во время ритуальных обрядов вино (истину), происходящее от винограда (символ Христа?), розу (фаллос), чашу (чрево) и ядрышко граната (Вестника (?)). Роза была посвящена Солнцу. Зороастр удалился в Армянские горы (Ариман), чтобы говорить с Ормаздом. Когда гора загорелась, это не причинило ему вреда. Затем в Гордиейских горах он написал первую Зенд-Авесту.


[Далее следует примечание Елены Петровны Блаватской к опуб­ликованному тексту лекции полковника Олькотта «Дух зороастрийской религии»].


В самой старой иранской книге, называемой Десатир и представ­ляющей собой собрание учений четырнадцати древнейших иранских пророков (включение в их число Симкендеша или «Секандера» является глубокой ошибкой, что нетрудно доказать, опираясь на свидетельства самого Заратуштры, приведенные в этой книге), — Заратуштра стоит в списке тринадцатым. Этот факт имеет большое значение. Относительно личности первого Зороастра мы не имеем надежных сведений от западных ученых, а их свидетельства противо­речат друг другу самым вопиющим образом. Среди наиболее противо­речивых я бы отметила труды классических греческих авторов, кото­рые говорят нам, что Заратуштра жил то за 600, то за 5 000 лет до Троянской войны или за 6 000 лет до Платона. Или вот Берос, халдейский жрец, утверждает, что Зороастр был основателем индий­ской династии в Вавилоне в 2 200 г. до н.э. Местная же традиция считает его сыном Пурушаспы и современником Гуштаспа, отца Дария, что уже приводит нас в 600 г. до н.э. Наконец, Бунзен утверждает, что Заратуштра родился в Бактрии до переселения бактрийцев в Индию, которое, как показывает этот высокообразован­ный египтолог, произошло в 3784 г. до н.э. Какие выводы можно сделать на основании столь разноречивых сведений? Очевидно, остается только одна гипотеза: все эти сообщения ложны, и подтверждения тому я нахожу в тайных традициях эзотерических учений. Не подле­жит сомнению, что существовало несколько учителей с этим именем. Трудно себе представить, что Платон или Аристотель перепутали 200 лет с 6 000 лет! Что же до собственно персидской традиции, делающей великого пророка современником отца Дария, то она совершенно абсурдна. Хотя ошибочность этой традиции столь очевидна, что не нуждается в серьезном обсуждении, скажу все же несколько слов в пояснение. Позднейшие исследователи показывали, что персидские надписи называют Вистаспа последним в линии Кеянидских царей, правивших Бактрией до ассирийского завоевания в 1200 г. до н.э. Уже одно это доказывает, что Зороастр жил за 12-13 веков до н.э., а не за 600 лет, как утверждается, и что, следовательно, он не мог быть современником Дария Гистаспа, чьего отца так часто и долго путали в данной связи с Вистаспом, жившим на 600 лет раньше. Добавим к этому противоречие между историческим свидетельством Аммиана Марцеллина, утверждающего, что Дарий разгромил магов и ввел культ Ахурамазды, и надписью на гробнице этого царя, в которой говорится, что он был «учителем и Иерофантом магизма». Вспомним также не менее значительный факт, что нигде в Авесте не найдем мы указаний на знакомство ее автора с мидийцами, персами или ассирийцами. Опять-таки отметим, что древние рукописи персов вообще не дают основания предполагать, будто автору известен какой-либо из наро­дов, обитавших в Западном Иране. И сделаем для себя вывод, что дата «600 лет до н.э.», указываемая как время жизни пророка, абсолютно не может считаться убедительной.

Следовательно, без риска ошибиться можно заключить следующее:

  1. Существовало несколько (в общей сложности семь, как говорят Тайные писания) Ахуру-астеров или духовных учителей Ахурамазды, которые позже выродились в Гуру-астеров или Зуруастеров (от «Зера-Иштар» (Zera-Ishtar) — титула халдейских или магианских жрецов).
  2. Последним из этих учителей был Заратуштра книги Десатир, тринадцатый пророк и седьмой по счету с таким именем. Именно он был современником Вистаспа, последнего царя династии Кеянидов, и именно он составил Вендидад, комментарий к которому утрачен, вследствие чего смысл книги не ясен. Некоторые из фактов, приводимых в Тайных писаниях, хотя для ученого-схоласта довольно традиционны, тем не менее представляются весьма интересными. Так, утверждается, что существует некая полая скала, внутри которой, в гигантской пещере, носящей имя Заратуштра в его магическом вари­анте, хранится множество табличек и что в один прекрасный день эти таблички могут быть найдены. Эта пещера со множеством настенных надписей находится на вершине одного из пиков где-то в восточных отрогах Тянь-шаня, далеко за его соединением с Белортагом. Одно из полунарисованных, полунаписанных пророчеств, приписываемых само­му Заратуштре, относится к потопу, превратившему некогда сущест­вовавшее внутреннее море в кошмарную пустыню, называемую Шамо или Гоби. Эзотерический ключ к пониманию таинственных учений, произвольно именовавшихся то сабеизмом или Планетарной религией, то солнце- или огнепоклонничеством, «находится в этой пеще­ре», — утверждает легенда. В легенде пророк изображается с золотой звездой на груди; он принадлежит к тем допотопным гигантам, о которых упоминают священные книги и халдеев, и евреев. Неважно, принимаем мы эту гипотезу или отвергаем. Мы посчитали нужным упомянуть здесь о ней, поскольку отрицание не делает противополож­ное утверждение в большей степени заслуживающим доверия.


Сноски


  1. Текст поврежден.
  2. Текст поврежден.
  3. The Religion of Zoroaster//Nineteenth Century. Vol. IX, January 1881, p. 156.
  4. [Cf. Pliny. Nat. Hist., XXX, ii.]
  5. Clement Alex. Stromateis. V, xiv.]
  6. Зороастра греческие авторы часто называют ассирийским назареем [Cf. Clement. Strom. I, xv]. Термин происходит от назар или назир (отделенный, выделен­ный) — древнее объединение адептов, существовавшее задолго до Христа. «Они были лекарями, исцеляли больных наложением рук, были посвящены в Таинства», — См. Мишна назир в Талмуде, которая состоит из 9 глав и где приводятся положения, касающиеся назареев. — I. M. Jost. Israelite Indeed. II, 238. Они отпускали длинные волосы и бороду, не пили вина и давали обет целомудрия. Назареями были Иоанн Креститель и пророк Илия, о котором в IV Книге Царств сказано, что «человек тот весь в волосах» (IV Цар 1, 8).
  7. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Кн. VIII, «Пифагор».
  8. Факт, убедительно доказывающий, что Веды уже существовали ко времени великого потопа, этой катастрофы, изменившей облик Центральной Азии около 10 000 лет до н.э. Барон Бунзен относит жизнь Зороастра в Бактрии и эмиграцию бактрийцев в Индию к 3 784 г. до н.э., а исторический и геологический великий потоп — к первой из упомянутых дат, примерно к 10 555 году до н.э. (Egypt's Place in Universal History. Vol. V, pp. 77-78, 88).
  9. Многие критики (христианские) считают, что заключительная часть Книги пророка Исайи (главы с 40-й по 66-ю) написана каким-то неизвестным автором, жившим в эпоху вавилонского пленения.
  10. Кабейри почитались в Хеброне, в городе Бери-Анак или Ханакин.
  11. Самым древним из известных древнееврейских манускриптов является руко­пись Кенникота №154, датируемая 1106 г. до н.э. (Donaldson). «Macopa была записана в 506 г. до н.э.» (Elias Levita).
  12. An Universal History from the Earliest Accounts of Time to the Present. London, 1747-54. Vol. 5, p. 405, цитируется Придо.
  13. О Заратуштре говорится, что он возобновлял свою жизнь. <Я тот, кто живет и умирает», — гласит надпись на авестийском или древнебактрийском языке, помещенная на поясе гигантской статуи, которая навеки осталась в круглой пещере одной из гор Бохара. Пещера находится в скале и посвящена Митре — невидимому Божеству, появившемуся из пещеры, вырубленной в скале...
  14. Древнееврейское слово Каббала происходит от корня «получать». То есть это запись доктрин, полученных халдейскими Магами и посвященными евреями (Даниил был главой Магов) от Заратуштры, чье учение, вследствие глубины содержащейся в нем философии, предназначалось лишь немногим, в то время как экзотерические обряды магизма низводились до общедоступной вульгарной магии, иудаизма и других деградировавших антропоморфических и ритуалистических систем.
  15. Скорее, Эволюции. Эта книга является выражением Системы, в которой вселенная рассматривается математически, при этом показывается, что, исходя из систематичного развития «сотворения» и из царящей во всех ее законах гармонии, вселенная должна происходить из Единой Причины —Эйн Софа — Бесконечного Ни-Что. У нее никогда не было начала и никогда не будет конца; поэтому мертвая форма, представленная в Книге Бытия, не может быть понята без помощи Каббалы [рукопись обрывается].
  16. Название происходит от латинского flamma — пламя, — Прим. ред.
  17. The History of Initiation. London, 1841, pp. 94-95.


Издания[править | править код]

Теософское общество со штаб-квартирой в Адьяре (Ченнай, Индия)