Рерих Е.И. - Дневник 1927.08.24 — различия между версиями

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
(Новая страница: «{{Карточка дневника ЕИР | дата = 24.08.1927 | период = | место = Цайдам | учителя = Учитель М. | ре…»)
 
(нет различий)

Текущая версия на 23:21, 13 сентября 2019

Данные о записи

тетрадь № 29   •   том ЗУЖЭ № 8

Дата: 24.08.1927
Место: Цайдам
Учителя: Учитель М.
Рерихи: Рерих Е.И.,
Рерих Н.К.,
Рерих Ю.Н.
Ещё участники:
Упомянуты: Иерархия,
Фуяма,
Удрая,
Чахем-Була

Текст, выделенный синим цветом, вошёл в книги Учения Живой Этики.
24 августа 1927. [Цайдам][1]

Кто-то не поймёт вмещение равенства с Иерархией – равенство заключается в потенциале духа, и Иерархия – в незаменимости опытных накоплений. Потому справедливо сказать, что комплекс знаний будет вратами к Иерархии. Обратите внимание на выражение «комплекс», ибо одна специальность не может составить содержание Иерарха.

Мысля о знании, осознайте почитание Учителя. Истинно, почитание Учителя есть панацея даже от физических болезней. Труднее при условии открытых центров, когда каждое дыхание ветхого мира несёт заразу, и только дуновение истинной эволюции приносит оздоровление. Потому не застилайтесь ветхим миром и привлекайте малых к радости Нового Мира.

Во всём радостная суровая целесообразность.[2]

Теперь др[угое].

К великому Познавшему пришёл ученик, желавший чудес: «После чуда уверую».
Учитель печально улыбнулся и показал ему великое чудо.
Ученик воскликнул: «Теперь я согласен под Твоей рукою пройти ступени Учения».
Но Учитель показал ему на дверь и сказал: «Теперь ты Мне больше не нужен».[3]

Теперь др[угое].

Если хотите дойти до Лх[асы], должны выполнить Мои Указы.

Не должны произносить слова – «большевики», «Москва», и не касаться ничего западнее Урала.

Не носить р[усских] фуражек, называть себя западными буддистами.

Через семь дней везти распущенное знамя.

Теперь др[угое].

Пусть У[драя] серьёзно скажет двум тибетцам – если они заслужат доверие Ф[уямы], он даст им звание Американских Нирвой, это даст им почёт и деньги.

Теперь др[угое].

Скажите Ч[ахем-]Б[уле], по грамоте Хутухты он состоял при Белом Царе, также и теперь может состоять. Вообще, не отрицайте легенду о Белом Царе, она в Плане.

Продолжим завтра.


Сноски


  1. [18.08.1927.] «Последний день стоянки в долине Шарагола». [18.08.1927.] «На завтра назначено выступление нашего каравана в Цайдам».
    [19.08.1927.] «Ночью встаю и выхожу из палатки. Ещё рано, но не хочется спать.<...>
    Четыре часа утра. Поднимаются люди, то там, то здесь зажигаются костры. В шапке с большим козырьком, походном плаще и с револьвером на поясе – выходит из своей палатки Н.К.Р[ерих]. По всему лагерю кипит работа, копошатся фигуры людей. К приготовленным грузам подгоняются верблюды. Лошади доедают свою утреннюю дачу ячменя. Тихо озаряется горизонт светом. <...>
    Мы садимся на лошадей и вытягиваемся по одному, Н.К.Р[ерих] – впереди. Направление – через горный хребет имени Гумбольдта. Торжественно, величаво утреннее молчание гор. По редкому воздуху чётко доносятся до меня голоса спутников. Я еду сзади, замыкая цепочку нашей конной группы. Ю.Н.Р[ерих] с проводником переезжают вперед. Когда смотришь на внушительную группу верховых, на длинный караван аккуратно гружёных верблюдов с конвойными по бокам, то чувствуешь своё участие в большой, хорошо организованной экспедиции, идущей в далёкое путешествие». [19.08.1927.] «Этим утром я поднялся задолго до рассвета. Лагерь ещё спал. <...>
    Рассвет осветил горизонт, и длинная вереница верблюдов начала движение к горам на юге долины. <...>
    Мы вошли в песчаное ущелье, ведущее к перевалу Улан-дабан, и разбили лагерь на площадке, покрытой зелёной травой. К югу от лагеря поднимались фиолетовые скалистые вершины, которые дают название горному перевалу. <...>
    [20.08.1927.] Наш лагерь снялся рано, и мы продолжали свой путь по горному ущелью. <...>
    Высота перевала составляла 17000 футов. <...>
    С вершины нам открылась огромная панорама гор и скалистых утёсов, покрытых <...> снегом. Спуск был пологим и привёл нас в широкую песчаную долину, покрытую скудной травой мы достигли берега реки Икхэ Кхалтин-гол и пересекли одно из её русел. Мы расположились лагерем на участке между двух русел реки, поверхность которого была покрыта камнями и гравием. <...>
    [23.08.1927.] Мы переправились через реку и прошли через ряд песчаных холмов, покрытых скудным кустарником. <...>
    Местные монголы кхошуты, называющие себя дед-монголами, именуют район вокруг солёных озёр Икхе-Цайдам и Бага Цайдам, Цайдамом. Район вокруг Курлук-нор известен под общим названием Гоби, согласно её характеру соляной пустыни. Соляная пустыня Цайдам на наших картах отмечена под названием "Шала", или "Мёртвая пустыня". Район Теиджи-нера обычно называется "Теиджинер", а название "Цайдам" редко применяется к нему».
  2. Агни Йога, 94.
  3. Агни Йога, 95.