Письма Махатм, п.134

(перенаправлено с «Письма Махатм, п. 134»)
Данные о письме

письмо № ML-134, № MLB-64

Участники
Автор: Кут Хуми Лал Сингх
Адресат: Синнетт Альфред Перси
Посыльный:
Даты
Написано:
Получено: 08 ноября 1884
Места
Отправлено из:
Получено в: Лондон.
Дополнительная информация
Язык: анг.
Читать: Theosophy.Wiki
Скачать: скачать файлы
Переводы
Чаша Востока Самара Эксмо
-- 128 134
Письма Махатм А.П.Синнетту
Письмо № 134


[К.Х. — Синнетту]
Получено в Лондоне летом 1884 г.[1]
Совершенно конфиденциально,
за исключением Мохини и Ф[ранчески] А[рундейл]


[К.Х. о Л.К. Холлоуэй, ложной «Сивилле».
Оккультизм и его законы]

Добрый друг!

Это не ответ на ваше последнее письмо. Письмо в мой адрес, посланное вами через Мохини, написано никак не вами. Воистину оно было написано кем-то, находящимся в то время всецело под влиянием Аттавады, —


Греха «Я», которое во Вселенной,
Словно в зеркале, видит ее милое лицо —


и только ее; причем [тот, кто писал его,] слепо верил тогда каждому ее слову. Возможно (и это до некоторой степени служит оправданием), потому, что никакого наполовину ожидаемого вмешательства или предупреждения с нашей стороны не было. Таким образом, никакого ответа на него, ибо нам лучше открыть новую страницу.

Ах, как долго тайны ученичества будут пересиливать и уводить с пути истины мудрых и проницательных так же, как глупых и доверчивых! Сколь немногие из большого количества странников, которым приходится пуститься без карты и компаса в плавание по безбрежному океану Оккультизма, достигают желанной земли. Поверьте мне, верный друг: ничто, кроме полной веры в нас, в наши добрые побуждения, если не в нашу мудрость, в наше предвидение, если не в наше всезнание — которого нельзя найти на этой земле, — не может помочь переправиться из страны снов и выдумок в нашу страну Правды, в царство суровой реальности и факта. Иначе этот океан действительно окажется безбрежным; его волны больше не понесут по водам надежды, но любую рябь обратят в сомнение и подозрение; и эти волны окажутся еще хуже для того, кто пустится по этому мрачному, колышущемуся морю Неизвестности, наполнившись предвзятыми мнениями!

Тем не менее вам не следует чувствовать себя слишком смущенным. Час испытания наполовину уже прошел; старайтесь лучше понять все «почему и зачем» этого положения и изучайте серьезные законы, которые управляют нашим «Оккультным миром»[2]. Я согласен с вами, что эти законы действительно очень часто кажутся несправедливыми, а иногда даже жестокими. Но это объясняется тем, что они никогда не предназначались ни для немедленного возмещения за причиненное зло, ни для непосредственной помощи тем, кто произвольно предлагает свою верность законодателям. Все, кажущееся реальным, мимолетные и быстропроходящие невзгоды, создаваемые ими, почти так же необходимы для роста, прогресса и окончательного установления вашего маленького Теософского общества, как некоторые катаклизмы в природе, которые часто производят массовые опустошения, но необходимы человечеству. Землетрясение, как знает весь мир, может быть благом, и гигантская волна может оказаться спасением для многих ценою нескольких. Наиболее «приспособленные» переживают уничтожение каждой старой расы и ассимилируют новое, ибо природа старше Дарвина. Лучше поэтому скажите себе: «Что бы ни случилось, для сожалений нет причин», ибо дело не в том, что новые факты должны быть раскрыты «внутренней группе», а в том, что старые загадки и тайны должны быть объяснены нескольким ее абсолютно стойким членам. Даже невинные кавычки, сорвавшиеся с моего карандаша и вами опротестованные, открывали бы мир смысла для человека менее омраченного, чем были вы, когда писали ваше последнее письмо, основанное на искусных инсинуациях вашей мнимой сивиллы. Было абсолютно необходимо, чтобы сокровенная работа кармы проявилась в поле личного опыта малочисленных стойких членов (включая и вас), чтобы ее более глубокое значение было на деле иллюстрировано (как и ее следствия) на тех самонадеянных добровольцах и кандидатах в ученичество, которые бросятся под темную тень ее колес.

Так, против вышеизложенного некоторые возразят: как же тогда в отношении ее великого ясновидения, ее ученичества, ее избрания из среды многих Учителями?

Ее ясновидение — факт, ее избрание и ученичество — другой. Как бы ни был годен чела психически и физиологически, чтобы соответствовать такому избранию, но, если он не обладает духовным, а также моральным бескорыстием, он, будучи избран или нет, должен погибнуть как ученик, в конце концов. Самость, тщеславие и самомнение, приютившиеся в высших принципах, гораздо более опасны, чем те же дефекты, затаившиеся только в низшей физической природе человека. Они те буруны, о которые ученичество в своей испытательной стадии определенно разобьется на куски, если намеревающийся стать учеником не будет носить с собою белый щит полного доверия и веры в тех, кого он готов искать по горам и долинам, чтобы они повели его к свету Знания. Мир движется и живет под тенью смертоносного упас-дерева[3] Зла; капающий из него яд опасен и может действовать только на тех, чья высшая и срединная натуры настолько же восприимчивы к заразе, насколько и их низшая натура[4]. Ядовитое семя этого дерева может прорастать только в хорошо подготовленной, восприимчивой почве. Припомните случай Ферна, Мурад Али и Бишен Лала, добрый друг, и примите к сведению узнанное. Масса человеческих прегрешений и моральной неустойчивости распределяется по всей жизни тех людей, которых устраивает перспектива оставаться обычными смертными. Эта же самая масса собирается и концентрируется, так сказать, в один период жизни челы — в период испытания. То, что обычно скапливается, чтобы приносить свои законные плоды только в следующем воплощении обычного заурядного человека, ускоряется и осуществляется в ученике, особенно в самонадеянном эгоистичном кандидате, который бросается, не рассчитав своих сил.

«Кто роет так много глубоких ям своим друзьям и братьям, тот сам в них упадет», — М. сказал Е.П.Б. в ночь взаимных признаний. Я пытался, но не мог спасти ее (Л.К.Х. — Ред.). Она вступила, вернее, заставила себя вступить на опасную тропу, имея в виду двойную цель:

1. Разрушить всю структуру, в которой ей нет места, и таким образом заградить путь другим, если она найдет, что система и Общество не оправдывают ее ожиданий.

2. Оставаться верной, идти путем своего ученичества и разрабатывать свои природные дарования — которые действительно значительны, — если только все ее ожидания оправдаются. Твердость этого решения была первым, что привлекло мое внимание. Будучи ведомой постепенно и осторожно в нужном направлении, она как индивидуальность представляла бы собою бесценное приобретение. Но существуют люди, у которых никогда не замечаются какие-либо внешние признаки эгоизма, но в то же время они чрезвычайно эгоистичны в своих внутренних духовных устремлениях. Такие пойдут по тропе, раз ими избранной, с глазами, закрытыми для всего, кроме самих себя, и они ничего не видят вне своей узкой тропы, заполненной их собственной личностью. Они настолько поглощены созерцанием своей собственной предполагаемой «правоты», что уже ничто никогда не может казаться им правым вне фокуса их собственного зрения, искаженного их самодовольным мышлением и суждением о том, что правильно и неправильно. Увы! Такова одна из наших новых общих подруг — Л.К.Х. «Правильное в тебе — основание, а неправильное — проклятие», — было сказано Владыкой Буддой о такой, как она; ибо правильное и неправильное «обманывают таких, которые любят себя», а других — только пропорционально извлеченной пользе, даже если эта польза чисто духовная. Взвинченная каких-нибудь 18 месяцев тому назад до спазматического, истерического любопытства чтением вашего «Оккультного мира» и позднее — «Эзотерического буддизма» до восторженной зависти, она решила «узнать правду», по ее выражению. Она захотела или самой стать челой — главным образом, чтобы «писать книги» и, таким образом, затмить своего «мирского» соперника, или же опрокинуть весь этот «обман», к которому она не имела отношения. Она приняла решение поехать в Европу и разыскать вас. Ее возбужденная фантазия, надевающая маску на каждого случайного призрака, создала «Студента»[5] и заставила его обслуживать ее желания и цели. Она искренне верила в него. В этот критический момент, предвидя новую опасность, вмешался я. Дарб Нат был отправлен к ней и три раза воздействовал на нее от моего имени. Некоторое время давалось направление ее мыслям, и ее ясновидение было поставлено на службу истинной цели. Если бы ее искренние устремления одержали победу над сильной личностью ее низшего «Я», то я бы доставил Теософскому обществу прекрасного сотрудника и превосходную помощь. Эта бедная женщина по своей природе добра и нравственна. Но сама ее чистота такого узкого сорта, такого пресвитерианского характера, если я вправе применить это слово, что не способна увидеть себя отраженной ни в ком другом, как только в собственном «Я». Лишь одна она добра и чиста, все другие должны и будут подозреваться. Великое благо было предложено ей, но ее своенравный дух не позволил принять что-либо, чему не придана форма, соответствующая ее собственной модели.

А теперь она получит от меня письмо, в котором будут изложены мой ультиматум и мои условия. Она их не поймет, но будет горько жаловаться многим среди вас, подбрасывая намеки и инсинуации против одного человека, о котором она говорит, как об обожаемом ею. Подготовьтесь. Круг спасения ей предложен, но мало надежды, что она им воспользуется. Однако я еще раз попытаюсь, но я не имею права каким-либо образом воздействовать на нее. Если хотите принять мой совет, воздержитесь от какой-либо серьезной переписки с ней до наступления новых событий. Попытайтесь спасти «Человека»[6] путем просмотра его вместе с Мохини и удаления из него внушенного и продиктованного «Студентом». Имея также в виду «некую цель и замысел», мне пришлось оставить ее при ее самообмане, что эта новая книга была написана с целью «исправить ошибки» «Эзотерического буддизма» (убить его — была [ее] истинная мысль); и только накануне ее отъезда Упасике было приказано следить, чтобы Мохини тщательно удалил из книги все сомнительные абзацы. Во время ее пребывания в Англии миссис X. ни за что не разрешила бы вам видеть текст книги ранее опубликования. Но я бы хотел сохранить пятимесячный труд Мохини и не разрешил бы оставить его неизданным.

Хотя многое остается необъясненным, то малое, что вы извлекли из этого письма, сослужит свою службу. Это направит ваши мысли в новую сторону и раскроет другой угол царства психологической Изиды.

Если вы хотите учиться и приобрести оккультное знание, вам следует помнить, мой друг, что такое обучение открывает входы в поток ученичества для многих непредвиденных течений, на которые даже «мирской» чела должен волей-неволей реагировать, иначе он будет оставаться на мелководье; зная это, нужно воздержаться от суждений лишь по одной видимости. Лед сломан еще раз. Воспользуйтесь этим, если можете.

К.Х.


Сноски


  1. [ А.П. Синнетт неверно поставил дату; в действительности письмо было получено позже, скорее всего, в ноябре 1884 г. (изд.)]
  2. [ Одна из книг Синнетта называлась «Оккультный мир». — Прим. ред. (изд.)]
  3. [ Один из азиатских видов деревьев семейства тутовых, содержит ядовитый млечный сок, использовавшийся для отравления стрел. (изд.)]
  4. [ …капающий из него яд опасен… чья высшая и срединная натуры настолько же восприимчивы к заразе, насколько и их низшая натура. — Низшая натура (низшие принципы структуры человеческого существа) — физическое, эфирное и астральное тела; срединная натура — кама-рупа (ментальное тело) и Манас (интеллект-самосознание); высшая натура — духовное начало, представленное высшими структурными принципами Атма и Буддхи. (изд.)]
  5. [ «Контролирующий дух», или «потусторонний» помощник, который был практически у каждого медиума той эпохи. — Прим. ред. (изд.)]
  6. [ «Человек» — название книги, которую писала Л.К.Х. — Прим. ред. (изд.)]