Липский С.И. - Роль внимания в развитии и внутренней жизни человека

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Версия от 11:12, 4 мая 2022; Павел Малахов (дополнение | вклад) (Новая страница: «{{Публикация СТМ | автор = Липский Святослав Игоревич | название = Роль внимания в развити...»)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Липский Святослав Игоревич
Роль внимания в развитии и внутренней жизни человека

Опубликовано в журнале "Современная теософская мысль", 2022-1 (13)
Выступление на 10-й Всероссийской теософской конференции, 2-3 апреля 2022, имеющей тему: «Жизнь в настоящем. Трудные вопросы внутренней жизни».


И наше счастье, и наши страдания во всех их видах и во всех их степенях зависят от нашего ума, и порождаются нашим умом – в широком – восточном понимании этого слова.

«И то, что имеется в дурных вещах, то, что связано с дурным, то, что свойственно дурному, — всё это исходит из ума. И то, что имеется в хороших вещах, то, что связано с добром, то, что свойственно добру, — всё это исходит из ума».

Собрание буддийских сутр «Ангуттара-никая»

Соответственно, именно с умом необходимо работать для того, чтобы с одной стороны ослаблять и устранять причины страданий, а с другой – зарождать и усиливать причины счастья.

«– Господин, столько разговоров о «великом человеке». Так каким же образом, о господин, определить, что такое великий человек?

– О Шарипутта, говорю тебе, с освобождённым умом есть великий человек; с неосвобождённым умом, говорю я, нет великого человека».

«Самъютта-никая». 47. II

Кроме того: «Если познан ум, познаны и все вещи», говорится в одном из текстов Махаяны, в «Ратнамегха-сутре». При этом, чтобы работать с чем-то нужно это нечто сначала осознать. Невозможно воздействовать на то, чего мы не осознаём. Следовательно, первый шаг – это осознание или достижение осознанности. Какой же путь приводит нас к осознанию? Это устойчивое внимание, которое мы направляем на выбранный нами объект на протяжении необходимого периода времени.

Как и в любом деле, в нашей жизни, в самопознании, в решении трудных задач и вопросов внутренней жизни внимание играет ключевую роль.

Во втором томе Ламрим читаем:

«…избегайте возбуждённости и подобного, не допуская отклонения мысли от созерцаемого предмета к другим предметам, будь они благие, неблагие или нейтральные. Также не допускайте сонливости, вялости и расплывания мысли. Пусть созерцание течёт непрерывно, в русле очень светлого и ясного сознания. Ибо, как сказано во "Введении в практику":

"Что бы ни делал ты: Мантры читал, долгие годы аскезы держался, — если при этом умом отвлекался, — всё бесполезно", — так Мудрый сказал.

То есть, если ум отвлекается, — плоды всех благих занятий ничтожны».

Ламрим. Том II

Регулярное упражнение, при котором мы направляем наше внимание, чтобы развивать наш ум, искореняя причины страдания и зарождая причины счастья, известно как медитация. Медитация, направленная на развитие осознанности относительно тела (рупа), чувств (ведана: приятное, неприятное, нейтральное), ума (чита) и основных характеристик бытия (дхамма), имеет такое фундаментальное значение в развитии и во внутренней жизни человека, что называется Буддой единственным Путём в Сатипатхана Сутте – одном из основных (возможно, главном) текстов буддизма традиции Тхеравады.

«Единственный путь существует, о монахи, к очищению сущности, к преодолению горя и скорби, к прекращению страданий и печали, к обретению правильного метода, к осуществлению ниббаны — это четыре основы внимательности».

Маха Сатипатхана Сутта (Великое поучение об основах осознанности)

Одно из возможных определений, которые можно дать вниманию: это одна из основных функций сознания, без которой невозможно какое бы то ни было восприятие внешних и внутренних объектов. В психологической науке буддизма есть замечательные исследования того, как функционирует человеческое сознание, включая и работу важнейшего процесса восприятия, основанного на внимании. Так, например, в Абхидхарме выделяются 17 моментов ума при восприятии видимого объекта через одно из пяти внешних чувств – чрез «дверь зрения». Но для целей данного размышления можно, подойдя более просто, поразмыслить о двух основных фазах внимания, которые мы все знаем на основе личного повседневного опыта, хотя, конечно, могли не задумываться над этим.

Первая фаза: спонтанное восприятие – происходит при любом восприятии чувственного объекта, а также и при восприятии тех феноменов внутренней жизни – феноменов нашего ума (мысли, эмоции, воспоминания и т. д.), которые мы замечаем. В связи с этим важно понимать, что внимание необходимо для того, чтобы восприятие в принципе состоялось. В объяснении 12 Нидан во втором томе Ламрим говорится, что Контакт (шестая из Нидан и, собственно, феномен восприятия) это:

«"соединение" объектов, органов чувств и сознания ... Сказано: "На основе шести органов чувств возникает контакт", — что косвенно указывает на причастность к возникновению контакта также объектов и сознания».

Ламрим. Том II

Можно проиллюстрировать это на таком примере: мы едем в поезде и смотрим в окно. Перед нами проплывают поля, деревья, облака. При этом мы периодами то погружаемся в свои мысли, воспоминания, то видим перед собою пейзаж. Думаю, можно сказать, что наше внимание соединяется то с чувством зрения и с видимыми объектами, то с умом и его объектами. Говоря в терминах буддийской науки, полагаю, можно сказать, что пятая скандха Виджняна – сознание – проявляется то в отношении зрения, то в отношении ума. Когда внимание направлено на зрительные объекты, мы не осознаём, чем занят наш ум. Когда внимание направлено на объекты ума, мы не осознаём или не воспринимаем внешние видимые объекты. Хотя при этом и орган чувства зрения – глаза – открыты и функционируют, и соответствующие зрительные объекты находятся перед ними, однако, внимание не присутствует, поэтому контакта-восприятия не возникает.

В качестве ещё одного примера можно привести и такую шутливую ситуацию: внук спросил у дедушки о том, куда он кладёт бороду, когда ложится спать – под одеяло или на одеяло? Дедушка не нашёлся, что ответить, а ночью так и не смог уснуть, пытаясь найти ответ на этот неожиданный вопрос. Здесь интересно то, что действие может быть полностью автоматическим с точки зрения бодрствующего сознания человека. Его сознание как бы решает, что никакого дополнительного внимания на это действие не требуется, следовательно, оно происходит совершенно автоматически. Но об этом далее.

Далее, после первичного восприятия, может последовать его вторая фаза. Это происходит в том случае, если сознание человека определяет, что воспринятое первично заслуживает дальнейшего внимания и исследования. Тогда мы уже специально «занимаемся» этим феноменом, исследуя его в той или иной мере. В этот момент наше внимание явно направлено на него и удерживается на нём до того момента, когда цели изучения этого феномена, поставленные сознанием, будут достигнуты.

Проиллюстрировать это можно, возвращаясь к примеру с поездом и смотрением в окно. Даже если в данный промежуток времени мы обращаем внимание на зрительные объекты, проплывающие за окном, в основном ни один из них не задерживает наше внимание на себе, не оставляя заметных следов в памяти. Однако, так происходит до тех пор, пока никакой из этих видимых объектов не требует второй фазы восприятия. Если мы, к примеру, в какой-то момент видим станцию и её название на дорожном знаке, мы можем заинтересоваться и прочесть его, чтобы определить, где именно мы сейчас находимся. Внимание будет направлено на этот объект до тех пор, пока не будет достигнута цель восприятия. С другой стороны, говоря о восприятии объектов ума в данной ситуации, если мы друг вспомним о чём-то, что нас тревожит – например возникнет подозрение, что забыли отправить важное письмо перед отъездом, наше внимание будет сосредоточенно направлено на соответствующие воспоминания – на объекты ума – опять же до тех пор, пока цель этого действия не будет достигнута.

Приведём кратко ещё два примера: выступая, вижу перед собой бумагу с текстом. Этого мне достаточно. Я не занимаюсь исследованием: мятая она или гладкая, какого она качества, какой оттенок белого цвета она имеет и т.д. Моему сознанию это не нужно. Достаточно того, что она здесь есть. Восприятие не переходит ко второй фазе. Кроме того, я вижу перед собой аудиторию. При этом я не занимаюсь изучением внешности каждого из присутствующих и не пытаюсь найти ответ на вопросы кто именно этот человек, что он делает сейчас и почему. Сознанию не нужно больше информации по этой теме в данный момент. Если же во время выступления кто-то встанет, немедленно орган зрения будет привлечён движением к этому объекту, внимание будет направлено на него и сознание задастся вопросом: в чём смысл видимого действия. Таким образом начнётся вторая фаза восприятия. Если я увижу, что человек выходит из зала с телефоном, тут же внимание отвлечётся от объекта, потому что цель восприятия, поставленная сознанием будет достигнута. Если человек направится прямо ко мне, внимание продолжит изучать объект, чтобы понять смысл действия, восприятие останется во второй фазе до получения ответа на этот вопрос.

В связи с этими двумя фазами внимания интересны слова Агни Йоги, также подчёркивающие важность внимания во внутренней жизни человека и его развитии:

«Можно испытывать внимательность простейшими средствами. Поставьте предмет в новое место, но если не заметят его, увеличивайте размер предмета и следите, какой слон, наконец, привлечет «зоркий» глаз?.. Не нужно сложных вызываний, но простая внимательность продвинет уже на много ступеней. Так нужно приступить к образованию «Орлиного Глаза».

Один Йог прослыл шутником, ибо незаметно переставлял разные предметы в домах. И на вопрос — "зачем?" — отвечал: — "Слежу, не ослепли ли вы?"

Истинно, мало кто замечает окружающие изменения. Но первый признак «орлиного» глаза замечать малейшие перемены, ибо от них зависит вибрация целого».

Агни Йога, 651

Развитие чего-либо всегда можно рассмотреть в смысле преодоления имеющих место несовершенств или проблем. Поэтому, говоря о процессе развития человека и трудных вопросах нашей внутренней жизни в связи с основополагающей функцией нашего сознания – вниманием, можно предположить, что проблема первой фазы восприятия в том, что нетренированное внимание поставляет много сырого и некачественного материала сознанию для дальнейшего осмысления. Из-за этого происходят многие ошибки восприятия. На первой фазе мы заблуждаемся на счёт того, на что не обращали особого внимания.

Проблема, которая возникает на второй фазе, в том, что при изучении объекта, на который направлено наше внимание, я полагаю, мы всегда строим ассоциации с тем, что воспринимаем. Так работает наше сознание. Мы познаём воспринимаемое нами путём ассоциаций с тем, что уже пребывает в нашем опыте. Из-за нетренированного внимания мы как бы пишем слишком грубыми мазками, произвольно и очень неточно выстраивая ассоциации, действуя исходя из предрассудков или заранее предустановленных взглядов. При этом ясно, что те прежде накопленные знания или элементы опыта, с которыми мы выстраиваем ассоциации, с которыми мы сопоставляем вновь воспринимаемое нами, тоже были накоплены нетренированным вниманием. Они тоже сырые, неточные и в значительной степени произвольно ассоциированные. Таким образом нарастает система искажённого восприятия мира – как внешнего, так и внутреннего, которая составляет наши взгляды, наш опыт.

В известной заметке «Самопознание», авторство которой, на сколько мне известно, не вполне определено, но которая приписывается Е.П. Блаватской, мы читаем:

«Первым требованием самопознания является ощущение собственного невежества; ощущение всеми фибрами своего сердца того бесконечного самообмана, в котором мы живём».

«Самопознание». Люцифер, т. I, № 2, октябрь, 1887 г., стр. 89

Соответственно, из-за неумения качественно воспринять то, что мы воспринимаем, мы часто ошибаемся при построении не то что ассоциативного ряда, а целых ассоциативных комплексов всех пяти внешних органов чувств и шестого внутреннего чувства – ума, воспринимающего внутренние объекты.

Можно привести ещё один пример: молодая пара – муж и жена – приобрели дом и готовились к переезду. Они знали, что в этом районе обитают аисты. Посещая свой будущий дом в первый раз, они видели, как один из них сел на крышу. После переезда, они слышали характерный звук, идущий сверху и с радостью думали о том, что аисты делают себе гнездо на крыше их дома. Однако, вскоре после этого один из специалистов, посещавших их и осматривавших дом, сообщил им о том, что вышла из строя пожарная сигнализация и указал на то, что именно она создаёт этот звук. Немедленно тот же феномен, воспринимаемый ими через чувство или «дверь» слуха, который вызывал у них радость, стал вызывать раздражение и обиду.

Ошибки восприятия и ассоциаций, которые мы выстраиваем на их основе – бесчисленны.

Это особенно верно в отношении таких сложных феноменов, как человек, поведение человека или поведение группы или множества людей и отношений между ними. Именно из-за этого возникает множество иллюзий. В частности, мы неправильно воспринимаем то, что говорят нам другие, то как они реагируют на те или иные ситуации, на нас и на наши действия. Дело не только в том, что воспринимаемое нами – маленький сегмент происходящих феноменов внутри каждой отдельной ситуации. Дело в том, что мы постоянно приписываем ко всему воспринимаемому нами нечто своё – приписываем его туда, куда оно не относится.

Совершенно понятно, что мы делаем это не специально – не специально совершаем эти ошибки, это происходит автоматически. Почему? Потому что не можем пока как следует воспринять то, что приходит нам через наши шесть органов чувств. Всё это – недостатки развития внимания. И всё это исправляется именно через тренировку внимания при практике медитации. Когда мы занимаемся практикой однонаправленного сосредоточенного внимания, мы держим наше внимание направленным на выбранный объект без отвлечений некоторое количество времени. Через это наше внимание обретает силу, ясность. При этом постепенно мы начинаем воспринимать те элементы наблюдаемого объекта, которых не осознавали раньше.

В трактате Йога-сутры Патанджали мы читаем о сосредоточении на Солнце (4 различных перевода санскритской сутры 26 из главы 3):

  • «Через медитацию, однонаправленно фиксированную на солнце, придёт сознание (или знание) семи миров».
  • «От Дисциплины, сходящейся на Солнце, следует знание Сфер».
  • «Благодаря самьяме над «солнцем» — знание миров [вселенной]».
  • «Знание солнечной системы достигается путём выполнения самьямы на солнце».

Мы видим Солнце, но миров не осознаём. Почему? Потому что не развито внимание. Исходя из этого можно сделать предположение, что, перейдя за определённый порог восприятия видимых элементов, которых мы ранее не осознавали, мы переходим от грубого восприятия к тонкому и продолжаем познавать объект на тонком плане, таким образом задействуя ту способность восприятия (тот его уровень) который называется ясновидением. Это всего лишь следствие развитие функции внимания, которое развито не на один шаг, а на три, четыре, пять шагов далее относительно обычного нам уровня.

Поэтому в Йога Сутрах Патанджали даётся наставление о том, что для того чтобы познать объект полностью, на нём нужно медитировать.

Не говоря о ясновидении, можно привести ещё один хорошо известный пример развитого внимания на уровне объектов внешних физических чувств. Его качества остроты, полноты и ясности видны в действиях частного сыщика Шерлока Холмса, умевшего наблюдать, выстраивать связи между объектами увиденного им и приходить к выводам, недоступным для других, чем часто приводил их в изумление. Когда он давал объяснение процесса размышления, благодаря которому он приходил к тому или иному выводу, всё становилось очевидно – «элементарно», как говорится. Видя логичность и разумность изложенного, присутствующие, однако, задавался вопросом: как это получается, что и мы видим и слышим всё то же самое, что видит и слышит Шерлок, но не можем прийти к тем же выводам. Ответ на это в том, что смотреть и видеть, слушать и слышать – разные вещи. Разница между ними – в развитом внимании. Внимание этого сыщика позволяло ему воспринимать то, что не могли видеть другие и, как следствие, сделать выводы, недоступные другим. Элементарно, Ватсон! Конечно, это элементарно для тех, у кого развита функция внимания.

Через практику медитации мы улучшаем качество нашего внимания. Это качество далее переносится на всю нашу жизнь. Будучи нашим основным инструментом, внимание, как и его совершенствование, касается всего – совершенно всего в нашей жизни. Несомненно, это касается и нашего сна. Каким образом мы можем начать осознавать себя во сне и постепенно прийти к осознанным сновидениям? Через развитие внимания.

Усовершенствовав внимание, или, возможно, лучше будет сказать, вернув его к его естественному ясному состоянию, мы поставляем более чистый и полноценный материал восприятия нашему сознанию. Благодаря этому в нашем сознании выстраиваются куда более верные и близкие к реальности комплексы ассоциаций, а также очищаются ассоциации, накопленные нами ранее. Постепенно мы начинаем видеть мир в более истинном свете. Мы менее обманываемся относительно мира внешнего и внутреннего. Это касается и внешнего, грубого, так сказать уровня, и тонких восприятий, которые будут со временем всё более открываться нам. Особо стоит упомянуть способность улавливать то, что исходит от наших Высших Принципов. Эти прозрения, такие неуловимые в начале, тем не менее могут изменить всю нашу жизнь.

Таким образом, внимание – это ключ ко всему. Развитие внимание – открытие всех дверей, всех врат на Пути духовного развития, который ведёт нас к самопознанию и самопреображению.