Бойд Т. - Выступление на конгрессе ТО в России 27.11.2021

Выступление на Национальном конгрессе ТО в России 27.11.2021

Опубликовано в журнале "Современная теософская мысль", 2022-1 (13)
Перевод с англ.: С.И. Липский
на английском: Boyd T. - Talk at the National Congress of the TS in Russia 27.11.2021


Тема вашего Национального конгресса очень глубока.[1] Она одновременно и сложная, и довольно простая. Вы собрались в этом году, чтобы попытаться рассмотреть идею важности теософского Братства и того, как построить его в современном мире. Я думаю, возможно, нам следует начать с такой идеи: становясь членами Теософского общества, мы часто приходим с определёнными ожиданиями. Это нормальный подход, что мы приходим в Теософское общество – как и когда вступаем в большинство наших отношений – с определённой внутренней потребностью. Но я думаю, что для нас важно признать следующую простую и очень важную вещь: членство в Теософском обществе не меняет нас. Мы меняем себя сами. Однако, влияние Теософского общества нельзя недооценивать. По сути, мы выбираем среду, в которой пытаемся расти. Мы выбираем среду и затем реагируем на влияние этой среды. Есть люди, которые в качестве среды для себя выбирают поле боя. Они чувствуют, что война и борьба – это их потребность. Для других людей среда, которую они выбирают, – это пещера, где они могут заниматься самонаблюдением в тишине. Выбирая ассоциировать себя с Теософским обществом и его членами, с его долгой линией преемственности мудрых людей, мы выбираем поместить себя в присутствие Вневременной Мудрости. И если мы открыты и если мы осознаем это, то она неизбежно окажет на нас определённое влияние. Хотя раньше у меня был учитель, и он использовал такое выражение: вы можете привести лошадь к воде, но не можете заставить её пить. Это популярная американская пословица. Мы можем находиться в присутствии мудрости, но остаться без её влияния, если не осознаём её. На самом деле, есть бесчисленные примеры того, как люди, умирающие от жажды, умирали прямо рядом с рекой, не зная, что поблизости есть вода. Поэтому просто мудрости самой по себе недостаточно. Мудрость присутствует везде и всегда, но восприимчивы ли мы?

Идея создания Теософского общества отчасти заключалась в том, чтобы собрать людей вместе, создать среду, в которой могли бы проявиться определённые качества. Атмосферу, в которой люди могли бы раскрыть некоторые из глубинных аспектов своего существа на благо человечества; такую атмосферу, в которой духовно зрелые личности могли бы участвовать в работе; и такую атмосферу, в которой люди могли бы стать зрелыми в своём внутреннем мире, в своей внутренней жизни. Потому что, как бы высоко мы себя ни оценивали, мы как человечество очень неразвиты – это действительно детское человечество. Есть выражение, которое даёт тому пример, гласящее: "Ни одно дерево не бывает настолько глупым, чтобы его ветви дрались между собой". Но как человеческие существа мы постоянно сталкиваемся с этой идеей, с этим убеждением, что мы каким-то образом отделены друг от друга. Мы не до конца понимаем – хотя и говорим об этом – мы не до конца понимаем идею Единства, Единения, Братства.

Одним из важных аспектов зрелой духовности является осознание того, что в каждый момент времени мы делаем выбор и несём за него ответственность. В "Бхагавад-гите" одна из бесед Господа Кришны посвящена действию и бездействию. Мы можем считать, что бездействуем, но вне зависимости от этого, бездействие – это действие. Всё, что мы делаем, широко влияет на наше окружение, поэтому осознание этого является отправной точкой. Наши действия порождают результаты, но в первую очередь сами наши действия порождаются нашей мотивацией, нашими намерениями. В начальной части "Тайной доктрины" Е.П. Блаватской она пишет о трёх фундаментальных идеях – трёх фундаментальных положениях. И одна из них (третья) говорит о том, что она описывает как обязательное паломничество, которое мы совершаем. Это паломничество – воплощения, действия, результатов и мотивации. И она говорит о том, что в этом процессе взросления есть свои этапы. И что в состоянии неосознанности мы... вся наша деятельность, все наши действия определяются тем, что она называет естественным импульсом. Нас подталкивает и движет окружающая нас среда. И подобно листьям, развевающимся на ветру, мы обнаруживаем, что движемся в соответствии с силами, которые находятся вне нас. Но затем она подчеркивает, что в определённый момент что-то меняется. С наступлением определённой зрелости мы становимся активными посредством того, что она называет самопроизвольными и самопорождёнными усилиями. Наше движение и наша активность в мире начинают направляться скорее внутренними, чем внешними силами. Поэтому именно в этот момент нечто такое как Теософское братство может начать иметь для нас какое-то значение. Совершенно очевидно, что никто из нас не связан с Теософским обществом случайно. Нечто такое как Вневременная Мудрость не будет привлекать или интересовать того, кто невосприимчив к тому, что эта Мудрость может дать. Но в то же время, я думаю, очень часто бывает так, что мы приходим, стремясь что-то получить, но со временем начинаем понимать, что единственный способ действительно получать, это когда мы учимся отдавать, когда мы учимся приспосабливаться к требованиям среды, в которой мы находимся, среды, которую мы выбрали.

Я действительно считаю, что многих людей, многих из нас привлекает Теософская мудрость, но мы принимаем её за знание. И нет сомнения, что эта традиция Вневременной Мудрости богата, на самом деле, она неисчерпаема в плане знаний, с которыми мы можем познакомиться. И поиск и впитывание знаний – это то, что может занять всю жизнь. Они неисчерпаемы, они бесконечны. И это также чрезвычайно ценно и необходимо на этом пути, но Вневременная Мудрость – это нечто совершенно иное, чем древние знания, вне зависимости от того, что они из себя представляют.

Итак, когда мы делаем выбор, что мы будем иметь определённый уровень отношений с Теософским обществом и его работой, что именно мы выбираем? Я думаю, что, прежде всего, независимо от того осознаём ли мы это раньше или позже, мы делаем выбор осуществить попытку Братства, Единения, Единства. Существует идея, что, хотя, думая об основателях этого Теософского общества, мы обыкновенно имеем в виду Блаватскую, возможно, Оллкотта, однако, его настоящие основатели – это внутренние Основатели. И создание Теософского общества рассматривалось этими внутренними Основателями, этими Учителями Мудрости как необходимый эксперимент для улучшения мира. И связанные с этим надежда и потребность заключались в том, что оно сможет привлечь людей, способных действительно прийти к пониманию смысла и практики Единства, Братства. Если познакомиться с сообщениями Е.П. Блаватской о её опыте, то мы видим, что это был очень трудный эксперимент. Мы каким-то образом всегда находим бесчисленные способы разочаровывать друг друга. Но как бы ни было важно наше индивидуальное развитие, истинный смысл Теософского общества, теософского братства заключается в том, чтобы создать пригодный для использования инструмент для тех великих Существ, которые стоят за этим движением. И в ранний период существования Теософского общества – действительно, это ничем не отличается от того, что происходит сейчас – Махатмы бесчисленное количество раз комментировали то, как мы воздвигаем барьеры на пути Их влияния; и всё это проистекает из личных, часто не замечаемых внутренних потребностей – очень часто от нашей личной потребности блистать и получать признание, нашей потребности быть известными благодаря глубине наших знаний. Е.П.Б. утверждала, что интеллект обычно живет за счёт мудрости.

Итак, что касается важности Теософского Братства и того, что мы можем сделать для его реализации в современных условиях, я, наверное, могу предложить пару вещей. Я думаю, что наша работа в Теософском обществе во многом не отличается от работы, которую мы делаем в, как мы говорим, "обычной жизни". Если мы бодрствуем, у нас есть способность наблюдать и корректировать поведение. Поэтому, я думаю, прежде всего в нашей теософской работе мы должны быть готовы совершать ошибки и действительно должны желать возможности их совершать. Ошибки – это так важно! Е.П. Блаватская, как никто другой, совершала бесчисленные ошибки, на которые указывали Махатмы и она сама, и полковник Олкотт. Она постоянно совершала ошибки, но делала это, служа этой Вневременной Мудрости, служа другим. Одно из слов, которые снова и снова повторяются в советах Махатм – есть одно очень маленькое короткое слово, которое вы видите постоянно, – они говорят, что для каждого из нас самое важное – это пытаться. Единственные люди, не совершающие ошибок (а такие люди есть)... единственный способ, которым это можно сделать, это не пытаться, быть инертным. Тогда вы не делаете ошибок, но вы совершаете одну ошибку – вы не пытаетесь. Дело в том, что каждый момент, когда мы живём, когда мы дышим, мы принимаем участие в эксперименте. Эксперимент развития жизни – это то, в чём мы участвуем от мгновения ко мгновению. И в каждом эксперименте, во всём, есть определённые, сопряжённые с ним риски. Если есть желание экспериментов, желание приключений без риска, то люди едут в Диснейленд. Там риска нет. Но мы экспериментируем с тем, как можем вместе выразить этот принцип, фундаментальный принцип Единства или Братства. Один из способов, которым Е.П.Б. описывала, что такое теософия, говорит, что теософия – это прежде всего альтруизм. Сострадательная деятельность прежде всего определяет то, что есть теософия. Поэтому в этом стремлении принести мудрость в мир, в этом стремлении решить проблему всеобщего страдания всех человеческих существ мы должны быть готовы выйти за пределы наших обычных границ и знать, что при этом мы совершим ошибку, но нас поддержит Братство, в котором мы живём и действуем. И я думаю, что часто именно в этом, как Теософское общество, как попытка теософского Братства, мы терпим неудачу, будучи недостаточно великодушными к ошибкам других – не в той мере, в какой мы хотели бы, чтобы они были великодушны к нашим ошибкам.

Я думаю, в некотором смысле, есть большая ценность в том, чтобы не воспринимать себя так уж серьёзно. Я думаю, у каждого из нас есть определённые качества и аспекты нашей личности, которые мы ценим, которыми мы гордимся, которые мы защищаем, которые мы отстаиваем, но на самом деле, на большой картине в целом, никто из нас не является таким уж важным. Мы жили во многих телах, во многих местах, в течение бесчисленных периодов времени. Даже в этот момент мы участвуем в жизни организма, который мы называем человечеством и который состоит из 7 миллиардов подобных нам клеток. Мы не так уж важны. И действительно, степень нашего влияния растёт именно тогда, когда мы достигаем осознания, что это отдельное я, которое мы так ценим, на самом деле не существует – оно является частью чего-то большего. И в этот момент появляется некая возможность для Вневременной Мудрости проявиться через нас или через наше Теософское общество. Есть один даосский учитель, который однажды задал вопрос, а затем дал ответ на него. Вопрос, который он задал: "Почему вы несчастны?" Его ответ показался мне поучительным. Он сказал, что причина вашего несчастья в том, что 99,9% ваших мыслей, действий и чувств сосредоточены на себе, а его нет – такого "я", на котором вы сосредоточены не существует. Так что, возможно, осознание тех лишённых сути границ, которые мы ставим вокруг себя, – это нечто отдалённое для нас, а пока есть работа, которую нужно сделать.

Я очень часто подчеркиваю ценность собраний, встреч, таких как эта. Это виртуальная встреча, но она тем не менее реальна – наше сознание тоже виртуально. Идея в том, что наше намерение, наша мотивация – это то, что влияет на наше участие. Мы приходим с мотивацией присутствовать, быть открытыми друг другу. И когда время от времени мы развиваем определённую гармонию, она делает возможным для внутренних сил, для Великих Существ, наконец, иметь некоторый инструмент, через который Они могут работать в мире, даже если совсем кратко. Единство, гармония – это основа всей силы, основа мудрости. Это та область, в которой нам нужно работать.

Итак, вот несколько мыслей, которыми я хотел поделиться. Очевидно, что не существует формулы теософского поведения, как не существует формулы жизни и её проживания, но наша цель – найти путь к углублению понимания Мудрости, Единства, Братства.

Спасибо!


Вопросы и ответы


Вопрос 1 (Павел Малахов):

Вы говорили об экспериментах и о принятии ошибок... Я с Вами согласен; конечно, все согласятся, я думаю, но есть вопрос, который мы несколько раз обсуждали на нашем Конгрессе, и я хотел бы услышать Ваше мнение: как быть с теми людьми, чьи эксперименты и чьи ошибки разрушают и уничтожают наши усилия – личные усилия или усилия группы людей – разрушают их дела. Как нам следует действовать с такими людьми?

Ответ: Это всегда сложный вопрос, потому что в нашем желании вести себя по-братски очень часто мы готовы игнорировать факты, которые находятся перед нами. Один из фактов, связанных с этой работой, заключается в том, что все мы находимся и действуем на разных уровнях развития и понимания. И особенно, когда мы говорим о теософии или Вневременной Мудрости, многие люди в Теософском обществе – поскольку эта Вечная Мудрость так обширна – думают, что это всё и вся, что неверно. Есть выражение, что "теософия – это всё, но не всё – теософия". Поэтому очень часто бывает, что какой-то аспект Традиции Мудрости становится привлекательным для отдельного человека, а также окрашивается для него его темпераментом и ограничениями – они есть у каждого из нас. Но Будда жил – после того как достиг Просветления – ещё 50 лет и непрерывно учил. Это огромный свод учений. Но в конце своей жизни Он свёл свои учения всего к трём вещам. И три учения, которые Он дал: первое – не делай зла, второе – делай добро, третье – очищай свой ум. И я думаю, что в таких случаях, которые постоянно происходят, когда люди сознательно или неосознанно наносят вред Теософскому обществу, мы должны применять эту идею – не делай зла, не навреди. Когда такое происходит, нам иногда приходится предпринимать шаги, чтобы прервать этот процесс различными способами. Просто поделюсь некоторым собственным опытом. В России, как и везде, я уверен, у вас есть ряд проблемных моментов. Как международный президент представьте, с чем я имею дело. Но я могу сказать вам следующее, и когда я впервые стал членом Теософского общества, этот факт показался мне очень странным. Самые большие проблемы, с которыми я сталкивался, были связаны с людьми, которые либо очень хорошо разбираются – интеллектуально – в теософских учениях, либо с людьми, которые имеют личную преданность какой-то своей идее о теософской работе. Так что эти самые большие проблемы не были связаны с простыми членами, которые просто имели личные амбиции. Более глубокие проблемы были связаны с теми, кто ознакомился с учением, но не ознакомился с собой. Вы, наверное, знаете, Павел, мои ответы, как правило, слишком длинны, но мы говорим не о мелочах. Итак, опять же нет формулы, как к этому подходить, но главная идея такова: не навреди и, где это возможно, не позволяй навредить.


Вопрос 2 (Алексей Беспутин):

Как международный президент Вы много путешествуете, много выступаете во многих местах, общаетесь со многими теософами и многими местными теософскими обществами, так в каком обществе и в какой стране, на Ваш взгляд, идея Братства реализуется наилучшим образом?

Ответ: Может быть, это такой же вопрос, который мы задаём матери или отцу: "Какой твой ребёнок любимый?". В определённом смысле это несправедливый вопрос. Я думаю, что везде предпринимаются попытки – в каждой стране – и в некоторых местах больше представлены одни аспекты этого, а в других местах – другие. Ни в одном месте это не реализовано полностью. Я надеюсь, что если мне зададут тот же вопрос в будущие годы, я смогу без сомнения указать и скажу: Теософское общество в России.


Вопрос 3 (Святослав Липский):

Мы слушали и читали перевод Вашего выступления недавно для Интерамериканской федерации, где Вы описали процесс создания декларации Миссии, что очень интересно и важно. И вопрос собственно касается формулировки самой Миссии,[2] потому что там есть слово "realization", которое может означать две вещи: понимание или осуществление чего-то в жизни, в реальности. Так какой же из этих смыслов используется в Миссии?

Ответ: Это требует больше времени, чем у нас есть сейчас, но должен сказать, что опыт создания этой декларации Миссии был действительно одним из высоких моментов за годы моей работы в Теософском обществе. Тогда я увидел эту идею Единства в действии. В этом процессе участвовало более тридцати человек. Когда мы, наконец, выработали саму декларацию Миссии, тридцать человек сидели вместе за столом в Наардене в Нидерландах. И, знаете, есть такая идея, что когда комитет или большая группа людей пытается воплотить в жизнь что-то важное, то с этим возникают трудности. Есть выражение, что верблюд – это лошадь, разработанная комитетом. Но в данном конкретном случае это был один из тех моментов, когда личные аспекты исчезли. Взаимодействие, которое состоялось благодаря этому, привело к появлению чего-то, на мой взгляд, действительно очень возвышенного. Декларация Миссии Теософского общества, которая до того не существовала на протяжении 142 лет, очень компактна. На английском языке она состоит всего из 24 слов. Я очень хорошо помню те три-четыре дня, когда мы работали над ней. Мы занимались ей и до этого, но в те три-четыре дня, когда мы работали вместе, наступил момент, когда было представлено последнее слово, и тишина, которая была в том зале... Я помню необыкновенное качество света в тот момент, и чувство расширения, распространения, простора, которое ощущалось там повсеместно. Это было действительно замечательно и позволило почувствовать небольшой проблеск тех возможностей, о которых говорится в связи с теософской работой.

Но что касается слова "реализация". В декларации Миссии идея, подводящая к этому, заключается в том, что мы находимся в процессе всё более глубокого понимания и реализации. И первоначально слово "реализация" не было включено в формулировку Миссии. Было так: "постоянно углубляющееся понимание Вечной Мудрости, духовного самопреобразования и единства всей жизни". Но дальше идея состояла в том, что понимание само по себе может восприниматься как личное и статичное; но что понятие реализации… на пути по которому мы идём, понимание ведёт к реализации, фактическому опыту того, что представляет собой эта Вневременная Мудрость.

Но вы также должны осознавать, что в этой декларации Миссии всё связано со всем остальным, так что реализация не просто стоит отдельно как качество или как опыт – она связана с другими элементами. Итак, это "постоянно углубляющееся понимание и реализация", а затем три вещи: реализация Вневременной Мудрости или, Божественной Мудрости, Теософии; реализация духовного самопреобразования; и реализация единства всей жизни. Таким образом, это три измерения слова "реализация", и в некотором роде Миссия Теософского общества указывает нам на всё более глубокий опыт, связь с этими тремя измерениями Вневременной Мудрости.

Но я особенно ценю этот вопрос, потому что он вытекает из самого замысла этой декларации Миссии. Идея создания такого документа заключалась в том, что, хотя, прежде всего, мы бы занимались самообманом, если бы считали, что любые слова, которые мы можем составить, могут передать всю полноту этой возвышенной Миссии, но существует необходимость сделать что-то и в плане слов. Поэтому намерение заключалось в том, чтобы в наиболее компактной форме, подобно сутре, предоставить нечто такое, что в процессе наших собственных размышлений, в нашей собственной медитации могло бы бесконечно расширяться. Поэтому я очень благодарен за этот вопрос, потому что он указывает на то, что эта работа приносит свои плоды.


Сноски


  1. Тема конгресса: «Важность теософского братства».
  2. Миссия ТО: «Служить человечеству, культивируя всё более глубокое понимание и реализацию вечной мудрости, духовного самопреображения и единства всей жизни».
    В оригинале: «To serve humanity by cultivating an ever-deepening understanding and realization of the Ageless Wisdom, spiritual Self-transformation, and the Unity of all Life».