Рерих Е.И. - Дневник 1928.04.27

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску
Данные о записи

тетрадь № 30   •   том ЗУЖЭ № 8

Дата: 27.04.1928
Место: Долина Брахмапутры, Янджу
Учителя: Учитель М.
Рерихи: Рерих Е.И.
Ещё участники:
Упомянуты: Будда,
Христос,
Майтрейя,
Аполлоний Тианский,
Калликрат,
Фуяма,
Радна

Текст, выделенный синим цветом, вошёл в книги Учения Живой Этики первых изданий.
Текст, выделенный зелёным цветом, вошёл также в книги Учения Живой Этики издательства «Угунс» 2001-2019 гг. с учётом изменений и дополнений самой Е.И. Рерих.
Фразы, выделенные коричневым курсивом, принадлежат самой Е.И. Рерих и написаны в дневнике красными чернилами.
27 апреля 1928. [Долина Брахмапутры, Янджу][1]

Вот почему важно именно теперь обратить внимание на Агни Йогу. Каждое столетие психическая энергия повелительно пробуждается в человечестве, но обычно этот благой Указ не бывает принят двуногими.

Возьмём пример.

В начале прошлого столетия поднялась волна романтизма, но без понимания сущности его, иначе говоря, без героизма.

Посредине столетия Земля была окутана отрицательным материализмом, но было упущено изучение истинных свойств материи.

Конец столетия наполнился упадочничеством, тогда как была суждена переоценка ценностей.

Начало нынешнего столетия ознаменовалось знаками войны и народных потрясений, но психическая энергия направляла к завоеванию иных миров – так извращались сужденные ценности свободою воли[2].

В середине[3] нашего столетия вспыхнут знаки различных неусвоенных энергий, и снова люди будут метаться в ложных направлениях. И потому своевременно дать зрячим знаки истинного пути.

Пусть имеют время освоиться, помня о краткости срока.[4]

Теперь др[угое].

[Уход Аполлония Тианского.]

В жизнеописании Аполлония из Тианы искажено слово об уходе его, но имеется свидетельство ученика Калликрата о последнем хождении Учителя.

Аполлоний начал слышать голоса, зовущие его опять к тем берегам, где он уже побывал с пользою для духа. Взяв с собою ученика Калликрата, Учитель, не говоря о цели своего пути, немедленно отплыл.

Когда же они прибыли к пещере, где Великий Учитель давал посвящение Архатам, навстречу им вышел высокий Старец и долго беседовал с Аполлонием. Калликрат услышал лишь последние слова Старца: «Если ты решил принять чашу Апологета Учения, то не медли».

Аполлоний, когда Старец скрылся в глубине пещеры, указал Калликрату спешно собрать достаточное количество благовонных деревьев и сложить в пещере подобие высокого ложа. Также указал, когда Калликрат услышит голос под сводом пещеры, зажечь, не оглядываясь, дерево, и может спешить к берегам Греции, забыв о происшедшем. Затем Учитель погрузился как бы в сон.

Калликрат сидел неподвижно, поддерживая огонь до глубокой ночи, когда высоко под сводом раздался необычно звучный голос Учителя: «Итак, Я не умер, но иду принять чашу Апологета».

Тогда Калликрат исполнил всё указанное и завещал положить свидетельство с собою в гробницу.[5]

Теперь др[угое].

Хочу, чтоб вы поняли, что ваше шествие по Тибету протекает необычно удачно, могли быть большие опасности.

Довольно.

Кто говорил об уставе Агни Йоги? – Я говорил завет Трёх Владык.

Кто воскл[икнул] «бедная Елена Ивановна», мне казалось, Радн[а]? – Да, Радна беспокоится.

Кто толкнул Ф[уяму] в спину во время беседы с Владыкой? – Моя рука, ибо толкнул к подвижности.

Но почему Вл[адыка] не дотронулся и до меня? – Ибо берегу всеми Моими лучами.

Довольно.


Сноски


  1. [26.04.1928.] «Тропа шла по левому берегу Яру Цангпо. <...>
    После шестимильного перехода вдоль северного берега, мы повернули к горной долине. <...>
    Мы прошли долиной ещё четыре мили и разбили лагерь на ровной площадке на берегу маленького горного потока, впадающего в Цангпо. <...>
    Это место было известно под названием Пхур».
    [27.04.1928.] «После двухмильного пути мы достигли подножия перевала Уранг ла. Подъём был долгим и крутым. Лошади часто останавливались и тяжело дышали. Одна из сменных лошадей выбилась из сил недалеко от вершины перевала, и её пришлось оставить. С вершины нам открылась грандиозная картина Гималаев, вероятно, самый величественный пейзаж в мире. <...>
    Спуск был нетрудным и проходил по хорошо утоптанной дороге, которая огибала склон горы и вела в узкую долину. В долине мы остановились подождать верблюдов, которым тяжело пришлось на перевале. <...>
    Пройдя эту долину, мы поднялись на следующий невысокий перевал с длинным и крутым спуском. Всем пришлось спешиться и отыскивать дорогу среди завалов и камней, преграждающих путь. Ниже перевала лежала большая песчаная равнина, открытая в долину Цангпо. <...>
    После пятимильного лёгкого перехода по равнине мы достигли Яру Цангпо и спустились к берегу реки по размытому каньону. <...>
    Обогнув скалистый горный отрог, нависающий над рекой, мы въехали в широкую долину, в которой расположился Янджу дангхар. <...>
    Мы разбили лагерь на берегу ручья неподалеку от ячменных полей, принадлежащих деревне. <...>
    Яки ещё не прибыли, и нам предстояло целый день провести в Янджу.
  2. Вариант: «свободною волею».
  3. В УЖЭ: «В средине».
  4. Агни Йога, 216.
  5. Криптограммы Востока. Уход Аполлония Тианского.