Рерих Е.И. - Дневник 1928.02.21

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Данные о записи

тетрадь № 30   •   том ЗУЖЭ № 8

Дата: 21.02.1928
Место: Нагчу
Учителя: Учитель М.
Рерихи: Рерих Е.И.
Ещё участники:
Упомянуты: Шамбала,
Ракоци,
Драваки

Текст, выделенный синим цветом, вошёл в книги Учения Живой Этики первых изданий.
Текст, выделенный зелёным цветом, вошёл также в книги Учения Живой Этики издательства «Угунс» 2001-2019 гг. с учётом изменений и дополнений самой Е.И. Рерих.
Фразы, выделенные коричневым курсивом, принадлежат самой Е.И. Рерих и написаны в дневнике красными чернилами.
21 февраля 1928. [Нагчу]

Ночь на 21-е [февраля]. Вся в белом быстро спускаюсь к пристани или старту, где стоит, ожидая меня, небольшой летательный аппарат, имеющий форму слегка сплющенного шара. У руля очень близкий мне Облик, весь серебряно-белый, – Владыка. Сажусь на противоположном конце спиною к Учителю и держусь за тонкие поручни. Летим над тёмно-лиловой водной поверхностью, в одном месте аппарат начинает кружиться. Сначала я думаю, что Владыка хочет испытать моё бесстрашие, но кружение продолжается и аппарат сильно кренится на мою сторону. Я почти свешиваюсь над бездною, удерживаюсь лишь за поручни, чтоб не сорваться, прошу Учителя, не может ли Он прекратить кружение. Просыпаюсь страшно тяжело.

Опять лечу, но не в аппарате, над розовыми песками, местами покрытыми тёмно-зелёными и коричнево-красноватыми листьями кактусов, впечатление ползающих жирных змей. Лечу с большой скоростью и лёгкостью, часто опускаюсь к земле, но, пролетев большое пространство без спуска, почувствовала сильное притяжение и должна была опуститься, сильно наклонившись к земле. Искала цветок алоэ.

Утром Владыка сообщил, что: «Все условия вне терпимости». Поняла, что это относится к М[оскве].

Люди много говорят о помощи, которая должна исходить из Нашего Убежища. Проследим[1], насколько люди умеют принимать эту помощь. Каждый мечтающий о помощи уже самолюбиво определяет направление и размер помощи, точно слон может поместиться в низком подвале! Но просителю помощи нет дела до размера и соответствия. Среди зимы должны распуститься лилии, и среди пустыни должен забить родник, иначе Учитель не многого стоит.

Но, создатель пустыни и владыка холода, ты сам создал свою жажду и задрожал от холода сердца. Мой родник остался вне твоего взгляда, и ты не обернулся на Мои цветы. Ты загромоздил путь свой самолюбием и имел время лишь оберегать твои драгоценные ступни от возращённых самим тобою терний. Моя помощь отлетела, как испуганная птица. Мой посланец спешит назад, и жалобно воет белый Лобнор. Моя помощь отвергнута. Но путник продолжает тупо взывать о какой-то помощи и устремляет внимание на место своей будущей гибели.

Потому Мы предлагаем всегда зоркость, подвижность, непредубеждённость. Нельзя иначе сопутствовать действительности.[2]

Теперь др[угое].

Путь отшельничества не Наш путь. Нужно принести жизни цветы опыта. Также, кто решит для себя лёгкую задачу непотревожимого существования, кто может принять на себя назначение зрителя битвы? Отныне нет зрителей, нет спящих, ибо пламя у порога.[3]

Теперь др[угое].

Драваки[4] – Йогиня, Имя которой Мы произносим с уважением, ибо много света Она пролила как в земном, так, ещё больше, в теле надземном.

Теперь др[угое].

У Нас очень трудятся над совершенствованием астрала. Привлечены новые астральные сотрудники, ибо усовершенствование необходимо.

Где летала я сегодня ночью? – Со Мною над океаном и пустыней Египта.

– Почему аппарат так кружился? – Ибо магнитные токи были сильны.

Мой Друг Р[акоци] рад вашему согласию иметь амер[иканские] бумаги.

– Взять ли и вторые? – Увидим.

– Где все Великие Образы Махаб[х]араты? – Многие на других планетах.

Мой третий сон кажется мне глупым. – Неглупый, но Москва – нелепица.


Сноски


  1. В УЖЭ опечатка: «Последим».
  2. Агни Йога, 164.
  3. Агни Йога, 165.
  4. ЗУЖЭ-1928.02.21-1.png – Вариант прочтения: «Двараки».