Рерих Е.И. - Дневник 1924.07.21

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску
Данные о записи

тетрадь № 25   •   том ЗУЖЭ № 5

Дата: 21.07.1924
Место: Дарджилинг
Учителя: Учитель М.
Рерихи: Рерих Е.И.,
Рерих Н.К.,
Рерих С.Н.,
Рерих Ю.Н.
Ещё участники:
Упомянуты: Мориа,
Кут Хуми,
Аполлоний Тианский,
Нефру,
Нефрит,
Урусвати,
Удрая,
Радонский С.

Текст, выделенный синим цветом, вошёл в книги Учения Живой Этики первых изданий.
Текст, выделенный зелёным цветом, вошёл также в книги Учения Живой Этики издательства «Угунс» 2001-2019 гг. с учётом изменений и дополнений самой Е.И. Рерих.
Фразы, выделенные коричневым курсивом, принадлежат самой Е.И. Рерих и написаны в дневнике красными чернилами.
21 июля 1924

Жертва велика, если в состоянии открытых сокровищ подвергаться стрелами необдуманности.

«Состояние открытых сокровищ» называется в древних культах, когда жрица уже помещалась в восьмом этаже, куда вход был запрещён, и лестница была окутана мехом леопардов, чтоб звук не доходил.

Состояние открытых сокровищ настолько почиталось, что нарушение покоя каралось как религиозный проступок.

Всё негармоническое поражает особенно, потому удар грома менее опасен, нежели писк новорождённого. Эта простая истина никогда не была записана. Совершенно нельзя теоретически провести границу для гармонии, ибо тональность строя духовности индивидуальна.

Древние знали, что сокровища неповторяемы, и берегли от случайностей. Посреди открытия сокровищ Храма Старший наблюдал, какая гамма звуков более затрагивала. Звук сопровождался определённым цветом, так находили условия для каждого случая.[1]

Теперь не в восьмом этаже, но в жизни.

Должно быть, в восьмом этаже развитие шло быстрее? – Не скорее. Накануне был показан звук нитки. Затем Мы просили о согласии – напрасно не говорим. Ручаюсь, опыт углубляется. Ручаюсь, опыт Ур[усвати] и Моего Друга идут, как траншеи, навстречу.

Керманшах, Кершах, Кукунор – У[драю] позовите.

Скажет ли М[ахатма] М[ориа], кто был Иерофантом во времена Нефрит? – Даже целую легенду скажу, если молодой писатель Сергей Радонский напечатает Мои притчи. Теперь же не имею ничего напечатать притчи в журналах. Мои легенды отдельно.

Имя Иерофанта? – Нефру – Ап[оллоний] Тианский.

Пришёл Удрая.

Удумаю новые возможности для Х[рама], скоро не хватит серебра на рынке. Можно знать распространение Моих дел. Удумаю начать «Б[елуху]». Помните Указы.


Сноски