Рерих Е.И. - Дневник 1924.05.18

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску
Данные о записи

тетрадь № 25   •   том ЗУЖЭ № 4

Дата: 18.05.1924
Место: Дарджилинг
Учителя: Учитель М.
Рерихи: Рерих Е.И.,
Рерих Н.К.,
Рерих С.Н.,
Рерих Ю.Н.
Ещё участники:
Упомянуты: Христос,
Мориа,
Урусвати,
Натуровалорис

Текст, выделенный синим цветом, вошёл в книги Учения Живой Этики первых изданий.
Текст, выделенный зелёным цветом, вошёл также в книги Учения Живой Этики издательства «Угунс» 2001-2019 гг. с учётом изменений и дополнений самой Е.И. Рерих.
Фразы, выделенные коричневым курсивом, принадлежат самой Е.И. Рерих и написаны в дневнике красными чернилами.
18 мая 1924

«Радость есть особая мудрость», – так сказал Хр[истос].

Сад Наш подобен людям. Ур[усвати] растит сад у срочной комнаты. Не случайно утреннее хождение за цветами. Мы встречаем утро среди растений, ибо ничто не собирает эссенцию праны равно растениям. Даже пранаяма может быть заменена общением с растениями. И годно понять, как пристально надо углублять взор в строение растений. Поры растений расширяются не только новыми листьями и цветами, но и удалением омертвелых частей. Закон питания земли посредством щупальцев растений даёт возможность черпать из этого резервуара через обоняние и зрение ценное качество жизнеспособности, так называемое Натуровалорис, получаемое при сознательном устремлении.

Как ценны живые растения, не потерявшие жизнеспособность, так же могут быть полезны препараты, су́шенные на солнце. Но следует избегать стадию разложения, ибо разложение одинаково во всём и привлекает наиболее несовершенных духов. Потому нужно следить за состоянием срезанных цветов. Запах разложения надо почуять, не внешность, но запах являет признак.

Когда не время цветам, полезно иметь маленькие хвойные деревья, как машина электрическая, они накопляют жизнеспособность – опережают правильность дыхания. И вместо ритуальных дыханий можно получить самый конденсированный запас праны. Конечно, то же условие покоя усиливает действие. Живое понимание мощи природы пошлёт без магии освежение возможностей.[1]

Сад Мой полон кроме низеньких цветов и растениями длинными и тянущимися. Когда о погоде сомнения, многие растения вносятся внутрь. И на карнизах лестницы стоят цветы, и садовник старик уносит законченные растения.

Поистине, Ур[усвати] улавливает многие детали. Красновато-жёлтая башня соединена переходами с остальным строением. Издали строения можно принять за высеченные временем скалы, слегка покатые. Окна внешних стен можно принять за гнёзда птиц. Пустыня не тронута кругом. Часто путник проезжает, не подозревая, но удивляясь поведению своего коня или верблюда. Животные поворачивают головы к безжизненным камням и даже пытаются повернуть туда, где как груды камней нагромождены. Некоторые даже видели надписи на стенах, но, конечно, приняли их за червоточины. Конечно, нежданный путник будет всегда отведён в сторону. Каждый что-то чует. Но житель пустыни привычен к голосам и огням пустыни.

– Если М[ахатма] М[ориа] разрешит это напечатать, то ведь многие устремятся и покой может быть нарушен? – Не будет выдано, если даже вас не могут узнать здесь, то как же найдут? Давно говорят. Когда были в Лхассе, разве нашли что-нибудь? Здесь огромного значения время, иначе негде подойти к опыту, негде собрать книгу, негде кончить картины.

– Будем ли мы жить здесь второй год? – Не думаю, главное – подвижность. Посидим хотя недолго. Ваша гармония очень полезна.


Сноски