Письма Махатм, п.130

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску
Данные о письме

письмо № ML-130, № MLB-55

Участники
Автор: Кут Хуми Лал Сингх
Адресат: Синнетт Альфред Перси
Посыльный: возможно, Лаура Картер Холлоуэй-Лэнгфорд
Даты
Написано:
Получено: Октябрь 1884
Места
Отправлено из:
Получено в: Эльберфельд
Дополнительная информация
Язык: анг.
Читать: Theosophy.Wiki
Скачать: скачать файлы
Переводы
Чаша Востока Самара Эксмо
-- 125 130
Письма Махатм А.П.Синнетту
Письмо № 130


[К.Х. — Синнетту]
Получено в октябре 1884 г.


[К.Х. о душевном кризисе Синнетта. Предупреждение
о заговоре против Теософского общества]

А теперь вы завершили один из ваших меньших циклов. Вы страдали, боролись, победили. Будучи искушаемы, вы не поддались, будучи слабым, приобрели силу; и трудность судьбы и испытаний каждого, стремящегося к оккультному познанию, несомненно, вам теперь будет более понятна. Ваше бегство из Лондона[1] от самого себя было необходимо, как и выбор местности, где вы могли бы быстрее всего стряхнуть с себя дурные влияния вашего общественного «сезона» и вашего собственного дома. Было бы не лучше, если бы вы посетили Эльберфельд[2] раньше: самое лучшее — приехать туда сейчас, так как вы уже в состоянии выносить напряжение нынешнего положения. Воздух полон микробами предательства, незаслуженные оскорбления сыплются на Общество, ложь и подлоги применяются, чтобы его разрушить. Церковная Англия и официальная Англо-Индия тайно соединили руки, чтобы по возможности удостоверить свои худшие подозрения и под первым же правдоподобным предлогом сокрушить [теософское] движение. Всякие позорные выдумки будут пущены в ход в будущем так же, как и теперь, чтобы дискредитировать нас как его покровителей, а вас — как его сторонника, ибо заинтересованность оппозиции огромна и ее с энтузиазмом поддерживают дуг-па — в Бутане и Ватикане!

Среди «светящихся знаков», в которые заговорщики прицеливаются, находитесь и вы. В десять раз больше усилий, чем до сих пор, будет приложено, чтобы сделать вас предметом насмешек за вашу доверчивость, особенно за веру в меня, а также чтобы опровергнуть ваши аргументы в пользу эзотерического учения. Они могут еще более пытаться поколебать вашу веру, чем раньше, посредством поддельных писем, якобы исходящих из лаборатории Е.П.Б., или других писем или поддельных документов, обнаруживающих обман, намеченный к повторению. Так было всегда. Те, кто в течение сотен лет этого цикла наблюдал человечество, постоянно видели подробности этой смертельной борьбы между Истиной и Заблуждением, которая всегда проявляется. Некоторые из вас, теософов, сейчас только ранены тем, что пострадала ваша «честь» или кошелек, но те, кто держал светильник в предыдущих поколениях, платили жизнью за свое знание.

Будьте мужественны все вы, желающие стать воинами единой божественной Истины, держитесь смело и уверенно, берегите вашу моральную силу, не растрачивайте ее по пустякам, но сохраняйте для таких больших событий, как нынешние. Я вас всех предупреждал через Олькотта в прошлом апреле о том, что́ готовится в Адьяре, и сказал ему, чтобы вы не удивлялись, когда мину взорвут. Все произойдет точно вовремя, только вы, великие и выдающиеся руководители движения, будьте стойки, в готовности и в единении.

Мы достигли нашей цели в отношении Л.К.Х.[3] Она значительно поправилась, и вся ее дальнейшая жизнь пройдет лучше благодаря тренировке, которую она проходит. Пребывание у вас принесло бы ей непоправимый психический вред. Она уже это продемонстрировала, прежде чем я согласился вмешаться между вами по ее собственной страстной молитве. Она была готова бежать в Америку и, если бы не мое вмешательство, так бы и сделала. Что хуже всего — ее ум быстро расстраивается и становится бесполезным в качестве оккультного инструмента. Ложные наставники заполучили власть над ней, и ложные откровения вводили в заблуждение ее и тех, кто с нею советовался.

В вашем доме, дорогой друг, поселилась колония элементариев, и для психика, подобного ей, это настолько же опасное место для проживания, как малярийное кладбище для субъекта, подверженного болезненным физическим влияниям. Когда вернетесь, вы должны быть более, чем обычно, осторожным, чтобы не поощрять психизма[4] среди ваших домочадцев и не допускать, насколько возможно, посещений известных вам медиумических сенситивов. Также было бы хорошо время от времени в комнатах сжигать дрова и проносить открытые жаровни с горящими дровами в качестве окуривателей. Вы также могли бы попросить Дамодара прислать вам несколько связок курительных свечей для этой цели. Это вспомогательные средства, но самое лучшее из них, чтобы выгнать непрошеных гостей такого сорта, — это вести чистую жизнь и держать мысли чистыми. Талисман, который дан вам, также может сильно помочь, если ваша вера в него и в нас нерушима.


[Положение Теософского общества; К.Х. о своей
роли в теософской работе. Предупреждение
о кризисе в деятельности Теософского общества]

Вы слышали о шаге, который Е.П.Б. разрешено совершить[5]. Большая ответственность возложена на мистера Олькотта; еще бо́льшая (из-за «Оккультного мира» и «Эзотерического буддизма») — на вас. Ведь этот ее шаг находится в непосредственной связи с появлением и добрыми результатами этих двух сочинений. На этот раз это ваша карма, добрый друг. Надеюсь, вы правильно понимаете, что я хочу сказать. Но если останетесь верным Теософскому обществу и будете стоять за него, вы можете рассчитывать на нашу помощь, как и другие [члены общества] в той мере, в какой они это заслуживают. Основная линия Теософского общества должна быть оправдана, если вы не хотите, чтобы оно разрушилось и похоронило под собой ваши репутации. Я вам давно уже говорил: Общество не устоит в ближайшие годы, если будет базироваться только на Тибетских Братьях и феноменах. Все это следовало бы ограничить внутренним, весьма секретным, Кругом. Ясно обнаруживается тенденция к культу героев, и вы сами, мой друг, не совсем свободны от него. Я вполне осведомлен о перемене, произошедшей в вас в последнее время, но это не вносит изменения в главный вопрос. Если вы хотите продвинуться в изучении оккультизма и в литературных трудах, научитесь быть верным идее больше, нежели моей скромной личности. Когда что-нибудь надо делать, никогда перед действием не задумывайтесь, хочу я этого или нет. Я хочу всего, что в большей или меньшей степени способствует просветительству. Но я далеко не совершенен, следовательно, не непогрешим во всем, что делаю, хотя все не совсем так, как вам кажется. Ибо вы знаете или думаете, что знаете одного К.Х., и можете знать только одного, тогда как имеются два отдельных персонажа, отвечающих на это имя в том, кого вы знаете. Эта загадка только кажущаяся, и ее легко разгадать, если бы вы только знали, что такое Махатма в действительности. Вы видели в инциденте с Киддлом, которому было предоставлено целенаправленно развиваться до самого конца, что даже «адепт», когда действует в теле[6], не избавлен от ошибок вследствие человеческой беззаботности. Вы теперь понимаете, что он, вполне вероятно, может казаться абсурдным в глазах тех, кто не имеет правильного понимания феномена передачи мысли и астрального осаждения, и все это из-за недостатка простой осторожности. Такая опасность всегда налицо, если пренебречь тем, чтобы удостовериться, приходят ли появляющиеся в уме слова и фразы изнутри или же некоторые внушаются извне. Мне жаль, что я вас поставил в ложное положение перед лицом ваших многочисленных врагов и даже некоторых друзей. Это была одна из причин, почему я колебался дать согласие на печатание моих частных писем и только некоторые из всей серии вывел из-под запрета. У меня не было времени проверить их содержание, как и теперь. У меня привычка часто цитировать без кавычек из той мешанины, к которой я имею доступ в бесчисленных фолиантах наших акашических библиотек, так сказать, с закрытыми глазами. Иногда я могу видеть мысли, которые увидят свет только спустя годы. В иных случаях — мысли, которые оратор, какой-нибудь Цицерон, мог высказать сотни лет тому назад. А еще такие, которые не только произносились в наше время, но уже были написаны и начертаны, как в случае с Киддлом. Все это я делаю (ведь я не обученный журналист) без малейшей заботы о том, откуда могли явиться эти фразы или ряды слов, лишь бы они совпадали с моими собственными мыслями и послужили их выражению. Теперь я получил урок на европейском уровне, как опасно переписываться с западными literati[7]! Но мой «вдохновитель», мистер Киддл, тем не менее не может обижаться, ибо только мне одному он обязан особой честью приобрести известность, причем его выражения повторяются даже серьезными устами кембриджских преподавателей. Если слава приятна ему, почему он не утешится при мысли, что случай «с параллельными отрывками из Киддла — К.Х.» превратился в cause célèbre[8] в роде «Кто есть кто» или «Кто с кого совершил плагиат?», как в тайне Бэкона и Шекспира, и что по интенсивности научных исследований, если и не по ценности, наш случай аналогичен истории с двумя нашими великими предшественниками.

Но положение, каким бы оно ни было забавным, серьезно для Общества. «Параллельные отрывки» должны уступить место заговору «Христианская миссия — Куломбы». Обратите на последний все ваши мысли, добрый друг, если вы друг — несмотря ни на что. Вы очень не правы, предполагая отсутствовать в Лондоне наступающей зимой. Но я не должен вас понуждать, если вы думаете, что не справитесь с положением. Во всяком случае, если вы все-таки покинете Внутренний Круг, придется перестраиваться: не может быть и речи, чтобы я и учил, и переписывался. Или вы будете моим рупором и секретарем в Круге, или мне придется использовать другого в качестве моего делегата, и, таким образом, у меня решительно не будет времени на переписку с вами. Члены Круга (бо́льшая часть из них) дали мне обет своей жизнью и смертью, — копия обета находится в руках Маха-Чохана, — и я связан с ними.

Я теперь могу с полной уверенностью пересылать свои случайные наставления и письма только через Дамодара. Но прежде, чем я буду делать даже это, Общество, в особенности штабквартира, должно пережить надвигающийся кризис. Если вы все еще стремитесь возобновить изучение оккультизма, сохраните сначала нашу «почтовую контору». К Е.П.Б., я повторяю, нельзя более приближаться без полного ее согласия. Она и так много сделала, и ее надо оставить в покое. Ей разрешено удалиться по трем причинам:

1. Чтобы отделить Теософское общество от ее феноменов, которые пытаются представить как обман.

2. Чтобы помочь Обществу устранить главную причину ненависти к нему.

3. Чтобы восстановить ее физический организм так, чтобы он мог послужить ей еще несколько лет.

А теперь, что касается деталей, посоветуйтесь все вместе — для этого я и просил послать за вами. Небо теперь черное, но не забудьте ободряющий девиз «Post nubila Phoebus!»[9] Благословение вам и вашей всегда верной супруге.

К.Х.


Сноски


  1. [ В 1884 г. Синнетты отправились в поездку по Европе. — Прим. ред. (изд.)]
  2. [ Во время своего путешествия, в Швейцарии Синнетты получили приглашение от миссис Гебхард приехать в Эльберфельд, где в то время находилась Е.П.Б. и другие теософы. — Прим. ред. (изд.)]
  3. [ Луиза Холлоуэй, медиум из США. — Прим. ред. (изд.)]
  4. [ Под психизмом в данном случае понимаются попытки установления контакта с сущностями астрального плана. — Прим. ред. (изд.)]
  5. [ Вероятно, речь идет о решении Е.П.Б. уйти из Теософского общества, оставив пост его секретаря, в связи с «Делом Куломбов». Это было сделано Е.П. Блаватской в интересах сохранения репутации Теософского общества. — Прим. ред. (изд.)]
  6. [ То есть обычным образом, без применения оккультных сил. — Прим. ред. (изд.)]
  7. [ Литераторы (итал.). — Прим. ред. (изд.)]
  8. [ Громкое дело (фр.). — Прим. ред. (изд.)]
  9. [ После облаков солнце (лат.). (изд.)]