Письма Махатм, п.125

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к навигации Перейти к поиску
Данные о письме

письмо № ML-125, № MLB-61

Участники
Автор: Мориа
Адресат: Синнетт Альфред Перси
Посыльный:
Даты
Написано:
Получено: 15 апреля 1884
Места
Отправлено из:
Получено в: Лондон
Дополнительная информация
Язык: анг.
Читать: Theosophy.Wiki
Скачать: скачать файлы
Переводы
Чаша Востока Самара Эксмо
-- 124 125
Письма Махатм А.П.Синнетту
Письмо № 125


[М. — Синнетту]
Получено 15 апреля 1884 г.


[Организационные вопросы. Критика позиции
Синнетта по отношению к Кингсфорд]

Мои почтительные селямы Синнетту-сахибу, которому сообщается, что его «Покровитель» занят официальными делами настолько, что не может уделить ни одной минуты делам Лондонской Ложи или ее членам и не может писать ему индивидуально ни пером, ни способом осаждения. Из этих двух способов последний наиболее трудный, если не сказать дорогостоящий, во всяком случае, в отношении наших репутаций на Западе.

Мохини не может оставаться в Лондоне бесконечно или в течение продолжительного времени, так как у него есть обязанности в другом месте — обязанности по отношению к его семье и Теософскому обществу. Кроме того, что он чела, а не свободный человек — в обычном понимании этого слова; ему приходится кормить много ртов в Калькутте, более того, ему нужно зарабатывать деньги, чтобы возвратить долг другу, который дал ему 125 фунтов на расходы в связи с нынешней миссией; ведь, что бы ни мог или ни хотел сделать для него К.Х., — на возмещение им этих денег ему, как и всякому другому челе, запрещено рассчитывать. Пусть также вам станет известно, что он нуждается еще и в перемене климата. Он очень страдал от холода в той высокой комнате в вашем доме, где нет камина, и К.Х. приходилось окружать его двойным покрытием, чтобы он не умер от смертельной простуды, ему угрожающей. Не забудьте, что индусы являются экзотическими растениями в вашем суровом климате и те, кто в них нуждается, должны заботиться о них. (В прошлое воскресенье, когда поручал Олькотту передать вам информацию, я не велел ему добавлять этого только потому, что, зная ваше предубеждение против Олькотта, не хотел, чтобы вы подумали, будто он выдумал это сам.)

Опять-таки, если вы нуждаетесь в помощи Мохини в Лондоне, то теософы Парижа нуждаются в ней еще больше, так как их эзотерические познания ниже ваших. План выработан такой, что он должен делить свое время между всеми европейскими «центрами духовной активности», и если теперь требуется, чтобы он был в Париже 11-го числа текущего месяца, ему будет позволено вернуться в Лондон, как только движение на континенте будет должным образом начато. Во всяком случае, у вас будет Олькотт, который может отдавать вам большую часть своего времени. Но не бойтесь: если Генри разрешено будет продолжить пребывание в Лондоне, он не станет «беспокоить» никого из вас появлением в своих экстравагантных азиатских костюмах[1], ибо он остановится не у вас, а у арундейльских[2] дам, как было велено раньше, и распоряжение это было мною повторено, когда мадам сахиба (жена Синнетта. — Ред.) заметила, что было бы лучше, если бы он остановился там, где был после того, как уехала Упасика. Олькотт не хуже многих других людей. И хотя некоторые лица могут с этим не согласиться, найдутся худшие спорщики, чем он. Я не должен закончить, не сказав вам, что в ссоре с миссис Кингсфорд правда уже не на вашей стороне. Хотя вам не хочется в этом сознаться, вы, сахиб, проявляете злобу, личную злобу. Вы нанесли ей поражение и теперь хотите ее унижать и наказывать. Это неправильно. Вам нужно поучиться больше отделять ваше сознание от вашего внешнего «Я», чем до сих пор, если вы не хотите потерять К.Х. Ибо он очень раздосадован тем, что происходит. Извините за мои замечания, но это для вашей собственной пользы. Прошу прощения.

М.


Сноски


  1. [ Однажды, желая подчеркнуть свое расположение к индийцам, Олькотт появился в светском обществе, на приеме, в традиционной индийской одежде, что было воспринято европейским обществом той эпохи как вызов, повод для скандала. — Прим. ред. (изд.)]
  2. [ Речь идет о семье Арундейл, члены которой были активистами теософского движения. — Прим. ред. (изд.)]