Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.3 ч.2 отд.XXX

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ОТДЕЛ XXX


«Солнце Посвящения» мистерий

Древность Тайной Доктрины может быть лучше постигнута, если показать, в какой точке истории ее Мистерии уже были осквернены тем, что стали содействовать личному честолюбию деспотов-правителей и лукавых жрецов. Эти глубоко философские и научно составленные религиозные драмы, в которых были инсценированы величайшие истины Оккультной или Духовной Вселенной и сокровенное учение знания, стали предметом преследования давно еще до тех дней, когда жили Платон и даже Пифагор. В то же время первоначальные откровения, данные Человечеству, не исчезли вместе с Мистериями; они все еще сохраняются; как наследие для будущих и более духовных поколений.

Уже давно сказано в «Разоблаченной Изиде»[1], что уже во время Аристотеля великие Мистерии утеряли свое первоначальное величие и торжественность. Их обряды вышли из употребления, и они в значительной степени превратились просто в жреческие рассуждения и стали религиозным притворством. Бессмысленно устанавливать, когда они впервые появились в Европе и Греции, так как общепризнанная история, можно сказать, почти что начинается с Аристотеля, – все, происшедшее до него, представляет собою нераспутываемую хронологическую путаницу. Достаточно сказать, что в Египте Мистерии были известны со дней Менеса, и что греки получили их только тогда, когда Орфей привез их из Индии. В статье «Была ли письменность известна до Панини?»[2] указано, что Пандавы приобрели всемирную власть и обучали «жертвенным» Мистериям другие расы еще 3300 лет до Р. X. Действительно, когда Орфей, сын Аполлона, или Гелиоса, получил от своего отца форминкс – семиструнную лиру, символизирующую семеричную тайну Посвящения – эти Мистерии уже имели поседевшую давность в Центральной Азии и Индии. Согласно Геродоту, Орфей привез их из Индии, а Орфей намного предшествует Гомеру и Гезиоду. Таким образом даже в дни Аристотеля уже мало осталось истинных Адептов в Европе и даже в Египте. Наследники тех, кто были рассеяны ордами различных завоевателей древнего Египта, в свою очередь тоже были рассеяны. Так же как 8000 или 9000 лет раньше поток познания медленно потек с плоскогорий Центральной Азии в Индию и в направлении Европы и Северной Африки, так приблизительно 500 лет до Р. X. он начал течь назад к своему старому дому и месту рождения. В течение последующих двух тысяч лет знание о существовании великих Адептов почти угасло в Европе. Тем не менее, в некоторых сокровенных местах Мистерии все еще разыгрывались во всей своей первоначальной чистоте. «Солнце праведности» все еще высоко пламенело на полуночном небе; и в то время, когда тьма покрывала лицо непросвещенного мира, в Адитах в ночи Посвящений сиял вечный свет. Истинные Мистерии никогда не были общедоступными. Элевзинии и Агры – множествам; Бог Εύβουλή «доброго совета», великое Орфическое Божество – неофиту.

Этот Бог мистерий, ошибочно принятый нашими символоведами за Солнце – кто Он был? Каждый, кто имеет какое-либо представление о древнеегипетской экзотерической вере, вполне уверен, что для масс Озирис был Солнцем на Небе, «Небесным Царем», Ро-Имфаб; что греки называли Солнце «Оком Юпитера», как для современных ортодоксальных парсов оно есть «Око Ормузда»; что, кроме того, к Солнцу обращались как к «Всевидящему Богу» (πολυόφθαλμος) как к «Богу Спасителю», к «спасающему Богу» (Α’ίτιον της σωτηρίας). Прочтите папирус Паферонмеса в Берлине и стэлу, как она переведена Мариэтт Бей[3], и посмотрите, что они говорят:

Слава тебе, о Солнце, божественное дитя!... лучи твои несут жизнь чистым и тем, готовым. ... Боги («Сыны Бога»), которые приближаются к тебе, трепещут от восторга и благоговения. ... Ты еси первородный, Сын Бога, Слово[4].

Церковь ныне ухватилась за эти термины и усматривает предчувствия о грядущем Христе в этих выражениях посвятительных обрядов и в пророческих высказываниях языческих оракулов. Но это вовсе не то, так как они прилагались к каждому достойному Посвященному. Если выражения, которые употреблялись в иератических писаниях и глифах за тысячу лет до нашей эры, теперь встречаются в хвалебных гимнах и молитвах христианских церквей, то это просто потому, что они были нагло присвоены латинскими христианами в полной надежде, что потомство об этом никогда не узнает. Все, что можно было сделать, было сделано, чтобы уничтожить подлинные языческие рукописи, и Церковь могла чувствовать себя в безопасности. Христианство, бесспорно, имело своих великих Провидцев и Пророков, как каждая религия, но их достоинство не становится сильнее от отрицания их предшественников.

Слушайте, что говорит Платон:

Знай же, Главк, что когда я говорю о творении добра, то имею в виду Солнце. Сын совершенно сходен со своим Отцом.

Ямблих называет Солнце «образом божественного разума или Мудрости». Евсевий, повторяя слова Филона, называет восходящее Солнце (άνατολή главным Ангелом, наиболее древним, добавляя, что Архангел, который polyonymous (многоименный), есть Verbum, или Христос. Так как слово Sol (Солнце) является производным от solua, Единый, или «Тот, кто только один», и его греческое название Гелиос означает «Всевышний», то эта эмблема становится понятной. Тем не менее, древние делали различие между Солнцем и его прототипом.

Сократ приветствовал восходящее Солнце, также как в наши дни его приветствуют истинные парсы, или зороастриане; и Гомер и Еврипид, как делал и Платон после них несколько раз, упоминают Юпитера – Логоса, «Слово», или Солнце. Несмотря на это, христиане утверждают, что так как оракул, спрошенный о боге Иао, ответил: «Это есть Солнце», то

Иегова евреев был хорошо известен язычникам и грекам[5],

и «Иао есть наш Иегова». Первая часть этого предложения, кажется, не имеет никакого отношения ко второй части, и менее всего заключение может считаться правильным. Но если христиане так сильно хотят доказать эту тождественность, то оккультисты ничего против этого не имеют. Только в таком случае Иегова есть также Вакх. Очень странно, что люди цивилизованного христианского мира до сих пор так отчаянно цепляются за полы идолопоклонников евреев – сабеян и солнцепоклонников, какими они были,[6] подобно черни Халдеи – и что они не в состоянии различить, что более поздний Иегова есть лишь еврейский вариант от Иа-ва, или Иао финикиян; что это имя, короче говоря, было тайным именем одного из Богов Мистерий, одного из многих Кабиров. Будучи «Высочайшим Богом» для одного маленького народа, он никогда не считался таковым Посвященным, которые руководили Мистериями, ибо для них он был только Планетарным Духом, прикрепленным к видимому Солнцу, а видимое Солнце есть только центральная Звезда, но не центральное духовное Солнце.

И Ангел Господень сказал ему (Маною): «Почему ты спрашиваешь мое имя, когда оно тайна»[7].

Как бы то ни было, тождественность Иеговы Горы Синай с Богом Вакхом едва ли оспорима, и он, несомненно – Дионис, как это уже было показано в «Разоблаченной Изиде»[8]. Где бы не поклонялись Вакху, везде существовало предание о Ниссе[9] и пещере, где он был воспитан. За пределами Греции Вакх был всемогущим «Загреем, высочайшим, из Богов», в чьем услужении находился Орфей, основатель Мистерий. Итак, если не признать, что Моисей был посвященным жрецом и Адептом, деяния которого все изображены аллегорически, тогда должно быть признано, что он лично, вместе со своим воинством израильтян поклонялся Вакху.

И Моисей построил алтарь и назвал его именем Иеговы Нисси. (или Иао-ниси, или опять Диониса)[10].

Чтобы подтвердить вышеизложенное, в дальнейшем нам следует помнить, что место, где родился Озирис, египетский Загрей, или Вакх, была Гора Синай, которую египтяне называют горой Нисса. Мощный змей был нис, שהנ, и месяц еврейской Пасхи – Нисан.


Сноски


  1. Op. cit., II, 15.
  2. «Five Years of Theosophy», стр. 258. Странно задавать такой вопрос и отрицать это, когда даже востоковедам хорошо известно, что – рассматривая лишь один пример – существовал Яска, который был предшественником Панини, и труд его все еще существует; известны семнадцать писателей Нирукты (словаря), которые предшествовали Яске.
  3. «La Mere d'Apis», стр. 47.
  4. Только что посвященного называют «перворожденным», и в Индии он становится двиджа, «дважды-рожденным», лишь после его окончательного и высшего Посвящения. Каждый Адепт есть «Сын Бога» и «Сын Света» после получения «Слова», когда он становится самим «Словом», после принятия семи божественных атрибутов, или «лиры Аполлона».
  5. См. Де Мирвилль, IV, 15.
  6. «II» II кн. Царств, XXIII, 4–13.
  7. «Кн. Судей». XIII, 18. Самсон, сын Маноя, был посвященный этого Господа «Мистерий», Иа-ва; уже до рождения ему было предназначено стать «назаритом» (челой), Адептом. То, что он согрешил с Далилой и обрезал свои длинные волосы, которых «никогда не должна была касаться бритва», показывает, как хорошо он соблюдал свой священный обет. Аллегория о Самсоне доказывает Эзотеризм «Библии», как и характер «Богов Мистерий» евреев. Правда, Моверс дает определение идее финикиян об идеальном солнечном свете, как духовном влиянии, исходящем из высочайшего Бога, Иао, «Свет, постигаемый только умом – физический и духовный Принцип всего, из которого эманирует душа». Это была мужская Сущность, или Мудрость, тогда как изначальная материя, или Хаос была женской. Таким образом первые два принципа, совечные и бесконечные, были уже у примитивных финикиян, и дух и материя. Но это представляет собой отзвук еврейской мысли и не является мнением языческих философов.
  8. См. «Isis Unveiled», II, 526.
  9. Бет-Сан, или Скитонолис в Палестине носил это обозначение; такое же наименование носило одно место на горе Парнас. Но Диодор заявляет, что Нисса находилась между Финикией и Египтом; Еврипид констатирует, что Дионисий появился в Греции из Индии; и Диодор добавляет свое свидетельство: «Озирис был воспитан в Ниссе, в Счастливой Аравии; он был сын Зевса и был назван по своему отцу (именительный падеж Зевс, родительный – Диос) и месту Дио-Нис – Зевс, или Юпитер из Ниссы. Эта тождественность имен и титулов очень многозначительна. В Греции только Зевс был выше Диониса, и Пиндар говорит: «Так отец Зевс правит всем, и также он правит Вакхом».
  10. «Исход», XVII, 15.


<< Содержание >>