Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.3 ч.2 отд.XXIII

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ОТДЕЛ XXIII


Что должны сказать оккультисты и каббалисты

К «Зохару», как к бездонному складу сокровенной мудрости и тайн, очень часто обращаются римско-католические писатели. Весьма ученый раввин, ныне шевалье Драх, будучи обращен в римский Католицизм, являясь выдающимся гебраистом, счел подходящим для себя делом занять место Пикус де Мирандолы и Джона Рейхлина, и заверить своих новых сотоварищей по вере, что «Зохар» содержал в себе почти все догмы Католицизма. В нашу задачу не входит показать здесь, насколько он преуспел или провалился в такой попытке, а лишь привести один пример его объяснений, предпослав этому следующее:

Как уже было показано, «Зохар» не является подлинным продуктом еврейского ума. Он представляет собою хранилище и компендиум древнейших доктрин Востока, которые сначала передавались устно, а затем были записаны отдельными трактатами в течение Вавилонского Плена и, наконец, были объединены раввином Симеоном Бен Иохаи к началу христианской эры. Как Моисеева космогония родилась в новой форме в Месопотамских странах, так и «Зохар» был проводником, в котором были сфокусированы лучи света Вселенской Мудрости. Какие бы сходства не находили между ним и христианскими учениями, компиляторы «Зохара» никогда не думали о Христе. Если бы это было иначе, то к нынешнему времени не осталось бы ни одного еврея, придерживающегося Моисеева закона. Опять-таки, если принимать в буквальном смысле то, что говорит «Зохар», то любая религия под солнцем может найти себе подтверждение в его символах и аллегорических изречениях, и это просто потому, что этот труд есть эхо первоначальных истин, и каждое вероисповедание зиждется на некоторых из них, – «Зохар» есть только завеса Тайной Доктрины. Это настолько очевидно, что нам достаточно только указать на вышеупомянутого экс-раввина шевалье Драха, чтобы доказать этот факт.

"В части III, fol. 87 (кол. 346-я) «Зохар» трактует о Духе, руководствующем Солнцем, его Ректоре, поясняя при этом, что под этим не подразумевается само Солнце, но Дух «на или под» Солнцем. Драх стремится доказать, что здесь под этим «Солнцем» или Солнечным Духом подразумевался Христос. В своем комментарии этого отрывка, который относится к Солнечному Духу, как «к тому камню, который был отвергнут строителями», он весьма решительным образом утверждает, что этот

Солнечный камень (pierre soleil) тождественен с Христом, который был этим камнем.

и что поэтому

Солнце бесспорно (sans contredit) есть вторая ипостась Божества[1] или Христа.

Если бы это была правда, то ведические и доведическне арийцы, халдеи и египтяне, как и все оккультисты прошлого, настоящего и будущего, включая евреев, были христианами извечно. Если же это не так, то современное Церковное Христианство экзотерически является ни чем иным, как Язычеством, а Эзотерически – трансцендентальной и практической Магией или Оккультизмом.

Ибо этот «камень» обладает разнообразными значениями, двойным существованием, с градациями и регулярным поступательным и обратным движением. Это «тайна», действительно.

Оккультисты вполне готовы согласиться со Св. Хризостомом, что неверные – вернее, профаны –

Ослепленные солнечным светом, теряют, таким образом, из поля зрения настоящее Солнце, созерцая ложное.

Но если упомянутый святой и вместе с ним теперь гебраист Драх решили усмотреть в «Зохаре» и каббалистическом Солнце «вторую ипостась», то это еще не значит, что все остальные должны быть введены ими в заблуждение. Тайна Солнца, пожалуй, является величайшей изо всех бесчисленных тайн Оккультизма. Истинно, Гордиев узел, но такой, который не может быть разрублен обоюдоострым мечом схоластической казуистики. Это настоящий deo dignus vindice nodus, и может быть развязан только Богами. Значение этого ясно и каждый каббалист поймет это.

Contra solem no loquaris не было сказано Пифагором в отношении видимого Солнца. То, что подразумевалось, было «Солнце Посвящения» в его тройной форме, из которых двумя являются «Дневное Солнце» и «Ночное Солнце».

Если бы за физическим светилом не было тайны, которую люди инстинктивно ощущали, то зачем все народы, начиная с первобытных людей и кончая нынешними парсами, поворачивались к Солнцу во время своих молитв? Солнечная Троица не является маздеанской, она всеобщая и так же стара, как человек. Все храмы древности неизменно были построены лицом к Солнцу, их порталы открыты на Восток. Посмотрите на древние храмы Мемфиса и Ваалбека, на пирамиды Старого и Нового (?) Света, на Круглые Башни Ирландии, и на Серапиум Египта. Одни только Посвященные могли бы дать этому философское объяснение и разумную причину – несмотря на мистицизм этого – если бы мир был готов к этому, чего, увы! нет. Последним Жрецом Солнца в Европе был царственный Посвященный, Юлиан, ныне называемый Отступником[2]. Он пытался облагодетельствовать мир путем раскрытия хотя бы части этой великой тайны τρεπλασιος и – он умер. «Существуют три в одном», сказал он о Солнце – центральное Солнце[3] будучи предосторожностью Природы: первое есть всеобщая причина всего, Верховное Благо и совершенство; Второй Силой является верховный Разум, обладающий властью над всеми разумными существами, νοεροις; третье это видимое Солнце. Чистая энергия солнечного разума исходит из светящегося трона, занимаемого нашим Солнцем в центре неба; эта чистая энергия есть Логос нашей системы; «Таинственный Дух-Слово творит все через Солнце и никогда не пользуется другим посредником», говорит Гермес Трисмегист. Ибо именно в Солнце, более чем в каком-либо другом небесном теле, та (неизвестная) Сила поместила трон своего пребывания. Только ни Гермес Трисмегист, ни Юлиан (посвященный оккультист), или кто-либо другой не подразумевали под этой Неизвестной Причиной Иегову или Юпитера. Они имели в виду ту причину, которая произвела всех проявленных «великих Богов» или Демиургов (включая еврейского Бога) нашей системы. Также не подразумевалось наше видимое материальное Солнце, ибо последнее было только проявленным символом. Пифагореец Филолай поясняет и дополняет слова Трисмегиста, говоря:

Солнце есть зеркало огня, блеск пламени которого путем отражения в том зеркале (Солнце) льется на нас, и этот блеск мы называем образом.

Очевидно, что Филолай ссылается на центральное духовное Солнце, чьи лучи и сияние только отражаются нашей центральной Звездой, Солнцем. Это так же ясно оккультистам, как было ясно пифагорейцам. Что же касается профанов языческой древности, то, конечно, для них «высочайшим Богом» было физическое Солнце, и, как кажется – если принять точку зрения шевалье Драха – фактически стало теперь тем же и для современных католиков. Если слова что-либо значат, то заявление шевалье Драха, что «это Солнце бесспорно есть вторая ипостась Божества» подразумевает как раз то, что мы говорим; так как «это Солнце» относится к каббалистическому Солнцу, а «ипостась» означает сущность, или существование Божества, или Троицы – явно личной. Так как автор, будучи экс-раввином, хорошо ознакомлен с еврейской литературой и тайнами «Зохара», должен знать цену слов, и так как, тем более, писал это, как он уверяет, с целью примирения «кажущихся противоречий» между Юдаизмом и Христианством, – то этот факт становится совершенно очевидным.

Но все это относится к вопросам и проблемам, которые будут разрешаться естественно по ходу развертывания доктрины. Римско-католическая Церковь обвиняется не в поклонении под другими именами Божественным Существам, которым поклонялись все народы в древности, но в том, что она объявляет идолопоклонниками не только язычников древности и современности, но и все христианские народы, которые освободились от Римского ярма. Обвинение, выдвинутое против нее самой более чем одним ученым, что она поклоняется звездам, как истинные древние сабеяне, до сих пор неопровергнуто, однако ни один звездопоклонник никогда не адресовал своего обожания материальным звездам и планетам, как это будет доказано, прежде чем последняя страница настоящего труда будет написана; тем не менее верно, что только те философы, которые изучали Астрологию и Магию, знали, что последнее слово в этих науках следует искать и ожидать от оккультных сил, излучающихся из этих созвездий.


Сноски


  1. «Harmonie entre l’Egrise et la Synagogue», т. II, стр. 427, шевалье Драха. См. Де Мирвилль, IV, 38. 39.
  2. Юлиан умер за то же преступление, как Сократ. Оба выдали часть солнечной тайны, ибо гелиоцентрическая система составляла только часть того, что сообщалось при Посвящении – один сознательно, другой бессознательно, так как греческий мудрец никогда не был посвящен. То, что сохранилось в такой тайне, не была действительная солнечная система, но те тайны, которые связаны со строением Солнца. Сократа приговорили к смертной казни земные и светские судьи; Юлиан же умер насильственной смертью потому, что охраняющая его до тех пор рука удалилась от него, и, не будучи больше охранен ею, он просто предоставился своей судьбе или Карме. Для изучающего Оккультизм здесь налицо поучительная разница между двумя родами смерти. Другим памятным примером бессознательной выдачи секретов, относящихся к мистериям, является пример поэта Овидия Назона, который, как и Сократ, не был посвящен. В этом случае император Август, который был Посвященным, милостиво заменил смертную казнь высылкой в Томос на Евксине. Внезапная перемена от неограниченной царской благосклонности до высылки из страны послужила плодотворной темой для рассуждений для классических ученых, которые не были посвящены в Мистерии. Они цитировали строки самого Овидия, чтобы показать, что Овидий нечаянно узнал о какой-то большой и ужасной безнравственности императора. Неумолимый закон наказания смертью за разглашение тайн мистерий профанам не был известен. Вместо того, чтобы рассматривать милосердный и дружелюбный акт императора в надлежащем свете, они создали из этого повод для оклеветания его нравственного характера. Слова самого поэта в данном случае не могут служить свидетельством, так как он не был Посвященным и поэтому не было возможности объяснить ему, в чем состояло его преступление. Имеются и сравнительно современные примеры поэтов, бессознательно раскрывших в своих стихах так много сокровенного знания, что даже Посвященные стали считать их своими братьями-Посвященными и приходили к ним для бесед по этому поводу. Это только доказывает то, что тонкочувствительный поэтический темперамент иногда настолько выносится за пределы обычных чувств, что ему становятся доступны проблески того, что запечатлено на Астральном Свете. В «Свете Азии» имеются два отрывка, которые могли бы заставить Посвященного первой степени думать, что м-р Эдвин Арнольд сам был посвящен в одном из Гималайских ашрамов, но это не так.
  3. Доказательство, что Юлиан были знаком с гелиоцентрической системой.


<< Содержание >>