Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.3 ч.1 отд.I

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
ОТДЕЛ I


Предварительный обзор

Посвященных, которые приобрели силы и трансцендентальные знания, можно проследить с нашего века назад до Четвертой Коренной Расы. Так как множественность предметов, которые придется обсудить, не позволяет вводить сюда такую историческую главу, которая, как бы ни была исторически правдивой, будет отвергнута а priori, как кощунство и выдумки и Церковью и Наукой, – мы только коснемся этого предмета. Наука вычеркивает, как ей вздумается и как подсказывает ей фантазия, дюжинами имена древних героев просто потому, что в их биографиях слишком много мифического элемента; Церковь же настаивает, чтобы библейские патриархи рассматривались, как исторические личности, и называет свои семь «Ангелов Звезд» «историческими каналами и посредниками Творца». Обе стороны правы, так как у каждой имеется сильная партия, которая ее поддерживает. Человечество в лучшем случае представляет собою жалкое Панургово стадо овец, слепо идущее за водителем, попавшемся ему в данный момент. Человечество – во всяком случае большинство его – не хочет само думать. Оно рассматривает как оскорбление самое смиренное приглашение шагнуть на мгновение за пределы старых избитых дорог и, судя самостоятельно, вступить на новую дорогу в новом направлении. Дайте ему для решения незнакомую задачу и если его математикам не понравится, как она выглядит, и они откажутся взяться за ее решение, то незнакомая с математикой толпа будет глазеть на неизвестную величину и, безнадежно запутавшись в различных иксах и игреках, обернется, стремясь разорвать на куски незваных нарушителей ее интеллектуальной Нирваны. Этим, наверное, можно объяснить легкость и чрезвычайную успешность, с какой Римская Церковь обращает в свою веру номинальных протестантов и свободомыслящих, имя которым легион, но которые никогда не давали себе труда самим думать об этих наиболее важных и потрясающих проблемах внутреннего естества человека.

Тем не менее, если на свидетельство фактов, записей, сохранившихся в истории, и непрерывных анафем Церкви против «Черной Магии» и Магов проклятого Каинова рода, не обратить внимание, то наши усилия действительно окажутся очень слабыми. Когда почти в течение двух тысячелетий какая-то группа людей никогда не переставала возвышать свой голос против Черной Магии, то отсюда неоспоримо вытекает вывод, что если Черная Магия существует как реальный факт, то где то должно существовать ее противоположение – Белая Магия. Фальшивые серебряные монеты не могли бы существовать, если бы не было настоящих серебряных монет. Природа двойственна, что бы она ни предпринимала, и одно это преследование со стороны церкви должно было давно открыть глаза публике. Сколько бы не старались путешественники исказить каждый факт, касающийся аномальных сил, которыми одарены некоторые люди в «языческих» странах; как бы они не стремились создавать фальшивые настройки на таких фактах и – по старой поговорке – «называть белого лебедя черным гусем» и убить его, все же свидетельства хотя бы римско-католических миссионеров следовало бы принять во внимание, раз они в полном составе клятвенно подтверждают определенные факты. Также не следует пренебрегать их свидетельскими показаниями относительно существования таких сил лишь потому, что они предпочитают видеть в проявлениях определенного рода руку Сатаны. Ибо, что они говорят о Китае? Те миссионеры, которые прожили в этой стране долгие годы и серьезно изучали каждый факт и верование, которое могло оказаться препятствием в их успехах по обращению, и кто ознакомился со всеми экзотерическими обрядами как официальной религии, так и сектантских верований, все клянутся, что существует некоторое объединение людей, до которых никто не имеет доступа, кроме императора и отобранных высших сановников. Несколько лет тому назад, перед войной в Тонкине, архиепископ Пекина, по донесениям нескольких сотен миссионеров – христиан, писал в Рим, передавая идентичное повествование, какое было послано двадцать пять лет назад и было широко распространено в церковных газетах. Они раскрыли, было сказано, тайну известных официальных депутаций, которые во время опасности посылались императором и правящими властями к своим Шеу и Киуай, как их называют в народе. Эти Шеу и Киуай, они пояснили, были Духи гор, наделенные самыми чудодейственными силами. «Невежественными» массами народа они рассматривались как покровители Китая, а добрыми и «учеными» миссионерами – как воплощение сатанинской силы.

Шеу и Киуай суть люди, относящиеся к другому состоянию бытия, чем состояние обычного человека, или состояние, которым они пользовались, пока были покрыты телесной оболочкой. Они – развоплощенные духи, призраки и ларвы, но тем не менее они пребывают на земле в своих объективных формах и живут в горной глуши, недоступные для всех, кроме тех, кому они разрешают посещать их.[1]

В Тибете неких аскетов также называют Лха, Духами, называют те, с которыми они не хотят сообщаться. Шеу и Киуай, которые пользуются глубочайшим почитанием со стороны императора, философов и конфуцианцев, которые не верят ни в каких «духов» – это просто Лоханы, Адепты, которые живут в величайшей уединенности в своих неизвестных другим убежищах.

Но кажется, тут китайская обособленность и Природа обе ополчились против европейского любопытства и – как искренне считают в Тибете – осквернения. Марко Поло, знаменитый путешественник, пожалуй, был тем европейцем, кто проникнул дальше всех во внутрь этих стран. Можно повторить то, что было сказано о нем в 1876 г.

Область Гобийской пустыни и фактически все пространство Независимой Татарии и Тибета тщательно охраняются от вторжения иностранцев. Те, кому разрешается пересечь эти пространства, находятся под особым наблюдением и водительством определенных представителей высших властей и им вменяется в обязанность не передавать внешнему миру никаких сведений о местностях и личностях. Если бы не этот запрет, многие могли бы изложить на этих страницах отчеты об исследованиях, приключениях и открытиях, которые читались бы с интересом. Раньше или позже настанет время, когда страшные пески пустыни выдадут свои давным-давно захороненные секреты и тогда там действительно будут обнаружены унижения нашему современному тщеславию.
«Люди Пашай»[2], говорит Марко Поло, отважный путешественник тринадцатого века, «великие адепты в колдовствах и в сатанинских искусствах». И его ученый издатель добавляет: «Этот Пашай или Удиана был родной страной Падма Самбхавы, одного из главных апостолов Ламаизма, т. е. тибетского Буддизма, и великого кудесника чарований Доктрины Шакья в таком виде, в каком они преобладали в Удиане в старину, вероятно, носили на себе сильную окраску шиваитской магии, и тибетцы до сих пор все еще рассматривают эту местность, как классическую страну колдовства и чар».
«Старина» эта точно такая же, как «наше время»; ничто не изменилось в том, что касается практических применений магии, за исключением того, что они стали еще более эзотерическими и окутанными в тайну, и что осторожность адептов увеличилась пропорционально любопытству путешественников. Хиоуэн Тсанг говорит об обитателях: «Эти люди расположены к учебе, но предаются ей без особого пыла. Наука магических формул стала для них регулярным профессиональным делом»[3]. Мы не хотим возражать уважаемому китайскому паломнику по этому пункту и охотно допускаем, что в седьмом веке некоторые люди делали из магии «профессиональное дело»; то же самое делают некоторые люди теперь, но конечно, только не истинные адепты. Кроме того, в том веке Буддизм только что проник в Тибет и его племена были погрязшими в колдовствах Бон – доламаитской религии. Не Хиоуэн Тсанг, этот благочестивый и мужественный человек, который сотни раз рисковал жизнью ради блаженства увидеть тень Будды в пещере Пешавара, является тем человеком, кто обвинил бы добрых лам и монашеских тавматургов в «создании профессионального дела» из демонстрации ее путешественникам. Должно быть, Хиоуэн Тсанг всегда помнил приказ Готамы, содержащийся в его ответе царю Прасенаджиту, своему покровителю, который приглашал его ради совершения чудес. «Великий царь», сказал ему Готама, «я не учу своих учеников закону, говоря им «идите вы, святые, и совершайте посредством ваших сверхъестественных сил перед браминами и главами семейств чудеса большие, чем кто-либо другой может совершить». Я говорю им, когда учу закону «идите вы, святые, скрывая ваши добрые дела и обнажая ваши грехи».
Будучи поражен отчетами о магических проявлениях, засвидетельствованных и записанных во всех веках путешественниками, посетившими Татарию и Тибет, полковник Юл приходит к заключению, что туземцы, должно быть, имеют «в своем распоряжении всю энциклопедию современных спиритуалистов». Дьюхолд в числе их волшебств упоминает умение воспроизводить посредством заклинаний фигуры Лаоцзу[4] и своих божеств в воздухе, и заставить карандаш писать ответы на задаваемые вопросы, причем никто не прикасается к этому карандашу»[5]
Первые вызывания относятся к религиозным мистериям их святилищ, если же они совершаются по-другому или ради выгоды, то они считаются колдовством, некромантией и строго запрещены. Второе искусство, т. е. умение заставить карандаш писать без прикосновения руки, было известно и практиковалось в Китае и в других странах еще до христианской эры. Это считается азбукой магии в тех странах.
Когда Хиоуэн Тсанг пожелал поклониться тени Будды, то он не прибегал к помощи «профессиональных магов», но к силе вызывательной мощи своей собственной души, к силе молитвы, веры и созерцания. Все было темно и мрачно вблизи пещеры, в которой, по молве, иногда совершалось это чудо. Хиоуэн Тсанг вошел и начал свои молитвы. Он совершил сотню поклонов, но ничего не услышал и не увидел. Затем, считая себя слишком грешным, он горько заплакал от отчаяния. Но когда он уже был близок к тому, чтобы потерять всякую надежду, он заметил на восточной стене слабый свет, но тот исчез. Он возобновил свои молитвы, на этот раз полный надежд, и опять увидел свет, который вспыхнул и опять погас. После этого он совершил торжественный обет, что он не уйдет из пещеры до тех пор, пока наконец не приобщится восторгу увидеть тень «Почитаемого Эпохи». Ему пришлось после этого ждать еще больше, только после двухсот молитв темная пещера вдруг «залилась светом и тень Будды, сияющего белого цвета, величественно поднялась на стене, точно внезапно разошедшиеся тучи сразу раскрыли чудесное изображение «Горы Света». Ослепительный свет осветил черты божественного лика. Хиоуэн Тсанг забылся в созерцании и диве и не был в состоянии отвести свои глаза от величественного и несравненного зрелища». В своем дневнике «Си-ю-ки» Хиоуэн Тсанг добавляет, что только когда человек молится с искренней верой, и если он получил свыше сокровенное воздействие, он видит эту тень отчетливо, но не может насладиться этим зрелищем длительно. (Макс Мюллер «Buddhist Pilgrims».)
С одного конца и до другого эта страна полна мистиками, религиозными философами, буддийскими святыми и магами. Вера в духовный мир, полный незримых существ, которые в определенных случаях объективно показываются смертным, – общераспространенна. «Согласно верованиям народов Центральной Азии», говорит И. Дж. Шмит, «земля, ее внутренность, а также окружающая атмосфера, наполнены духовными существами, которые оказывают влияние, частью благотворное, частью вредное, на всю органическую и неорганическую природу... В особенности пустыни и другие глухие и ненаселенные места, и области, в которых влияния природы проявляются в гигантских и устрашающих масштабах, рассматриваются как главные обиталища или места встреч злых духов. И вот поэтому Туранские степи и в особенности великая песчаная пустыня Гоби со дней седой древности считались обиталищами вредоносных существ».
Сокровища, откопанные д-ром Шлиманном в Микенах, разбудили всеобщую жадность и глаза алчных спекулянтов обращаются к местностям, где по предположениям, захоронены богатства народов древности, будь то крипты или пещеры, пески или аллювиальные отложения. Ни про одну страну, ни даже про Перу, не сложено столько легендарных повествований, как про пустыню Гоби. В независимой Татарии эти воющие ветром просторы зыбучих песков когда-то, если слухи правдивы, представляли собою местонахождение одной из самых богатых империй, какие когда-либо видел мир. Говорят, что там под поверхностью земли лежат такие богатства в золоте, драгоценных камнях, скульптурах, оружии, сосудах и всем том, что указывает на цивилизацию, роскошь и художества, какие ныне ни одна столица христианского мира показать не может. Гобийские пески регулярно движутся с востока на запад, гонимые ужасающими ветрами, которые дуют постоянно. Время от времени кое-что из этих скрытых сокровищ обнажается, но ни один местный житель не осмеливается к ним прикасаться, так как вся эта область находится под властью могучих чар. Смерть была бы наказанием. Бахти – отвратительные, но верные гномы – охраняют скрытые богатства этого доисторического народа, дожидаясь того дня, когда оборот циклических периодов снова приведет в известность их историю в назидание человечеству[6].

Мы умышленно приводим вышеприведенную цитату из «Разоблаченной Изиды», чтобы освежить память читателя. Один из циклических периодов только что закончился и нам не придется дожидаться конца Маха Кальпы, чтобы узнать что-либо из истории таинственной пустыни назло всем бахти и даже ракшасам Индии, не менее «отвратительным». Никакие сказки или выдумки не были помещены в наших предыдущих томах, несмотря на их хаотическое состояние, в каковом хаосе автор, совершенно свободный от тщеславия, публично признается со многими извинениями.

Теперь общепризнанно, что с незапамятных времен дальний Восток, в особенности Индия, был страной познаний и всякого рода учености. Несмотря на это, нет другой страны, которой настолько отказывали в происхождении всех ее Искусств и Наук, как стране первых арийцев. По решению востоковедов, всякая Наука, достойная этого названия, начиная с Архитектуры и кончая Зодиаком, была принесена греками, таинственными яванами! Поэтому это только логично, что Индии отказывают даже в знании Оккультной Науки, так как о ее применении в этой стране известно меньше, чем в отношении какого-либо другого древнего народа. Это просто потому, что:

У индусов она была и есть более эзотерична, если это вообще возможно, чем даже у египетских жрецов. Настолько она считалась священной, что само существование ее только наполовину признавалось и она применялась только в случаях крайней необходимости общественности. Это было что-то большее, нежели дело религии, ибо это считалось (и еще считается) божественным. Египетских иерофантов, несмотря на их суровую нравственность, нельзя ни на миг сравнивать с аскетами – гимнософами ни по святости жизни, ни по чудодейственным силам, развитым в них путем сверхъестественного отречения от всего земного. Те, кто их хорошо знали, почитали их еще больше, чем халдейских магов. «Отказывая себе в простейших удобствах жизни, они обитали в лесах и вели жизнь наиболее уединенных отшельников»[7], тогда как их египетские братья, по меньшей мере, собирались вместе. Несмотря на темное пятно, наброшенное на всех, кто занимались магией и гаданием, история провозгласила их как обладателей величайших секретов в медицине и как непревзойденных их применителей на практике. Существуют многочисленные тома, сохранившиеся в индусских матхамах, в которых записаны доказательства их учености. Попытка сказать, были ли эти гимнософы действительными основоположниками магии в Индии, или же они только унаследовали то, что перешло к ним, как наследство, от самых ранних Риши[8] – Семерых Первичных Мудрецов, – будет рассматриваться точной наукой как голая спекуляция[9].

Тем не менее эта попытка должна быть совершена. В «Разоблаченной Изиде» все, что можно было сказать о Магии, было изложено под маскировкой намеков; и таким образом, вследствие большого количества материала, разбросанного по двум большим томам, много значительного не дошло до читателя, в то время, как неудачное распределение материала тем более отвлекало его внимание. Но намеки теперь могут превратиться в объяснения. Невозможно слишком часто повторять – Магия так же стара, как человек. Ее больше нельзя называть шарлатанством или галлюцинациями, когда ее меньшие ветви, такие как месмеризм, ныне неправильно названный «гипнотизмом», «чтением мыслей», «действием под внушением» и еще многим другим, только бы не назвать это его настоящим и законным именем, – в настоящее время подвергаются тщательным исследованиям со стороны наиболее знаменитых биологов и физиологов как в Европе, так и Америке. Магия неразрывно слита с Религией каждой страны и неотделима от ее происхождения. История не в состоянии назвать времена, когда ее не было, также как и эпохи, когда она появилась, если не будут приняты во внимание доктрины, сохраненные Посвященными. Также Наука никогда не разрешит проблему происхождения человека, если она отвергнет свидетельства древнейших записей в мире и откажется от ключа Всеобщей Символогии, имеющегося в руках законных Хранителей тайн Природы. Каждый раз, когда какой-либо писатель пытается связать первое основоположение Магии с какой-либо особой страной или с каким-либо историческим событием или лицом, дальнейшие исследования показывали, что его гипотеза необоснована . По этому пункту у символогов существуют самые прискорбные расхождения. Некоторые хотели бы, чтобы введение применения Магии было приписано скандинавскому жрецу и монарху Одину приблизительно за 70 лет до Р. X., хотя о ней неоднократно говорится в «Библии». Но когда было доказано, что таинственные обряды жриц Валас (Voilers) намного предшествовали веку Одина[10], тогда взялись за Зороастра, на том основании, что он основатель магианских обрядов; но Аммиан Марцеллин, Плиний и Арнобий совместно с другими историками древности показали, что Зороастр был только реформатор Магии того вида, который практиковался халдеями и египтянами, а вовсе не ее основатель[11].

Кто же тогда из тех, кто постоянно отворачивался от Оккультизма и даже Спиритуализма, как «нефилософских» и поэтому нестоящих научной мысли, имеет право сказать, что он изучал древних, или, если он их изучал, то понял все, что они сказали? Только те, кто претендуют на то, что они умнее своего поколения, кто думают, что они все знают, что знали древние и, таким образом, зная сегодня гораздо больше, воображают что они вправе хохотать над простодушием и суеверием древних; те, которые воображают, что они раскрыли великий секрет, когда объявили, что древний, ныне не содержащий своего Королевского Посвященного царский саркофаг представляет собою «закром для зерна»; а пирамида, в которой саркофаг находится – просто зернохранилище или даже винный погреб![12] Современное общество, основываясь на авторитете некоторых ученых, называет Магию шарлатанством. Но на нашем земном шаре имеется восемьсот миллионов людей, которые верят в нее до сегодняшнего дня; и говорят, что имеется двадцать миллионов совершенно здравомыслящих и часто очень интеллектуальных членов того же общества, мужчин и женщин, которые верят в ее феномены, но под названием Спиритуализма. Весь древний мир со своими учеными и философами, со своими мудрецами и пророками верил в нее. Где та страна, где не практиковали ее? В каком веке она была изгнана хотя бы из нашей собственной страны? В Новом Свете так же, как и на Старой Земле (последняя намного моложе первого) эту Науку Наук знали и применяли со времен самой отдаленной древности. У мексиканцев были свои Посвященные, свои Жрецы-Иерофанты и Маги, и свои святилища Посвящения. Из двух статуй, откопанных в тихоокеанских штатах, одна изображает мексиканского Адепта в позе, предписанной индусскому аскету, а другая – ацтекскую жрицу в головном уборе, который мог быть взят с головы индийской богини; тогда как «Гватемальская Медаль» изображает «Древо Познания» – с его сотнями глаз и ушей, символизирующих видение и слышание – обвитое «Змием Мудрости», нашептывающим в ухо священной птицы. Бернард Диаз де Кастилла, последователь Кортеза, дает нам некоторое представление о чрезвычайной утонченности, уме и цивилизации, а также о магическом искусстве народа, который испанцы покорили грубой силой. Их пирамиды – это пирамиды Египта, построенные по тем же самым сокровенным канонам пропорций, как и пирамиды фараонов; и ацтеки, по-видимому, получили свою цивилизацию и религию более чем одним путем из того же самого источника, что и египтяне, а до них – индийцы. Среди всех этих трех народов сокровенная Натурфилософия, или Магия, была доведена до очень высокой степени.

Что это было Натур-, а не сверхъестественной Философией, и что древние так и рассматривали ее, доказывается тем, что говорит Лукиан о «смеющемся философе», Демокрите, который, как он говорит своим читателям,

Не верил ни в какие (чудеса) ... но занимался тем, что старался раскрыть способ, посредством которого теурги могли их совершать; одним словом, его философия привела его к заключению, что магия целиком заключалась в применении и в подражании законам и действиям природы.

Кто после этого все еще может называть Магию древних «суеверием»?

В этом отношении мнение Демокрита обладает величайшей значительностью для нас, так как маги, оставленные Ксерксом в Абдера, были его наставниками, и кроме того, в течение значительного времени он изучал магию у египетских жрецов[13]. В течение почти девяноста лет из ста девяти лет своей жизни этот великий философ ставил эксперименты и записывал их в книгу, которая, по словам Петрония,[14] трактовала о природе – факты, которые он сам проверил. И мы находим, что он не только не верит и категорически отрицает чудеса, но и утверждает, что любое из тех, достоверность. которых была подтверждена очевидцами, происходило и могло происходить, ибо все, даже самые невероятные, совершались согласно «скрытым законам природы»[15]… Добавьте к этому, что Греция, «последняя колыбель искусств и наук», и Индия, колыбель религий, были, а одна еще и теперь преданы ее изучению и применению – и кто отважится дискредитировать ее достоинство, как предмета изучения, и ее глубину, как науки?[16]

Ни один истинный теософ этого никогда не сделает, ибо, как член нашего великого Восточного объединения, он несомненно знает, что Тайная Доктрина Востока содержит в себе Альфу и Омегу Универсальной Науки; что в ее затемненных текстах под пышным, хотя пожалуй слишком разросшимся, аллегорическим Символизмом лежат прикрытыми угловые и ключевые камни всех древних и современных познаний. Тот камень, снизведенный Божественным Строителем, теперь отвергается слишком человеческим работником, и это происходит потому, что в своей смертоносной материальности человек утерял все воспоминания не только о своем святом детстве, но и о самой своей юности, когда он сам был одним из Строителей; когда «утренние звезды пали вместе, и Сыны Бога восклицали от радости», после того, как – выражаясь многозначительным и поэтическим языком Иова, аравийского Посвященного – ими были установлены измерения оснований земли. Но те, кто все еще в состоянии дать место в глубинах себя самого для Божественного Луча и которые поэтому принимают данные Тайных Наук убежденно и смиренно, те хорошо знают, что именно в этом Камне схоронено абсолютное в философии, что является ключом ко всем тем затемненным проблемам Жизни и Смерти, из которых некоторые, во всяком случае, могут получить объяснение в этих томах.

Пишущая эти строки ясно представляет себе огромные трудности, которые возникнут при обработке таких глубоких вопросов, и все опасности этой задачи. Хотя унизительно для человеческой натуры клеймить истину названием обмана, тем не менее мы видим, что это делается ежедневно, и миримся с этим. Ибо каждая оккультная истина должна пройти через такое отрицание, а ее поддерживатели – через мученичество, прежде чем ее окончательно примут; хотя даже и тогда это слишком часто оказывается –

...Венцом,

Золотым на вид, но все же венцом терновым.


Истины, которые покоятся на оккультных тайнах, будут иметь на одного читателя, способного их оценить, тысячу читателей, которые заклеймят их, как обман. Это только естественно, и единственное средство оккультиста, чтобы избежать этого, это приносить пифагорейский «обет молчания» и возобновлять его каждые пять лет. Иначе культурное общество – две трети которого считают своей обязанностью думать, что со времени появления первого Адепта одна половина человечества занималась обманом и надувательством другой половины – несомненно подтвердит свое наследственное и традиционное право забросать камнями незваного гостя. Те благожелательные критики, которые с большой охотой провозглашают теперь знаменитую аксиому Карлейля, что его сограждане являются «большей частью дураками» – предварительно позаботившись включить себя в единственное исключение из этого правила – наберутся в настоящем труде новых сил и еще более убедятся в том грустном факте, что человеческая раса состоит просто из мошенников и прирожденных идиотов. Но это имеет очень мало значения. Реабилитация оккультистов и их Архаической Науки медленно, но упорно прокладывает себе путь в самое сердце общества ежечасно, ежедневно и ежегодно в виде двух чудовищных ответвлений, двух отбившихся от ствола Магии побочных ветвей, а именно – Спиритуализма и Римской Церкви. Факт очень часто прокладывает себе путь посредством вымысла. Подобно громадному удаву, Заблуждение во всех видах обвивает человечество, пытаясь задушить в своих смертельных объятиях каждое устремление к свету и истине. Но Заблуждение властно только на поверхности, так как Оккультная Природа не пускает его глубже, ибо та же Оккультная Природа окутывает весь земной шар по всем направлениям, не оставляя даже самый темный угол неосвещенным. И то ли феноменом, то ли чудом – но Оккультизм должен победить прежде, чем нынешняя эра дойдет до «тройного сентенария Жани (Сатурна)» Западного Цикла в Европе, иными словами – до конца двадцать первого века «после Р. X.».

Правда, почва давно прошедшего прошлого не мертва, ибо она только отдохнула. Остатки священных дубов друидов древности все еще в состоянии выпустить свежие побеги из своих высохших ветвей и возродиться к новой жизни подобно той горсточке зерна в саркофаге мумии 4000-летней древности, которая будучи посеянной, дала ростки, выросла и «принесла прекрасный урожай». Почему бы нет? Правда сильнее, чем вымысел. В любой день и совершенно неожиданно она может реабилитировать свою мудрость и продемонстрировать зазнайство нашего века, доказав, что Тайное Братство, в самом деле, не угасло вместе с филалетеянами последней Эклектической Школы; что Гнозис все еще процветает на земле и его последователей много, хотя их и не знают. Все это может быть сделано одним или более из Великих Учителей, посещающих Европу и в свою очередь разоблачающих завзятых разоблачителей и клеветников на Магию. Такие тайные Братства были упомянуты несколькими известными авторами, и о них говорилось в «Королевской Масонской Энциклопедии» Маккензи. Пишущая эти строки теперь перед лицом миллионов тех, кто отрицает, смело повторяет то, что было сказано в «Разоблаченной Изиде».

Если их (Посвященных) рассматривали только как выдумку романистов, то этот факт только помогал «братьям-адептам» еще лучше сохранить свое инкогнито...
Сен Жермены и Калиостро нынешнего века, наученные горьким опытом поношений и преследований в прошлом, теперь придерживаются других тактик[17].

Эти пророческие слова были написаны в 1876 году и оправдались в 1886. Тем не менее, мы говорим опять.

Существует большое количество таких мистических Братств, которые не имеют никакого отношения к «цивилизованным» странам и именно в их неизвестных общинах скрыты останки прошлого, эти «адепты» могли бы, если бы они захотели, претендовать на странные родословные и предъявить проверяемые документы, которые внесли бы ясность во многие таинственные страницы как священной, так и светской истории[18]. Если бы ключи к иератическому письму и тайне египетского и индусского символизма были бы известны христианским отцам, они бы не оставили неискалеченным ни одного памятника древности[19].

Но существует в мире еще один класс адептов, также принадлежащий к одному братству, причем даже более могущественному, чем какое-либо другое братство, известное профанам. Многие среди этого братства лично добры, благожелательны, даже чисты и временами святы, как личности. Однако, так как они коллективно и как корпорация преследуют эгоистическую одностороннюю цель с безжалостным упорством и решительностью, – их следует приравнивать к адептам Черного Искусства. Это – наши современные римско-католические «отцы» и духовенство. Большинство иератических писаний и символов было расшифровано ими со времен средних веков. Будучи во сто раз более сведущим по сокровенному Символизму и древним религиям, чем когда-либо будут наши востоковеды, являясь, олицетворением хитрости и ловкости, каждый такой адепт этого искусства крепко держит ключи к нему зажатыми в руке и позаботится о том, чтобы тайна не выскользнула легко из рук, если он сможет. В Риме и по всей Европе и Америке существует (больше глубоко ученых каббалистов, чем обычно предполагают. Так что открыты публичные «братства» «черных» адептов – являются более мощными и опасными для протестантских стран, чем какой-либо сонм восточных оккультистов. Люди смеются над Магией! Ученые, физиологи и биологи высмеивают силу и даже самую веру в существование того, что на языке простого народа называют «Колдовством» и «Черной Магией»! У археологов есть свой Стоунхендж в Англии с его тысячами тайн и его братом-близнецом Карнаком в Бретани, и все же среди них нет ни одного, кто хотя бы подозревал, что происходило в его подземных святилищах, в его закоулках и углах за последний век. Более того, они даже не знают о существовании таких «магических залов» в своем Стоунхендже, где происходят любопытные сцены каждый раз, когда имеется в виду новый новообращенный. Сотни экспериментов проделаны и проделываются ежедневно в Салпетриэре и также в своих частных домах учеными гипнотизерами. Теперь доказано, что некоторые сенситивы – как мужчины, так и женщины – которым в состоянии транса было приказано на них воздействующим практиком совершать определенные действия – от выливания стакана воды до имитированного убийства – после возвращения в нормальное состояние теряют всякую память об инспирированном приказе – «внушенном», как это теперь называет Наука. Тем не менее в назначенный час и момент этот человек, хотя при полном сознании и полностью наяву, побуждается какою-то неодолимою силою внутри его самого совершить то деяние, которое ему было внушено его месмеризатором; и при том: что бы то ни было и в какой бы то ни было период времени, указанный ему тем, кто контролирует субъекта, т. е. держит его под властью своей воли, как змея держит птицу под своими чарами и наконец заставляет ее прыгнуть прямо в раскрытую пасть. Еще хуже этого, ибо птица сознает угрожающую ей гибель; она сопротивляется, хотя и безнадежно, в своих окончательных усилиях, тогда как загипнотизированный человек не восстает, но кажется следующим указаниям и голосу своей собственной свободной воли и души. Кто из наших европейских ученых, верящих в такие научные эксперименты – а таких, которые сомневаются в них и по сей день не чувствуют себя уверенными в их действительности, осталось очень мало – кто из них, спрашивается, готов признать, что это есть Черная Магия? И все же, это есть самое подлинное, неоспоримое и действительное очарование и колдовство древности. Мулу Курумбы из Нильгири не пользуются ничем другим в своих envoûtements, когда хотят уничтожить врага, также и дугны Бутана и Сиккима не знают более могущественного посредника, как их воля. Только у них эта воля не действует урывками, но действует с уверенностью; она не зависит от большей или меньшей восприимчивости или нервной впечатлительности «субъекта». Избрав свою жертву и поставив себя en rapport с ним, «флюид» дугны проложит себе дорогу наверняка, ибо его воля неизмеримо сильнее развита, чем воля европейского экспериментатора – самодельного, необученного и бессознательного колдуна ради Науки, – у которого нет представления (также веры) о разнообразии и мощности старых как мир методов, употреблявшихся для развития этой силы сознательным колдуном, «черным магом» Востока и Запада.

А теперь открыто и прямо задается вопрос: почему бы фанатическому и ярому священнику, жаждущему обратить в свою веру какого-либо избранного богатого и влиятельного члена общества, не использовать для достижения своей цели те же самые средства, которые французский врач и экспериментатор использует в своих опытах со своим субъектом? Совесть римско-католического священника, вероятнее всего, останется совершенно спокойной. Ведь он лично трудится не для какой-то эгоистической цели, но с целью «спасения души» от «вечного проклятия». На его взгляд, если тут и есть Магия, то это святая, достойная награды и божественная Магия. Такова власть слепой веры.

Поэтому, когда нас уверяют заслуживающие доверия и почтенные люди, занимающие высокое общественное положение, люди безупречной репутации, что существует много хорошо организованных обществ римско-католических священников, которые под предлогом и прикрытием современного Спиритуализма и медиумизма устраивают seances с целью обращения в свою веру посредством внушения, непосредственного и на расстоянии, – мы отвечаем: мы знаем это. И когда, кроме того, нам рассказывают, что каждый раз, когда эти священники-гипнотизеры жаждут приобрести влияние над каким-либо лицом или лицами, избранными ими для обращения, то они удаляются в подземное помещение, специально отведенное и освященное ими для таких целей (т. е. церемониальной Магии), и там, образовав круг, бросают свою объединенную силу воли в направлении того лица и таким образом, путем повторения этого процесса, приобретают полную власть над своей жертвой, тогда мы снова отвечаем: весьма вероятно. Фактически мы знаем, что это так, совершается ли этот род церемониальной Магии и envoûtement в Стоунхендже или другом месте. Мы говорим, что знаем это по личному опыту; а также и потому, что несколько лучших и наиболее любимых друзей пишущей эти строки были вовлечены в Римскую Церковь и поставлены под ее «милостивое» покровительство именно таким путем. И поэтому мы можем только улыбаться с сожалением над невежеством и упрямством тех введенных в заблуждение ученых и культурных экспериментаторов, которые, веря в способность д-ра Шарко и его учеников «envoûte» своих субъектов, не находят ничего лучшего, как презрительно улыбаться каждый раз, когда в их присутствии упоминается Черная Магия и ее мощь. Элифас Леви, аббат-каббалист, умер до того, как Наука и факультет медицины Франции приняли гипнотизм и влияние раг suggestion в число своих научных экспериментов, но вот что он сказал двадцать пять лет тому назад в своей «Dogme et Rituel de la Haute Magie», об «Les Envoûtements et les Sorts»:

То, чего колдуны и некроманты больше всего домогались в своих вызываниях Злого Духа, была та магнетическая сила, которая является законным достоянием истинного Адепта и которой они хотели завладеть для злых целей... Одною из главных их целей была власть насылать чары или вредные влияния... Эта сила может быть приравнена настоящему отравлению посредством потока астрального света. Они взвинчивают свою волю с помощью церемоний до такой степени, что она становится ядовитой на расстоянии... Мы рассказали в нашей «Догме», что мы думаем о магических чарах, и насколько эта сила чрезвычайно реальна и опасна. Истинный маг набрасывает чары без всякой церемонии и одним только своим неодобрением на тех, чьим поведением он недоволен и кого он считает заслужившим наказания, он набрасывает чары – даже своим прощением – на тех, кто причиняет ему вред, и враги Посвященных никогда долго не остаются безнаказанными за свои злодеяния. Во многочисленных случаях мы сами видели доказательства существования этого рокового закона. Палачи мучеников всегда страшно погибают, а Адепты – мученики ума. Провидение (Карма), во-видимому, презирает тех, кто презирает их, и предает смерти тех, кто хотел бы лишить жизни их. Легенда о Скитающемся Жиде является популярным поэтическим выражением этой тайны. Некий народ послал прозорливца на распятие на кресте; этот народ кричал ему «Иди дальше!», когда он пытался отдохнуть краткий миг. Отлично! Теперь этот народ впредь сам станет предметом такого же приговора[20]; он станет полностью вне закона, и веками ему будет приказывать – «Иди дальше! иди дальше!, и нигде он не найдет ни отдыха, ни сожаления[21].

«Басни» и «суеверие» – будет ответом. Пусть будет так. Перед смертоносным дыханием эгоизма и равнодушия каждый неудобный факт превращается в бессмысленную выдумку и каждая ветвь когда-то зеленеющего Древа Истины засохла и с нее содрано ее первоначальное духовное значение. Наш современный символог чрезвычайно способен только на усматривание везде сексуальных эмблем и поклонения фаллосу, даже там, где такое никогда не мыслилось. Но для истинного исследователя Оккультного Учения Белая или Божественная Магия может существовать в Природе без своего противоположения Черной Магии не более, чем день без ночи, будь то 12-часовой длительности или 6-месячной. Для него все в этой Природе имеет оккультную – светлую и темную стороны. Пирамиды и дубы друидов, дольмены и Богодеревья, растения и минералы – все было полно глубокого значения и священных истин мудрости, когда Архи-Друид совершал свои магические исцеления и заклинания, и египетский Иерофант вызывал и водил Хемну, «прекрасного призрака», женского Франкенштейна древности, сотворенного для мучений и испытаний духовной силы кандидата на посвящение, одновременно с последним агонизирующим криком его земной человеческой природы. Верно, Магия потеряла свое имя, и вместе с этим – право на свое признавание. Но она применяется ежедневно, а ее потомство – «магнетическое влияние», «сила красноречия», «неотразимое очарование», «целые аудитории, подчиненные и находящиеся как будто под властью чар», – это термины, признаваемые всеми и всеми употребляемые, как бы бессмысленными они ни стали теперь. Однако, влияние Магии является более определенным и решающим в религиозных обществах, например в таких, как трясуны, негритянские методисты, члены Армии Спасения, которые называют это «действием Святого Духа» и «благодатью». Действительная истина заключается в том, что Магия все еще находится в полном ходу среди человечества, независимо от того, каким бы слепым человечество не оставалось по отношению к ее молчаливому присутствию и влиянию на его членов; каким бы невежественным общество ни было, и остается, в отношении ее ежедневных и ежечасных благотворных и вредоносных воздействий. Мир полон таких бессознательных магов – в политике так же, как и в каждодневной жизни, в Церкви так же, как в цитадели Свободной Мысли. К несчастью, большинство из этих магов являются «колдунами», не в переносном смысле, а по-настоящему, вследствие присущего им эгоизма, мстительных натур, их зависти и злобы. Истинный исследователь Магии, хорошо осведомленный об этой истине, смотрит на это с сожалением и если он мудр – молчит. Ибо каждое усилие, приложенное им к удалению этой всеобщей слепоты, вызовет только неблагодарность, клевету и часто проклятия, которые, не будучи в состоянии поразить его, обратятся на его зложелателей. Ложь и клеветнические измышления – последние суть прорезывающаяся ложь, добавляющая к пустой безвредной неправде действительные укусы – становятся его уделом, и таким образом доброжелатель вскоре оказывается разорванным на куски в качестве награды за его благое желание просветить.

Полагается, что достаточно сказано, чтобы доказать, что существование Тайной Всеобщей Доктрины, наряду с ее практическими методами Магии, не есть дикая небылица или выдумка. Этот факт был известен всему древнему миру и это знание все еще живет на Востоке, в особенности в Индии. И если есть такая Наука, то, естественно, должны и быть где-то ее профессора, Адепты. Во всяком случае, мало имеет значения, будут ли эти Хранители Священного Учения рассматриваться, как живые, действительно существующие люди, или на них будут смотреть, как на мифы. Именно их философия является тем, что должно выстоять или пасть в зависимости от своих собственных достоинств, независимо от каких-либо Адептов. Ибо по словам мудрого Гамалиэля, адресованным к Синедриону: «Если это учение ложно, то оно погибнет и падет само; но если оно истинно, то – оно не может быть уничтожено».

Сноски


  1. Этот факт и другие можно найти в Донесениях миссионеров Китая и в труде монсеньера Делапласа, епископа в Китае. «Annales de la Propagation de la Foi».
  2. По мнению переводчика и издателя Марко Поло (полковника Юла) это области где-то около Удиана и Кашмира (I.175).
  3. «Voyage des Pelerins Bouddhistes», vol. I.: «Histoire de la Vie de Hiouen-Thsang» ets., traduit du chinois en francais, par Julien.
  4. Лао-цзи, китайский философ.
  5. «The Book of Ser Marco Polo», I. 318.
  6. «Isis Unveiled», I. 599–601, 603, 598.
  7. Ammianus Marcellinus, XXIII, 6.
  8. Риши – первая группа числом в семь – жили в дни, предшествовавшие ведическому периоду. Теперь они известны, как Мудрецы, и почитаются, как полубоги. Но теперь можно доказать, что они были нечто большее, чем просто смертные философы. Существуют и другие группы числом в десять, двенадцать и даже двадцать один. Хауг показывает, что в браминической религии они занимают место, которое соответствует двенадцати сыновьям Иакова в еврейской «Библии». Брамины претендуют на то, что они произошли непосредственно от Риши.
  9. «Isis Unveiled», I. 90.
  10. См. Мюнтера «О самых древних религиях Севера до Одина». «Memoires de la Cociete des Antiquaires de France», II. 230.
  11. Ammianus Marcellinus, XXVI.6.
  12. «Дату сооружения сотен пирамид в долине Нила невозможно установить ни одним из имеющихся способов современной науки. Геродот нам сообщает, что каждый из следовавших один за другим царей воздвигал одну в ознаменование своего царствования, и чтобы та служила ему гробницей. Но Геродот не сказал все, хотя и знал, что действительное назначение пирамид заключалось в другом, а не в том, что он им приписывает. Если бы не его религиозная щепетильность, он мог бы добавить, что снаружи пирамида символизировала творческий принцип Природы, и иллюстрировала также принципы геометрии, математики, астрологии и астрономии. Внутри это был величественный храм, в чьих мрачных уединенных помещениях совершались Мистерии и чьи стены часто были свидетелями сцен посвящения членов царской семьи. Порфированный саркофаг, который проф. Пиацци Смит, королевский астроном Шотландии, низвел в закром для зерна, служил купелью крещения, пройдя которое неофит считался «снова родившимся» и становился адептом». («Isis Unveiled», I. 518, 519.)
  13. Диоген Лаэртский, в «Democrit. Vit.»
  14. «Satyric», IX, 3.
  15. Плиний, «Hist, Nat.»
  16. «Isis Unveiled», I, 512.
  17. Op. cit., II, 404.
  18. Это как раз и есть то, что некоторые из них собираются делать, и на страницах этой книги затронуто много «таинственных страниц» священной и светской истории. Будут ли приняты их объяснения или нет – это другой вопрос.
  19. Ibid.
  20. Это выражено неверно. Истинный Адепт «Правой Руки» никогда никого не наказывает, даже своего злейшего и опаснейшего врага; он просто предоставляет последнего его Карме, а Карма всегда, раньше или позже, это сделает.
  21. Op. cit., П. 239, 241, 240.


<< Содержание >>