Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ч.3 отд.6А

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Отдел VI
A
Несколько утверждений классических писателей


Все ранее сказанное было известно Платону и многим другим, но так как ни один Посвященный не имеет права раскрывать и говорить о том, что он знает, то следующие поколения получили лишь намеки. Греческий философ, имея в виду наставить человечество, скорее, как моралист, нежели как географ и этнолог или историк, собрал историю Атлантиды, покрывавшую несколько миллионов лет, в одно событие, ограниченное им сравнительно малым островом в 3000 стадий длины и 2000 ширины (или около 350 миль на 200 миль, что составляет приблизительно размеры Ирландии), тогда как жрецы говорили об Атлантиде, как о Материке, размерами, «как вся Азия и Ливия» вместе взятые[1]. Но повествование Платона, как бы ни было оно изменено в своих общих чертах, тем не менее, носит на себе печать истины[2]. Во всяком случае, не он измыслил его, ибо Гомер, предшествовавший ему несколькими столетиями, также говорит в своей Одиссее об атлантах, – которые и есть наши атланты – и об их островах. Потому предание древнее, нежели бард Улисса. Атланты и Атлантида в мифологии основаны на атлантах и Атлантиде истории. Как Санхуниафон, так и Диодор сохранили повествования об этих героях и героинях, несмотря на то, что их изложения могли получить некоторую примесь мифического элемента.

В нашу эпоху мы являемся свидетелями необычайного факта, что такие сравнительно недавние личности, как Шекспир и Вильгельм Телль почти отрицаются и делаются попытки, чтобы показать, что первый есть лишь nom de plume, а второй никогда не существовавшая личность. Разве удивительно тогда, что две мощные расы – лемурийцы и атланты – с течением времени были слиты и отождествлены с несколькими полумифическими народами, носившими то же родовое имя.

Геродот говорит об атлантах – народе Западной Африки, – давших свое имя горе Атлас, которые были вегетарианцами и «чей сон никогда не нарушался сновидениями», и которые, кроме того,

«Ежедневно проклинали солнце при его восходе и закате, ибо его чрезмерный жар опалял и причинял им страдания».

Эти утверждения основаны на моральных и психических фактах, но не на физиологических расстройствах. История Атласа дает к этому ключ. Если сон атлантов никогда не нарушался сновидениями, то потому, что это особое предание относится к самым ранним атлантам, физическое строение и мозг которых не были еще достаточно уплотнившимися в физиологическом смысле, чтобы позволить нервным центрам действовать во время сна. Что же касается до другого утверждения – что они ежедневно «проклинали солнце» – то это, опять-таки, ничего общего не имеет с жаром, но относится к моральному вырождению, которое развилось в этой Расе. Это объяснено в наших Комментариях:

«Они [шестая суб-раса атлантов] употребляли магические заклинания даже против солнца»,

не будучи успешными в этом, они прокляли его. Колдунам в Фессалии приписывалась мощь вызывать на землю Луну, как уверяет нас греческая история. Атланты позднейшего периода славились своими магическими силами и своей порочностью, честолюбием и дерзновенным вызовом против Богов. Отсюда те же предания, оформленные в Библии и относящиеся к до-потопным гигантам и к Вавилонской Башне, и находимые также в Книге Еноха.

Диодор приводит еще один или два факта. Атланты похвалялись, что они владели землею, на которой были рождены все Боги, также, что они имели Урана своим первым Царем, и он был их первым учителем в астрономии. Помимо этого, очень мало, что дошло до нас из Древности.

Миф об Атласе есть весьма понятная аллегория. Атлас представляет собою древние Материки Лемурии и Атлантиды, соединенные и олицетворенные в одном символе. Поэты приписывают Атласу, так же как и Прометею, высшую мудрость и универсальное знание, и особенно исчерпывающее знание глубин океана; ибо оба Материка были населены Расами, получившими наставления от божественных Учителей, и обе были перемещены на дно морей, где они, сейчас дремлют до времени их следующего появления над водами. Атлас, сын океанской нимфы, и дочь его Калипсо – «бездна водная». Атлантида была поглощена водами океана, на дне которого потомство ее спит вечным сном. Одиссея делает из него хранителя и «держателя» огромных столбов, отделяющих Небеса от Земли. Он их «Держатель». И так как Лемурия, уничтоженная подземными огнями, и Атлантида, затопленная волнами, обе погибли в глубинах океана[3], то сказано, что Атлас был принужден покинуть поверхность Земли и присоединиться к своему брату Иапету в глубинах Тартара[4].

Сэр Теодор Мартин правильно объясняет эту аллегорию, как означающую;

«(Атлас) стоит на прочном основании нижнего полушария Мира и, таким образом, одновременно поддерживает диск Земли и небесный свод – плотную оболочку высшего полушария»[5].

Ибо Атлас означает Атлантиду, которая поддерживает новые материки и их горизонты на своих «плечах».

Дешарм в своей «Мифология Древней Греции» выражает сомнение в правильности перевода Пьерроном принадлежащего Гомеру, слова έχει как – поддерживает, ибо невозможно представить:

«Как может Атлас поддерживать или нести, одновременно, несколько столбов, расположенных в разных местностях».

Если бы Атлас был личностью, перевод был бы весьма нелепым. Но так как он олицетворяет собою Материк на Западе, который представлен, как поддерживающий Небеса и Землю одновременно[6], т. е., ноги великана стоят на Земле, тогда как его плечи поддерживают небесный свод – намек на гигантские вершины Лемурии и Атлантиды, – то эпитет «держатель» становится очень точным. Термин хранитель для греческого слова έχει, которое Дешарм, следуя примеру сэра Теодора Мартина, понимает, как означающее φυλάσσει и έπιμελεΐται, не передает того же самого смысла.

Представление это, конечно, было обязано своим возникновением гигантской горной цепи, проходящей вдоль земной границы или диска. Эти горные вершины погружали свои корни в самые глубины морей, тогда как головы их были подняты вверх, ибо вершины их терялись в облаках. На древних Материках было больше гор, нежели долин. Атлас и Вершина Тенериф, ныне представляющие две карликовые реликвии двух погибших Материков, были трижды выше во времена Лемурии и дважды выше во время Атлантиды. Таким образом, по Геродоту[7] жители Ливии называли вершину Атласа «Столбом Небес», а Пиндар назвал позднейшую Этну «Небесным Столбом»[8]. В дни Лемурии, когда Африканский материк не был еще поднят, Атлас был неприступным островом. Это единственная западная реликвия, принадлежавшая материку, на котором Третья Раса родилась, развилась и пала[9], пережившая как, независимая, ибо нынешняя Австралия является частью Восточного Материка. По Эзотерическому преданию, гордый Атлас погрузился на одну треть своего размера в глубь вод, при чем две остальные части его остались, как наследство Атлантиды.

Это, опять-таки, было известно жрецам Египта и самому Платону, и лишь торжественная клятва сохранения тайны, которая простиралась даже на мистерии неоплатоников, препятствовала раскрытию всей истины[10]. Действительно, настолько сокровенно было знание о последнем острове Атлантиды – благодаря тем сверхчеловеческим силам, которыми обладали ее обитатели, последние прямые потомки Богов или Божественных Царей, как это думали, – что раскрытие его местонахождения и существования каралось смертью. Теопомпий утверждает то же самое в своем труде Меропис, когда он говорит о финикийцах, как о единственных мореплавателях в водах, омывавших западный берег Африки, и которые совершали это с такою скрытностью, что очень часто они сами топили свои собственные суда, чтобы уничтожить все следы их для слишком любопытствующих чужестранцев.

Существуют востоковеды и историки – и они составляют большинство – которые, нисколько не смущаясь довольно грубым языком Библии и некоторыми событиями, изложенными в ней, выказывают большое отвращение к «антиморальности» Пантеонов Индии и Греции![11].

Нам могут сказать, что до них еще Эврипид, Пиндар и даже. Платон выражали такое же отвращение; что они так же точно возмущались измышленными баснями – этими жалкими «россказнями поэтов», по выражению Эврипида[12].

Но, может быть, этому была иная причина. Для тех, кто знали, что существовало несколько ключей к символизму Теогонии, было бы ошибкою выражаться в столь грубых и вводящих в заблуждение выражениях. Ибо, если образованный и ученый философ мог распознать ядро мудрости под грубою кожурою плода и знать, что последняя скрывала величайшие законы и истины психической и физической природы, так же как и начало всех вещей – то с непосвященным профаном дело обстояло иначе. Для него мертвая буква была религией; толкование – святотатством. И эта мертвая буква не могла ни возвысить, ни усовершенствовать его, видя, что подобный же пример давался ему его же Богами. Но для философа – особенно для Посвященного – «Теогония» Гезиода настолько же исторична, как и любая история. Платон признает ее, как таковую, и раскрывает в ней истины, насколько позволяют ему произнесенные им клятвы.

Тот факт, что атланты утверждали, что Уран был их первым царем и, что Платон начинает свою историю об Атлантиде со времени разделения великого Материка Нептуном, внуком Урана, доказывает, что существовали Материки до Атлантиды и цари до Урана. Ибо Нептун, уделом которого стал великий Материк, находит на небольшом острове лишь одну человеческую чету, сделанную из глины – то есть, первого физического человека, который начал свое существование в последних суб-расах Третьей Коренной Расы. Именно, с их дочерью Клито вступает Бог в бракосочетание, и его старший сын Атлас получает в свой удел Гору и Материк, которые были названы его именем[13].

Итак, все Боги Олимпа, так же как Боги индусского Пантеона и Риши, были семеричными олицетворениями

  1. Нуменов Разумных Сил Природы;
  2. Космических Сил;
  3. Небесных Тел;
  4. Богов или Дхиан-Коганов;
  5. Психических или Духовных Сил;
  6. Божественных Царей на Земле или же воплощений Богов; и
  7. Земных Героев или Людей.

Умение распознавать между этими семью формами ту, которая, в данном случае, предполагается, принадлежало во все времена Посвященным, ранние предшественники которых создали эту символическую и аллегорическую систему.

Таким образом, в то время, как Уран, или Воинство, представлявшее эту Небесную Группу, царствовал и управлял Второй Расою и их соответственным тогда Материком, Кронос или Сатурн управлял Лемурией, а Юпитер, Нептун[14] и другие сражались в аллегории за Атлантиду, включавшую всю Землю во дни Четвертой Расы. Посейдон, или последний остров Атлантиды, – «третий шаг» Идас-пати или Вишну на мистическом языке Тайных Книг – существовал еще приблизительно 12,000 лет назад[15]. Атланты Диодора были правы, утверждая, что именно в их стране, в области, окружающей вершину Атласа, «рождались Боги», т. е., «воплощались». Но лишь после их четвертого воплощения, они стали, впервые, человеческими царями и правителями.

Диодор говорит об Уране, как о первом царе Атлантиды, сознательно или бессознательно смешивая Материки; но, как мы уже показали, Платон косвенно поправляет это утверждение. Первым наставником людей по астрономии был Уран, ибо он есть один из семи Дхиан-Коганов этого Второго Периода или Расы. Таким образом, и во второй Манвантаре, Манвантаре Сварочиша, среди семи сыновей Ману, возглавляющих Богов или Риши этой расы, мы встречаем Джиотиса[16], наставника по астрономии; Джиотиша – одно из имен Брамы. Так же точно и китайцы почитают Тьен (или Небо, Уран) и называют его своим первым учителем по астрономии. Уран дал рождение Титанам Третьей Расы и, именно они, олицетворенные в образе Сатурна-Кроноса, искалечили его. Ибо, именно, Титаны пали в зарождение, когда «создание посредством воли было заменено физическим размножением», и они перестали нуждаться в Уране.

Здесь краткое отступление должно быть разрешено и прощено нам. Как последствие последнего научного труда Гладстона в «Nineteenth Century» – «The Greater Gods of Olympus», общественные представления о греческой мифологии исказились еще больше и наполнились предубеждениями. Гомеру приписывается скрытая мысль, рассматриваемая Гладстоном, как «истинный ключ к Гомеровской концепции», тогда как этот «ключ» есть просто на просто «сокрытие».

«[Посейдон], действительно, является от земли земным... сильным и само-утверждающим, чувственным и чрезвычайно ревнивым и мстительным» –

но это потому, что он олицетворяет Дух Четвертой Коренной Расы, Владычицы Морей, той Расы, которая живет над поверхностью морей[17] и состоит из великанов, детей Эвримедона, расы, являющейся отцом Полифема, Титана и одноглазых Циклопов. Хотя Зевс царствует над Четвертой Расой, но правит ею Посейдон, который является истинным ключом к триаде Братьев Кронидов и к нашим человеческим расам. Посейдон и Нерей едины; первый есть Правитель или Дух Атлантиды до начала ее погружения, последний – после этого события. Нептун – титаническая мощь живой Расы, Нерей ее Дух, вновь воплотившийся в следующую Пятую Арийскую Расу; и это есть именно то, что греческий ученый Англии еще не открыл или даже, хотя бы смутно, не усмотрел. И, тем не менее, он делает много замечаний по поводу «искусности» Гомера, никогда не называющего Нерея, и к определению которого мы приходим лишь через родовое имя Нереид!

Таким образом, тенденция даже самых сведущих эллинистов заключается в том, чтобы ограничить свои теории экзотерическими изображениями мифологии, и тем самым упустить из виду их внутренний смысл; пример Гладстона, уже приведенный нами, является весьма показательным. Будучи самым выдающимся государственным деятелем нашего века, он, в то же время, является одним из наиболее культурных ученых, родившихся в Англии. Греческая литература была его любимым предметом на протяжении всей жизни, и среди суматохи и толчеи общественных дел он нашел время обогатить современную литературу трудами по изучению греческих классиков, которые сделают его имя известным среди грядущих поколений. В то же время, будучи его искренним почитателем, автор настоящего труда не может не испытывать глубокого сожаления, что будущие поколения, отдавая должное его глубокой эрудиции и великолепной культурности, все же, при том великом свете, который должен будет тогда осветить все вопросы символизма и мифологии, признают, что ему не удалось усвоить дух религиозной системы, которую он так часто критиковал, с точки зрения догматического христианства. В эту будущую эпоху будет ясно, что Эзотерическим ключом к мистериям христиан, так же как и к греческим теогониям и наукам, является Сокровенное Учение, принадлежавшее до-историческим народам, которое он отвергал наравне с прочими. Именно это Учение, которое может проследить сродство всех человеческих религиозных теорий или даже, так называемых, «откровений» и, именно, это учение вливает дух жизни в манекены на вершинах Меру, Олимпа, Валгаллы или Синая. Если бы Гладстон был моложе, то его почитатели могли бы надеяться, что его схоластические изучения увенчаются открытием этой основной истины. Но так, как дело обстоит сейчас, он лишь растрачивает золотые часы своих последних лет в бесполезных словопрениях с этим гигантом свободной мысли, полковником Ингерсолль, при чем каждый сражается оружием экзотерического закала, извлеченным из арсенала невежественной буквальности. Эти два крупных спорщика одинаково слепы в отношении истинного эзотерического смысла текстов, которыми они, как бы железными пулями, поливают друг друга, тогда как лишь общество страдает от этих словопрений, ибо один способствует усилению рядов материалистов, другой укрепляет ряды слепого сектантства мертвой буквы. Теперь, мы можем снова вернуться к нашему непосредственному предмету.

Часто Атлантида упоминается под иным наименованием, неизвестным нашим толкователям. Сила имен велика, и это было известно со времен, когда первые люди были наставляемы Божественными Учителями. И так как Солон изучал это, то он перевел имена «атлантов» на. имена, изобретенные им самим. В связи с материком Атлантиды желательно иметь в виду, что повествования, дошедшие до нас от древних греческих писателей, содержат смешанные утверждения, при чем некоторые относятся к большому Материку, а другие к последнему, малому острову Посейдонису. Стало обычаем принимать их всех, как относящиеся лишь к последнему, но неправильность этого становится очевидной, в силу несоответствия различных утверждений о размерах и т. д. «Атлантиды».

Так в своем «Critias» Платон говорит, что равнина, окружавшая город, сама была окружена горными цепями; и что равнина эта была ровной и удлиненной формы, простираясь по направлению к северу и югу на три тысячи стадий в одном направлении и на две тысячи в другом; равнина была окружена огромным каналом или вырытым рвом, глубиною в 101 футов и в 606 футов шириною и в 1250 миль длины[18].

Так в другом месте все размеры острова Посейдониса даны приблизительно такие же, как приписываемые здесь лишь «равнине вокруг города». Очевидно, что одни утверждения относятся к большому Материку, другие же к его последнему остатку – острову, упоминаемому Платоном.

Далее, постоянная армия Атлантиды описывается, как превышающая миллион человек; ее морская мощь состояла из 1200 судов и 240,000 человек. Подобные утверждения совершенно не приложимы к небольшому острову, государству, размерами приблизительно с Ирландию!

Греческие аллегории наделяют Атлас или Атлантиду семью дочерьми – семью суб-расами – соответственные имена которых следующие – Майа, Электра, Тайгета, Астеропа, Меропа, Альциона и Селено. Это этнологически – ибо им приписывается бракосочетание с Богами и, таким образом, они стали матерями прославленных героев, основателей многих народов и городов. Астрономически Атлантиды стали семью Плеядами (?). В Оккультной Науке эти две точки зрения связаны с судьбами народов, при чем эти судьбы, согласно закону Кармы, оформились, как следствия прошлых событий в их прежних жизнях.

Три великих народа древности за несколько тысячелетий до нашей эры, утверждали свое непосредственное происхождение из царства Сатурна или Лемурии, смешиваемой с Атлантидою; народы эти были египтяне, финикияне (Санхуниафон) и древние греки (Диодор после Платона). Но древнейшая цивилизованная страна Азии – Индия – также может предъявить права на такое же происхождение. Суб-расы, руководимые Кармическим законом или судьбою, бессознательно повторяют первые шаги их соответствующих матерей-рас. Так же как сравнительно светлокожие брамины – при их нашествии на Индию с ее темнокожими дравидами – пришли с Севера, также и Арийская, Пятая Раса должна утверждать свое происхождение из Северных областей. Оккультная Наука доказывает, что все основатели, соответствующие группы семи Праджапати Коренных Рас, все связаны с Полярной Звездой. В Комментариях мы находим:

«Тот, кто познает век Дхрувы[19], кто измерит 9090 смертных лет, поймет времена Пралайи, конечную судьбу народов, о Лану».

Кроме того должна была существовать основательная причина, почему Азиатская народность помещала своих великих Прародителей в Большую Медведицу, в северное созвездие. Тем не менее, прошло 70,000 лет с тех пор, как Полюс Земли стал указывать на дальний конец хвоста Малой Медведицы; и еще большее число тысячелетий прошло с того времени, когда семь Риши могли быть отождествляемы с созвездием Большой Медведицы.

Арийская Раса народилась и развилась на далеком севере, хотя после погружения материка Атлантиды, племена ее переселились дальше на Юг, в Азию. Потому Прометей тоже сын Азии, и Девкалион, его сын, греческий Ной, – тот, кто создал людей из камней матери Земли – назван Лукианом северным скифом, а Прометей сделан братом Атласа и прикован к горе Кавказа среди снегов[20].

Греция также имела своего гиперборейского Аполлона, так же как и южного. Таким образом, почти все Боги Египта, Греции и Финикии, так же как и боги других Пантеонов, были северного происхождения и народились в Лемурии к концу Третьей Расы, после того, как ее полная физическая и физиологическая эволюция закончилась[21]. Все «басни» Греции, если бы только история их перешла к потомству, без примеси мифического элемента, оказались бы построенными на исторических фактах. «Одноглазые Циклопы», великаны, которых легенда описывает, как сыновей Целуса и Терры – трое числом по Гезиоду – были последними тремя суб-расами лемурийцев, при чем выражение «одноглазый» относится к оку-мудрости[22]; ибо два передних глаза были вполне развиты, как физические органы, лишь при начале Четвертой Расы. Аллегория об Улиссе, спутники которого были пожраны в то время, как сам царь Итаки спасся, благодаря тому, что он выжег глаз Полифема горящей головней, основана на психофизиологической атрофии «третьего, глаза». Улисс принадлежит к циклу героев Четвертой Расы и, хотя он был «Мудрецом» в глазах последней, он должен был быть злодеем во мнении пастушечьего племени циклопов[23]. Его приключения среди последних – дикой гигантской расы, антитезы культурной цивилизации в Одиссее – есть аллегорический рекорд постепенного перехода от цивилизации Циклопической, из камня и колоссальных строений, к более чувственной и физической культуре атлантов, которая, в конце концов, привела Третью Расу к утрате ею всепроникающего духовного глаза. Другая аллегория, представляющая Аполлона, убивающим циклопов, чтобы отомстить смерть своего сына Асклепия, не относится к трем суб-расам, представленным тремя сынами Неба и Земли, но к гиперборейским аримаспианским циклопам, к последним из расы, одаренной «оком-мудрости». Первые всюду оставили остатки своих построений, на Юге, так же как и на Севере; последние ограничили себя лишь Севером. Таким образом, Аполлон – преимущественно Бог ясновидцев, долг которого карать святотатства, убил их, – его стрелы представляют человеческие страсти, огненные и смертоносные, – затем он сокрыл свои стрелы за горою в Гиперборейской области[24]. Космически и астрономически этот гиперборейский Бог есть олицетворенное Солнце, которое в течение звездного Года 25,868 лет – изменяет климаты на земной поверхности, обращая замерзающие области в тропические и обратно. Психически и духовно его значение гораздо более значительно. Как справедливо отмечает Гладстон в своем труде «Высшие Боги Олимпа»:

«Качества Аполлона (вместе с Афиною) невозможно объяснить без обращения к источникам, находящимся за пределами преданий, обычно изучаемых для усвоения греческой мифологии»[25].

История Латоны (Лето), матери Аполлона, особо изобилует различными значениями. Астрономически, Латона есть полярная область и ночь, дающая рождение солнцу, Аполлону, Фебу и так далее. Она рождена в гиперборейских странах, где все жители были жрецами ее Сына, праздновавшими его воскресение и нисхождение в их страну каждые 19 лет при возобновлении лунного цикла[26]. Геологически Латона есть Гиперборейский Материк и его Раса[27].

Когда астрономическое значение уступает свое место значению духовному и божественному – Аполлон и Афина превращаются и принимают форму «птиц», символ и глиф высших божеств и ангелов, – тогда Светлый Бог принимает божественные творческие силы. Аполлон становится олицетворением ясновидения, когда он посылает астральный двойник Энея на поле битвы[28], он же обладает даром появляться своим ясновидцам, не будучи видимым другими присутствующими лицами[29], дар, принадлежащий, однако, каждому высокому Адепту.

Царь Гиперборейцев был, таким образом, сыном Борея, Северного Ветра, и Первосвященников Аполлона. Ссора Латоны с Ниобеей – Атлантической Расою – матерью семи сыновей и семи дочерей, олицетворяющих семь суб-рас Четвертой Расы и их семь ответвлений[30], есть аллегорическая история двух Материков. Гнев «Сынов Бога» или же «Воли и Йоги», при виде неуклонного падения атлантов, был велик[31]; уничтожение детей Ниобеи детьми Латоны – Аполлоном и Дианою, Божествами света, мудрости и чистоты, или же Солнцем и Луною астрономически, влияние которых производит изменения в положении Земной оси, потопы и другие космические катаклизмы – таким образом, весьма ясно[32]. Легенда о никогда не прекращающихся слезах Ниобеи, горе которой заставляет Зевса превратить ее в источник – Атлантида, покрытая водою – не менее изобразительна, как символ. Запомним, что Ниобея есть дочь одной из Плеяд или Атлантид и потому внучка Атласа[33], ибо она олицетворяет последние поколения осужденного Материка. Правильно замечание Байи, который говорит, что Атлантида оказала огромное влияние на древний мир. Он добавляет:

«Если эти мифические имена являются простыми аллегориями, то все, что в них есть истинного, пришло из Атлантиды; если легенда есть истинное предание – хотя бы и измененное – то вся древняя история является их историей»[34].

Это настолько верно, что все древние писания – проза и поэзия – полны воспоминаний о Лемуро-Атлантах, первых физических расах, хотя Третьей и Четвертой в порядке эволюции Человечества Четвертого Круга нашего Земного шара. Гезиод записал предание о людях Бронзового Века, созданных Юпитером из дерева ясеня и которые обладали сердцем тверже алмаза. Облаченные в бронзу с головы до ног, они проводили свою жизнь в сражениях. Они были чудовищных размеров, одаренные ужасающей силой, непобедимыми доспехами и руками, спускавшимися от плечей, – говорит поэт[35]. Таковы были великаны первых физических Рас.

Иранцы имеют ссылку на последних атлантов в Ясна, IX, 15. Предание утверждает, что «Сыны Бога» или великие Посвященные Священного Острова воспользовались Наводнением, чтобы очистить Землю от всех колдунов среди атлантов. Указанный стих обращен к Заратустре, как к одному из «Сынов Бога». Он гласит:

«Ты, о Заратустра, заставил всех демонов [колдунов], которые раньше блуждали по миру в человеческих формах, скрыться под землею [помог им погрузиться под воду]».

Лемурийцы, также и ранние атланты, подразделялись на два определенных класса, группы – «Сыны Ночи» или Тьмы и «Сыны Солнца» или Света. Древние книги повествуют об ужасающих битвах между этими двумя группами, когда первые, покинув свою страну Мрака, откуда солнце уходило на долгие месяцы, спустились из своих негостеприимных областей и «пытались отвоевать Владыку Света» от их более облагодетельствованных судьбою братьев, живших в экваториальных странах. Нам могут сказать, что древние ничего не знали о долгой ночи, длительностью в шесть месяцев в полярных странах. Даже Геродот, более просвещенный, нежели остальные, лишь упоминает о народе, который был погружен в сон в течение шести месяцев в году и оставался без сна в другую половину. Тем не менее, греки знали хорошо, что существовала страна на Севере, где год разделялся на день и на ночь, по шести месяцев каждый, ибо Плиний говорит об этом вполне определенно[36]. Они говорят о симмерийцах и о гиперборейцах, делая различие между ними. Первые населяли Палус Мэотис – между 45 и 50 градусами широты. Плутарх объясняет, что они представляли собою лишь малую часть великого народа, гонимого скифами – народом, остановившимся около Танаиса, после того, как они прошли Азию.

«Эти воинственные множества раньше жили на берегах океана в непроходимых лесах под сумеречный небом. Там полюс почти касался головы, там долгие ночи и дни разделяют год»[37].

Что же касается до гиперборейцев, то эти люди, как выражается о них Солинус Полихистор:

«Сеяли утром, жали в полдень и собирали плоды вечером и сохраняли их во время ночи в своих пещерах»[38].

Даже писатели Зохара были осведомлены об этом факте, ибо написано:

«В книге Хамманнуна, Ветхой [или Древней], мы узнаем... на Земле существуют некоторые страны, которые освещены, тогда как другие погружены во тьму; у одних день, когда у других ночь; и имеются страны, в которых постоянно день или где ночь, по крайней мере, продолжается лишь несколько мгновений»[39].

Остров Делос, Астериа греческой мифологии, никогда не находился в Греции, ибо эта страна в то время еще не существовала, даже в своей молекулярной форме. Несколько писателей показали, что она представляла страну или остров гораздо больший, нежели малые точки Земли, ставшие Грецией. Плиний и Диодор оба помещают ее в Северных морях. Один называет ее Basilea или «Царственной»[40], другой, Плиний, называет ее Озерикта[41], слово, которое по мнению Рудбека[42] имело

«в северных языках значение, эквивалентное Острову божественных Царей или Богов-Царей.,...»

или же «Царственному Острову Богов», ибо Боги родились на нем, т. е., Божественные Династии Царей Атлантиды пришли из этого места. Пусть географы и геологи поищут его среди группы островов, открытых Норденскиольдом на его «Веге», во время его путешествия в Арктических, областях[43]. Сокровенные Книги говорят нам, что климат изменился в этих областях не раз, с тех пор, как первый человек обитал в этих, ныне почти недоступных, широтах. Они были раем, прежде чем стать адом; темный Гадес греков и холодное Царство Теней, где скандинавская Хел, Богиня-Царица страны мертвых, «царствует в глубинах Хельхейма и Нифльхейма». Тем не менее, это было местом рождения Аполлона, самого лучезарного среди Богов на Небесах – астрономически – так же как в его человеческом смысле, он был самым просвещенным из Божественных Царей, управлявших ранними народами. Последний факт ясно изложен в Илиаде, где сказано, что Аполлон четыре раза появлялся в своем облике (как Бог четырех Рас) и шесть раз в человеческой форме[44], т. е., как связанный с Божественными Династиями, первых не разъединенных лемурийцев.

Именно, эти ранние, таинственные народы, их страны – ныне ставшие необитаемыми так же как и имя, данное «человеку», как мертвому, так и живому, именно, они дали возможность невежественным отцам церкви изобрести Ад, который они превратили в палящую местность[45], вместо замерзающей.

Конечно, самоочевидно, что ни гиперборейцы, ни симмерийцы, аримаспы, ни даже скифы – известные грекам и даже сообщавшиеся с ними – не были нашими атлантами. Но все они произошли от их последних суб-рас. Пелазги, несомненно, были одной из коренных рас будущей Греции и сами являлись последышами одной суб-расы Атлантиды. Платон намекает об этом, говоря о последних, имя которых, как это утверждается, происходит от Pelagus, что означает «великое море». Потоп Ноя астрономичен и аллегоричен, но не мифичен, ибо повествование это основано на том же предании людей – или вернее народов – спасшихся во время катаклизм, в челнах, ковчегах и суднах. Никто не осмелится утверждать, что Ксисуфр халдеев, Вайвасвата индусов, Пейрун китайцев – «Возлюбленный Богов», которые спасли его от наводнения в челне – или Бельгамер шведов, для которого Боги сделали то же самое на Севере, что все они являются тождественными, как личности. Но все легенды о них возникли в связи с катастрофой, захватившей как Материк, так и острова Атлантиды.

Аллегория о допотопных великанах и их достижениях в колдовстве не есть миф. Библейские события, действительно, являются откровениями. Но только откровения эти не были сообщены ни через Глас Божий среди грома и молний на Горе Синай, ни посредством божественного перста, начертавшего на каменных таблицах, но просто через традиции, взятые из языческих источников. Несомненно, не из Пятикнижия повторял Диодор, когда он писал о Титанах – великанах, рожденных от Неба и Земли или, вернее, рожденных от Сынов Бога, которые сочетались с дочерьми людей, ибо они были прекрасны. Так же как и Фересид не приводил выдержек из Книги Бытия, когда он давал подробности об этих великанах, не встречающиеся в еврейских Писаниях. Он говорит, что гиперборейцы принадлежали к расе Титанов, раса, которая была потомками самых ранних великанов, и что, именно, гиперборейская область была родиной первых великанов. Толкования на Священные Книги объясняют, что указанная область была дальним Севером (ныне полярные страны), Пред-Лемурийским ранним Материком, включавшим, однажды, нынешнюю Гренландию, Шпицберген, Швецию и Норвегию и так далее.

Но кто были Нефилимы в Книге Бытия (VI, 4)? В Палестине существовали люди Палеолита и Неолита многие века до событий, записанных в Книге Начал. Теологическое предание отождествляет этих Нефилимов с волосатыми людьми или сатирами, при чем последние были мифическими существами в Пятой Расе, но первые были историческими, как в Четвертой, так и в Пятой Расе. В ином месте мы уже объяснили, кто были прототипами этих сатиров и говорили о животности ранней и позднейшей Атлантической Расы. Каково значение любовных похождений Посейдона под таким разнообразием животных форм? Он превратился в дельфина, чтобы овладеть Амфитритою; в коня, чтобы прельстить Цереру; в Овна, чтобы обмануть Теофану и т. д. Посейдон не только олицетворение духа и расы Атлантов, но также пороков этих великанов. Гезений и другие авторы уделяют огромное пространство для описания значения слова Нефилим, но объясняют весьма мало. Но Эзотерические рекорды представляют этих волосатых существ, как последних потомков тех Лемуро-Атлантических Рас, которые породили детей от самок животных, давно вымершего вида; таким образом, порождены были немые люди, «чудовища», по выражению, употребленному в Станцах.

Итак, мифология, основанная на «Теогонии» Гезиода, являющейся лишь опоэтизированным рекордом действительных преданий или историй, передающихся устно, говорит о трех великанах, называемых Бриарей, Коттус и Гигес, которые жили в стране мрака, где они были заточены Кроносом за восстание против него. В мифе все три наделены сотнею рук и пятидесятью головами, при чем последние изображали расы, первые же суб-расы и племена. Приняв во внимание, что в мифологии каждая личность почти что Бог или полу-бог, и также царь или простой смертный в своем втором аспекте[46], и что в обоих случаях они стоят, как символы стран, островов, сил в природе, стихий, народов, рас и суб-рас, Эзотерическое толкование становится понятным. Оно говорит, что три великана есть три полярных страны, которые изменились несколько раз при каждом новом катаклизме или исчезновении одного материка, уступающего свое место другому. Вся Планета претерпевает периодические конвульсии, и со времени появления Первой Расы была так потрясена уже четыре раза. Тем не менее, хотя вся поверхность Земли при этом каждый раз была преображена, конфигурация Арктического и Антарктического полюса изменилась весьма незначительно. Полярные земли соединяются или разъединяются между собою на острова и полуострова, но всегда оставаясь теми же самыми. Потому Северная Азия называется «Вечная и Постоянная Земля», и Антарктический полюс «Вечно-живущим» и «Сокрытым»; тогда как Средиземные, Атлантические и Тихоокеанские и другие области, поочередно, исчезают и вновь появляются над Великими Водами.

Со времени первого появления великого Материка Лемурии, три полярных великана были заточены Кроносом в их круге. Тюрьма их окружена стеною из бронзы, а выход через врата, сделанные Посейдоном – или Нептуном, – следовательно, через моря, которые они не могут перейти; и именно в этой влажной местности, где царит вечный мрак, томятся три брата. Илиада называет ее Тартар'ом[47]. Когда же Боги и Титаны восстали, в свою очередь, против Зевса – божества Четвертой Расы, – то Отец Богов сам вспомнил о заточенных великанах, которые могли ему помочь покорить Богов и Титанов и низвергнуть последних в Гадес; или, яснее говоря, низвергнуть Лемурию среди грома и молний на дно морей, чтобы освободить место для Атлантиды, которая впоследствии в свою очередь, должна была быть затопленной и погибнуть[48]. Геологический подъем и потоп Фессалии был повторением в малом размере великой катастрофы; и она осталась запечатленной в памяти греков и слилась с общей участью Атлантиды. Так же как и война между ракшасами с острова Ланки и бхаратами, смешанными представителями атлантов и арийцев, в их ожесточенной борьбе, или столкновение между Дэвами и Изедами или Пери, стали в позднейшие века борьбою Титанов, разделенных на два враждебных лагеря, а еще позднее битвою Ангелов Божьих с Ангелами Сатаны. Исторические факты стали теологическими догмами. Честолюбивые схолиасты, люди малой суб-расы, рожденной лишь вчера, и одно из последних ответвлений Арийской группы, взяли на себя перевернуть религиозную мысль мира и достигли своего. Почти на протяжении двух тысяч лет они внушали мыслящему человечеству веру в существование Сатаны.

Но так как многие ученые в настоящее время убеждены – так же как были и Байи и Вольтер, – что Теогония Гезиода была основана на исторических фактах[49], то Оккультным Учениям становится легче проложить свою тропу в умы мыслящих людей, и вот почему эти места их мифологии приведены нами в наших обсуждениях современного знания в этой Addenda.

Символы, подобные тем, которые встречаются во всех экзотерических верованиях, являются лишь многочисленными вехами, ведущими к до-историческим истинам. Солнечная, счастливая страна, примитивная колыбель ранних человеческих рас, не раз с тех пор становилась Гиперборейской и Сатурнинской[50]; являя, таким образом, Золотой Век и Царство-Сатурна под разнообразными аспектами. Действительно, она была многосторонней в своем характере – климатически, этнологически и морально. Ибо Третья Лемурийская Раса должна быть физиологически разделена на раннюю андрогинную и на позднейшую двуполую расу; и климат ее обитаемых местностей и материков делился на вечную весну и вечную зиму, на жизнь и смерть, чистоту и порочность. Цикл легенд по мере прохождения во времени, постоянно преображается народною фантазией. Тем не менее, его можно очистить от подобранных им шлаков на его пути следования через многие народы и через бесчисленные умы, добавлявшие свои собственные измышления к первоначальным фактам. Оставив на некоторое время греческие толкования, мы можем поискать еще большие подтверждения последним в научных и геологических доказательствах.


Сноски


  1. «Critias», перевод Дэвиса, стр. 415.
  2. Правдивость Платона настолько необоснованно подвергалась нападкам даже таких дружественных критиков, как проф. Жоветт, при обсуждении истории Атлантиды, что, по-видимому, уместно привести свидетельство одного специалиста по этому вопросу. Этого достаточно чтобы поставить придирчивых литераторов в весьма смешное положение: «Если бы наше знание об Атлантиде было полнее, несомненно, мы убедились бы, что в каждом примере, когда народы Европы находят сходство свое с народами Америки, то же сходство существует как у тех, так и у других с народами Атлантиды... Мы увидим, что в каждом случае, где Платон дает нам какое-либо сведение в этом отношении об Атлантиде, сходство это, несомненно, налицо. Оно существовало в архитектуре, скульптуре, мореплавании, гравировке, писании, в установленной жреческой касте, в культах религиозных, в агрикультуре и в постройке дорог и каналов, и потому разумно предположить, что такое соответствие простиралось и на все меньшие подробности» (Доннелли, «Атлантида», стр. 164, 24 изд.).
  3. Христиане не должны были бы возражать против этой доктрины о периодических разрушениях материков огнем и водою, ибо св. Петр говорит о Земле: «составлена из воды и водою, потому тогдашний мир погиб, быв потоплен водою, а нынешние... сберегаются огню». (II, 3, § 5–7). См. также «Жизни Философов Алхимиков», стр. 4, Лондон, 1815.
  4. См «Теогонию» Гесиода, 507–509, и Одиссея, I, 51–53.
  5. «Memoires de l’Academie des Inscriptions», стр. 176.
  6. Эсхил, «Prometheus Vinctus», 351, 429, и т. д.
  7. IV, 184.
  8. «Pyth.», I, 20, Дешарм, ор. cit., стр. 315.
  9. Это не означает, что Атлас есть та местность, где раса пала, ибо это произошло в Северной и Центральной Азии; но что Атлас составлял часть этого Материка.
  10. Если бы Диоклетиан не сжег Эзотерические труды египтян в 296 году после Р. Хр. вместе с их книгами по Алхимии –„περί χυμείας άργύρου χαί χρυσού”, так же как Цезарь сжег 700,000 свитков в Александрии; и Лев Исавр – 300,000 в Константинополе (в 8-ом веке); а магометане, уничтожившие все, на что они могли наложить свои святотатственные руки – мир мог бы знать сейчас гораздо больше об Атлантиде. Ибо Алхимия имела своей родиной Атлантиду во время Четвертой Расы и снова возродилась лишь в Египте.
  11. Лекции проф. Макса Мюллера – «О Философии Мифологии» – лежат перед нами. Мы читаем его выдержки из Гераклита (460 до Р. Хр.), утверждавшего, что Гомер заслуживает сбыть изгнанным из общественных собраний и наказанным плетьми», или из Ксенофанта, считавшего Гомера и Гезиода, «ответственными за народные суеверия Греции» и за то, что они приписывали «богам все, что скандально и безобразно среди людей»... противозаконные поступки, такие, как «воровство, прелюбодеяние и мошенничество». Наконец, Оксфордский проф. приводит слова проф. Жоветта из его перевода Платона, где последний говорит Адамату («Республика»), что: «не следует говорить юноше (в государстве), что, совершая худшее из преступлений, он далек от совершения чего-то оскорбительного и, что он может покарать своего отца (подобно тому, как Зевс поступил с Кроносом)... и при этом любым способом, ибо в этом он последует лишь примеру первого и величайшего из богов... по моему мнению, эти рассказы не пригодны для повторения». На это проф. Макс Мюллер замечает, что: «греческая религия была определенно национальной и традиционной религией и, как таковая, она разделяла преимущества и недостатки этой формы религиозного верования; тогда как христианская религия есть «историческая» и, в большой мере, индивидуальная религия и владеет преимуществом авторитетного кодекса и установленной системы веры». (Стр. 349). Тем хуже, если она «исторична», ибо, несомненно, что происшествие между Лотом и его дочерьми лишь выиграло бы, если бы оно рассматривалось, как «аллегоричное».
  12. άοιδών οϊδε δυστήνοι λόγοι, «Hercules Furens». 1346, издание Диндорфа.
  13. «Critias», 421.
  14. Нептун или Посейдон есть Идас-пати индусов, тождественный Нараяне (Двигателю над Водами) или Вишну и, подобно этому, индусскому Богу, он явлен, как пересекающий весь горизонт в три шага. Идас-пати также означает «Владыка Вод».
  15. Утверждение Байи, что 9000 лет, упомянутые египетскими жрецами, не представляют «солнечного года», лишено основания. Байи ничего не знал о геологии и ее вычислениях; иначе он сказал бы другое.
  16. См. Матсья Пурана, где он помещен среди семи Праджапати этого периода.
  17. Илиада, XXIV, 79.
  18. Ор. cit,. стр. 426.
  19. Эквивалент этого имени дан в оригинале.
  20. Утверждается, что Девкалион принес культ Адониса и Озириса в Финикию. Этот культ есть культ Солнца, утраченный и снова найденный в его астрономическом значении. Лишь на Полюсе Солнце исчезает на такое долгое время, как шесть месяцев, ибо на широте в 68 градусов оно остается мертвым лишь в течение сорока дней, как мы видим это на празднествах в честь Озириса. Оба культа получили начало на севере Лемурии или на том материке, своего рода нарушенным продолжением которого была Азия, и который простирался до полярных областей. Это хорошо доказано в труде Гебелина «Аллегории Востока», стр. 246, и также у Байи; хотя ни Озирис, ни Геркулес не являются солнечными мифами, за исключением одного из их семи аспектов.
  21. Гиперборейцы, существование которых рассматривается сейчас, как мифическое, описаны (Геродот, IV, 33, 35; Павзаний, 1, 31, 32; V, 7, 8; X, 5, 7, 8), как возлюбленные священнослужители и жрецы Богов и особенно Аполлона.
  22. Циклопы не единственные «одноглазые» представители в предании. Аримаспы были скифским племенем и тоже были наделены лишь одним глазом. («Древняя География», 11, 312). Именно они были уничтожены стрелами Аполлона.
  23. Улисс потерпел кораблекрушение у острова Эеа, где Цирцея обратила всех спутников его в свиней за их сладострастие; после того он был выброшен на Огигию, остров Калипсо, где в течение семи лет он жил с нимфою в незаконном сожительстве. Но Калипсо была дочерью Атласа (Одиссея, XII), и все древние традиционные изложения, повествуя об острове Огигии, говорят, что он находился очень далеко от Греции, как раз посреди океана, таким образом, они отождествляли его с Атлантидою.
  24. Hygin., «Astron Poetique», II, 15.
  25. «Nineteenth Century», Июль, 1887.
  26. Diod. Sic. II, 307.
  27. Чтобы установить различие между Лемурией и Атлантидою, древние писатели определяли последнюю, как Северную или Гиперборейскую Атлантиду, первую же, как Южную. Так Аполлодор говорит («Мифология» Кинга, 11): «3олотые яблоки, похищенные Геркулесом, находились не в Ливии, как это думают некоторые, но в Гиперборейской Атлантиде». Греки натурализовали всех Богов, которых они заимствовали, и сделали их эллинами, а современные нам помогли им в этом. Также мифологи пытались обратить Эридан в реку По, находящуюся в Италии. В мифе о Фаэтоне сказано, что после его смерти, сестры его пролили горькие слезы, которые упали в Эридан и превратились в янтарь! Ныне янтарь встречается лишь в северных морях в Балтийских провинциях. Смерть настигла Фаэтона, когда он нес жар для замерзших звезд в областях Борея, и тем пробудил на Полюсе Дракона, закостеневшего от холода, который низверг его в Эридан, эта аллегория относится непосредственно к климатическим изменениям в те отдаленные времена, когда из замерзшей зоны полярные земли обратились в страну с умеренным и теплым климатом. Узурпатор функций Солнца Фаэтон, низвержен в Эридан ударом молнии Юпитера, в этом следует видеть намек на второе смещение, которое произошло в этих областях, когда страна, где «цвели магнолии», еще раз превратилась в пустынную, необитаемую страну на крайнем севере, среди вечных льдов. Эта аллегория охватывает, таким образом, события двух Пралай; и если ее понять хорошо, она послужит доказательством огромной древности человеческих рас.
  28. Илиада. XVII, 431-453.
  29. Там же, 322–336.
  30. По поводу этого числа, см. Аполлодора.
  31. См. «Сыны Бога и Священный Остров».
  32. Один из аспектов Латоны столь оккультен и мистичен, что она появляется даже в Откровении (XII), как Жена, облаченная Солнцем (Аполлоном), имея Луну (Диана) под ногами и на главе венец из двенадцати звезд, «она имела во чреве и кричала от болей и мук рождения». Огромный красный Дракон стал перед Женою, дабы пожрать, когда она родит, ее младенца... «и родила она младенца мужского рода, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его» – Солнцу. А Жена убежала в пустыню, все еще преследуемая Драконом, «и пустил Змий Дракон из пасти своей вслед Жены воду, как реку, дабы увлечь ее рекою, но Земля помогла Жене, и разверзла земля уста свои и поглотила реку... и рассвирепел дракон на жену и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божьи». (См. XII, 15, 16, 17). Каждый, кто прочтет аллегорию о Латоне, преследуемой местью ревнивой Юноны, признает тождественность двух изложений. Юнона посылает Пифона, чтобы нагнать и уничтожить Латону и пожрать ее младенца. Последний есть Аполлон и олицетворяет Солнце, ибо младенец мужского рода в Книге «Откровение», «которому надлежит пасти народы жезлом железным», конечно, не кроткий «Сын Божий», Иисус, но физическое Солнце, «который правит всеми народами»; Дракон олицетворяет Северный Полюс, постепенно гнавший ранних лемурийцев из земель, которые становились все более и более гиперборейскими и непригодными для жизни тех, кто развивались в физических людей, ибо теперь им приходилось считаться с климатическими изменениями. Дракон не позволяет Латоне «иметь младенца во чреве» – Появление Солнца. «Она изгнана из Неба и не может найти места, где бы разрешиться от бремени» до тех пор, пока, наконец, Нептун, Океан, охваченный жалостью, не делает неподвижным плавучий остров Делос – нимфа Астериа, которая тогда скрывалась от Юпитера под волнами Океана, – на этом острове Латона находит пристанище и родит светлого Бога Делиоса, Бог, который, как только появился, убивает Пифона, холод и мороз Арктической области, в мертвящих объятиях которого всякая жизнь прекращается. Другими словами, Латона-Лемурия превращается в Ниобею Атлантиду, над которой ее сын Аполлон или Солнце царствует жезлом железным, воистину, ибо Геродот изображает Атлантов, как проклинающих его чрезмерный жар... Эта аллегория воспроизведена в ее ином мистическом смысле (еще один из семи ключей) в только что приведенной главе Откровения. Латона стала, действительно, могущественной Богиней и видела воздаваемые почитания своему Сыну (Солнечный Культ) в почти каждом храме древности. В своем Оккультном аспекте Аполлон является Покровителем числа Семь. Он родился на седьмое число месяца и лебеди Миорика проплывают семь раз вокруг Делоса воспевая это событие; ему даны семь струн на Его Лире – семь Лучей Солнца и семь Сил Природы. Но это лишь астрономическое значение, тогда как вышеприведенное относится к чисто геологическому.
  33. Овидий, «Метаморфозы», VI.
  34. «Письма об Атлантиде», стр. 137.
  35. Гезиод, «Opera et Dies», 143.
  36. «Естеств. История», IV, 12.
  37. Marius.
  38. Ор. cit., гл. 16.
  39. Каббала, Исаака Мейера, стр. 139.
  40. Diod., II, 225.
  41. Ор. Cit., XXXVII, 2.
  42. Том. I, стр. 462–464.
  43. Эти острова были «найдены покрытыми окаменелостями лошадей, овец, быков и пр. среди гигантских костей слонов, мамонтов, носорогов и пр.». Если в этот период на Земле не было людей, то «каким образом лошади и овцы были найдены вместе с огромными допотопными?» спрашивает один Учитель в своем письме. («Эзотерический Буддизм», стр. 67). Ответ на это дан в вышеприведенном тексте.
  44. Ор. cit., IV, 239–262.
  45. Хорошее доказательство тому, что все Боги, религиозные верования и мифы пришли с Севера, бывшего тоже колыбелью физического человека, заключается в нескольких показательных словах, которые зародились и остаются, по настоящее время, среди северных племен в своем первоначальном значении; но хотя и было время, когда все народы говорили «на одном языке», эти слова получили различный смысл у греков и римлян. Одно из таких слов есть mann, man, – живое существо и manes, мертвые люди. Лапландцы называют свои трупы и посейчас manes. («Путешествие Ренара в Лапландию», I, 184). Маннус есть предок Германской Расы: Ману индусов, мыслящее существо от Ман; Египетский – Менес, и Минос, Царь Крита, судья адских областей после своей смерти – все они произошли от одного и того же слова или корня.
  46. Так например, Гигес, в одном случае, чудовище о ста рук и пятидесяти голов, полубог, а в другом изложении, он родом из Лидии, преемник Кандавла, царя страны. То же самое находим мы и в индусском Пантеоне. где Риши и сыны Брамы перевоплощаются, как смертные люди.
  47. Ор. cit., VIII, 13.
  48. Материки, поочередно, погибают от огня и воды, или от землетрясений и вулканических извержений, или от погружения и потопления при великом перемещении вод. Наши материки должны погибнуть от первого из этого рода катаклизматических процессов. Непрекращающиеся землетрясения прошлых лет могут быть предостережением.
  49. См. Дешарм, «Мифология Древней Греции».
  50. Дени, географ, говорит нам, что великое море на Севере Азии называлось Ледниковым или Сатурновым (V, 35). Орфей (т. 1077) и Плиний (IV, 16) подтверждают это утверждение, доказывая, что именно его гигантские обитатели дали ему это название. Сокровенное Учение объясняет оба утверждения, сообщая нам, что все материки образовывались, начиная от Севера по направлению к Югу; и так как внезапная перемена климата уменьшила рост расы, которая была рождена на нем, остановив ее рост, то несколько градусов южнее различные условия всегда производили самых высоких людей в каждом новом человечестве или расе. Мы видим это и в настоящее время. Самые высокие люди, из встречаемых сейчас, живут в Северных Странах, тогда как самые малорослые принадлежат к южным азиатам, индусам, китайцам и японцам и др. Сравните высоких сикков и пунджабцев, афганцев, норвежцев, русских, северных германцев, шотландцев и англичан с жителями Центральной Индии и со средним европейцем на материке. Потому великаны Атлантиды, следовательно, и Титаны Гезиода, все были северного происхождения.


<< Содержание >>