Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ч.2 отд.4B

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Отдел 4
B
Боги Света исходят от Богов Тьмы


Таким образом, достаточно хорошо установлено, что Христос, Логос, или же Бог в Пространстве и Спаситель на Земле, является одним из отзвуков той же самой до-потопной и, к прискорбию, столь мало понятой Мудрости. История ее начинается с нисхождения на Землю «Богов», которые воплотились в человечество, это и есть «Падение». Будет ли это Брама, низвергнутый в аллегории на Землю Бхагаван'ом, или же Юпитер Кроносом, но все они суть символы человеческих рас. Только однажды коснувшись этой планеты плотной Материи, белоснежные крылья, даже высочайшего Ангела, не могут более оставаться незапятнанными, или же Аватар (или воплощение) быть совершенным, ибо каждый такой Аватар есть падение Бога в зарождение. Нигде метафизическая истина так не ясна в ее Эзотерическом объяснении, или же более скрыта от обычного понимания тех, кто, вместо того, чтобы оценить величественность этого представления, могут лишь унизить его, – как в Упанишадах, в Эзотерических толкованиях Вед. Риг-Веда, как характеризует ее Гиньо, есть «самое величественное представление великих путей Человечества». Веды есть и навсегда останутся в Эзотеризме Веданты и Упанишад «Зеркалом Вечной Мудрости».

Более, нежели шестнадцать столетий назад, новые маски, насильственно возложенные на лики древних Богов, сокрыли их от любопытства толп, но, в конце концов, они оказались неудачным Переодеванием. Однако метафорическое Падение и такое же метафорическое Искупление и Распятие, повело Западное Человечество путями, по колено в крови. Хуже всего, что они привели к вере в Злого Духа, отличного от Духа Всеблагого, тогда как первый живет во всей Материи и преимущественно в человеке. И, наконец, это создало уничтожающую Бога догму об Аде и вечной погибели; догма эта протянула плотную пелену между высшей интуицией человека и божественными истинами; и самым губительным следствием было то, что люди остались в неведении того факта, что не было ни врагов, ни темных демонов во Вселенной до человеческого появления на этой Земле и, вероятно, на других планетах. Таким образом, люди были заставлены принять, в виде проблематического утешения за страдания сего мира, мысль о первородном грехе.

Философия такого Закона в Природе, который внедряет в человека, также как и в каждого зверя, страстное, врожденное и инстинктивное желание свободы и самоводительства, принадлежит к психологии и не может быть затронута сейчас, ибо, чтобы демонстрировать это чувство в высших Разумах, чтобы проанализировать и дать естественную причину этому, потребовалось бы бесконечное объяснение, для которого здесь не хватит места. Может быть, лучший синтез этого чувства мы находим в трех строках «Потерянного Рая» Мильтона. Говорит «Падший»:

«В безопасности царствовать можем мы здесь: и выбор мой,

что царство стяжания достойно, хотя бы и в аду!

Лучше царствовать в аду, чем в небе быть слугою!»


Лучше быть человеком, венцом творчества земного и царем над его opus operatum, нежели затеряться среди безвольных Духовных Сонм в Небесах.

Мы уже говорили, что догма первого Падения была основана на нескольких стихах в Откровении, которые являются, как это ныне доказано несколькими учеными, плагиаризмом из Книги Еноха. Эти стихи породили бесконечные теории и умозаключения, постепенно достигшие значения догмы и вдохновенной традиции. Каждый пытался объяснить стих о семиглавом драконе с его десятью рогами и семью венцами, хвост которого «увлек с неба третью часть звезд и низверг их на Землю», и «не нашлось уже для них (Дракона и ангелов его) места на небе». Что, именно, означают семь голов Дракона (или Цикла), также его пять злобных царей, может быть узнано из Addenda, заканчивающего третью часть этого тома.

Начиная от Ньютона до Боссюэ, новые теории непрестанно рождались в христианских мозгах в связи с этими неясными стихами. Боссюэ говорит:

«Падающая звезда есть никто другой, как ересиарх Феодосии... Тучи дыма ереси монтанистов... Третья часть звезд суть мученики, в особенности же, доктора Богословия».

Боссюэ должен был бы, однако, знать, что события, описанные в Откровении, не были самобытными и могут, как уже было доказано, быть найдены в других и языческих преданиях. Ни монтанисты, ни схоластики не существовали во времена Вед, ни даже в гораздо более древнюю эпоху в Китае. Но христианская теология должна была быть охранена и спасена.

Это только естественно. Но почему истина должна быть принесена в жертву, чтобы охранить от разрушения измышления христианских теологов?

«Princeps aeris huius», «Царь Воздуха» святого Павла, не есть Дьявол, но воздействия астрального света, как это правильно объясняет Элифас Леви. Дьявол не есть «Бог этого периода», как говорит он, ибо это есть Божество всех веков и периодов с момента появления человека на Земле; и Материя, в ее бесчисленных формах и состояниях, должна была бороться за свое мимолетное существование против других разлагающих Сил.

«Дракон» есть просто символ Цикла и «Сынов Манвантарической Вечности», которые спустились на Землю во время известной эпохи ее периода оформления. «Тучи дыма» суть геологические феномены. «Третья часть звезд небесного свода», низвергнутых на Землю, относится к Божественным Монадам – Духам Звезд в астрологии, – которые вращаются вокруг нашего Глобуса; то есть, человеческие Ego, назначенные к прохождению всего Цикла Воплощений. Выражение «qui circumambulat terram», опять-таки, относится теологией к Дьяволу, мифическому Отцу Зла, о котором сказано, что он «упал подобно молнии». К несчастью, для этого толкования, «Сын Человеческий» или Христос должен, на основании личного свидетельства Иисуса, спуститься таким же образом на Землю, «как Молния, пришедшая с Востока»[1], именно в том же образе и под тем же символом, как и Сатана, про которого сказано – «пал, как молния.... с неба»[2]. Все эти метафоры и цветы риторики, преимущественно, восточны по своему характеру, и потому происхождение их нужно искать на Востоке. Во всех древних космогониях Свет исходит от Тьмы. В Египте, так же как и в других странах, Тьма была «началом всех вещей». Отсюда Пэмандр, «Божественная Мысль», исходит, как Свет от Тьмы. В римско-католической теологии Бегемот[3] есть принцип Тьмы или Сатана и, тем не менее, Иов говорит, что «Бегемот есть глава [принцип] путей Божьих» – «Principium viarum Domini Behemoth!» [4].

Последовательность, по-видимому, не является излюбленной добродетелью ни в одной из частей так называемого Божественного Откровения – во всяком случае, не в толковании богословов.

Египтяне и халдеи относили рождение своих Божественных Династий к тому периоду, когда Земля творящая испытывала последние муки, рождая свои доисторические горные кряжи, исчезнувшие с тех пор, так же как моря и материки. Поверхность ее была покрыта «глубокою тьмою и в этом [вторичном] Хаосе находился принцип всего сущего», получившего в дальнейшем развитие на Планете. Наши геологи ныне подтвердили, что подобное земное воспламенение произошло в ранние геологические периоды, несколько сот миллионов лет тому назад[5]. Что же касается до самого предания, то все страны и народы имели его в соответствующей им национальной форме.

Не только Египет, Греция, Скандинавия или Мексика имели своего Тифона, Пифона своего Локи и своего «Падшего» Демона, но также и Китай. Обитатели Небесного Города имеют целую литературу на эту тему. Сказано, что вследствие восстания гордого Духа против Ти, заявившего, что сам он есть Ти, семь Сонмов Небесных Духов были выселены на Землю, что «внесло перемену во всю Природу», при чем «Само Небо склонилось и соединилось с Землею»:

В «И-Цзин» можно прочесть:

«Летящий Дракон, прекрасный и восставший, страдает ныне, и гордость его наказана; он думал царствовать на Небе, но он царствует лишь на Земле».

Так и «Чуань-Цю» говорит аллегорически:

«В одну ночь звезды перестали сиять во тьме и покинули ее, подобно дождю они упали на Землю, где они сейчас сокрыты».

Эти звезды суть Монады.

Китайские космогонии имеют своего «Владыку Пламени» и свою «Небесную Деву», и «малых Духов, чтобы помогать и служить ей; и больших Духов, чтобы сражаться против тех, кто являются врагами прочих Богов». Но все это не доказывает, что все указанные аллегории являются предвидениями или пророческими писаниями, и что все они относятся к христианской теологии.

Лучшее доказательство, которое может быть предложено христианскими теологами, что Эзотерические утверждения в Библии – в обоих Заветах – являются утверждением той же идеи, что и в наших Архаических Учениях, например, что «Падение Ангелов» относилось просто к Воплощению Ангелов, «которые пробились через Семь Кругов», – находится в Зохаре. Так Каббала Симеона Бен Иохай есть душа и сущность аллегорического повествования, тогда как позднейшая «Христианская Каббала» является «затемненным» Пятикнижием Моисея. Сказано там (в Манускриптах Агриппы):

«Мудрость Каббалы основана на науке Равновесия и Гармонии.
Силы, которые проявляются, не будучи сначала уравновешенными, погибают в Пространстве [«уравновешенными» здесь означает «дифференцированными].
Так погибли первые Цари [Божественные Династии] Древнего Мира, саморожденные Цари Гигантов. Они пали подобно деревьям, лишенным корней, и больше их никто не видел; ибо они были Тенями Теней [именно Чхая призрачных Питри][6].
Но те, кто пришли после них, которые устремились вниз подобно падшим звездам, были заключены в Тени – и пребывают до сего дня [Дхиани, которые, воплотившись в эти «пустые Тени», положили начало эре Человечества]».

Каждая фраза в древних Космогониях раскрывает для того, кто может читать между строками, тождественность представлений, хотя и под различными одеяниями.

Первый урок, который преподается Эзотерической философией, это, что Непознаваемая Причина не эволюционирует, будь-то сознательно или несознательно, но лишь выявляет периодически различные аспекты Самой Себя для познавания конечными умами. Так Коллективный Разум – Вселенский – состоящий из различных и бесчисленных Сонм Творческих Сил, несмотря на свою, казалось бы, бесконечность в Проявленном Времени, все же, конечен по сравнению с Нерожденным и Неизменным Пространном в его высочайшем основном аспекте. То, что конечно, не может быть совершенным. Потому имеются низшие Существа среди этих Сонм, но никогда не было ни Дьяволов, ни «непослушных Ангелов» по той простой причине, что все они управляются Законом. Асуры (называйте их любым именем по желанию), которые воплотились, следовали, в данном случае, закону, такому же неумолимому, как и все другие. Они проявились раньше Питри, и так как Время (в Пространстве) следует циклам, то их очередь наступила – отсюда и многочисленные аллегории. Имя «Асуры» вначале давалось браминами без разбора тем, кто противились их ритуалам и жертвоприношениям, как это делал великий Асура, названный Асурендра. Вероятно, к этим векам следует отнести представление о Демоне, как о противнике и враге.

Еврейские Элохимы, названные в переводах «Богом», кто создают «Свет», тождественны с арийскими Асурами. Они тоже упоминаются, как «Сыны Тьмы», как философское и логическое противопоставление Неизменному и Вечному Свету. Ранние последователи Зороастра не верили, что Зло или Тьма было совечно с Добром или Светом, и они дают то же самое толкование. Ариман есть проявленная Тень Ахура Мазды (Асура Мазды), при чем сам он происходит от Зероана Акернэ, «Беспредельного [Круга] Времени» или Неизвестной Причины. О последней они говорят:

«Слава ее слишком возвышенна, Свет ее слишком лучезарен, чтобы человеческий разум или глаз мог бы понять или узреть ее».

Ее первичная эманация есть Свет Вечный, который вначале будучи сокрытым во Тьме, вызван был к проявлению и, таким образом, был создан Ормазд, «Царь Жизни». Он есть «Перворожденный» в Беспредельном Времени, но, подобно своему собственному прообразу (предсуществующей духовной идее), он существовал внутри Тьмы от Вечности. Шесть Амешаспентов – семь вместе с ним, главою всех – первичные Духовные Ангелы и Люди, коллективно, являются его Логосом. Амешаспенты зороастриан также создают Мир в шесть дней или периодов и отдыхают на седьмой; но в Эзотерической Философии этот седьмой есть первый период или «День», так называемое Первичное Творение в арийской космогонии. Это есть тот промежуточный Эон, который является Прологом к Творению, и который находится на границе между несотворенной, Вечной Причинностью и проявленными конечными следствиями; состояние нарождающейся деятельности и энергии, как первый аспект Вечного Неизменного Покоя. В Книге Бытия, на которую не было затрачено метафизической энергии, но лишь чрезвычайная острота и изобретательность к сокрытию Эзотерической Истины, Творение начинается на третьей стадии проявления. «Бог» или Элохим есть «Семь Правителей» Пэмандра. Они тождественны всем другим Создателям.

Но даже в Книге Бытия в самой отрывочности представления, содержится намек на этот период и на «Тьму», которая была над ликом Бездны. Элохимы показаны «творящими» – то есть, они слагают или возводят два неба или «двойное» Небо (не Небеса и Землю); это означает, что они отделили верхнее проявленное (ангельское) Небо или план сознания от низшего или земного плана; те (для нас) Вечные и Неизменные Эоны от тех Периодов, которые пребывают в пространстве, времени и продолжительности; Небеса от Земли, Неизвестное от Известного – для непосвященных. Таков смысл фразы в Пэмандре, где говорится, что:

«Мысль божественная, которая есть Свет и Жизнь [Зероана Акернэ], произвела через свое Слово или первый аспект другую действенную Мысль, которая, будучи Богом Духа и Огня, создала Семь Правителей, заключив внутри их Круга Мир Чувств, называемый «Роковая Судьба».

Последнее относится к Карме: «Семь Кругов» означают семь планет и планов, так же как и семь Невидимых Духов в Ангельских Сферах, видимыми символами которых являются семь планет[7], семь Риши Большой Медведицы и прочие глифы. Как выразился об Адитьях Рот:

«Они ни солнце, ни луна, ни звезды, ни заря, но являются вечными держателями этой блистающей жизни, которая существует позади всех этих феноменов».

Это они, – «Семь Воинств» – кто, «обдумав в своем Отце [Божественной Мысли] план деятеля», по выражению Пэмандра, пожелали также действовать (или построить мир с его тварями); ибо, будучи рожденными «внутри Сферы Действия» – проявляющейся Вселенной, – таков Манвантарный Закон. И теперь мы приходим ко второй части этой фразы или, вернее, к двум слитым в одну, чтобы скрыть полный смысл. Те, кто были рождены внутри Сферы Действия, были «братьями, сильно возлюбившими его». Последний – «его» – означал Первоначальных Ангелов; Асуров, Аримана, Элохимов или «Сынов Божьих», среди которых был и Сатана, – все те Духовные Существа, которые были названы «Ангелами Тьмы», потому, что эта Тьма есть Абсолютный Свет, ныне совершенно пренебрегаемый, если только вовсе не забытый теологией. Тем не менее, духовность этих столь оклеветанных «Сынов Света», которые есть Тьма, должна быть настолько же очевидно велика по сравнению с Ангелами последующей степени, как и эфирообразность последних, при сравнении с плотностью человеческого тела. Первые суть «Перворожденные» и потому настолько близки к граням Чистого, Пребывающего в Покое, Духа, что они просто являются «привациями» – в смысле, придаваемом этому слову Аристотелем – Феруэры или идеальные типы тех; которые за ними следовали. Они не могли создавать материальных, вещественных вещей, и потому с течением времени их начали представлять, как «отказавшихся» создавать, несмотря на «веление Бога», – иначе говоря, как «восставших».

Возможно, что это оправдывается принципом научной теории, которая учит нас, что при встрече двух звуковых волн, одинаковой длины, происходит следующее:

«Если два звука, одинакового напряжения, совпадают, они производят звук в четыре раза сильнее, нежели напряжение каждого из них по отдельности, тогда как их интерференция производит абсолютное молчание».

Юстин Мученик, объясняя некоторые «ереси» своего времени, доказывает тождественность всех религий всего мира при самом их зарождении. Первое Начало неизменно открывается Непознаваемым и Пассивным Божеством, от которого исходит известная Действенная Мощь или Свойство, Тайна, называемая иногда Мудростью, иногда Сыном, часто Богом, Ангелом, Господом и Логосом[8]. Последнее наименование иногда прилагается к самой первой Эманации, но в некоторых системах она исходит от первого Андрогинного или Двоякого Луча, проявленного вначале Невидимым. Филон описывает эту Мудрость, как муже-женственную. Но хотя первое проявление ее имело начало – ибо она произошла от Улом[9] (Aiôn-Время), высшего из Эонов, когда он исходит от Отца, – она пребывала с Отцом прежде всех творений, ибо она часть его[10]. Потому Филон Иудей называет Адама Кадмона «Разумом» – Эннойа Битоса в гностической системе. «Разум да будет он назван Адамом»[11].

Все событие становится ясным в объяснении древних магических книг. Вещь может существовать лишь благодаря своему противоположению – учит нас Гегель; и нужна лишь некоторая степень философского мышления и духовности, чтобы понять происхождение позднейшей догмы, являющейся, истинно, сатанинской и адовой в своей холодной и жестокой злобности. Маги объясняли происхождение Зла в своих экзотерических учениях следующим образом. «Свет может производить лишь Свет и никогда не может быть началом Зла»; каким же образом Зло получило начало, раз не было ничего соравного или подобного Свету в его проявлении? Свет, говорят они, произвел несколько Существ, все они были духовны, светоносны и могущественны. Но один Великий («Великий Асура», Ариман, Люцифер и т. д.) возымел недобрую мысль противоположную Свету. Он усомнился, и в силу этого сомнения он стал темным.

Это несколько ближе к истине, но, все же, далеко от нее. Не было «недоброй мысли», положившей начало противоположной Мощи, но просто Мысль, per se, нечто, что будучи мыслящим и содержащим план и цель, и в силу этого, являясь конечным, естественно должно оказаться в противоположении к чистому Покою, то есть, естественному состоянию абсолютной Духовности и Совершенства. Это было просто утверждением Закона Эволюции; прогресс Умственного Развертывания, дифференцированного от Духа, уже влившегося и переплетенного с Материей, к которой он непреодолимо притягивается. Идеи, по самой природе и сущности своей, как понятия, относящиеся к объектам, реальным или воображаемым, безразлично, противоположны Абсолютной Мысли, этому Непознаваемому Всему, о таинственных действах которого Спенсер заявляет, что ничто не может быть сказано, но лишь, что «оно не имеет природного сродства с Эволюцией»[12] – которого оно, конечно, не имеет[13].

Захар излагает это весьма показательно. Когда «Пресвятый» (Логос) пожелал создать человека, он призвал высшее Воинство Ангелов и сказал им свое желание, но они усумнились в мудрости этого желания и ответили: «Человек не пребудет и одной ночи в славе своей» – за что они были сожжены (уничтожены?) «Пресвятым» Господом. Затем он призвал другое, более низкое Воинство и сказал им то же самое. И они возразили «Пресвятому»: «что хорошего от Человека?» – говорили они. Все же, Элохим создал Человека и, когда Человек согрешил, то пришли Воинства Узза и Азаэля и упрекали Бога: «Вот Сын Человеческий, которого ты создал» – говорили они. «Смотри, он согрешил!» Тогда Пресвятый ответил: «Если бы вы были среди них [людей], вы стали бы хуже их». И он низверг их с их возвышенного положения в Небе до самой Земли; и «они изменились [в людей] и согрешили с женами Земли»[14]. Это совершенно ясно. Нет никакого упоминания в Книге Бытия (VI) об этих «Сынах Бога», как о понесших наказание. Единственный намек на это в Библии мы находим в Поcл. Иуды:

«И ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших свое жилище, соблюдает в вечных узах под мраком на суд великого дня»[15].

И это означает просто, что «Ангелы», осужденные к воплощению, пребывают в оковах плоти и материи, во тьме невежества до «Великого Дня», который наступит, как всегда, после Седьмого Круга, после окончания «Недели», в седьмой Саббат или в После-Манвантарную Нирвану.

Лишь обратившись к первоначальным и примитивным переводам, на латинском и греческом языке, можно убедиться, насколько Пэмандр, Божественная Мысль Гермеса, воистину эзотерична и согласуется с Тайной Доктриной. С другой стороны, насколько труд этот был искажен в позднейшие века христианами в Европе, видно из замечаний и бессознательных признаний, сделанных де Сен-Марком в его Предисловии и Письме к епископу Эйрскому в 1578 году. В них он дает весь цикл преображений из трактата пантеистического и египетского в трактат мистический и римско-католический, и мы видим, каким образом Пэмандр стал тем, чем он является сейчас. Все же, даже в переводе Сен-Марка встречаются следы истинного Пэмандра – «Всемирной Мысли» или «Разума». Приводим перевод со старого французского перевода, и оригинал его дан в подстрочном примечании[16] на его любопытном старом французском языке.

«Семь человек [принципов] были зарождены в Человеке… Природа гармонии Семи от Отца и от Духа. Природа… произвела семь человек в соответствии с природой Семи Духов… имевших в себе потенциальность обоих полов».

Метафизически Отец и Сын суть «Всемирный Разум» и «Периодическая Вселенная»; «Ангел» и «Человек». Именно, Сын и Отец одновременно; в Пэмандре – действенная идея и пассивная Мысль, зарождающая ее; основная нота в Природе, дающая рождение семи призматическим аспектам цветов, зарожденным от единого Белого Луча или Света, который сам зародился во Тьме.


Сноски


  1. Еванг. от Матвея, XXIV, 27.
  2. Еванг. от Луки, X, 18.
  3. Протестантская Библия невинно определяет Бегемота – «как слона, как некоторые думают». См. примечание (Иов, XI, 15) в утвержденном изложении.
  4. Книга Иова, XL, ст. 19. Примеч. перев. – стих 19 этой главы соответствует в русском переводе Книги Иова, стиху 14-му, который читается: «Это верх путей Божьих», вместо – «Он есть глава путей Божьих». (Англ. Библия).
  5. Однако астрономия ничего не знает о звездах, которые исчезли, хотя бы просто из видимости, но они никогда не переставали существовать со времени возникновения самой астрономии. Временные звезды лишь изменяющиеся звезды и существует предположение, что даже новые звезды Кеплера и Тихо де Браге могут быть еще видимы.
  6. Это относится к «Царям Эдома».
  7. Еще одно доказательство, если оно нужно, что древние Посвященные знали больше, нежели семь планет, можно найти в Вишну Пуране (II, XII), где, описывая колесницы, привязанные к Дхрува (Полярной Звезде), Парашара говорит о «колесницах девяти планет», которые привязаны воздушными нитями.
  8. Юстин, «Cum Tryphone», стр. 284.
  9. Подразделение, определяющее время.
  10. Санхуниафон называет Время древнейшим Эоном, Протогоносом, «Перво-рожденным».
  11. Филон Иудей, «Каин и его Рождение», стр. XVII.
  12. «Принципы Психологии», 474.
  13. Ничто так не выявляет дух парадоксального отрицания, столь очевидный в наши дни, как тот факт, что, в то время как гипотеза эволюции, как она преподается Дарвином и Геккелем, приобрела такое право гражданства в науке, Вечность Вселенной и Предсуществование Вселенского Сознания отброшены современными психологами. «Если бы идеалисты были правы», говорит Герберт Спенсер, «то доктрина эволюции была бы грезой».
  14. Зохар, 9b.
  15. Стих 6.
  16. Меркурий Трисмегист, Пэмандр, гл. I, отд. 16: "Oh, ma pensee, que s’ensuit-il? car je desire grandement ce propos. Pimandre dict, ceci est un mystere cele, jusques а се jour d'hui. Car Nature, soit mestant avec l'home, а produit le miracle tres merveilleux, aiant celluy qui ie t'ay dict, la nature de l’harmonie des sept du pere, et de l'esprit. Nature ne s'arresta pas la, mais incontinent a produict sept homes, selon les natures des sept gouverneurs en puissance des deux sexes et esleuez … La generation de ces sept s'est donnee en ceste maniere …" В дальнейшем переводе имеется пробел, который может быть частично восстановлен с помощью латинского текста Апулея. Епископ, комментатор, говорит: «Природа произвела в нем [человеке] семь человек» [семь принципов].


<< Содержание >>