Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ч.2 отд.3

<div style="color: #555555; font-size: 80%; font-style: italic; font-family: serif; text-align: center;">Материал из '''Библиотеки Теопедии''', http://ru.teopedia.org/lib</div>
Перейти к: навигация, поиск
Отдел III
Святое Святых. Унижение его


Sanctum Sanctorum древних, называемый также Адитум – скрытое помещение в западной стороне храма, закрытое с трех сторон белыми стенами и имеющее лишь одно отверстие или дверь, завешенную занавесью, – было понятием общим для всех народов древности.

Ныне же устанавливается огромное различие между тайным смыслом этого символического места, как оно представлено в Эзотеризме язычников, и объяснением его в Эзотеризме позднейших евреев, хотя символизм его первоначально был тождественен у всех древних рас и народов. Язычники помещали в Адитуме саркофаг или гробницу (taphos) с Солнечным Богом в ней, которому был посвящен храм, и, будучи пантеистами, они оказывали ему величайшее почитание. Они его рассматривали в его Эзотерическом значении, как символ воскрешения, космического, солнечного, или суточного и человеческого. Он охватывал широкое протяжение периодических и точных (во времени) Манвантар или новых пробуждений Космоса, Земли и Человека к новым существованиям. Солнце было наиболее поэтическим и, в то же время, самым грандиозным символом подобных Циклов в Небесах, тогда как человек был им – в своих воплощениях – на Земле. Евреи – реализм которых, если придерживаться мертвой буквы, был столь же практическим и грубым в дни Моисея, каким он является и сейчас[1], – во время отчуждения от Богов своих соседей-язычников, завершили национальную и священническую политику, выдвинув экзотерически свое Святое Святых, как самую торжественную эмблему своего монотеизма, тогда как, эзотерически, они видели в нем лишь всемирный фаллический символ. И в то время, как каббалисты знали лишь Эйн-Софа и «Богов» Мистерий, левиты в своем Адитуме не имели ни гробницы, ни Бога, но лишь «Священный» Ковчег Завета – свое «Святое Святых».

Когда эзотерический смысл этого вместилища будет ясно объяснен, непосвященный будет в состоянии лучше понять, почему Давид плясал «нагим» перед Ковчегом Завета и так старался показаться грешным во имя своего Господа, и униженным в глазах своих[2].

Ковчег есть ладьеобразный Аргха «Мистерий». Паркёрст, прекрасно пишущий о нем в своем Греческом Словаре, и ни единым еловом не обмолвившийся о нем в своем Еврейском Лексиконе, объясняет это так:

«Arché (’Αρχή) в этом применении соответствует еврейскому Разит или Мудрости ….. слово, имеющее значение эмблемы женской зарождающей мощи, «Arg или Arca, в котором предполагалось, что зародыш всеq Природы носится или оплодотворяется в великой бездне в течение промежутка времени, следовавшего после каждого проявленного цикла.»

Совершенно правильно; и еврейский Ковчег Завета имел, именно, тождественное значение; с одним добавлением, что вместо Прекрасного и целомудренного саркофага (символа Чрева Природы и Воскрешения), как мы видим это в Sanctum Sanctorum язычников, они придали построению ковчега еще более реалистический характер, благодаря двум Херувимам, помещенным друг против друга на крышке Ковчега Завета, при чем. крылья их простерты таким образом, чтобы они образовали совершенное Иони (как можно видеть это сейчас в Индии). Кроме того, значение этого зарождающего символа было подчеркнуто еще четырьмя мистическими буквами имени Иеговы, именно IHVH ( הוהי ), Jod (י), означающим membrum virile; Нé (ה), чрево; Vau (ו) крючок, или загиб, или гвоздь, и снова Нé (ה), которое также означало «отверстие»; все целое образовывало совершенную двуполую эмблему или символ, или I (е) Н (о) V (а) Н, мужской и женский символ.

Может быть, когда будет понято истинное значение должности и звания Кадеш Кадешим, «святые» или «посвященные Храму Господа», то «Святое Святых» этих «святых» примет аспект далеко не столь возвышенный.

Jacchus – тот же Iао или Иегова; и Ваал или Адон, подобно Вакху, был фаллическим Богом.

«Кто взойдет на холм (высокое место) Господа?» спрашивает праведный Царь Давид, или «Кто станет на место его Кадушу (ושדק)»[3]. Кадеш может означать в одном смысле «озарять», «освящать», и даже «посвящать или «отделять»; но оно также означает совершение сладострастных ритуалов – культ Венеры, – истинное толкование слова Кадеш открыто указано во Второзаконии, XXIII, 17; в Книге Пророка Осии, IV, 14, и в Книге Бытия, XXXVIII, 15–22. «Святые», библейские Кадешимы были тождественны, что касается до их обязанностей, баядеркам в позднейших индусских храмах. Еврейские Кадешим или Галли жили «при доме Господа, где женщины ткали занавеси для рощи» или же для статуи Венеры-Астарты[4].
Пляска, совершаемая Давидом вокруг Ковчега, была «кружением», которое, как говорят, было предписано Амазонками для Мистерий. Такова была пляска дочерей Силомских[5], так же как и прыжки пророков Ваала. Это просто были характерные признаки культа сабеян, ибо пляска эта изображала движение планет вокруг Солнца. Несомненно, что пляска эта была вакхическим исступлением, при чем употреблялись цистры, также весьма выразительны укоры Мелхолы[6] и ответы Царя[7].
Ковчег, в котором хранятся зародыши всех живущих тварей, необходимых для населения Земли, изображает переживание жизни и превосходство Духа над Материей при столкновении противоположных сил в Природе. В астротеософической хартии Западного Ритуала, Ковчег соответствует пупу и помещается с левой стороны, на стороне женщины (Луны), одним из символов которой служит левый столб в Храме Соломона – Боаз Пуповина связана (через плаценту) с вместилищем, в котором оплодотворяются эмбрионы расы. Ковчег есть священный Аргха индусов и, таким образом, легко понять ту связь, которую он имел с Ноевым Ковчегом, когда мы знаем, что Аргха был продолговатым сосудом, употребляемым Иерофантами, как жертвенная чаша в культе Изиды, Астарты и Венеры-Афродиты, которые были Богинями зарождающих сил Природы или Материи – следовательно, представляющими символически Ковчег, содержащий зародыш всего живущего»[8].

Заблуждается тот, кто принимает современные каббалистические труды и толкование Зохара раввинами за настоящую каббалистическую науку древности[9]. Ибо в настоящее время, так же как и в дни Фридриха фон Шеллинга, Каббала, ныне ставшая доступной Европе и Америке, не содержит в себе ничего кроме:

«Развалин и отрывков, сильно искаженных остатков той первоначальной системы, которая является ключом ко всем религиозным системам[10].

Древнейшая система и Каббала халдеев были тождественны. Позднейшие толкования Зохара принадлежат к толкованиям Синагоги первых столетий – то есть, Торы, (или Закона) догматического и непримиримого.

«Покой Царя» в Пирамиде Хеопса есть, таким образом, «Святое Святых» египтян. В дни Мистерий Посвящения, кандидат, представляя Солнечного Бога, должен был опуститься в Саркофаг, олицетворяя собою животворный луч, входящий в плодоносное чрево Природы. Выходя из него на следующее утро, он символизировал воскрешение Жизни после смены, называемой Смертью. В великих Мистериях, его изобразительная «Смерть» продолжалась два дня, после чего на третье утро, после последней ночи самых жестоких испытаний, он вставал вместе с восходом Солнца. Тогда как кандидат представлял собою Солнце – всеживотворное светило, которое каждое утро «воскресает», чтобы дать всему жизнь, – Саркофаг был символом женского начала. Так было в Египте; форма его и облик менялся в каждой стране, но он оставался сосудом, символическим «кораблем» или вместилищем в форме ладьи и «символическим хранилищем зародышей или зародыша жизни». В Индии, желающий стать брамином или Дви-джа, «рожденным во второй раз», должен пройти через «Золотую Корову». Аргха у греков имела форму молодого серпа месяца и была символом Царицы Небесной – Дианы или Луны. Она была Великой Матерью всего сущего, тогда как Солнце было Отцом. Евреи, вначале, так же как и после превращения ими Иеговы в Бога Мужского Начала, поклонялись Асторет, что заставило Исайю произнести: «Новомесячия ваши и … праздники ваши ненавидит душа моя»[11]; заявление с его стороны явно несправедливое. Празднества Асторет и Новолуния (серп Аргха), не имели худшего значения, как народный культ, нежели вообще скрытое значение Луны, которая, как это хорошо известно, была каббалистически непосредственно связана и посвящена Иегове; с тою только разницею, однако, что один аспект Луны, так же как и звезды Венеры, был женским, а другой мужским.

Солнце (Отец), Луна (Матерь) и Меркурий-Тот (Сын), были самой ранней Троицей египтян, которые олицетворили их в Озирисе, Изиде и Тот'е (Гермесе). В Евангелии гностиков Pistis Sophia, семь великих Богов, разделенные на две Триады и высочайшего Бога (Солнце), являются низшими Троичными Силами (Τριδυν άμεις), силы которых пребывают соответственно в Марсе, Меркурии и Венере; и Высшей Троичностью – тремя «Невидимыми Богами», обитающими на Луне, Юпитере и Сатурне[12].

Это не требует доказательства. Асторет была, в одном смысле, безличным символом Природы, Кораблем Жизни, несущим через беспредельный Небесный Океан зародыши всего сущего. Когда же она не отождествлялась с Венерой, подобно всем другим Небесным Царицам, которым приносились жертвоприношения из пирогов и лепешек, Асторет становилась отображением «Nuah, Вселенской Матери» халдеев (Noah, Ной, женского начала, которую рассматривали, как связанную с понятием Ковчега), а также женственной Триады – Ана, Белита и Давкина; называемой, при слиянии воедино, «Превышней Богиней, Владычицей Нижней Бездны, Матерью Богов, Царицей Земли и Царицей Плодородия. Позднее, Белита или Тамту[13] (Море), Матерь Града Эрех (великой халдейской столицы), превратилась в Еву; ныне же она Мария Дева латинской церкви и изображается, стоящей на полумесяце, иногда же для разнообразия, на земном шаре. Корабль, или же лодкообразная форма полумесяца, соединяющая в себе все те обычные символы Корабля жизни, подобные Ковчегу Ноя, Иони индусов и Ковчега Завета, являются женским символом Всемирной «Матери Богов» и теперь встречается в каждой церкви под Христианским символом в виде корабля (от Navis[14]. Navis, Heбесный Корабль, оплодотворяется Духом Жизни – Богом мужского начала; или, как уместно называет его Кинили в своем «Апокалипсисе» – Святым Духом. В западной религиозной символике, полумесяц был мужского начала, полная Луна аспектом женского начала этого Всемирного Духа. Мистическое слово ALM, которое пророк Магомет поставил в начале многих глав Корана, говорит о ней, как об ALM, Непорочной Небесной Деве[15]. И так как высочайшее всегда искажается до нелепого – именно, от этого корня ALM должны мы произвести слово Алмех – означающее египетских танцовщиц. Последние, «девственницы» того же порядка, как и баядерки в Индии и (девушки) Кадешим, «святые» в еврейских храмах – посвященные Иегове, представлявшего оба пола – и священные функции которых в израилитских Храмах были тождественны с функциями баядерок.

Так Евстафий заявляет, что IO (IΩ) означает Луну на диалекте аргиян, также это было одним из имен Луны в Египте. Яблонский говорит:

IΩ, Ioh, Ægyptiis Lunam significat neque habent illi, in communi sermonis usu, aliud nomen quo Lunam designent praeter IO.

Столб и Круг (10), которые, по Пифагору, являют совершенное число, содержащееся в Квадрате[16], стало позднее, преимущественно, фаллическим числом – главным образом, среди евреев, для которых оно означает Иегову мужского и женского начала. Один ученый объясняет это следующим образом:

«На Розеттском камне Улеманна я нахожу слово мут (также и у Зейфар. та), наименование Луны, употребленное здесь, как цикл времени, отсюда и лунный месяц, согласно иероглифу Lunnyi mesyac.png с Pentagramma.png и Krug s tochkoi.png в виде определительных, которые представлены, как I О Н коптов или I А Н. Еврейское слово יזה также может быть употреблено, как I О Н, ибо буква vau (ן) употреблялась вместо о и вместо u, также заменяла v или w. И это перед Массорой, точка (.) которой употреблялась как וֹ = o, זּ = u, ז = v или w. Теперь я пришел к заключению, на основании исследований первоначальных источников, что великая отличительная функция божественного имени Иеговы обозначала влияние луны, как причину зарождения, так же, как она определяла точное исчисление лунного года при естественном измерении дней, как вы это ясно и увидите… И вот, это самое слово происходит из источника гораздо более древнего: именно, от коптов или, вернее, от древних египтян времен коптов»[17].

Это тем более замечательно, если египтология сравнит эти данные с тем малым, что известно о Фиванской Триаде – состоящей из Амона, Мут и сына их, Хонсу. Триада эта, будучи объединенной, помещалась в Луне, которая была их общим символом; когда же она была разъединена, то, именно, Хонсу становился лунным Богом, которого, таким образом, смешивали с Тот’ом и Пта. Его Матерь Мут – имя это означает, между прочим, «Мать», а не Луну, бывшую лишь ее символом, – называется «Небесной Царицей», «Девой» и т. д., ибо она есть аспект Изиды, Хатор и прочих Богинь Матерей. Она была не столько супругою Амона, сколько его Матерью, отличительный титул которого «Супруг своей Матери». Эта Триада представлена в Булаке, в Каире, в виде статуэтки бога-мумии, держащего в руке три различных скипетра, и с лунным диском на голове; характерная прическа волос показывает намерение представить его, как бога-младенца или «Солнце» в Триаде. Он был Богом Судеб в Фивах и встречается под двумя аспектами (1), как Хонсу, Лунный Бог и Владыка Фив, Ноферхотеп, «тот, кто находится в абсолютном покое» и, (2) как «Khonsu p. iri-sokhru» или «Хонсу, выполняющий Судьбу»; первый подготовлял события и задумывал их для тех, кто рождались под его зарождающим влиянием, последний приводил их в действие[18].

В силу теогонических превращений Амон становится Гором, Гор-Амон, и Мут(х)-Изида представлена кормящей его грудью на статуэтке Саитского периода[19]. В свою очередь Хонсу, в этой преображенной Триаде, становится Тот-Лунус, «тот, кто совершает спасение». Лоб его украшен головою ибиса, венчанной лунным диском и диадемою, называемой Ио-теф (10-теф)[20].

Конечно, все эти символы встречаются отображенными (некоторые считают их тождественными) в Yave или библейском Иегове. Это будет ясно каждому, кто прочтет «The Source of Measures» или «Еврейско-Египетскую Мистерию», и поймет ее несомненно ясные и математические доказательства, что Эзотерические основы или же система, употреблявшаяся при построении Великой Пирамиды, и архитектурные измерения Храма Соломона (безразлично, будет ли он мифом или реальностью), Ноева Ковчега и Ковчега Завета, все были тождественны. Если что-либо в мире положит конец спору, что древние, так же как и позднейшие послевавилонские евреи, особенно первые, строили свою теогонию и религию на том же самом основании, как делали это и все язычники, то именно – научный труд, о котором идет речь.

Теперь не мешало бы также напомнить читателю, что было сказано относительно IAO в «Разоблаченной Изиде»:

«Ни одно божество не являет такого этимологического разнообразия, как IAHO, также нет иного имени, которое могло бы произноситься столь различно. Лишь соединяя его с масоретическими точками, позднейшим раввинам удалось сделать так, чтобы Иегова читался как «Адонай» – или Господь. Филон Библский пишет его греческими буквами ΙΕΥΩ–IEVO. Теодорит говорит, что самаритяне произносили его labé (Yahva), а евреи – Yaho: что дало бы, как мы уже показали IAh–O. Диодор утверждает, что «евреи рассказывают, что Моисей называл Бога IAO». Мы утверждаем на основании авторитета самой Библии, что Моисей до своего посвящения тестем своим Иофором никогда не знал слова Iaho».[21]

Вышеприведенное получает подтверждение в частном письме от одного очень ученого каббалиста. В нашем первом томе[22] говорится, что экзотерически Брама (бесполый), так неосновательно и так часто смешиваемый востоковедами с Брамою (Мужского начала), именуется иногда Кала-ханса, «Лебедь в Вечности», при чем Эзотерическое значение Ахам-са переводится, как – Я (есмь) Он, «Со-хам» эквивалентно Сах – «он», и Ахам – «Я», – что является мистической анаграммой и пермутацией. Это также означает «четвероликий» Брама, Чатур-мукхам (Совершенный Куб), образующийся внутри и от Бесконечного Круга; также и употребление 1, 3, 5 и <math>\frac{7}{7}</math> = 14 объясняется, как Эзотерическая Иерархия Дхиан-Коганов. По этому вопросу упомянутый корреспондент комментирует следующим образом:

«По поводу 1, 3, 5 и дважды 7, означающих именно 13514, цифры, которые, взятые по отношению к кругу, могут читаться как 31415 (или как величина π), мне кажется, что здесь не может быть никакой возможности для сомнения; особенно же, если рассматривать их вместе с символическими знаками на Сакр[23], «Чакра» или на круге Вишну.
Позвольте мне несколько развить ваше описание: вы говорите – Единый из Яйца, «Шесть и Пять[24] дают числа 1065, число Перво-рожденного». Если это так, то в 1065 мы имеем прославленное имя Иеговы, Jve или Jave, или Юпитера, а заменою в нем ה буквою נ, или h на n, получаем יונ, или латинское слово Jun или Juno (Юнона), основу китайской загадки, ключ, служащий для измерения чисел Sni (Синай) и Иеговы, спускающегося на эту гору, числа которого (1065) показывают лишь употребление нашей пропорции 113 к 355, ибо 1065 = 355 x 3, что есть окружность диаметра 113 x 3 = 339. Таким образом, первенец Брама-Праджапати (или любой Демиург) указывает на употребление отношения окружности, как измерения, заимствованного от Чакра (или Вишну), и, как сказано выше, Божественное Проявление принимает форму Жизни и Перворожденного.
339.png
Существует весьма странная вещь: в преддверии, ведущем к Царскому Покою, размеры поверхности Великой Ступени[25] и Большой Галереи до самого верха указанной Галереи, по весьма тщательным измерениям, сделанным Пиацци Смитом, равняются 339 дюймам. Возьмите а, как центр, и этим радиусом опишите круг, диаметр этого круга будет 339x2=678.
Эти цифры соответствуют цифрам в выражении «и ворон», в «Голубь и ворона», в сценах или картинах Ноева Потопа; радиус взят, чтобы показать деление на две части, (из которых каждая равняется 1065), ибо 113 (человек) x6=678, а диаметр окружности в 1065x2, – итак, мы имеем здесь указание на космического человека на этой высокой степени или ступени при входе в Покой Царя (Святое Святых) – что есть чрево. Так вышина этого прохода такова, что человек, чтобы войти в него, должен согнуться. Но рост человека, стоящего, равняется 113, согнувшись, он становится <math>\frac{\text{113}}{2}</math>=56'5 или 5'65 x 10 (הוהי), или Иегова. То есть, он олицетворяет его[26], как входящего в Святое Святых. Но в еврейском эзотеризме главная функция Иеговы была деторождение и т. д., и это потому, что по цифрам его имени он был измерением лунного года, цикл времени которого – в силу его фактора 7 (семь), столь точно совпадавшего с периодами зарождения жизненности и нарастания – рассматривался как причина зарождающего действия, и потому ему поклонялись и приносили моления».

Это открытие связывает Иегову еще больше со всеми другими Творящими и Зарождающими Богами, Солнечными и Лунными, и особенно же с «Царем Сома», индусским Deus Lunus, Луною, вследствие Эзотерического влияния, приписываемого в Оккультизме этой планете. Однако, в самих еврейских писаниях имеются этому еще другие подтверждения. Маймонид в своем труде «More Nevochim» (или «Руководитель Недоумевающего» – воистину), говоря об Адаме, являет его два аспекта: как человека, подобно всем другим рожденным от мужчины и женщины, и – как пророка Луны; причина этого теперь становится очевидной и должна быть объяснена.

Адам, как предполагаемый великий «Прародитель Человеческой Расы», так же как Адам Кадмон, создан по образу и подобию Божьему, следовательно, он – приапический образ. Еврейское слово Сакр’ и Н'кабва, дословно переведенные, означают Лингам (Фаллос) и Иони (Ктеис), несмотря на их перевод в Библии, как «мужчина и женщина»[27]. Как сказано там: «Бог создал человека по образу своему, по подобию Божьему создал он его: муже-женою сотворил он их» – андрогинного Адама Кадмона. Но это каббалистическое имя не есть имя живущего человека, ни даже человеческого или божественного Существа, но имя обоих полов или органов размножения, называемых по еврейски с такою обычною откровенностью, главным образом, на библейском языке, Сакр’ и Н'кабва[28]; эти два потому и являются образом, под которым «Господь Бог» появлялся обычно своему избранному народу. Что это так, то это доказано, вне всякого сомнения, почти всеми символистами и еврейскими учеными, так же как и Каббалою. Потому Адам, в одном смысле, есть Иегова. Это объясняет другое общее предание на Востоке, упомянутое в труде г. Грегори «Примечания и Наблюдения по поводу нескольких Мест в Писаниях»[29], и которое приведено Харгрэвом Дженнингс в его труде «Фаллизм».

«Бог повелел Адаму, чтобы его мертвое тело оставалось на поверхности земли до тех пор, пока не исполнится полное время для предания его … в сердце земли священнослужителем Превышнего Господа…»

Потому

«Ной ежедневно молился в Ковчеге перед «Телом Адама»[30]»,

или перед фаллосом в Ковчеге, или в том же Святое Святых. Каббалист, привычный к постоянным пермутациям библейских имен, когда они толкуются численно и символично, поймет значение этого.

«Два слова, из которых составлено имя Иеговы, содержат первоначальную идею муже-женственного начала, как источника зарождения, ибо י было membrum virile, а Hovah означало Еву. Итак… совершенный, как начало измерений, принимает также форму начала рождения, в виде гермафродита: отсюда фаллическое употребление формы[31].

Кроме того, тот же автор доказывает численным и геометрическим способом, что (a) Аретс, «земля», Адам, «человек» и Х-адам(х) взаимно сопоставляются и олицетворяются в Библии одною формою, так же, как и египетский, и еврейский Марс, Бог зарождения[32], и (b}, что Jehovah или Jah, есть Noah, ибо Иегова есть Ной и по еврейски будет הני, или буквально по английски Инч (дюйм).

Итак, вышесказанное дает ключ к этим преданиям. Ной – божественное превращение, предполагаемый Спаситель Человечества, несущий в своем Ковчеге или Аргха (Луне) зародыши всего живущего, возносит почитания перед «Телом Адама», которое является изображением Творца и само по себе есть Создатель. Потому Адам называется «Пророком Луны», Аргха или «Святое Святых», знака Yod (י). Это также показывает на происхождение еврейского народного верования, что лик Моисея находится на Луне – т. е., пятна на Луне. Ибо Моисей и Иегова каббалистически являются, как это было доказано, такими же пермутациями. Автор «The Soarce of Measures» говорит:

«Что касается до Моисея и его трудов, то имеется следующий факт, слишком важный, чтобы его обойти молчанием. Когда Господь наставлял его в его миссии, то имя мощи, принятое Божеством, было – Аз есмь то, что Аз есмь, слова эти на еврейском языке следующи:
היהא-רשא-היהא;
различное чтение, הוהי. Так Моисей есть השמ равняется 345.
Добавьте суммы новой формы имени Иегова(х) 21+501+21=543 или при обратном чтении 345; являя, таким образом, Моисея, как одну из форм Иеговы в этой комбинации. 21<math></math>2 = 105 или обратно 501, так что asher или что в «Аз есмь то, что Аз есмь» является просто указателем для употребления 21 или 7 x 3. 5012 = 251 +, весьма знаменательное число, употреблявшееся в пирамидах и т. д.»[33].

Для более ясного представления тех, кто не изучали Каббалу, мы излагаем это так: «Аз есмь то, что Аз есмь» по еврейски будет:

Âhiyê Asher Âhiyê
ה י ה א ר ש א ה י ה א
5 10 5 1 200 300 1 5 10 5 1

Прибавьте числа этих отдельных слов и вы получите:

א ה י ה א ש ר א ה י ה
21 501 21

Это относится к процессу нисхождения в Огне на Вершину для создания человека и т. д. и объяснено лишь, как проверка и употребление чисел гор: ибо, с одной стороны, мы имеем 10+5+6=21 вниз к середине 501, и на другой стороне 6+5+10=21[34].

«Святое Святых», как понятие каббалистическое и принятое раввинами, явлено, таким образом, как международный символ и общее достояние. Также оно получило свое начало не среди евреев, но символ этот, благодаря слишком реалистическому применению его полу-посвященными левитами, приобрел у них значение, которое он едва ли имеет у других народов по сей день, значение, первоначально никогда не предполагавшееся среди истинных каббалистов. Лингам и Иони современных индусов, среднего уровня сознания, конечно, не выше, чем «Святое Святых» раввинов, – но оно и не хуже; и это уже является некоторым выигрышем перед христианскими поносителями азиатских религиозных философий. Ибо в подобных религиозных мифах, в скрытом символизме верования и философии, именно дух излагаемых догм должен решать их относительную ценность. И кто может сказать, что будучи рассмотрена с той или другой стороны, эта, так называемая, «Мудрость», примененная лишь к потребностям и благу одной малой народности, не дала развития среди нее чему-то сходному с национальной этикой? Пророки на лицо, чтобы показать образ жизни избранного, но «крепковыйного» народа до времен Моисея, при нем и после него. Что они обладали однажды Религией - Мудрости и пользовались ее всемирным языком и символами, доказывается тем же Эзотеризмом, существующим по сей день в Индии, что касается до «Святая Святых». Это, как сказано выше, было и все еще означает проход через «Золотую» Корову в том же согбенном положении, как того требовала Галерея Пирамиды, что отождествляло человека с Иеговой в еврейском Эзотеризме. Все различие заключается в разнице духа толкования. У индусов, так же как и у древних египтян, дух этот был вполне метафизичен и психологичен; у евреев же он был реалистичен и физиологичен. Оно указывало на первое половое разъединение человеческой расы – Ева, дающая рождение Каину-Иегове, как это показано в «The Source of Measures»; на завершение земного физиологического союза и зачатия – как это показано в аллегории Каина, проливающего кровь Авеля, ибо Habel (Авель) есть женское начало; также и на деторождение – процесс, указанный, как получивший начало в Третьей Расе или же с третьим сыном Адама, Сифом; начиная от Еноха, сына Сифа, человечество стало называть себя Иегова или Jah-hovah, Jod мужское, и Havah или Ева, то есть, существами мужского и женского пола[35]. Таким образом, разница заключается в религиозном и этическом чувстве, но оба символа тождественны. Несомненно, что среди вполне посвященных иудейских танаимов внутренний смысл символа был также священен в его отвлеченности, как и среди древних арийских Двиджа. Культ «Бога в Ковчеге» относится лишь к началу времени Давида; и на протяжении тысячелетий израильтяне не знали о фаллическом Иегове. Ныне же древняя Каббала, изданная и переизданная, окрасилась этим понятием.

У древних арийцев скрытый смысл был грандиозен, величественен и поэтичен, несмотря на все противоречие, существующее теперь между этим утверждением и внешней видимостью их символа. Церемония прохождения через Святое Святых – теперь символизированное коровою, но в начале прохождением через храм Хиранья-гарбха, Лученосное Яйцо, являющееся символом Всемирной Абстрактной Природы, – означало духовное зачатие и рождение или, вернее, новое рождение индивида и его возрождение; так согбенный человек, при входе в Sanctum Sanctorum, означало, что он готов пройти через чрево Матери Природы или же физическое существо, готовое снова стать первоначальным Духовным Существом, Человеком до его рождения. У семитов согбенный человек означал падение Духа в Материю, и это падение и унижение кульминировали у них низведением Божества до уровня человека. Для арийцев этот символ означал разъединение Духа с Материей, его погружение и возвращение к своему изначальному Источнику; для семитов, – сочетание Духовного Человека с Материальной Женской Природой, при чем физиологическое значение превышало психологическое и чисто нематериальное. Точка зрения арийцев на символизм была тождественна с воззрением всего языческого мира; толкования семитов происходили и принадлежали преимущественно малому племени, отмечая, таким образом, его национальные черты и особые недостатки, характеризующие многих евреев и посейчас – грубый реализм, себялюбие и чувственность. Через своего отца Иакова они заключили договор со своим племенным Божеством, превозносящимся поверх всех прочих, и завет, что «его семя будет, как песок земли», и с тех пор божество это не могло быть представлено лучше, нежели в виде символа зарождения, а также числом и числами.

Карлейль произнес мудрые слова об этих двух народах. Для индуса-арийца – самого метафизического и духовного народа на Земле – религия всегда была по его словам:

«Вечною Полярной Звездой, которая тем ярче сияла на Небе, чем темнее становилась ночь здесь, на Земле, вокруг него.»

Религия индуса отрывает его от Земли; потому даже теперь символ коровы является одним из величайших и наиболее философских среди всех других по своему внутреннему смыслу. К «Учителям» и «Владыкам» Европейских Правительств, израилитам, еще лучше применимы некоторые слова Карлейля; для них

«Религия есть чувство, мудрое и осторожное, основанное на простом расчете», –

и так было оно от самого начала. Приняв на себя этот груз, христианские народы чувствуют себя обязанными защищать и поэтизировать эту религию за счет всех других.

Но не так было у древних народов. Для них проход, служащий входом, и саркофаг в Царском Покое, означали возрождение – но не зарождение. Это был самый торжественный символ, Святое Святых, воистину, где создавались Бессмертные Иерофанты и «Сыны Бога», но никогда не смертные люди и сыны похоти и плоти, как теперь, согласно скрытому смыслу семитического каббалиста. Причину разницы в воззрениях этих двух рас легко пояснить. Индус-ариец принадлежит к старейшей Расе, сейчас, на Земле; еврей-семит к позднейшей. Первая имеет за собою, древность около миллиона лет; последняя является малой под-расой, имеющей за собою не более 8000 лет[36].

Но фаллический культ развился лишь с постепенной утратой ключей к внутреннему значению религиозных символов, и было время, когда израильтяне обладали верованием, столь же чистым, как и арийцы. Но теперь иудаизм, построенный исключительно на фаллическом культе, стал одним из позднейших верований в Азии, теологически же религией ненависти и злобы ко всем и ко всему вне ее. Филон Иудей показывает, какова была настоящая вера евреев. Священные Писания, говорит он, предписывают нам, что мы должны делать, приказывая нам ненавидеть язычников и законы, и установления их. Правда, они открыто отвергали культ Ваала или Вакха, но оставили худшие его стороны для тайного следования ему. Именно, среди евреев, последователей Талмуда, великие символы Природы были наиболее профанированы. У них, как это доказано теперь, благодаря открытию ключа к правильному чтению Библии, геометрия, пятая Божественная Наука – «пятая» в серии Семи Ключей к всемирному Эзотерическому Языку и Символике – была осквернена и применена для сокрытия самых земных и грубых половых мистерий, где Божество и религия были одинаково унижены.

Нам возражают, что то же самое произошло с нашим Брама-Праджапати, с Озирисом и всеми другими Богами Создателями. Совершенно верно, если рассматривать их ритуалы, с точки зрения экзотеричности и внешности; и совершенно обратно, как мы это видим, когда приоткрыт их внутренний смысл. Несомненно, что лингам у индусов тождественен со «Столбом» Иакова, но разница, как сказано, состоит, по-видимому, в том факте, что Эзотерическое значение Лингама было, воистину, слишком священно и метафизично, чтобы это могло быть открыто непосвященным и массам; потому его поверхностная видимость была оставлена на суждение толпы. Также Иерофант – ариец и брамин, в своей гордой исключительности и удовлетворенности в своем знании, не стали бы скрывать его изначальную наготу под хитроумными баснями; тогда как раввины, истолковав символ так, чтобы он отвечал их собственным наклонностям, должны были скрыть слишком ясный символ; и это послужило двум целям – сохранить тайну для себя и вознести себя в своем предполагаемом Монотеизме над язычниками, которых их Закон повелевал им ненавидеть[37], – величие, которое охотно принято теперь и христианами, несмотря на другую позднейшую заповедь – «Любите друг друга». Как Индия, так и Египет имели и имеют свои священные лотосы, являющиеся символами того же «Святая Святых», – лотос растет в воде, что есть двойной женский символ – носителя своего собственного семени и корня всего сущего. Вирадж и Гор, оба являются символами мужского начала, исходящие от Андрогинной Природы, один от Брамы и его женского аспекта Вакх, другой от Озириса и Изиды, – но никогда не от Единого Бесконечного Бога. Но в иудейско-христианских системах это не так. Тогда как лотос, содержащий Браму, Вселенную, явлен растущим из Пупка Вишну, Центральной Точки в Водах Беспредельного Пространства, и тогда как Гор рождается из лотоса Небесного Нила, – все эти абстрактные пантеистические представления умалены и сделаны в Библии земными конкретностями. Почти склоняешься сказать, что в эзотеризме они грубее и еще более антропоморфичны, нежели в своем экзотерическом изложении. Возьмите, например, тот же символ, даже в его христианском применении – лилии в руке Архангела Гавриила[38]. В индуизме «Святая Святых» есть вселенская Абстракция, dramatis personae которого суть Беспредельный Дух и Природа; в христианском иудаизме это личный Бог, вне этой Природы, и человеческое чрево – Ева, Сара и т. д.; следовательно, антропоморфический фаллический Бог и его подобие – человек.

Таким образом, утверждается, что на основании содержания Библии, одна из двух гипотез должна быть принята. Или, что позади символического заместителя Иеговы находилось Неведомое и Непознаваемое Божество, каббалистический Эйн-Соф; или же, что евреи, с самого начала, были не лучше почитателей Лингама[39], в его буквальном значении в современной Индии. Мы утверждаем, что первая гипотеза правильна, и что потому тайный или эзотерический культ евреев был тем же Пантеизмом, который ныне ставится в укор философам Веданты; Иегова являлся заместителем для целей экзотерической, национальной веры и не имел значения или реальности в глазах просвещенного священства и философов – саддукеев, наиболее утонченной и наиболее сведущей из всех израильских сект, являющихся живым доказательством этого, в своем презрительном отказе признавать иную веру, кроме Закона. Ибо, как могли те, кто представили поражающую схему, известную сейчас как Библия, или же их преемники, знавшие, как знают это все каббалисты, что все это было изобретено лишь, как «сокрытие» для народа, – как могли они, спрашиваем мы, поклоняться такому фаллическому символу и числу, каким, несомненно, явлен Иегова в каббалистических трудах? Как мог кто-либо, достойный имени философа и знающий истинное, тайное значение их «Столба Иакова», их Bethels, помазанных фаллосов, и их «Медного Змея», поклоняться такому грубому символу и служить перед ним, видя в нем «Завет» – Самого Господа! Пусть читатель обратится к Gemara Sanhedrim, и пусть он судит. Как это доказали уже многие писатели и как это грубо утверждается в сочинении Харгрэва Дженнингса «Фаллизм»:

«Мы знаем из еврейских рекордов, что Ковчег содержал каменную скрижаль; и если можно доказать, что камень этот был фаллическим и, тем не менее, тождественным с священным именем Jehovah или Yehovah, которое, будучи написано по еврейски без точек и четырьмя буквами, есть J-E-V-E или J-H-V-H (Н есть просто придыхание и тоже что и Е). Этот способ оставляет нам две буквы I и V (или U в своей иной форме), затем, если мы поставим I в U, мы имеем «Святая Святых»; также мы имеем Лингам и Иони и Аргха индусов, Ишвара (Ishvara) или «Превышний Владыка»; и здесь перед нами вся тайна его мистического и небесного значения, подтвержденная в самой себе, будучи тождественной с Линиони [?] Ковчега Завета»[40].

Библейские евреи наших дней ведут свое начало не от Моисея, но от Давида, – даже допуская тождественность древних и достоверных свитков Моисея с теми, которые были переделаны позднее. До этого времени национальность их теряется в тумане доисторической тьмы, покров с которой мы теперь приподымаем, насколько нам дозволяет располагаемое нами место. Лишь до эпохи вавилонского пленения Ветхий Завет может быть признан самым снисходительным критиком, как представляющий приблизительно правильные воззрения, существовавшие во времена Моисея. Даже такие фанатические христиане и поклонники Иеговы, как его преподобие еп. Хорн, должны признать многочисленные изменения и поправки, сделанные позднейшими составителями «Книги Господней», и с того времени, как она была найдена Hilkiah'ом[41], и с тех пор, как

«Пятикнижие возродилось из первичных или старейших документов и путем добавлений».

Тексты Элохические были написаны заново 500 лет после эпохи Моисея; Иеговические – 800 лет позднее на основании библейской хронологии. Потому утверждается, что божество, представленное в виде органа зарождения, в его форме столба, и как символ двуполого органа в численной сумме букв его имени – Yod, י, или «Фаллос», и Hé, ה, «отверстие» или «чрево», по каббалистическому авторитету, – относится к гораздо более позднему времени, нежели символы – Элохима, и заимствовано из экзотерических ритуалов язычников; таким образом, Иегова отвечает Лингам и Иони, встречаемым на каждом перекрестке в Индии.

Так же как Iao в Мистериях был отличен от Иеговы, так же точно и позднейший Iao, и Абраксас или Абрасакс, некоторых гностических сект, был тождественен Богу евреев, который отвечал египетскому Гору. Это доказано неопровержимо, как на «языческих», так и на «христианских» гностических драгоценностях. В коллекции таких драгоценностей, принадлежащей г. Маттер, имеется изображение «Гора», –

«Сидящего на Лотосе с надписью ΑΒΡΑΣΑΞ ΙΑΩ (Abrasax Iao) – название, вполне эквивалентное столь часто встречающемуся ΕΙΣ ΖΕΥΣ ΣΑΡΑΠΙ (Eis Zeus Sarapi) на современных языческих геммах, и потому следует переводить, как «Абраксас есть Единый Иегова»[42].

Но кто был Абраксас? Как доказывает это тот же автор:

«Численное или каббалистическое значение имени Абраксас указывает Непосредственно на персидский титул бога «Митры», Правителя года, которому поклонялись с самых ранних времен под наименованием Iao»[43].

Таким образом, он был в одном аспекте Солнцем, в другом – Луною или Гением Луны, тем зарождающим Божеством, которого гностики приветствовали, как «Ты, кто возглавляешь Тайны Отца и Сына, Ты, кто светишь ночью, занимая второе место, первый владыка Смерти».

Лишь в своем качестве Гения Луны – при чем последняя в древней Космогонии представлена, как матерь нашей Земли – Иегова мог быть когда-либо рассматриваем, как Создатель нашего земного шара и его Неба, то есть, небесной тверди. Знание всего этого, однако, не будет доказательством для обычного ханжи. Миссионеры будут продолжать свои самые едкие нападки на религии Индии, а христиане, с тою же благосклонною улыбкою удовлетворения, как и всегда, будут читать эти нелепо-несправедливые слова Кольриджа:

«Весьма достоин наблюдения тот факт, что вдохновенные писания, полученные христианами, отличаются от всех прочих книг, претендующих на вдохновенность, от Писаний браминов и даже от Корана, своими сильными и частыми утверждениями Истины [!!]».

Сноски


  1. Но в действительности это было не так, о чем свидетельствуют их пророки. Лишь позднейшие раввины и Талмудическая схема изъяли всю духовность из значения их символов; оставив лишь свои Писания – мертвую оболочку, лишенную души.
  2. См. II, Книга Царств, VI, 16–22.
  3. Псалмы, XXIV, 3; ХХШ, 3.
  4. II Книга Царств, XXIII, 7; См. Дунлап,«Сод; Мистерии Адони», стр.41.
  5. Книга Судей Израилевых, XXI, 21, 23 et passim
  6. 1 Книга Царств. XVIII, 26.
  7. «Разоблаченная Изида», II, 49.
  8. Там же, II, 444.
  9. Автор «Каббалы» делает несколько попыток доказать древность Захара. Так, он доказывает, что Моисей де Леон не мог быть автором или подделывателем зохарических трудов в тринадцатом столетии, как он обвиняется в этом, ибо Ибн Гебироль давал те же философские Учения 225 лет до Времени Моисея де Леона. Ни один истинный каббалист или ученый не будет отрицать этого факта. Несомненно, что Ион Гебироль основывал свои Доктрины на древнейших каббалистических источниках, именно на халдейской Книге Чисел, так же, как и на некоторых, уже не существующих Мидрашим, на тех же, которыми, без сомнения, пользовался и Моисей де Леон. Но, именно, разница между двумя способами использования тех же Эзотерических тем, которая – доказывая огромную древность Эзотерической Системы, – в то же время указывает на определенный отзвук талмудического и даже христианского сектантства в составлении и в толкованиях зохарической системы раввином Моисеем. Ибн Гебироль никогда не приводил. выдержек из Писаний, чтобы усилить Учение (Каббала Мейера, стр. 7), тогда как. Моисей де Леон сделал из Зохара то, что осталось до сего дня – комментарии на Пятикнижие или Пентатейх, которые и посейчас в употреблении» (там же), с немногими позднейшими добавлениями, сделанными руками христиан. Один следует Архаической, Эзотерической Философии, другой только той части, которая была приложена к утерянным Книгам Моисея, восстановленным Ездрою. Таким образом, в то время, как система или ствол, на котором был привит первоначальный подлинный Зохар относится к огромной древности, многие из (позднейших) ответвлении Зохара сильно окрашены особыми воззрениями христианских гностиков (сирийских и халдейских), друзьями и сотрудниками Моисея де Леона, который, как это доказано Мунком, принимал их толкования
  10. См. Каббала Франка, предисловие.
  11. 1, 14
  12. См. Шварц, ор. cit., стр. 359, 361 et seq.
  13. Sayce, «Hibbcrt Lectures», 1887, стр. 374.
  14. Тимей Локрииский, говоря об «Арка» (Arché), называет ее «началом лучших вещей» (Άρχά τών άρίστων). Слово аркан, «скрытый» или тайный, есть производное от этого. «Никому не явлен Аркан, исключая … Превышнего» (Cudex Nazaraeus) – намек на Природу, Женскую Мощь, и Дух, мужскую Мощь. Эскулап, как Солнечный Бог, назывался Archagetas, врожденный из Аркха», от Божественной Небесной Девы-Матери. (См. «Книга о Боге» Кинили, стр. 10).
  15. Кинили, ор. cit., ibid.
  16. Он был составлен из десяти точек, расположенных треугольником в Четыре ряда. Это есть Тетраграмматон западных каббалистов.
  17. Из одного Манускрипта.
  18. См. Г. Масперо, «Guide au Musee Boulaq», стр. 168, год 1884, № 1981.
  19. Там же, стр. 169, № 1998.
  20. Там же, стр. 172, № 2068.
  21. Читатель должен знать, что Иофор назван «тестем» Моисея не потому, что Моисей был действительно женат на одной из его семи дочерей. Моисей был посвященным и – как таковой он был аскетом, Назар, и никогда не мог быть женатым. Это такая же аллегория, как все прочее. Сепфора («Блистающая») есть одна из олицетворенных Оккультных Наук, преподанных Рагуилом Иофором, мадиамским жрецом, Моисею, своему египетскому ученику. «Колодец», у которого Моисей остановился во время своего бегства от гнева фараона, есть символ «Колодца Знания».
  22. I, стр. 106–108, и в другом месте.
  23. По еврейски это означает фаллический символ Лингам и Иони.
  24. См. Том I, Станца IV, Стих 3.
  25. На этой ступени достигается уровень площадки или пола и открытого входа в «Покой Царя», в «Святая Святых» египтян.
  26. Кандидат к Посвящению всегда олицетворял Бога храма, к которому он принадлежал, так же как Первосвященник олицетворял Бога во все времена; точно так же, как ныне Папа Римский олицетворяет Ап. Петра и даже Иисуса Христа, когда он входит во внутреннее Святилище – христианское «Святая Святых».
  27. Книга Бытия, I, 27.
  28. Иегова говорит Моисею: «Итог моего имени есть sacr', носитель зародыша» – фаллос. «Оно есть… вместилище провозвестия и, воистину, как sacr', или носитель зародыша, употребление его прошло через все века до sacr-factum римского священника и sacr-fice, и sacr-ment всех рас, говорящих на английском языке». («The Source of Measures», стр.236). Потому бракосочетание есть sacrament в греческой и римской церкви.
  29. 4°, Лондон, 1684, том I, стр. 120, 121.
  30. Ор. cit., стр. 67.
  31. «The Source of Measures», 159.
  32. Ор. cit., стр. 187.
  33. Ор. cit., стр. 271.
  34. Того же автора. См. также Отдел «Символизм Тайных Имен Иао и Иегова».
  35. В Книге Бытия (IV, 26) это переведено неправильно. «И он нарек ему имя Енос (человек); тогда начали призывать имя Господа» – что не имеет никакого смысла, раз Адам и другие поступали так же.
  36. Строго говоря, евреи, искусственная арийская раса, рожденная в Индии, и принадлежит к кавказскому подразделению. Никто из тех, кто знаком с армянами и парсийцами, не преминет признать в этих трех тот же арийский, кавказский тип. Из семи первоначальных типов Пятой Расы остаются сейчас на Земле лишь три. Как правильно выразился проф. У. Г. Флоуэр в 1885 г.: «Я не могу отказаться от заключения, к которому так часто приходили разные антропологи, – что первобытный человек, кем бы он ни был, на протяжении веков разделился на три крайних типа, предъявленных кавказскими народами Европы, монголами Азии и эфиопами Африки и, что все существующие индивиды этих родов могут быть распределены вокруг этих типов». (Адрес Президента в Антропологическом Институте Великобритании и т. д.). Принимая в соображение, что наша Раса уже достигла своей пятой суб-расы, может ли это быть иначе?
  37. Каждый раз, когда были указаны подобные аналогии между язычниками и евреями и позднее между христианами, эти последние неизменно отвечали, что это было дело рук дьявола, принудившего язычников подражать евреям с целью бросить грязь в религию единого, истинного, живого Бога. На это Фабер весьма справедливо замечает: «Некоторые воображали, что язычники были рабскими подражателями израильтян и, что каждая черта сходства была заимствована ими из Моисеевых Установлений. Но эта теория, ни в коем случае, не может разрешить проблему. Ибо мы находим между ритуалами народов, живущих далеко от Палестины, то же сходство, что и в ритуалах народностей, находящихся в непосредственном соседстве с нею, а также потому, что кажется невероятным, чтобы все заимствовали от народа, который был всемирно нелюбим и презираем». «Pagan Idolatry», I, 104).
  38. Еван. от Луки, I, 28.
  39. Их посвященные Столбы (из неотесанных камней), воздвигнутые Авраамом и Иаковом, изображали Лингам.
  40. Ор. cit., стр. 67.
  41. См. «Введение в Ветхий Завет», а также труд епископа Коленсо – «Элохические и Иеговические Писатели».
  42. Кинг, «Gnostic and their Remains», стр. 327, второе издание.
  43. Там же, стр. 326.


<< Содержание >>